Взгляд из Минздрава

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №8 от 17.04.1997 стр. 16
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Взгляд из Минздрава // РМЖ. 1997. №8. С. 16

Владимир Стародубов: "Пусть ОМС будет честным"

Владимир Стародубов: "Пусть ОМС будет честным"

Открывая рубрику "Минздрав снаружи", мы предполагали, что в некоторых случаях она потребует что-то вроде противовеса. Например материала, который можно было бы поместить под рубрикой "Взгляд из Минздрава". Ибо иногда это не просто формальный реверанс изрядно побывавшему в употреблении принципу плюрализма. И нет, наверное, нужды доказывать, что принцип "ты говоришь" применим вне контекста Евангелия от Матфея как, пожалуй, единственный, конструктивный способ приближения к так называемой объективности. В особенности желанной, когда речь идет о столь принципиальных направлениях, как, например, формирование концепции системы национального здравоохранения, в качестве синонима которой по меньшей мере последние три года называют oбязательное медицинское страхование.
В шестом номере РМЖ за этот год был опубликован материал о слушаниях в Госдуме двух проектов внесения дополнений в Закон о медицинском страховании - министерский и депутатский. Напомним читателю, что при ближайшем рассмотрении какие-либо изменения удалось обнаружить лишь в министерском варианте. Это тем более интересно, что поправки фактически вносились тем, кто стоял у истоков этой, самой критикуемой ныне социальной реформы, - заместителем министра Владимиром Стародубовым. Он любезно согласился поделиться с читателями РМЖ результатами эволюции собственных взглядов на обязательное медицинское страхование.


- Владимир Иванович, поскольку Вы не историк, может быть не станете возражать против того, чтобы сказать несколько слов об ОМС в сослагательном наклонении. А именно, могло бы оно в принципе в российских условиях стать чем-то более отвечающим первоначальным ожиданиям?
- Если в сослагательном наклонении, то по-моему было бы неплохо, если бы формирование системы обязательного медицинского страхования пошло по пути возрождения так называемых больничных касс. У нас они существовали до конца 20-х годов. В России, как и на Западе, больничные кассы первоначально создавались работниками за счет собственных взносов. Плюс к тому, эти же работники так или иначе добивались и от работодателей внесения средств в эту кассу. Больничная касса могла содержать врача, амбулаторию, больницу, возмещала ущерб в случае болезни, инвалидности. Кассы сначала появлялись на отдельных предприятиях, потом объединялись, процесс приобретал межотраслевой характер. Постепенно в роли регулирующего института в него включалось государство. Таким образом вырастала система медицинского страхования, что называется, снизу.
- Значит, беда в том, что ОМС внедрялось сверху?
- Самая, я считаю, большая беда в том, что мы не сумели финансово защитить эту систему. Процент взносов на медицинское страхование с экономической точки зрения ни чем не был обоснован. Когда в 1993 г. наступило время выделения средств под ОМС совместно с Минфином было подготовлено обоснование, в котором фигурировала цифра 6,6%, позволяющая оплатить помощь всему трудоспособному населению. Средства предполагалось взять из пенсионного фонда, который располагал тогда 31,6% налогового бюджета. О перераспределении средств было решено еще в 1991 г. когда готовился Закон о введении ОМС. Но вспомните ситуацию 1993г.: поскольку пенсионный фонд был как бы под патронажем Верховного Совета, а фонд медицинского страхования - правительства, нам, как говорится, от щедрот, "дали" лишь 3,6%.
Так что говорить, будто сам принцип медицинского страхования порочен и ОМС виновато в развале здравоохранения, мягко говоря, не правильно. Разработка закона мотивировалась именно неудовлетворенностью существовавшей системой здравоохранения, в первую очередь ее финансовым наполнением. Правда, тогда считали, что самым тяжелым будет как раз 1991г., потом пойдет экономическая стабилизация, а, возможно, еще и подъем начнется. Именно в расчете на это и откладывали принятие части, касающейся обязательного страхования. Экономическая реальность оказалась, скажем, несколько иной, и в этом все дело. Давайте возьмем для сравнения другую социальную сферу - образование. Всеобщее и бесплатное по-прежнему гарантируется государством, но разве там положение лучше, чем в здравоохранении?
Сейчас мы наблюдаем кризис всей социальной сферы. Но оставаться в позиции наблюдателя - это преступление. Еще когда готовили первые поправки к Закону, понимали, что роль государства должна быть гораздо значительнее. В1993 г. Минздрав вносил проект во многом аналогичный сегодняшним дополнениям. И тогда мы называли в качестве страховщика больничные кассы или фонды - дело не в названии. При проработке пошли на компромисс с депутатами - функции страховщика закрепили и за страховыми компаниями. Вот и имеем теперь чуть ли не в каждой территории свою схему медстрахования.
- Предложенный ныне от имени правительства проект "Закона о внесении изменений и дополнений в Закон..." при желании можно считать откатом к монополии Центра. Но достаточно ли Центр силен, чтобы, получив карт-бланш, им воспользоваться? И не закончится ли все реваншем в отношении страховых компаний. Разве их устранение из структуры ОМС окажется столь уж впечатляющей победой?
- Нет же, особенность системы медицинского страхования в том, что она ориентирована на субъекты федерации. Другое дело муниципализация. Это уже дробление неприемлемое. Вообще есть всего два способа подчинения территорий - административный и экономический. Административную вертикаль в прежнем виде уже не воссоздашь. Что же до экономических рычагов, то федеральный уровень обеспечивает лишь на 0,2% выравнивание финансовых условий. Региональная программа ОМС должна быть не уже, чем федеральная. И государство должно гарантировать этот уровень. Вопрос, каким он будет. Пусть будет честным. Сейчас мы так подняли планку, что выше некуда.
А страховые компании мы не устр аняем. В качестве компромисса, который не все хотят замечать, предусмотрено, что фонды могут привлекать компании в роли страховых агентов. Но только на основании жесткого договора, определяющего часть полномочий, которые фонд делегирует компании, и его обязательств перед компанией. Сейчас, если медицинскому учреждению не перечисляются деньги за оказанную помощь, страховщик говорит, что не платит, поскольку не получил средств от фонда. Фонд ссылается на неплатежи работодателей и местных властей. В агентском договоре обязательства по выплатам закреплены за фондом - абсолютно ясно, кто "крайний". Фонд может выделять деньги компании в пределах собственных средств на ведение дел. Ему выделили, скажем условно, четыре процента, он нанимает страховщика, ему дает два и себе оставляет два. Так мы пытаемся поставить преграду увеличению управленческих расходов. Если взять список ста компаний, занимающихся обязательными видами страхования, то добрая часть из них занимается ОМС. При этом средства, которые отвлекаются от здравоохранения на содержание самих страховых компаний, огромны. И все же свою нишу в ОМС компании могут найти - в мегалополисах это вполне реально. Чем больше страховое поле, тем меньше относительные расходы на одного застрахованного по статье содержания компании.
- Владимир Иванович, отвечая на этот вопрос, Вы упомянули компромисс, который не хотят замечать. А не может ли дело обернуться так, что стараниями оппонентов правительственный проект незаметно превратится в сплошной компромисс? Ведь Вы сами ссылались на прецедент.
- Нет. Он либо принимается, либо отклоняется. Иначе не будет.

Материал подготовил Дмитрий Фролов

 


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak