Современные взгляды на проблему хронического простатита

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №7 от 02.04.2004 стр. 492
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Дорофеев С.Д., Камалов А.А. Современные взгляды на проблему хронического простатита // РМЖ. 2004. №7. С. 492

НИИ урологии МЗ РФ, Москва



Хронический простатит (ХП) занимает первое место по распространённости среди воспалительных заболеваний мужской половой сферы и одно из первых мест среди мужских заболеваний в целом. В России этим заболеванием страдает до 35% мужчин трудоспособного возраста (Н.А. Лопаткин, 1998), у 7–36% больных он осложнен везикулитом, эпидидимитом, расстройствами мочеиспускания, репродуктивной и половой функций. Проблема диагностики и лечения ХП, как бактериального, так и небактериального, остаётся нерешённой до сих пор, несмотря на многовековую историю его изучения (Herophilus впервые описал предстательную железу, как орган, около 350 г. до н.э., а Legneau в 1815 году опубликовал свои наблюдения за воспалительным процессом в простате).

Впервые простатит выделен в отдельную нозологическую форму в 1800 году Belfield. В настоящее время наиболее удобной для использования является классификация простатита, предложенная в 1995 году Национальным институтом здоровья США, в соответствии с которой хронический абактериальный простатит (категория III) приравнивается к синдрому хронической тазовой боли (воспалительной и невоспалительной). Считается, что абактериальный простатит по частоте превышает бактериальный по меньшей мере в 8 раз. Это положение ставится под сомнение некоторыми отечественными урологами, так как доказать во многих случаях наличие патогенной либо условно–патогенной флоры в половых путях мужчины в данный момент, а тем более в анамнезе бывает практически невозможно. Исходя из этого, на наш взгляд, нельзя уверенно говорить о преобладании случаев ХП, не связанного с инфекциями, передаваемыми половым путем. По данным Всемирной Организации Здравоохранения только в США ежегодно хроническим простатитом заболевает около 3 миллионов мужчин трудоспособного возраста и у 40% из них выявляется хламидийная инфекция. Этиологическое значение этой и других инфекций полового тракта (трихомонад, анаэробных бактерий, грибов, уреаплазм, вирусов) в развитии хронического абактериального простатита не доказано. Также нет убедительных данных, свидетельствующих об их «непричастности» к возникновению воспалительного процесса в предстательной железе и других органах репродуктивной системы.

Роль негоноррейной флоры в этиологии простатита впервые описана в 1904 Wassidlo et al. В настоящее время при бактериологическом исследовании секрета простаты примерно в 90% случаев выявляются грамотрицательные микроорганизмы семейства Enterobacteriaceae (E.coli и Proteus) и, намного реже, грамположительные кокки семейства Enterococcus (E.faecalis).

C точки зрения медицинской географии наиболее подвержены этому заболеванию жители городов, расположенных в местностях с низкими сезонными температурами, особенно в сочетании со значительными перепадами температур и высокой влажностью. Заболеваемость в данной популяции составляет 72,2%. Холодовой фактор приводит к падению общего и местного иммунитета и создает благоприятные условия для конгестивных изменений в органах малого таза.

Современной медицинской наукой ХП рассматривается как полиэтиологическое заболевание, в основе возникновения и рецидивирования которого, помимо действия инфекционных факторов лежат нейровегетативные и гемодинамические нарушения, сопровождаемые ослаблением местного и общего иммунитета, аутоиммунными (воздействие эндогенных иммуномодуляторов – цитокинов и лейкотриенов), гормональными, химическими (рефлюкс мочи в простатические протоки) и биохимическими (возможная роль цитратов) процессами, а также аберрациями пептидных факторов роста.

Цитокины – низкомолекулярные факторы полипептидной природы, синтезирующиеся лимфоидными и нелимфоидными клетками и оказывающие прямое действие на функциональную активность иммунокомпетентных клеток. Это понятие объединяет около 300 молекул, в т.ч. интерлейкины, монокины, лимфокины, цитотоксические и супрессорные факторы. В настоящее время выделяют две большие группы цитокинов: провоспалительные (фактор некроза опухоли – ФНО, интерлейкин–1, интерлейкин–6 и др.) и антивовоспалительные. Существует предположение, что нарушение баланса между синтезом тех и других лежит в основе многих воспалительных заболеваний, в том числе хронического простатита.

Большое значение в настоящее время придается интрапростатическому рефлюксу мочи, как одному из основных факторов развития т.н. «химического» небактериального простатита. В 1982 с помощью взвеси частиц углерода была доказана возможность заброса мочи в простатические протоки во время мочеиспускания (Kirby R.S. и соавт.). В 1987 году Hellstrom и соавт., используя радиоизотопные и уродинамические методы исследования, наблюдали воспаление простатических протоков и перипротоковых тканей в результате рефлюкса мочи с последующим спазмом гладких мышц органов малого таза и нарушениями мочеиспускания. Уретропростатический рефлюкс является следствием нарушений уродинамки в шейке мочевого пузыря и простатическом отделе уретры. В результате заброса мочи запускается комплекс воспалительных тканевых и сосудистых реакций с развитием отёка и синтезом медиаторов воспаления, что приводит к нарушению нервной и гуморальной регуляции тонуса гладкомышечных элементов уретры и простаты, затем к динамической обструкции вследствие активизации a1–адренорецепторов и новым интрапростатическим рефлюксам (об этиологической роли инфравезикальной обструкции в возникновении простатита заявил Davis в 1938 году).

В 1989 году Perrson and Ronquist показали значение уратов в развитии «химического воспалительного ответа», связанного с рефлюксом. Это сделало возможным применение препаратов, снижающих концентрацию уратов в крови и моче, при лечении ХП.

Диагностика манифестирующего ХП не трудна и базируется на классической триаде симптомов. Учитывая, что в большинстве случаев заболевание протекает бессимптомно, необходимо применение комплекса физикальных, лабораторных и инструментальных методов, включая определение состояния иммунного и неврологического статуса. Именно лабораторная диагностика позволяет поставить диагноз «хронический простатит» (с тех пор как в 1961 году Farman и McDonald установили «золотой стандарт» в диагностике воспаления простаты – 10–15 лейкоцитов) и провести дифференцировку между его бактериальной и небактериальной формами, а также выявить возможное инфицирование предстательной железы атипичной, неспецифической бактериальной и грибковой флорой, а также вирусами. ХП диагностируется в том случае, если секрет простаты или 4–я проба мочи (3–4-х стаканные пробы предложены Meares and Stamey в 1968году) содержат бактерии либо более 10 лейкоцитов в поле зрения. Если в секрете простаты отсутствует бактериальный рост при повышенном количестве лейкоцитов, необходимо проводить исследование на хламидии и другие ИППП.

В инструментальной диагностике все большее значение приобретает ультразвуковое (в т.ч. трансректальное) исследование в связи с отходом от инвазивных методов, применявшихся ранее (уретроцистоскопии и т.п.), а также учитывая высокую информативность метода, позволяющего не только провести дифференциальную диагностику, но и определить форму и стадию заболевания с последующим мониторингом в течение всего курса лечения. УЗ–исследование позволяет точно определять эхоплотность, размеры и обьём предстательной железы, обнаружить конкременты и наличие фиброзно – склеротических изменений в органе, выявить размеры, степень расширения и плотность семенных пузырьков, изменения стенки мочевого пузыря и структуры органов мошонки.

Большую актуальность имеют уродинамические исследования, такие как определение профиля уретрального давления и максимальной скорости потока мочи, цистоманометрия, а также миография мышц тазового дна.

Данные этих исследований позволяют достоверно судить о наличии обструктивной симптоматики, которая нередко сопровождает клиническое течение ХП. Что касается рентгенологического и эндоскопического исследования, то роль этих методов возрастает именно у пациентов с диагностированной инфравезикальной обструкцией с целью уточнения причины ее возникновения и определения тактики дальнейшего лечения. Установление природы доминирующего патологического процесса в простате особенно важно, так как под маской ХП манифестируют различные нарушения трофики, иннервации, сократительной, секреторной и других функций этого органа. Некоторые из них можно отнести к проявлениям абактериального простатита, например его атоническую форму, описанную Б.Н.Хольцовым; другие представляют собой самостоятельные заболевания, хотя и не признаваемые в качестве нозологических форм: везикулопростатостаз, вегетативная простатопатия и «застойный или конгестивный простатит Познера», иначе называемый хроническим «невоспалительным» простатитом или простатодинией. Как известно, простатодиния характеризуется наличием симптомов, характерных для хронического простатита при отсутствии воспалительных изменений (лейкоцитов) и бактериальной флоры в секрете простаты. У большинства этих больных имеются первичные нарушения симпатической иннервации тазовых органов в виде синдрома спазма шейки мочевого пузыря и уретры. Значительные трудности возникают, как правило, и при проведении дифференциальной диагностики ХП с миалгией тазового дна (хроническим невоспалительным синдромом тазовых болей). Хронический небактериальный простатит также следует дифференцировать с психоневрологическими нарушениями (депрессией, нейрогенной дисфункцией мочевого пузыря (в т.ч. детрузорно–сфинктерной диссинергией), псевдодиссинергией, рефлекторной симпатической дистрофией), воспалительными заболеваниями других органов (интерстициальным циститом, остеитом лонного сочленения), сексуальной дисфункцией, а также другими причинами дизурии (гипертрофией шейки мочевого пузыря, симптоматической ДГПЖ и стриктурой уретры).

При лечении простатита, как и любого хронического заболевания, должны соблюдаться принципы последовательности и комплексного подхода. Прежде всего необходимо изменить образ жизни пациента, устранив влияние многих вредных факторов, таких как гиподинамия, алкоголь, нормализовать половую жизнь и т.д. Такой ступенчатый подход к лечению заболевания позволяет контролировать его эффективность на каждой стадии, внося необходимые изменения, а также бороться с болезнью по тому же принципу, по которому она развивалась, – от предрасполагающих факторов к производящим.

Не менее важным является и комплексный характер лечения. Необходимо одновременное использование несколько лекарственных препаратов и методов, действующих на разные звенья патогенеза и имеющих целью добиться элиминации инфекционного фактора, нормализации кровообращения в органах малого таза (в т.ч. улучшения микроциркуляции в простате), адекватного дренажа простатических ацинусов, особенно в периферических зонах, нормализации уровня основных гормонов и иммунных реакций. Исходя из этого, можно рекомендовать к применению при ХП антибактериальные и антихолинэргические препараты, иммуномодуляторы, НПВС, ангиопротекторы и сосудорасширяющие средства, а также массаж простаты. В последние годы при лечении ХП используются препараты, ранее для этой цели не применявшиеся: a1–адреноблокаторы, ингибиторы 5a-редуктазы (финастерид), ингибиторы цитокинов, иммуносупрессоры (циклоспорин А), препараты, влияющие на обмен уратов (аллопуринол) и цитратов.

Основой лечения ХП, обусловленного ИППП, является антибактериальная терапия, проводимая с учетом чувствительности конкретного возбудителя к тому или иному препарату. Если в результате применения микроскопических, бактериологических и иммунных методов диагностики возбудитель не выявлен, проводится эмпирическая антимикробная терапия. При этом препаратами выбора являются фторхинолоны, так как концентрация некоторых из них в секрете предстательной железы превышает таковую в сыворотке крови. Другим достоинством препаратов этой группы является активность в отношении большинства грамотрицательных микроорганизмов, а также хламидий и уреаплазм. Препараты второго ряда – тетрациклины, особенно при подозрении на хламидийную инфекцию и ко–тримоксазол. Длительность антибактериальной терапии должна составлять не более 2–4 недель (Johansen B. и соавт., 1998), после чего при положительных результатах продолжается до 4–6 недель. При отсутствии эффекта возможна отмена антибиотиков и назначение препаратов других групп (например, a1–адреноблокаторов). Неэффективность антибактериальной терапии, как правило, обусловлена неправильным выбором препарата, его дозировки и кратности, либо наличием бактерий, персистирующих в протоках и ацинусах простаты и покрытых защитной экстрацеллюлярной оболочкой (M. Falagas, 1995).

Учитывая ведущую роль в патогенезе хронического абактериального простатита интрапростатического рефлюкса, при лечении заболевания широко используются a-адреноблокаторы. Их применение обусловлено тем, что у человека до 50% внутриуретрального давления поддерживается за счёт стимуляции a1–адренорецепторов (Furuya S., 1982). Сократительная функция простаты также находится под контролем a1–адренорецепторов, которые локализуются преимущественно в стромальных элементах железы.

В конце 90–х годов появились первые научные публикации о применении финастерида при простатодинии (M. Holm, H. Meyhoff, 1997). Действие этого препарата основано на подавлении активности фермента 5a-редуктазы, превращающего тестостерон в его простатическую форму, – 5a-дигидротестостерон, активность которого в клетках предстательной железы в 5 и более раз превышает активность тестостерона. Андрогены играют основную роль в возрастной активизации пролиферации стромального и эпителиального компонентов и других процессов, приводящих к увеличению предстательной железы. Применение финастерида приводит к атрофии стромальной ткани (после 3 месяцев) и железистой (после 6 месяцев приема препарата), причем объём последней в простате уменьшается примерно на 50%. Также снижается эпителиально–стромальное соотношение в транзиторной зоне. Соответственно, угнетается и секреторная функция. Проведённые исследования подтвердили уменьшение выраженности болевого синдрома и ирритативной симптоматики при хроническом абактериальном простатите и синдроме хронической тазовой боли. Положительный эффект применения финастерида у данных пациентов может быть обусловлен уменьшением объёма простаты, сопровождающемся снижением напряжения и отёка железы.

В последние годы, основываясь на теории участия цитокинов в развитии хронического воспалительного процесса, рассматривается возможность применения при ХП ингибиторов цитокинов, таких как моноклональные антитела к фактору некроза опухоли (инфликсимаб), ингибиторы лейкотриенов (зафирлукаст, относящийся к новому классу НПВП), ингибиторы ФНО (окспентифиллин и талидомид).

В настоящее время большое значение придаётся местному применению физических методов, которые позволяют не превышать терапевтические дозы антибактериальных препаратов за счет стимуляции микроциркуляциии и, как следствие повышения кумуляции препаратов в предстательной железе. Наиболее эффективными физическими методами лечения воспалительных заболеваний органов мужской половой системы являются трансректальная микроволновая гипертермия и низкоинтенсивная лазерная терапия.

В зависимости от характера изменений в ткани предстательной железы, наличия или отсутствия конгестивных и пролиферативных изменений, а также сопутствующей доброкачественной гиперплазии используются различные температурные режимы микроволновой гипертермии. При температуре 39–40°С основными эффектами электромагнитного излучения микроволнового диапазона, помимо вышеназванных, являются антиконгестивное и бактериостатическое действие, а также активация клеточного звена иммунитета. При температуре 40–45°С превалируют склерозирующий и нейроанальгезирующий эффект, обусловленный угнетением чувствительных нервных окончаний.

Низкоинтенсивная магнито–лазерная терапия оказывает на простату действие, близкое к микроволновой гипертермии при 39–40°С, а также биостимулирующее. Этот метод наиболее эффективен при преобладании конгестивно – инфильтративных изменений в половых органах и, поэтому, применяется для лечения острого и хронического простатовезикулита и эпидидимоорхита.

Критерии излеченности пациентов с ХП, предложенные Cumming and Chittenham в 1938 году, по–прежнему сохраняют актуальность. К ним относится полное отсутствие симптомов, нормальный уровень лейкоцитов в секрете простаты, отсутствие бактерий при бактериологическом исследовании и в нативном препарате секрета простаты, устранение всех очагов инфекции, нормальный или близкий к нормальному уровень антител.

Несмотря на распространенность и известные трудности диагностики и лечения, ХП не является угрожающим жизни заболеванием. Это доказывают случаи длительной и, зачастую, малоэффективной терапии. Более серьёзны осложнения заболевания, не только нарушающие процесс мочеиспускания и отрицательно влияющие на репродуктивную функцию, но и приводящие к серьезным анатомо–функциональным изменениям верхних мочевых путей. К сожалению, осложнения эти нередко развиваются у пациентов молодого и среднего возраста, что делает применение трансуретральной электрохирургии, как минимально инвазивной, наиболее предпочтительным. Показаниями к применению эндоскопических методов у пациентов с хроническим простатитом являются склероз предстательной железы и шейки мочевого пузыря (инцизия, либо экономная электрорезекция простаты), склероз семенного бугорка, сопровождающийся окклюзией семявыбрасывающих и выводных протоков предстательной железы (резекция семенного бугорка, инцизия мужской маточки (рудимента мюллеровых протоков), инцизия семявыбрасывающих протоков и семенных пузырьков), а также наличие кальцинатов, локализующихся в центральной и транзиторной зонах, в том числе периколликулярно, нарушающих трофику ткани и приводящих к развитию болевого синдрома, трудно поддающегося консервативному лечению. Электрорезекция в таких случаях должна проводиться до возможно более полного удаления кальцинатов. В некоторых клиниках с целью контроля резекции кальцинатов у таких пациентов используется трансректальное ультразвуковое исследование.

Еще одна проблема – диагностика и лечение ХП у пациентов с ДГПЖ, подвергающихся оперативному вмешательству. Течение аденомы предстательной железы осложняется ХП различной степени выраженности у 55,5–73% больных. Из всей этой группы пациентов лишь у 18–45% ХП диагностируется на догоспитальном этапе при амбулаторных обследованиях, еще у 10–17% – в стационаре в рамках рутинного предоперационного обследования. Остальные пациенты подвергаются оперативному вмешательству в невыявленным ХП, причем нередко в стадии обострения, с выраженными воспалительными изменениями в паренхиме и ацинусах, которые становятся операционными находками. И это при том, что любые трансуретральные эндоскопические манипуляции при обострении хронических воспалительных процессов органов мужской репродуктивной системы противопоказаны в связи с риском развития в послеоперационном периоде вторичного склероза предстательной железы и шейки мочевого пузыря, а также стриктур задней уретры.

При лечении ХП применяются разнообразные лекарственные препараты растительного и животного происхождения. Один из них – «Витапрост», – комплекс водорастворимых биологически активных пептидов, выделенных из предстательной железы крупного рогатого скота. Лечебное действие препарата основано на стимуляции метаболизма в ткани железы, улучшении микроциркуляции, а также уменьшении отёка, лейкоцитарной инфильтрации и тромбоза венул простаты.

В 2001 году в НИИ Урологии МЗ РФ по поручению Государственного Фармакологического комитета проведено открытое несравнительное исследование по изучению эффективности и безопасности «Витапроста» при ХП в форме суппозиториев.

При планировании данного исследования были поставлены следующие цели:

Первичная – оценить степень уменьшения болевого синдрома в результате лечения ХП препаратом «Витапрост» (выраженность и скорость наступления эффекта).

Вторичные – оценить изменение выраженности нарушений мочеиспускания у больных ХП после лечения препаратом «Витапрост», оценить степень улучшения половой функции у больных ХП после лечения препаратом «Витапрост», установить наличие и характер клинического воздействия «Витапроста» на параметры эякулята и секрета предстательной железы, оценить изменение качества ночного сна у больных ХП после лечения препаратом «Витапрост», а также оценить переносимость препарата «Витапрост» на основе анализа зарегистрированных нежелательных явлений.

В исследование включались мужчины в возрасте от 20 до 50 лет, находящиеся на стационарном или амбулаторном лечении с диагнозом ХП, у которых имелись боли в области малого таза, промежности и/или органах мочеполовой системы продолжительностью не менее 3 месяцев, а также отсутствовала патологическая флора при исследовании секрета предстательной железы.

В исследуемую группу первоначально вошли 50 пациентов в возрасте от 23 до 49 лет. Средний возраст пациентов составил 34,4 года. Впоследствии один пациент был исключен из исследования после 2 визита. В итоге, оценка эффективности препарата производилась по амбулаторным картам и ИРК всех 49 пациентов. Дительность лечения препаратом «Витапрост» составила 10 дней. Период наблюдения после окончания приема препарата продолжался 23 дня.

Согласно протоколу, обследование пациентов производилось в ходе 4 визитов. Для оценки эффективности и безопасности применения препарата пациенты подвергались тщательному общеклиническому и урологическому обследованию, включавшему в т.ч.: сбор анамнеза, анкетирование по шкале оценки симптомов ХП NIH–CPS, IPSS и МКФ, измерение АД и ЧСС, забор анализов (общеклинических, сыворотки крови на PSA, микроскопию и биохимическое исследование секрета предстательной железы и эякулята), ТРУЗИ предстательной железы, семенных пузырьков и измерение объема остаточной мочи.

Каждый пациент в течение всего 10–дневного курса лечения заполнял дневник, оценивая выраженность болевого синдрома и дискомфорта. Также проводилась периодическая оценка эффективности терапии пациентом и врачом.

Результаты исследования

По данным трансректального ультразвукового исследования объем предстательной железы уменьшился у 36 пациентов. Среднее значение уменьшения объема составило 1,49 см3 (18,15–16,66 см3). Исходя из полученных данных можно сделать вывод о наличии тенденции уменьшения объёма предстательной железы на фоне приёма препарата «Витапрост».

Концентрация сперматозоидов в 1мл эякулята увеличилась у 16 пациентов в среднем на 19,81х10,sup>6/мл. У 30 пациентов за время исследования концентрация сперматозоидов в 1мл эякулята уменьшилась. Среднее значение составило 7,5х10,sup>6/мл.

Подвижность сперматозоидов («а + в») за время исследования увеличилась у 25 пациентов в среднем на 7,27%. У 20 пациентов за время исследования показатель подвижности уменьшился: на 6,6% (49,25–42,65%).

Время формирования полноценных сперматозоидов у мужчины в среднем составляет около 72 суток. Срок наблюдения согласно протоколу был меньше (35 дней). Несмотря на то, что пока нельзя сделать окончательные выводы о стойком повышении подвижности сперматозоидов, исследование продемонстрировало положительные тенденции при приёме препарата в этой группе больных.

Наиболее информативным показателем степени воспалительного процесса является количество лейкоцитов в секрете предстательной железы. Большинство пациентов до начала приема препарата «Витапрост» – 56,3% имели нормальный уровень лейкоцитов в секрете простаты, а у 2% количество лейкоцитов было более 10 в поле зрения. После приема препарата группа пациентов, у которых количество лейкоцитов в секрете простаты было клинически незначимо (менее 10 в поле зрения), составило 83,7%.

Суммарный показатель анкеты симптомов ХП NIH–CPS за время наблюдения увеличился у 3 пациентов на 3,667 балла (13,666–17,333). У 45 пациентов данный показатель уменьшился в среднем на 4,74 балла (19,2–14,46), что свидетельствует об эффективности препарата в уменьшении симптоматики ХП и, в первую очередь, болевого синдрома.

Суммарный показатель выраженности простатических симптомов по анкете IPSS за время наблюдения увеличился у 3 пациентов. В среднем увеличение суммарного показателя составило 1 балл (8–9 баллов). У 27 пациентов данный показатель уменьшился в среднем на 2,63 балла (7,04–4,41 баллов). Эти данные говорят об улучшении параметров мочеиспускания и субъективной оценки качества жизни на фоне приема препарата. Небольшой рост показателей связан, в первую очередь, с молодым возрастом пациентов, то есть изначально невысоким уровнем расстройств мочеиспускания и отсутствием у этой группы больных выраженных органических изменений органов мочеполовой системы.

При анализе шкалы количественной оценки мужской копулятивной функции МКФ минимальное общее количество баллов при первоначальном опросе составило 15, максимальное – 57, суммарный индекс – 37,48. Минимальное количество баллов при заключительном опросе было равно 17, максимальное – 58. Суммарный индекс составил 38,43. Таким образом, суммарный индекс по шкале вырос на 0,95 баллов, что может трактоваться, как положительное действие препарата на половую функцию пациентов. Помимо оценки суммарного бала шкала МКФ позволяет оценить составляющие копулятивного цикла. Приведенные данные свидетельствуют о незначительных изменениях составляющих копулятивного цикла в ту или иную сторону. Наряду с увеличением значений эрекционной и эякуляторной составляющих, а также улучшения состояния в целом, наблюдается небольшое снижение показателей нейрогуморальной и психической составляющих. Данный факт может быть объяснён тем, что, во–первых, для полной оценки параметров половой функции требуется более продолжительное время, чем то, которое было предоставлено протоколом исследования. Во–вторых, все пациенты данной группы имели болевой синдром, что, учитывая специфику течения ХП, само по себе негативно сказывается на нейрогуморальной и психической составляющих. Улучшение этих параметров на фоне положительной динамики при лечении заболевания обычно происходит несколько позже и коррелирует с полным исчезновением болевого синдрома. Кроме того, средний возраст пациентов составлял 34,4 года. Это возрастная категория людей, преимущественно ведущих активную социальную и половую жизнь и не имеющих выраженных органических нарушений, приводящих к снижению параметров копулятивного цикла. С этим фактором связано незначительное колебание показателей шкалы МКФ.

Интенсивность болевого синдрома до и после применения «Витапроста» оценивалась самими пациентами – ежедневно они отмечали по 10 сантиметровой шкале интенсивность боли. Нами оценена интенсивность боли в первый день (сумма трех оценок принята за 100%) и в последний. Исчезновение боли или ее снижение более чем в три раза трактовалось, как выраженный положительный эффект (46,9% пациентов), на треть – как незначительный (25,5%). У некоторых пациентов боли остались на прежнем уровне или усилились (10,6%).

Подобно определению выраженности болевого синдрома оценена и степень дискомфорта, причиняемого пациенту его заболеванием в первый и последний день исследования. Нами отмечено исчезновение дискомфорта или значительное снижение его выраженности у 60,4% пациентов (значительный положительный эффект). Незначительный эффект отмечен ещё у 14,6% пациентов. Во время терапии препаратом «Витапрост» ни один больной не отмечал отсутствия клинического эффекта. Отрицательный эффект в виде усиления дискомфорта отметили 2 пациента (4,2%).

Аллергических реакций, связанных с приемом препарата, у пациентов не отмечено. У 3 пациентов во время использования препарата отмечались умеренно выраженные зуд и жжение в области заднего прохода. Данные симптомы были расценены нами, как легкие нежелательные явления, связанные с применением препарата.

Суммирование положительных оценок эффективности лечения (т.е. выраженного, существенного и незначительного улучшения) составило в процентном отношении: для пациентов – 81,6% и для врачей – 83,7%. Это можно объяснить личностными характеристиками пациентов, длительно страдающих ХП, формированием у них некой психологической «усталости» от проявлений болезни и длительного лечения, а также бытующее среди обывателей мнение о том, что простатит неизлечим.

Заключение

Изменения выраженности нарушений мочеиспускания больных в исследуемой группе можно охарактеризовать как умеренно положительные. Необходимо учесть, что степень нарушений мочеиспускания изначально была выражена незначительно. Жалобы, отраженные в анкетах IPSS носили преимущественно ирритативный характер, что, возможно, было обусловлено субъективным восприятием действительности данными пациентами, нежели объективной реальностью. Незначительная выраженность обструктивной симптоматики связана в первую очередь с молодым возрастом пациентов. В ходе исследования замечено положительное действие препарата на половую функцию у пациентов, в частности, на эрекционную и эякуляторную составляющие копулятивного цикла.

Результаты влияния применения «Витапроста» на показатели эякулята и секрета предстательной железы неоднозначны. Определенной тенденции изменений данных параметров в исследовании не установлено.

Немногочисленные нежелательные явления, развившиеся при лечении препаратом «Витапрост» носили умеренно выраженный характер и не требовали дополнительных лечебных мероприятий для их купирования.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak