Брахитерапия с одновременной транспупиллярной диод–лазерной термотерапией и самостоятельная брахитерапия в лечении меланом хориоидеи: сравнительный анализ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №1 от 16.02.2005 стр. 18
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Яровой А.А., Линник Л.Ф., Семикова Т.С., Магарамов Д.А., Булгакова Е.С. Брахитерапия с одновременной транспупиллярной диод–лазерной термотерапией и самостоятельная брахитерапия в лечении меланом хориоидеи: сравнительный анализ // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2005. №1. С. 18

Brachitherapy with simulataneous transpupillar diod–laser thermotherapy and independent brahitherapy in treatment of chorioiadal melanoma: comparative

analysis
A.A. Yarovoi, L.F. Linnik, T.S. Semikova, D.A. Magaramov, E.S. Bulgakova
Comparative study of treatment results of melanoma of chorioidea (MC) with height of 3,6–10,8 mm with combined treatment (Ru–106–brachitherapy (BT)) with simultaneous transpupillar diod–laser thermotherapy (TTT) (30 patients) and with independent BT (121 patients) with observation period of 6 months– 4 years was done.
Gained data shows more local efficiency of combined treatment: tumor regression was observed by 61,5% in average (from 6,5±1,84 to 2,5±1,93 mm) after independent BT in combination with TTT and by 43,9% ( from 6,6±1,86 to 3,7±2,87 mm)after independent BT. Differences between groups are reliable (p<0,05). Quantity of patients, in which level of tumor regression on peak was 50% (BT + TTT) and more exceeded those by 25,5% in 2 group.
Usage of combined method BT with TTT was more effective in treatment of tumors not more them 8 mm high, then tumors more then 8 mm high.
Along with this, simultaneous influence on tumor by BT and TTT allows with more effectiveness then with independent BT to treat tumors, exceeding 8,0 mm: MC with height of 3,6–5 mm regressed by 83,2% in average in the first group and by 45,7% in the second; tumors with height 5,1–8 mm – by 63,1% and 49,2% accordingly.
Combined BT with TTT doesn’t increase the risk of metastatic disease development during observation period not more than 4 years and doesn’t have complications which worsen postoperative period of BT.
Further complex study of combined BT with simultaneous TTT results, including more patients and remote period of observation, will let evaluate efficiency of this method with more reliability.
Брахитерапия (БТ) – контактное транссклеральное облучение опухоли – является основным методом лечения меланомы хориоидеи (МХ). БТ (с Ru–06/ Rh–106) позволяет лечить новообразования высотой до 6–8 мм и протяженностью до 20 мм [9,11,22,23] при локализации в различных отделах сосудистой оболочки и может проводиться при непрозрачных оптических средах глаза. Эффективность метода составляет 69,9–94% [9,11,15,22,23,29]. Вместе с тем поиск способов повышения эффективности БТ является актуальным, поскольку за каждым, даже незначительным в процентном отношении, повышением эффективности стоит сохранение не только глаза, как функционального и косметического органа, но и жизни пациента.
В литературе имеются сообщения о повышении эффективности БТ МХ в комбинации с крио– и гирудотерапией [11], иммунокорригирующей терапией [5], в сочетании с интракорпоральным введением радионуклида 59–Fe [3].
Наше внимание привлекли сообщения в онкологической литературе о гипертермии (ГТ), как адъюванта лучевой терапии опухолей различной локализации. Известно несколько патогенетических механизмов, лежащих в основе повышения чувствительности опухолевой клетки к облучению в условиях ГТ. Одним из них является тот факт, что в наиболее радиорезистентном периоде митотического цикла (стадии синтеза ДНК) клетки высокочувствительны к теплу [1,12]. Это определяет целесообразность совместного использования ГТ и облучения. Следующим фактором можно считать большую термочувствительность гипоксической фракции опухолевых клеток, увеличивающейся с ростом опухоли и являющейся более радиорезистентной, нежели хорошо оксигенированных тканей новообразования [2,4,12]. Еще одним патогенетическим механизмом, лежащим в основе повышения чувствительности опухолевой клетки к облучению в условиях ГТ, служит то, что нагревание потенцирует любое девитализирующее действие путем перевода опухолевых клеток из состояния пролиферативного покоя в состояние пролиферативной активности (Ярмоненко С.П, Курпешов О.К., цит. по [10]). Кроме того, ГТ замедляет постлучевые процессы репарации клеток (в том числе на уровне ДНК), вследствие чего в опухоли реализуются сублетальные лучевые повреждения [14,19,25]. Некоторые авторы высказывают мнение о том, что под действием ГТ за счет прогревания увеличивается зона кровенаполнения и, как следствие, повышается оксигенация опухоли и ее чувствительность к облучению [10,34]. И, наконец, ГТ сама способна вызывать некротические изменения в опухоли [8,17].
Несмотря на то, что механизмы повышения чувствительности новообразованной ткани к облучению под действием ГТ на сегодняшний день полностью не раскрыты, многие данные клинической онкологии подтверждают факт положительного влияния ГТ на эффективность лучевой терапии опухолей различных локализаций [18,20,21,27,28,33]. Публикаций, посвященных сравнительному анализу результатов самостоятельной лучевой терапии и лучевой терапии в комбинации с ГТ, значительно меньше. В целом положительный эффект использования облучения в комбинации с ГТ проявляется в более высокой эффективности данного вида лечения по сравнению с результатами самостоятельной лучевой терапии [18,21,28] и в возможности снижения поглощенной дозы облучения [32]. Наряду с этими работами имеются публикации, авторы которых не выявили преимуществ комбинирования ГТ с лучевой терапией перед самостоятельной лучевой терапией опухолей [24,26].
В качестве гипертермического фактора в офтальмоонкологии в последние годы используется термотерапевтическое воздействие, создаваемое инфракрасным излучением диодного лазера (длина волны 810 нм) [6,7,13,31]. Авторы немногочисленных работ, посвященных данной тематике, высказывают положительное мнение о результатах указанного комбинированного лечения МХ. Однако работ по сравнительному анализу самостоятельной БТ МХ и комбинированного лечения МХ, включающего БТ и термотерапию, нам не встретилось.
Цель работы. С помощью сравнительного анализа оценить результаты лечения МХ методом самостоятельной БТ и методом комбинированного лечения, включающего одновременное проведение БТ и транспупиллярной диод–лазерной термотерапии (ТТТ).
Материалы и методы. Под наблюдением находился 151 пациент с диагнозом МХ. Они были разделены на 2 группы. В основную (первую) группу вошло 30 пациентов, пролеченных БТ в комбинации с ТТТ. Пациенты контрольной (второй) группы – 121 человек – были пролечены методом самостоятельной БТ. В исследование включили пациентов с начальной высотой опухоли от 3,6 мм до 10,8 мм и протяженностью от 7,6 мм до 17 мм, срок наблюдения которых составлял не менее 6 месяцев, но не превышал 4–х лет. До лечения признаков метастазирования не было выявлено ни в одном случае. Обе группы были сравнимы по размерам и локализации МХ, возрасту, общему состоянию и другим параметрам, характеризующим опухолевый процесс и оказывающим влияние на прогноз заболевания. Характеристика обеих групп представлена в таблице 1, на рисунках 1 и 2.
Для обследования и наблюдения за послеоперационным течением проводили исследование остроты зрения и поля зрения, осмотр глазного дна, ультразвуковое двухмерное исследование (УЗИ), флюоресцентную ангиографию, трансиллюминацию, фотодокументацию, общеклиническое обследование.
БТ проводили с использованием офтальмоаппликаторов (ОА) Ru–106/Rh–106. Эписклеральное подшивание и последующее снятие ОА осуществляли под ретробульбарной анестезией в стерильных условиях операционной. Поглощенная апикальная доза бета–облучения составляла от 120 до 160 Гр в обеих группах. При размерах опухоли, превышающих по высоте 6 мм, расчет дозы производили на склеру, но не более 2500–3000 Гр.
Методика комбинированного лечения. Через 24–48 ч после подшивания ОА (т.е. до развития лучевых воспалительных изменений в глазу) проводили диод–лазерное лечение (ТТТ). ТТТ выполняли под эпибульбарной анестезией с использованием трехзеркальной линзы Гольдмана на отечественной диод–лазерной установке МЛ – 200 (с длиной волны 810 нм) в непрерывном режиме. Экспозиционное время составляло 60 секунд, диаметр светового пятна – 1,5–3,0 мм. Аппликации (n = 4–17) наносили на доступную визуализации поверхность опухоли черепицеобразно. На всю поверхность опухоли воздействовать удавалось не всегда из–за значительной высоты опухоли, в ряде случаев грибовидной формы МХ, высокой транссудативной отслойки сетчатки, сливных геморрагий на поверхности МХ и несколько ограниченной подвижности глазного яблока из–за фиксированного ОА.
Результаты и обсуждение
В результате лечения отмечена регрессия опухоли в среднем в 1–ой группе на 61,5%, во 2–ой группе на 43,9% (рис. 3). Различия между группами достоверны: р<0,05. Количество пациентов, у которых степень регрессии опухоли по высоте составляла 50% и более, было на 25,5% больше в 1–ой группе. Напротив, показатель количества больных со степенью регрессии опухоли, не превышающей по высоте 50%, во 2–ой группе превосходил данный показатель 1–ой группы на 17,2% (табл. 2).
Следует отметить, что тенденция большей частоты регрессии опухоли на 50% и более сохраняется и в подгруппах пациентов в зависимости от начальной высоты опухоли (рис. 4). Из данных, представленных на этом рисунке следует, что применение метода комбинирования БТ с ТТТ оказалось более эффективно при лечении новообразований до 8 мм высотой, нежели опухолей, превышающих 8 мм. Для самостоятельной БТ обратная зависимость эффективности от начальной высоты МХ выражена меньше.
При оценке степени регрессии МХ в зависимости от начальной высоты опухоли нами выявлено, что новообразования высотой 3,6–5 мм регрессировали в среднем на 83,2% в 1–й группе и на 45,7% во 2–й группе, опухоли высотой 5,1–8 мм – на 63,1% и на 49,2%, а МХ высотой выше 8 мм – на 49,1% и на 36,2% соответственно (рис. 5). Эти данные также подтверждают большую эффективность комбинирования БТ с ТТТ при лечении МХ высотой 3,6–8,0 мм, нежели при лечении МХ, по высоте превышающих 8,0 мм. Другими словами, максимальный эффект радиосенсибилизации при БТ и ТТТ проявляется при воздействии на опухоли высотой менее 8,0 мм. По нашему мнению, это связано с тем, что с учетом ограничения бета–облучения толщиной опухоли 5,5–6,0 мм со стороны основания [9] и повреждающей способности ТТТ – 2,2–3,9 мм со стороны вершины, области действия этих двух факторов в большей степени «перекрываются» при меньшей высоте опухоли.
Одновременность воздействия БТ и ТТТ является, на наш взгляд, важным условием для достижения максимальной эффективности комбинированного лечения. Обоснованность этой точки зрения подтверждается патогенетическими механизмами, описанными выше, а также отдельными клиническими работами по сравнительному анализу «синхронного» и неодновременного проведения ГТ и лучевой терапии опухолей, в которых показан лучший эффект при «синхронном» лечении [20].
Именно одновременность воздействия двух повреждающих факторов – лучевого и гипертермического – является принципиальным отличием проводимого нами лечения от подобного вида терапии, применяемого рядом зарубежных авторов. Shields C.L. et al. [31] и Bartlema Y.M. et al. [13] проводили ТТТ после БТ отсроченно, через 1–4 месяца. На наш взгляд, в этом случае, во–первых, не реализуется радиосенсибилизирующая роль ГТ. Во–вторых, через 1–4 месяца проведение ТТТ может быть затруднено вследствие вторичных постлучевых изменений глаза, в частности, сохраняющихся транссудативной отслойки сетчатки, отека опухоли, геморрагий на ее поверхности, а также нарушения прозрачности оптических сред (грубая деструкция стекловидного тела, гемофтальм, лучевая катаракта и пр.).
По показателям продолженного роста опухоли и отсутствия эффекта лечения МХ статистически достоверных отличий между группами не выявлено. Однако несмотря на это, мы полагаем, что тенденцию к преобладанию количества случаев продолженного роста опухоли во 2–й группе можно считать значимой, поскольку она прослеживается по нескольким показателям, представленным в таблице 2. В 1–й группе отсутствие эффекта с продолженным ростом опухоли отмечено у одного пациента с начальной высотой МХ 6,3 мм. Проведение повторной БТ привело к регрессии опухоли до 1,3 мм с формированием четкого хориоретинального рубца. Во 2–й группе случаи отсутствия эффекта и продолженного роста МХ чаще наблюдали среди пациентов с начальной высотой МХ выше 8,0 мм (23,3% случаев), реже среди больных с начальной высотой опухоли 5,1–8 мм (14%) и еще реже среди пациентов с начальной высотой МХ 3,6–5,0 мм (11,1%).
Обращает на себя внимание факт отсутствия случаев продолженного роста в 1–й группе среди новообразований выше 8,0 мм. В то же время во 2–й группе из 30 пациентов с высотой МХ выше 8,0 мм у 7 был отрицательный результат. Учитывая то, что показания к самостоятельной БТ ограничены проминенцией опухоли до 6,0 мм, и БТ при высоте МХ более 6,0 мм проводится вынужденно (в случае категорического отказа пациента от энуклеации или единственно видящего глаза), расширение возможностей БТ посредством ее комбинации с ТТТ является преимуществом комбинированного лечения.
Причиной всех 10 энуклеаций, которые были выполнены пациентам 2–й группы, послужил продолженный рост опухоли. Среди них преобладали больные с начальной высотой опухоли более 8 мм: высота МХ от 9,5 до 10,2 мм была у 6 пациентов. Средняя высота этих 10 новообразований составила 7,73±2,14 мм (M±d).
За указанный срок наблюдения (от 6 месяцев до 4 лет) в 1–й группе имел место один случай метастатической болезни. Во 2–й группе от метастазов в печень погиб один пациент.
Характер осложнений в обеих группах не имел принципиальных отличий. Из ранних осложнений отмечены: реактивная транссудативная отслойка сетчатки у 13 (43,3%) пациентов в 1–й группе и у 52 (42,9%) во 2–й; геморрагическая отслойка сетчатки и сосудистой оболочки в 1 (3,3%) случае в 1–й группе и в 5 (4,1%) во 2–й; отслойка цилиарного тела в 1 (0,8%) случае во 2–й группе; тромбоз центральной вены сетчатки в 1 (3,3%) случае в 1–й группе; частичный гемофтальм в 1 (3,3%) в 1–й группе и в 6 (4,9%) случаях во 2–й; геморрагии на поверхности опухоли и в окружающей сетчатке у 4 (13,3%) пациентов 1–й группы и у 15 (12,4%) во 2–й. Через 3–6 месяцев отмечали регрессию указанных осложнений. Среди поздних осложнений у пациентов имели место: грубая деструкция стекловидного тела со швартообразованием в 2 (6,6%) случаях в 1–й группе и в 8 (6,6%) случаях во 2–й группе; задняя отслойка стекловидного тела с умеренной деструкцией последнего в 5 (16,6%) случаях в 1–й группе и в 17 (14%) во 2–й; вторичная глаукома в 2 (6,6%) случаях в 1–й группе и в 4 (3,3%) во 2–й; осложненная катаракта у 1 (3,3%) пациента в 1–й группе и у 3 (2,5%) во 2–й; полная атрофия зрительного нерва у 2 (6,6%) больных в 1–й группе и у 9 (7,4%) во 2–й; парез прямой мышцы у 1 (3,3%) пациента 1–й группы. Хориоретинопатия в зоне опухоли и проекции локализации ОА развивалась в равной степени во всех случаях в обеих группах (рис. 6). Состав и количество указанных осложнений согласуется с цифрами, приводимыми в литературе [9,15,16,22,30].
Поскольку поглощенная доза облучения в обеих группах при БТ была одинаковой, а характер и количество осложнений не отличались, можно сделать вывод о том, что дополнительное проведение ТТТ, повышая эффективность лечения, не усугубляет течение послеоперационного периода, а возникновение основных осложнений обусловлено облучением.
Действием лучевой терапии на структуры глаза мы объясняем и не имеющую достоверных отличий между 1 и 2 группой (р>0,05) степень утраты зрительных функций. В 1 группе снижение средней остроты зрения произошло с 0,49±0,34 (M±d) до 0,17±0,11 (M±d) (р<0,01), а во 2 группе – с 0,51±0,29 (M±d) до 0,16±0,1 (M±d) (p<0,01).
Таким образом, полученные нами результаты свидетельствуют об усилении действия БТ МХ с помощью гипертермического фактора – ТТТ.
Выводы
1. Комбинированное лечение, включающее одновременное проведение БТ и ТТТ, позволяет лечить МХ высотой 3,6–10,8 мм с большей локальной эффективностью, нежели метод самостоятельной БТ.
2. Комбинирование БТ и ТТТ не увеличивает риск развития метастатической болезни при сроке наблюдения до 4–х лет.
3. Проведение ТТТ на фоне БТ не имеет осложнений, утяжеляющих течение послеоперационного периода БТ.
4. Комбинирование БТ и ТТТ более эффективно в группе пациентов с высотой МХ от 3,6 до 8,0 мм по сравнению с МХ, проминенция которых превышает 8,0 мм.
5. Дальнейшее комплексное изучение результатов комбинирования БТ с одновременной ТТТ, включающее большее число пациентов и более отдаленные сроки наблюдения, позволит с большей достоверностью оценить эффективность данного метода.











Литература
1. Александров Н.Н., Савченко Н.Е., Фрадкин С.З., Жаврид Э.А. Применение гипертермии и гипергликемии при лечении злокачественных опухолей. – М.: Медицина, 1980. – 256 с.
2. Барканов А.И., Ткачев С.И., Карапетян Р.М. Терморадиотерапия в лечении местно распространенных сарком мягких тканей // Применение гипертермии в онкологии. 1 всесоюзный симпозиум. Тезисы докладов. – г.Москва. – 1986. – С. 21 – 23.
3. Бровкина А.Ф., Баласанян В.О., Кешелава В.К. Роль радионуклида 59–Fe в потенциировании эффективности брахитерапии // Современные возможнсоит в диагностике и лечении витреоретинальной патологии. Тезисы докладов научно–практической конференции. – г.Москва. – 2004. – С. 82 – 85.
4. Векслер А.М. Связь повреждающего и радиомодифицирующего действия гипертермии со снижением внутриклеточного ph // Применение гипертермии в онкологии. 1 всесоюзный симпозиум. Тезисы докладов. – г.Москва. – 1986. – С. 93.
5. Гусев Г.А. Применение иммуномодуляторов в комплексном лечении злокачественных опухолей органа зрения // Автореф. дисс. ... кад.мед.наук. – М., 1991. – 25 с.
6. Линник Л.Ф., Магарамов Д.А., Яровой А.А., Семикова Т.С. Лазерная транспупиллярная термотерапия меланом хориоидеи // Офтальмохирургия. – 2002. – № 3. – С. 45 – 50.
7. Линник Л.Ф., Магарамов Д.А., Яровой А.А., Семикова Т.С., Булгакова Е.С. Комбинированная лучевая терапия опухолей хориоидеи. – В кн.: Сб. тезисов научно–практической конференции офтальмологов, посвященной проблемам рефракционной и лазерной хирургии. – г. С.–Петербург. – 2002. – С. 78.
8. Линник Л.Ф., Магарамов Д.А., Яровой А.А., Семикова Т.С., Булгакова Е.С. Трехлетний опыт использования транспупиллярной диод–лазерной термотерапии как самостоятельного метода лечения увеальных меланом. – Офтальмохирургия. – 2003. – № 4. – С. 17 – 23.
9. Офтальмоонкология / Бровкина А. Ф., Вальский В.В, Гусев Г.А. и др.; под ред. Бровкиной А.Ф. – М.: Медицина, 2002.– 424 с.
10. Светицкий А.П. Применение локальной пневмогипертермии и криовоздействия в комплексном лечении больных с рецидивными злокачественными опухолями головы и шеи // Российский онкологический журнал. – 2001. – № 4. – С. 39 – 41.
11. Семикова Т.С. Комплексный метод диагностики и лучевой терапии меланомы сосудистой оболочки глаза // Дисс. ...канд. мед. наук. – М., 1997. – 115 с.
12. Ярмоненко С.П. Радиобиология человека и животных. – М.: Высшая школа, 1984.
13. Bartlema Y.M., Oosterhuis J.A., Journee–de Korver J.G. et al. // Combined plaque radiotherapy and thermotherapy in choroidal melanoma: 5 years’ experience // Br.J.Ophthalmol. – 2003. – Vol. 87. – P. 1370 – 1373.
14. Ben–Hur E., Kol R., Riklis E. Modification of radiation response by hyperthermia and its relation to DNA damage and repair // Radiobiological Research and Radiotherapy. – Vienna, 1977. – Vol. 1. – P. 299 – 311.
15. Gunduz K., Shields. C.L., Shields. J.A., Cater J.R. Radiation complications and tumor control after plaque radiotherapy of choroidal melanoma with macular involvement // Am. J. Ophthalmol. – 1999. – Vol. 127, N 5. – P. 579 – 589.
16. Gunduz K., Shields. C.L., Shields. J.A., Cater J. et al. Radiation retinopathy following plaque radiotherapy for posterior uveal melanoma // Arch. Ophthalmol. – 1999. – Vol. 117. – P. 609 – 614.
17. Journee–de Korver J.G., Oosterhuis J.A., De Wolff–Rouendaal D., Kemme H. Histopathological findings in human choroidal melanomas after transpupillary thermotherapy // Brit. J. Ophthalmol. – 1997. – Vol. 81. – P. 234 – 239.
18. Juffermans J.H., Hanssens P.E., van Putten W.V. et al. Reirradiation and hyperthermia in rectal carcinoma: a retrospective study on palliative effect // Cancer. – 2003. – Vol. 98, N 8. – P. 1759 – 1766.
19. Kampinga H.H., Dikomey E. Hyperthermic radiosensitization: mode of action and clinical relevance // Int.J.Radiat.Biol. – 2001. – Vol. 77, N 4. – P. 399 – 408.
20. Lesnicar H. Clinical thermoradiotherapy: the influence of some prognostic parameters on recurrence–free survival // Neoplasma. – 1997. – Vol. 44, N 1. – P. 19 – 24.
21. Liu S., Zhang S., Lin D. The treatment of nasopharyngeal carcinoma by using thermoradiotherapy // Lin.Chuang.Er.Yan.Hou.Ke.Za.Zhi. – 1997. – Vol. 11, N 4. – P. 150 – 152.
22. Lommatzsch P.K. Results after ? – irradiation (Ru – 106 / Rh – 106) of choroidal melanomas: 20 years experience // Br. J. Ophthalmol. – 1986. – Vol. 70. – P. 844 – 851.
23. Muller R.–P., Potter R., Busse H., Emmerich K.H. Treatment results after high–dose ruthenium–106 irradiation of choroidal melanomas // Tumors of the eye: Proceed. Of the intern. symp. on tumor of the eye. – Amsterdam – New–York: Kugler Publication, – 1991. – P. 425 – 43.
24. Narayan P., Crocker I., Elder E., Olson J.J. // Safety and efficacy of concurrent interstitial radiation and hyperthermia in the treatment of progressive malignant brain tumors // Oncol.Rep. – 2004. – Vol. 11, N 1. – P. 97 – 103.
25. Raaphorst G.P., Mao J,P., Ng C.E. Repair of potentially lethal damage: its inhibition by hyperthermia in two human melanoma cell lines with different radio– and heat sensitivities // Melanoma Res. – 1993. – Vol. 3, N 5. – P. 351 – 356.
26. Ricke J., Stohlmann A., Beck A., Cho C.H. et al. // CT–guided interstitial brachytherapy of liver malignancies alone or in combination with thermal ablation: phase 1–2 results of a novel technique // Int.J.Radiat.Oncol.Biol.Phys. – 2004. – Vol. 58, N 5. – P. 1496 – 1505.
27. Sacao S., Takiguchi Y., Nemoto K. et al. Thermoradiotherapy for local control of chest wall invasion in patients with advanced non–small cell lung cancer // Int.J.Clin.Oncol. – 2002. – Vol. 7, N 6. – P. 343 – 348.
28. Saeki H., Ohga T., Ito S., Futatsugi M, et al. Evaluation of multi–modality for the patients with advanced esophageal cancer // Fukuoka.Igaku.Zasshi. – 2002. – Vol. 93, N 12. – P. 259 – 265.
29. Shields. C.L., Shields. J.A., Karlsson U., Marcoe A. M. et al. Reasons for enucleation after plaque radiotherapy for posterior uveal melanoma: clinical findings // Ophthalmol. – 1989. – Vol. 96, N 6. – P. 919 – 923.
30. Shields C.L., Shields J.A., Cater J. et al. Plaque radiotherapy for uveal melanoma: long – term visual outcome in 1106 consecutive patients // Arch. Ophthalmol. – 2000. – Vol. 118. – P. 1219 – 1228.
31. Shields C.L., Cater J., Shields. J.A., Chao A. Combined plaque radiotherapy and transpupillary thermotherapy for choroidal melanoma: tumor control and treatment complication in 270 consecutive patients // Arch. Ophthalmol. – 2002. – Vol. 120. – P. 933 – 940.
32. Steeves R.A., Murray T.G., Moros E.G., Boldt H.C. et al. Concurrent ferromagnetic hyperthermia and 125–I brachytherapy in a rabbit choroidal melanoma model // Int.J.Hyperthermia. – 1992. – Vol. 8, N 4. – P. 443 – 449.
33. Van Vulpen M., De Leeuw A.A., Raaymarkers B.W. et al. Radiotherapy and hyperthermia in the treatment of patients with locally advanced prostate cancer: preliminary results // B.J.U.Int. – 2004. – Vol. 93, N 1. – P. 36 – 41.
34. Vujaskovic Z., Song C.W. Physiological mechanisms underlying heat–induced radiosensitization // Int.J.Hyperthermia. – 2004. – Vol. 20, N 2. – P. 163 – 174.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak