Рациональная витаминотерапия беременных

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Рубрика: Общие статьи

На протяжении последних ста лет ведутся активные поиски «идеальных» плазмозамещающих препаратов. Само определение «плазмозамещающие препараты» указывает на их способность в той или иной мере восполнять, а в некоторых случаях и эффективно восстанавливать функции крови: заполнять кровеносное русло и обеспечивать поддержание на необходимом уровне артериального давления, нарушенного в результате кровопотери или шока различного происхождения; восстанавливать осмотическое и электролитное равновесие; освобождать организм от токсинов, образующихся при действии различных патогенных факторов, инфекционных агентов; обеспечивать ткани необходимыми питательными веществами и источниками энергии.


Необходимость все более широкого применения плазмозамещающих растворов вытекает из следующих их достоинств: отсутствие необходимости подбора препаратов по групповым антигенам и резус–фактору; низкая сенсибилизирующая активность и, следовательно, возможность многократного применения; удовлетворительная переносимость и низкое число побочных и анафилактоидных реакций; исключение возможности передачи инфекционных заболеваний (ВИЧ, гепатитов и др.); высокая лечебная эффективность и направленность действия; простота транспортировки, применения и хранения; возможность заблаговременного производства, создания запасов в достаточных количествах и длительного их хранения, в том числе и для применения в экстренных ситуациях; низкая стоимость по сравнению с препаратами крови.
Плазмозамещающие растворы применяют для лечения шока и гиповолемии, возникающих при массивной кровопотере, травмах, обширных хирургических вмешательствах, ожогах и септических состояниях. Они эффективно используются также для гемодилюции и нормализации микроциркуляции крови. Эти препараты обладают выраженным плазмозамещающим, гемодинамическим и противошоковым действием, восстанавливают объем циркулирующей жидкости, нормализуют артериальное давление, увеличивают коллоидно–осмотическое давление крови и существенно улучшают базовые показатели состояния системы кровообращения. Особенно остро проблема использования плазмозамещающих растворов стоит в акушерско–гинекологической практике. Идеальный препарат для замещения плазмы и восстановления объема циркулирующей жидкости должен: быстро возмещать потерю объема циркулирующей крови; восстанавливать гемодинамическое равновесие; нормализовывать микроциркуляцию; иметь достаточно длительное время пребывания в кровеносных сосудах; улучшать реологию циркулирующей крови; улучшать доставку кислорода, тканевой обмен и функционирование органов; легко метаболизироваться, не накапливаться в тканях, легко выводиться и хорошо переноситься; оказывать минимальное воздействие на иммунную систему.
До настоящего времени в качестве средств возмещения потерянного объема крови используют растворы кристаллоидов, а также природных и искусственных коллоидов. Первым из искусственных коллоидов был применен раствор желатина. В качестве первого разрешенного для широкого применения «кровезаменителя» на основе искусственного коллоида предложен раствор поливинилпирролидона. Далее последовали растворы декстрана, новые варианты растворов желатина, а также препараты на основе альбумина человека (5%, 10% и 20% растворы).
Целевая разработка и введение в медицинскую практику коллоидных растворов гидроксиэтилированного крахмала (ГЭК) открыли новые возможности решения существующих в акушерско–гинекологической практике проблем. ГЭК представляет собой высокомолекулярную субстанцию, состоящую из полимеризованных остатков глюкозы. Исходным сырьем для получения ГЭК служат крахмал из клубней картофеля, а также зерна различных сортов кукурузы, пшеницы и риса. ГЭК из картофеля, а также из зерен кукурузы восковой спелости наряду с линейными цепями амилозы содержит фракцию разветвленного амилопектина. Высокое содержание амилопектина в крахмале картофеля (75%–80%), а также в крахмале кукурузы восковой спелости (свыше 95%) позволяет применять их после гидроксиэтилирования в качестве сырья для приготовления плазмозамещающих препаратов.
При сопоставлении с коллоидными плазмозамещающими растворами, произведенными из сырья иного происхождения (альбумин, декстран, желатин), выявляются особенности и преимущества коллоидных растворов на основе ГЭК. В первую очередь это касается безопасности применения и исключительно низкой частоты побочных реакций. Низкий риск побочных реакций при использовании растворов ГЭК обусловлен структурным сходством молекул ГЭК и гликогена. Растворы ГЭК значительно реже, чем растворы желатина и декстрана, вызывают аллергические реакции. При применении растворов ГЭК не зарегистрированы также и другие нежелательные реакции, возникающие при применении других средств инфузионной терапии: не выявлено повышения уровня гистамина, возникающего при прямом введении растворов желатина, не установлено появление реакций антиген–антитело, характерных для растворов декстрана.
Риск побочных эффектов при введении растворов ГЭК относительно низок (0,0019%), а частота возникновения тяжелых анафилактических реакций незначительна (0,00047%). Частота анафилактоидных реакций на введение растворов ГЭК в 3 раза ниже, чем при введении растворов желатина; в 2,4 раза ниже, чем при введении растворов декстрана; в 1,2 раза ниже, чем при введении растворов альбумина.
Показатели молекулярно–массового распределения имеют крайне важное значение в фармакологической активности растворов ГЭК. Чем содержание фракций с молекулярным весом ниже порога почечной проницаемости, тем меньше неблагоприятная нагрузка на кровеносную систему и почки. Показано, что именно фракции ГЭК в области между 60000 и 350000 дальтон участвуют в восстановлении порозных стенок капилляров, только эти фракции эффективно блокируют потерю альбумина и жидкости из внутрисосудистого пространства. Прочие же молекулярные фракции не оказывают влияния на потерю альбумина и перераспределение жидкости. Именно такое молекулярно–массовое распределение ГЭК обеспечивает его высокую эффективность для репарации стенок капилляров и мелких сосудов, что особенно важно при развитии ДВС–синдрома. Необходимо помнить, что растворы гидроксиэтилированного крахмала – полидисперсные и содержат молекулы различной массы. Чем больше молекулярная масса, например 200000–450000, и степень замещенности (от 0,5 до 0,7), тем дольше препарат будет оставаться в просвете сосуда. Препараты со средней молекулярной массой 200000 Д и степенью замещения 0,5 отнесены к фармакологической группе «Pentastarch», а препараты с высокой молекулярной массой 450000 Д и степенью замещения 0,7 – к фармакологической группе «Hetastarch», в которой следует выделить Стабизол. Средневесовое значение молекулярного веса (Mw) расчитывается из весовой доли отдельных видов молекул и их молекулярных весов. Mw Стабизола = 450000 Д. Чем ниже молекулярный вес и чем больше в полидисперсном препарате находится низкомолекулярных фракций, тем выше коллоидно–онкотическое давление (КОД). КОД Стабизола = 18 мм рт.ст. Очень важно, что при эффективных значениях КОД Стабизол обладает высокой молекулярной массой, что и предопределяет преимущества его использования перед альбумином, плазмой и декстранами в условиях повышенной проницаемости эндотелия. Растворы гидроксиэтилированного крахмала способны «запечатывать» поры в эндотелии, появляющиеся при разных формах его повреждения.
Растворы гидроксиэтилированного крахмала обычно оказывают влияние на объем внутрисосудистой жидкости в течение 24 часов, Стабизол – в течение 30 часов. Основной путь выведения – это почечная экскреция. Полимеры ГЭК молекулярной массой менее 59 КД практически сразу удаляются из крови путем клубочковой фильтрации. Почечная элиминация путем фильтрации продолжается и после гидролиза более крупных фрагментов на более мелкие. Онкотическое давление, создаваемое растворами ГЭК, не влияет на ток через крупные поры, а затрагивает в основном ток через мелкие поры, которых в капиллярах большинство.
Клинические наблюдения позволяют предположить, что, в дополнение к свойствам идеального восполнения объема, Стабизол еще имеет и фармакологические свойства. По–видимому, Стабизол, в противоположность свежезамороженной плазме и растворам кристаллоидов может уменьшать «капиллярную утечку» и отек тканей. В условиях ишемически–реперфузионного повреждения Стабизол снижает степень повреждения легких и внутренних органов, а также выброс ксантиноксидазы. При гиповолемическом шоке инфузионная терапия с применением Стабизола снижает частоту развития отека легких по сравнению с применением альбумина и физиологического раствора хлорида натрия.
В экспериментах показано, что Стабизол, в отличие от альбумина, ингибирует выброс фактора Виллебрандта из эндотелиальных клеток. Это позволяет предположить, что Стабизол способен ингибировать экспрессию Р–селектина и активацию клеток эндотелия. Поскольку взаимодействия лейкоцитов и эндотелия определяют трансэндотелиальный выход и тканевую инфильтрацию лейкоцитами, влияние на этот патогенетический механизм может уменьшить выраженность повреждения тканей при многих критических состояниях.
Из всех этих экспериментальных и клинических наблюдений следует вывод, что молекулы гидроксиэтилированного крахмала связываются с поверхностными рецепторами и влияют на скорость синтеза молекул адгезии. По–видимому, уменьшение скорости синтеза молекул адгезии может происходить и вследствие инактивации гидроксиэтилированным крахмалом свободных радикалов и, возможно, снижения выброса цитокинов. Ни один из этих эффектов не обнаруживается при изучении действия растворов декстранов и альбумина.
У Стабизола есть еще одно терапевтическое действие: препарат снижает концентрацию циркулирующего фактора VIII и фактора Виллебрандта. Это, по–видимому, может играть важную роль у больных с исходно низкими концентрациями факторов свертывания или у пациенток, которым проводятся такие хирургические вмешательства, где надежный гемостаз абсолютно необходим.
Тщательный клинический анализ использования Стабизола в интенсивной терапии акушерских осложнений показал следующие его качества: высоко эффективен при гиповолемии и шоке за счет нормализации гемодинамики, микроциркуляции, улучшения доставки и потребления кислорода органами и тканями, восстановления порозных стенок капилляров; эффективно и в достаточной мере улучшает реологические свойства крови: снижает показатель гематокрита, уменьшает вязкость плазмы, снижает агрегацию тромбоцитов, препятствует агрегации эритроцитов; в связи с разрешенными высокими дозировками (до 33 мл/кг веса тела в сутки для 6% раствора) позволяет отказаться от применения других коллоидов; в применяемых дозировках не оказывает влияния на систему гемокоагуляции; позволяет полностью отказаться и/или резко сократить использование препаратов донорской крови, сопутствующую медикаментозную терапию; практически не вызывает побочных и аллергических реакций и обладает хорошей переносимостью.
Первые 10–20 мл раствора следует вводить медленно и при строгом контроле за состоянием пациентки. Суточная доза и скорость вливания зависят от размеров потери крови и значения гематокрита. Продолжительность и масштабы терапии зависят от продолжительности и масштабов гиповолемии. При замещении объема крови среднесуточная доза составляет, как правило, 500–1000 мл. При отсутствии острой экстренной ситуации рекомендуемая продолжительность вливания – не менее 30 минут на 500 мл Стабизола. Стабизол в подавляющем большинстве случаев способен обеспечить в более экономичном варианте терапию острых критических состояний, практически полностью заменяя препараты альбумина. Накапливающийся клинический опыт свидетельствует о том, что при некоторых патологических состояниях применение растворов ГЭК оказывается предпочтительней в сравнении с введением растворов альбумина.
На большом клиническом отечественном и зарубежном опыте показано, что при оказании помощи больным с тяжелыми осложнениями гестационного процесса и геморрагической гиповолемией в палатах интенсивной терапии повседневное применение растворов ГЭК обеспечивает высокую эффективность и предсказуемость инфузионно–трансфузионной терапии, сокращение использования инфузионно–трансфузионных сред, ограничение применения препаратов крови, многократное сокращение вводимых объемов свежезамороженной плазмы и эритроцитной массы и, как следствие – значительное сокращение стоимости лечения в расчете на одну больную.
Нами проводились исследования эффективности, а также влияния на различные показатели гомеостаза родильниц при использовании Стабизола для замещения кровопотери при неосложненном абдоминальном родоразрешении. Установлено, что препарат высокоэффективен для возмещения кровопотери при кесаревом сечении в пределах 15–20% ОЦК, обладает положительным влиянием на гемодинамику, не оказывает отрицательного влияния на функции органов, обеспечивающих его выведение, оказывает благоприятное действие на реологические параметры крови, сохраняющееся в первые сутки после родов, не оказывает отрицательного влияния на коагуляционный и сосудисто–тромбоцитарный гемостаз. Полученные данные позволяют считать, что Стабизол может применяться для восполнения кровопотери при абдоминальном родоразрешении и является высокоэффективным средством. Вызываемая его введением гемодилюция сохраняется в течение первых суток после операции, не приводя к существенному снижению гемокоагуляционного потенциала и увеличению риска геморрагических осложнений, а снижение агрегации тромбоцитов способствует ликвидации их относительного дефицита и нормализации агрегационных свойств эритроцитов. Кроме того, именно гемодилюция оказывает профилактическое действие в плане послеоперационной анемии и гипопротеинемии, как прямое, так и опосредованное через улучшение микроциркуляции и снижение интерстициального отека тканей. В силу этих же причин при замещении кровопотери Стабизолом отмечается более благоприятное течение послеоперационного периода, более быстрое и полноценное становление лактации, чем после трансфузии донорской плазмы.
Проведение инфузионной терапии у беременных с тяжелыми формами гестоза является чрезвычайно сложной проблемой. У большинства из этих больных отмечается гиповолемия при высокой степени постнагрузки миокарда левого желудочка. В то же время у тех из них, у кого имеется выраженная интерстициальная легочная гипергидратация или отек легких, наблюдается увеличение преднагрузки. У небольшой части больных с эклампсией наблюдается левожелудочковая недостаточность вследствие систолической или диастолической дисфункции. Эклампсия – это прежде всего генерализованное повреждение эндотелия с резким увеличением его проницаемости и интерстициальной гипергидратацией. Увеличение проницаемости капилляров приводит к отеку периваскулярных и перилимфатических пространств, который затрудняет отток альбумина, декстранов и воды из интерстициального пространства. Резко увеличивается онкотическое давление в интерстиции и во внесосудистых пространствах, что приводит к увеличению внесосудистой гипергидратации вообще и интерстициальному отеку легких, в частности. В связи с этим может представлять опасность инфузия растворов альбумина (отек легких), низко– и среднемолекулярных декстранов и растворов желатина (фибринолиз, изменение активности фактора VIII, декстран–индуцированная ангиопатия и т.д.). Единственным показанием для трансфузии плазмы является необходимость борьбы с нарушениями свертываемости крови. Для проведения инфузионной терапии при данной патологии необходимо использовать растворы кристаллоидов и ГЭК. При эффективных значениях онкотического давления эти растворы обладают высокой молекулярной массой, что в условиях повышенной проницаемости эндотелия предопределяет преимущества их использования перед альбумином, плазмой и декстранами. В гинекологической практике грамотная периоперационная инфузионная терапия – серьезный инструмент для уменьшения летальности и частоты осложнений. Поддержание адекватной гемодинамики в периоперационном периоде (особенно преднагрузки и сердечного выброса) абсолютно необходимо для профилактики тяжелых сердечно–сосудистых осложнений как во время вводного, так и во время основного наркоза. Знание фармакологии анестетиков, правильное положение больной на операционном столе, соблюдение температурного режима, респираторная поддержка, выбор методики оперативного вмешательства, область и продолжительность операции, степень кровопотери и травматизация тканей – вот факторы, которые следует учитывать при определении объема инфузии. Поддержание адекватного объема внутрисосудистой жидкости и преднагрузки важно для поддержания нормальной тканевой перфузии. Хотя количество вводимой жидкости, безусловно, является основным, нужно учитывать также и качественные характеристики вводимой жидкости: способность увеличивать доставку кислорода, влияние на свертывание крови, баланс электролитов и кислотно–основное состояние. Наши многолетние исследования доказывают прямой и опосредованный экономический эффект при использовании растворов гидроксиэтилированного крахмала.
Таким образом, основные положительные свойства Стабизола можно представить следующим образом:
• Быстрое восполнение утраченного объема крови за счет внутрисосудистого пространства распределения (отсутствие отеков при больших дозах введения) • Стойкий волемический эффект • 100%–ный достигаемый объем относительно введенного объема жидкости • Высокая стабильность изоонкотического коллоидно–осмотического давления • Реологический эффект по действию сравним с введением пентоксифиллина • Продолжительность действия более 30 часов • Не вызывает прямого высвобождения гистамина • Низкий процент инциденции анафилактоидных реакций и тяжелых реакций несовместимости • Не оказывает влияния на функции органов • Длительный срок хранения.
Обширный клинический опыт, накопленный в последние годы, позволяет сделать вывод, что при критических состояниях в акушерстве и гинекологии, которые сопровождаются генерализованным повреждением эндотелия и снижением онкотического давления плазмы, препаратами выбора в программе инфузионной терапии являются растворы гидроксиэтилированного крахмала различной концентрации и молекулярной массы, среди которых одно из первых мест по праву занимает Стабизол.
виям, влияющим на усвоение фолиевой кислоты, кальция и железа, которые являются наиболее важными микронутриентами для женщин в период беременности и лактации.
Метаболизм кальция и железа и их роль при беременности Кальций составляет 1,2–1,6% массы тела и необходим для ряда жизненно важных функций организма: структурной (основной компонент костной ткани и дентина), нейромышечной (обеспечивает возбудимость, сокращение и расслабление мышц, в том числе сократительную способность миокарда), сигнальной (внутриклеточный вторичный мессенджер).
Как уже отмечалось, при беременности в результате увеличения объема плазмы происходит интенсификация почечной фильтрации, что соответственно способствует возникновению физиологической гиперкальциурии. Потери кальция при беременности обусловлены также его трансплацентарным транспортом от матери к плоду. Растущему плоду кальций нужен для роста костей и зубов, для формирования нервной системы, сердца и мышц. В течение беременности плод аккумулирует примерно 30 г кальция из материнского скелета, который в основном идет на формирование скелета плода в III триместре беременности [9].
В результате клинических исследований выявлено, что по мере увеличения срока беременности плотность костной ткани уменьшается, растет число случаев остеопенического синдрома, возникающего в результате дефицита кальция (рис. 1) [10].
Роль железа в организме определяется его участием в транспорте кислорода (миоглобин, гемоглобин) и в тканевом дыхании (железо входит в состав белков–хромопротеидов, обеспечивающих переноc электронов в дыхательной цепи митохондрий). Кроме того, железо участвует в формировании активных центров окислительно–восстановительных ферментов (оксидазы, гидроксилазы, СОД), биосинтезе ДНК, коллагена, синтезе иммуноглобулинов, влияет на функциональную активность Т–лимфоцитов. Выделяют два типа железа, содержащегося в пище – гемовое и негемовое. До 95% от всего потребляемого железа поступает в негемовой форме. Всасывание железа, как и кальция регулируется по механизму обратной связи.
К физиологическим состояниям, требующим дополнительного приема железа, относят: менструальный период, периоды беременности и грудного вскармливания. Установлено, что низкое содержание железа в организме приводит к ослаблению иммунной системы, нарушению образования гемоглобина и трофическим расстройствам в тканях. Анемии беременных являются наиболее распространенным видом патологических состояний беременности. Железодефицитная анемия (ЖДА) выявляется при беременности в 9 случаях из 10. По данным ВОЗ, частота ЖДА при беременности в разных странах составляет от 21 до 80% (если судить по уровню гемоглобина) и 49–80% (если оценивать по уровню сывороточного железа) [11]. В слаборазвитых странах частота ЖДА у беременных достигает 80%. В странах с высоким уровнем жизни населения и более низкой рождаемостью ЖДА диагностируют у 8–20% беременных. За последнее десятилетие частота ЖДА во всем мире значительно возросла, несмотря на низкую рождаемость. В России за последние 10 лет частота ЖДА увеличилась в 6 раз [12]. Данные мировой статистики свидетельствуют о том, что при ЖДА беременных гипотрофия плода встречается в 25%, а гипоксия плода – в 35% случаев [11]. По рекомендации ВОЗ все беременные на протяжении II–III триместров беременности и в первые 6 месяцев лактации должны получать препараты железа. Клинические исследования в Дании показали, что прием 40 мг двухвалентного железа, начиная с 18 недель беременности, предотвращает развитие ЖДА у 95% женщин [13].
Взаимодействие кальция и железа при всасывании По данным ряда исследователей расчетное количество железа, которое должно поступить в организм человека из витаминно–минерального комплекса, составляет около 3,5 мг, что соответствует суточной потребности организма здорового человека. Однако исследование, проведенное на группах здоровых добровольцев, показало, что всасывается из комплексных препаратов от 1,8 до 3,1 мг железа. Вероятнее всего, это объясняется конкуренцией за переносчики при всасывании между железом и кальцием, а также магнием, содержащимися в этих витаминно–минеральных комплексах. Данное предположение подтверждается экспериментами, в которых показано, что при снижении содержания в витаминно–минеральном комплексе солей кальция и магния можно увеличить количество всосавшегося железа до суточной потребности организма (3,5 мг). При этом при приеме комплекса, содержащего из металлов только железо, количество всосавшегося железа при той же дозе возрастает до 8,1 мг [14].
Снижение всасывания железа в присутствии кальция было показано не только при приеме препаратов, содержащих оба элемента, но и при приеме кальция с пищей. Так, добавление 300–600 мг кальция в хлебные изделия уменьшало всасывание железа на 50–60%. Аналогичное уменьшение всасывания железа было показано при употреблении молока или сыра, содержащих 165 мг кальция [15]. По этой причине не рекомендуется запивать молоком железосодержащие препараты.
При соединении кальция и железа в одной таблетке рекомендуется использовать комплексы, содержащие более высокую дозу железа, позволяющую компенсировать его потери при всасывании (60 мг железа вместо обычно рекомендуемых 30 мг) [16], но наиболее целесообразным представляется использование препаратов, содержащих эти элементы в разных таблетках.
Роль фолиевой кислоты (витамина B9) во время беременности Исследования последних десяти лет, проводимые лабораторией обмена витаминов и минеральных веществ Института питания РАМН, показывают, что в зависимости от региона дефицит витаминов группы В выявляется у 20–100% обследованных [2]. Не всегда дефицит фолиевой кислоты имеет клинические признаки. Особенно важным является его диагностика и устранение на доклиническом этапе.
Первым признаком дефицита фолиевой кислоты является нарушение эритропоэза (мегалобластическая анемия), так как она участвует в кроветворении, синтезе ДНК, формировании и созревании эритроцитов. При остром недостатке фолиевой кислоты развивается генерализованное поражение тканей, связанное с нарушением синтеза липидов и обмена аминокислот.
Во время беременности фолиевая кислота расходуется не только на формирование тканей плода, но и на восстановление 70 триллионов клеток матери. Фолиевая кислота играет важную роль в формировании ткани плаценты и новых кровеносных сосудов в матке. Недостаток фолиевой кислоты в период беременности может привести к ее преждевременному прерыванию.
Недостаток фолиевой кислоты в организме матери прежде всего затрагивает формирующуюся у плода с конца второй недели беременности нервную систему. При ее выраженном дефиците существенно повышается риск развития дефектов нервной трубки, гидроцефалии, анэнцефалии, мозговых грыж.
Наиболее рациональным является профилактический прием препаратов, содержащих фолиевую кислоту при планировании беременности. Есть экспериментальные данные, показывающие, что прием фолиевой кислоты перед зачатием и в течение беременности снижает риск возникновения дефектов нервной трубки у новорожденных на 75% [17].
Антагонистическое взаимодействие между фолиевой кислотой и цинком Антагонистическое взаимодействие между фолиевой кислотой и цинком было выявлено сравнительно недавно в ряде клинических исследований. Так, у беременных женщин, принимавших 0,35 мг/сут. фолиевой кислоты, увеличивалось количество цинка, выводимого из организма [18]. Зависимость между уровнем фолиевой кислоты и концентрацией цинка в плазме крови показали исследования у новорожденных, получавших 1 мг/сут. фолиевой кислоты в течение первых 16 недель [19]. Было выявлено, что взаимодействие это является двухсторонним, так как цинк, в свою очередь, снижает всасывание фолиевой кислоты [20]. Серией экспериментов in vivo и in vitro установлено, что при низких значениях pH цинк и фолиевая кислота образуют нерастворимые комплексы. Если эти комплексы образуются в желудке, то они частично растворяются при более высоком pH в кишечнике [21]. Однако если эти комплексы образованы до поступления в организм (например, во время хранения таблетки, в которой находятся оба эти компонента), то последующего растворения не происходит, следствием чего является снижение эффективности принятого препарата.
Тактика выбора витаминно– минерального комплекса для беременных Высокая распространенность нарушений витаминно–минерального статуса у женщин в период беременности диктует необходимость приема витаминно–минеральных комплексов. Эти препараты должны содержать витамины и минералы в дозах, соответствующих рекомендуемым нормам потребления для беременных женщин, которые на 25% выше, чем для женщин детородного возраста.
На фармацевтическом рынке присутствует огромное количество витаминно–минеральных комплексов, различающихся по составу и форме выпуска, однако лишь некоторые из них разработаны с учетом взаимодействия компонентов. Соединение в одной таблетке компонентов, обладающих синергизмом, и разделение компонентов–антагонистов позволяет получить наиболее полный эффект от применения витаминно–минеральных комплексов.
Прием правильно выбранного витаминно–минерального комплекса повышает неспецифическую резистентность организма матери, способствует благоприятному течению беременности и рождению здорового ребенка.

Литература
1. Коденцова В.М., Вржесинская О.А.Витамины в питании беременных //Гинекология, 2002. 4, N1.
2. Berkane N., Uzan S. The use of supplements in pregnancy //J. Gynecol.
Obstet. Biol. Reprod., 2004. 33, S33–36.
3. Grischke E.M. Nutrition during pregnancy–current aspects // MMW.
Fortschr. Med., 2004. 146, 29–30.
4. Irles Rocamora J.A., Iglesias Bravo E.M., Aviles Mejias S., Bernal Lopez E., de Valle Galindo P.B., Moriones Lopez L., Maetzu Aznar A., Mingo Canal D.
Nutritional value of the diet in healthy pregnant women. Results of a nutrition survey of pregnant women //Nutr. Hosp., 2004. 19, 121–122.
5. Ших Е.В. Взаимодействие компонентов витаминно–минеральных комплексов и рациональная витаминотерапия //Сonsilium medicum, 2004. 06, 12.
6. Wood R. J., Zheng, J. J. High dietary calcium intakes reduce zinc absorption and balance in humans// Am. J. Clin. Nutrit., 1997. 65, 1803–1809.
7. Блинков И.Л., Стародубцев А.К., Сулейманов С.Ш., Ших Е.В. Микроэлементы:Краткая клиническая энциклопедия. –Хабаровск: 2004.
8. Машковский М.Д. Лекарственные средства. Пособие для врачей, издание четырнадцатое. – М.: Новая волна, 2000.
9. Optimal Calcium Intake. NIH Consens Statement 1994. June 6–8; 12,1–31.
10. Щербавская Э. А., Гельцер Б. И. Состояние костной ткани в динамике неосложненной беременности //Акушерство и гинекология, 2003.
№4, с. 14–18.
11. Фофанова И.Ю.Обоснование и результаты лечения железодефицитной анемии у беременных с применением витаминно–минерального комплекса // Гинекология, 2002. 04, N 12. Подзолкова Н.М., Нестерова А.А., Назарова С.В., Шевелева Т.В.
Железодефицитная анемия беременных //Рус. мед. журн., 2003. 5, 326–331.
13. Milman N., Bergholt T., Eriksen L., Byg K.E., Graudal N., Pedersen P., Hertz J. Iron prophylaxis during pregnancy – how much iron is needed? A randomized dose– response study of 20–80 mg ferrous iron daily in pregnant women //Acta Obstet. Gynecol. Scand., 2005. 84, 238–247.
14. Hallberg L., Rossander–Hulthen L., Brune M., Gleerup A. Inhibition of haem–iron absorption in man by calcium. //Br. J. Nutr., 1993. 69, 533–540.
15. Hallberg L., Brune M., Erlandsson M., Sandberg A.S., Rossander–Hulten L.Calcium: effect of different amounts on nonheme– and heme–iron absorption in humans //Am. J. Clin. Nutr., 1991. 53, 112–119.
16. Sokol R.J. Vitamin E. In Ziegler E.E. and Filer L.J. (eds), Present knowledge in nutrition, 7th ed, ILSI Press, Washington, DC, 1996.
17. Department of Health, Scottish Office, Home and Health Department, Welsh Office, Department of Health and Social Services, Northern Ireland.
Folic acid and the prevention of neural tube defects: report from an expert advisory group. London: Department of Health, 1992.
18. Simmer K., Iles C.A., James C., Thompson R.P.H. Are iron–folate supplements harmful? //Am. J. Clin. Nutr., 1987. 45, 122–125.
19. Fuller N.J., Bates C.J., Evans P.H., Lucas A. High folate intakes related to zinc status in preterm infants. //Eur. J. Pediatr., 1992. 151, 51–53.
20. Ghishan F.K., Said H.M., Wilson P.C. Intestinal transport of zinc and folic acid: a mutual inhibition effect// Am. J. Clin. Nutr., 1986. 43, 258–262.
21. Shrimpton D.H. Nutritional implications of micronutrients interactions //Chemist and Druggist, 2004, 15, 38–41.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak