Изучение интерферонового статуса при проникающих ранениях глазного яблока

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №3 от 13.09.2004 стр. 102
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Захарова И.А., Махмутов В.Ю., Найдюк Д.О. Изучение интерферонового статуса при проникающих ранениях глазного яблока // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2004. №3. С. 102

Study of interferon status in penetrating corneal wounds

I.A. Zaharova , V.Yu. Mahmutov , D.O. Naidyuk
Department of Eye diseases of FPK and PPS
of Voronezh State medical Academy
of N.N. Burdenko
Authors studied interferon status in 95 patients with penetrating corneal wounds. Control group included 20 patients. Level of circulating IFN and leucocyte production of (–IFN and lymphocyte production of (–IFN was analyzed. IFN was defined in tear. IFN activity was decreased in patients with eye trauma in comparison with control group. Authors think it nessesary to use IFNs or their inductors in patients with eye trauma.

Участие иммунной системы в раневом процессе изучено достаточно подробно. Первые исследования проведены С.Е.Стукаловым еще в 1968 г. С тех пор, по мере совершенствования методик и открытия новых данных, представление о роли специфических и неспецифических факторов защиты в течении раневого процесса значительно расширилось. Появились сообщения об участии в раневом процессе цитокинов. К ним относят гемопоэтические факторы роста, интерфероны (ИНФ), лимфокины, монокины, хемокины, интерлейкин 1–a, промежуточный фактор роста, трансформирующий фактор роста [12, 14, 15].
При исследовании методом иммунофлюоресценции со специфическими антителами продукции провоспалительных цитокинов и наличия к ним в клетках эпителия роговицы человека протеинактивных рецепторов (PAR 1, 2) установлено [17], что активация интерлейкина – 6, –8, фактора некроза опухоли–a играет большую роль в развитии воспалительной реакции и процессах заживления раны. Показана эффективность аутолимфокинотерапии в комплексном лечении ранений глаза [10]. Установлено положительное влияние комплекса гетерологичных цитокинов при свежих ожогах II–III ст. тяжести различной этиологии [1], аппликация ИНФ при проникающих ранениях роговицы [3, 13], но сведения об изучении интерферонового статуса при ранениях глазного яблока в литературе отсутствуют.
Цель Изучить состояние интерферонового статуса у больных с проникающими ранениями глазного яблока.
Материал и методы. Исследования проведены у 95 больных, поступивших в стационар с проникающим ранением роговицы (80 глаз), из них у 18 имелось выпадение радужки, у 6 – повреждение хрусталика, 25 глаз были с признаками иридоциклита, 3 – с наличием инородного тела в полости глаза; 15 – с локализацией раны в корнеосклеральной зоне, 3 – с повреждением хрусталика, 2 – с гемофтальмом. Большинство больных (72%) обратились за помощью в первые сутки после травмы. Всем больным проводилось традиционное офтальмологическое обследование и первичная хирургическая обработка раны, а также исследовался интерфероновый статус в цельной гепаринизированной крови и слезной жидкости. Контрольную группу составили 20 здоровых лиц.
В цельной крови оценивали содержание циркулирующего ИФН, уровень продукции a–ИНФ лейкоцитами при стимуляции их вирусом болезни Ньюкастла и g–ИНФ лимфоцитами при продукции их митогеном фитагемагглютинином («Difco») в дозе 10 мкг/мл, уровень продукции спонтанного интерферона in vitro [15]. Титрование ИНФ проводили в диплоидной культуре фибробластов человека М–19. В качестве тест–вируса использовали вирус энцефаломиокардита мышей. За единицу активности принимали величину, обратную его разведению и обеспечивающую защиту 50% клеток монослоя от цитопатогенного действия тест–вируса. Показатели выражались в МЕ/мл.
В слезной жидкости ИНФ определяли твердофазным иммуноферментным анализом с помощью набора реагентов Pro Con IF gamma (g–ИНФ) и Pro Con IF 2 plus (a–ИНФ). В качестве индикаторного фермента использовали пероксидазу хрена. Показатели выражали в пкг /мл.
Результаты и их обсуждение. Анализ полученных результатов (табл. 1) показал, что активность интерферонов значительно снижается в сравнении с контрольной группой у всех обследованных (р < 0,01).
Так активность a–ИНФ при адаптированных ранах роговицы снижалась в 1,9 раза, при ранениях роговицы с выпадением радужки в 2,2 раза, при травматическом иридоциклите в 2,7 раза. В случаях ранения с наличием инородного тела в полости глаза показатели a–ИНФ были в 2,2 раза, а при ранении корнеосклеральной зоны в 2,4 раза ниже, чем в контроле.
Показатели g–ИНФ также отличались большой вариабельностью и снижались при ранениях роговицы с выпадением радужки, хрусталика. Особенно низкая активность (в 3,85 раза ниже чем в контроле) отмечена у больных с повреждениями роговицы и признаками выраженного травматического иридоциклита. Ранение роговицы с внедрением инородного тела в полость глаза сопровождалось снижением g–ИНФ в 3,2 раза, а при локализации раны в корнеосклеральной зоне – в 3,47 раза.
Анализ внутри групп показал, что у 56,4% больных уровень a–ИНФ составил 50% от уровня контрольной группы, у 29,1% – только 25% , а у остальных – показатели были на уровне контрольной группы. У большинства больных (78,6%) установлена прямая корреляционная связь с тяжестью травмы. Активность g–ИНФ у 28,6% составила лишь 25% от уровня в контроле, а у остальных (71,4%) – 50%.
Наблюдения в динамике показали, что на фоне проводимой терапии к концу второй недели показатели a–ИНФ у всех больных практически достигли уровня в контрольной группе и только при выраженном травматическом иридоциклите оставались достоверно ниже – 250,6±4,7 (в контроле 320,0±5,2). Активность g–ИНФ также повышалась до уровня в контроле, за исключением больных, у которых ранение сопровождалось повреждением хрусталика (28,0±0,7) и травматическим иридоциклитом – 27,6±2,1 (в контроле 32,0±2,5), но эти различия статистически недостоверны.
Достоверных различий в показателях спонтанного ИНФ в сыворотке крови при проникающих ранениях и в контрольной группе не выявлено.
В слезной жидкости показатели ИНФ были изучены у 27 пациентов. Уровень a–ИНФ при проникающих ранениях роговицы с адаптированными краями составил 37,6±2,1 пкг/мл. При выпадении оболочек, травматической катаракте и иридоциклите снижался в большей степени – до 29,0±1,0 (в контроле 50,5±4,5 пкг/мл). Активность a–ИНФ в слезной жидкости, как и в крови, в сравнении с контролем была снижена.
В отличие от цельной крови показатели g–ИНФ в слезе были выше, чем a–ИНФ как у больных, так и в контрольной группе, и составили при ранениях роговицы с адаптированными краями 62,0±3,2 , при ранениях роговицы с выпадением оболочек, с повреждением хрусталика, иридоциклитом – 53,0±2,5 , в контроле 82,0±6,4 пкг/мл. На фоне проводимой терапии через 7 дней активность ИНФ в слезной жидкости восстанавливалась до уровня контрольной группы.
Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о снижении активности a–ИНФ и g–ИНФ в цельной крови и слезной жидкости у больных с проникающими ранениями роговицы.
Снижение активности ИНФ не может не отразиться на развитии ответной реакции на травму и клинических проявлениях развития воспалительных реакций, т.к. показано, что она находится в тесной прямой и обратной связи с иммунной системой [15]. Однако в последние годы определены и основные различия в направлении действия этих систем. Если главной функцией иммунной системы является контроль за белковым постоянством многоклеточных популяций организма, то системе интерферона принадлежит ведущая роль в надзоре за генетическим постоянством организма. В связи с этим иммунная система имеет специализированные клетки и органы и для нее характерна специфичность реагирования на чужеродный агент. Система интерферона, напротив, распределена практически по всем клеткам организма и обладает лишь относительной видовой специфичностью. Именно это позволяет ей активно влиять на весь комплекс защитных реакций организма (фагоцитоз, воспаление, антигенная экспрессия) и делает ее важнейшим фактором неспецифической резистентности [3].
Все виды ИНФ оказывают иммуномодулирующее действие на гуморальные и клеточные реакции иммунитета. Особенно это влияние отмечено у иммунного g–ИНФ, который, по существу, является тимусзависимым лимфокином. Показано, что при физиологическом состоянии спектр их действия узок, но при стрессе, воспалении, повреждении и других патологичесских состояниях расширяется количественный и качественный состав цитокинов, обладающих как местной, так и дистантной (гормональной) активностью [5, 17].
Цитокины продуцируются различными клетками. Действие их реализуется по сетевому принципу, либо в отношениях синергизма, либо антагонизма каскадно индуцируют выработку друг друга, трансформируют поверхностные рецепторы к другим медиаторам [11, 14 и др.], при этом одни и те же цитокины могут выполнять различные функции и различные цитокины могут выполнять одну функцию [11].
Л.В. Ковальчук с соавт. [7, 8] предполагают, что влияние комплекса цитокинов на репаративные процессы обусловлено торможением воспалительных процессов за счет угнетения миграции клеток, участвующих в воспалительных реакциях к очагу повреждения из зоны лимба, а также повышением пролиферативной активности фибро– и кератобластов.
Установлено повышение концентрации цитокинов (ФНО–a и интерлейкина 1–a) в слезной жидкости и сыворотке крови у больных с длительно некупирующимся воспалением и грубыми корнеосклеральными рубцами в первые 3–4 недели после травмы. При этом наиболее информативным показателем явилось соотношение фактора ФНО–a в слезной жидкости и сыворотке крови [2, 6, 9].
Показано участие фактора роста соединительной ткани (CTGF) в развитии фибробластических реакций после хирургических вмешательств на глазном яблоке [18]. Механизмы иммуномодулирующих эффектов ИНФ связаны с его действием на рецепторный аппарат клетки, внутриклеточные процессы и, как следствие этого, на отдельные функции иммунокомпетентных и воспалительных клеток (пролиферацию, дифференцировку, миграцию и др.) Выявлена взаимосвязь системы ИНФ с системой цитокинов, включающей интерлейкины, а также их активное участие в кооперации иммунокомпетентных клеток [14].
Учитывая вышеперечисленные эффекты ИНФ, выявленное нами снижение интерфероновой активности нуждается в коррекции и делает обоснованным использование лейкоцитарного человеческого a–ИНФ или его индукторов при повреждениях роговицы.



Литература
1. Варданян И.Р. Клинико–иммунологические характеристики и лечение больных с ожогами глаз и послеожоговыми бельмами роговицы. – Автореф. дисс. канд. мед. наук/И.Р. Варданян. – М.2000 –18с.
2. Гундорова Р.А. Соотношение эффективности аутолимфокинотерапии и концентрации цитокинов интерлейкина 1 бета (ИЛ–1–бетта) и фактора некроза опухоли – альфа (ФНО –альфа) в составе лечебного препарата естественного комплекса цитокинов / Р.А.Гундорова, О.С.Слепова, Г.Г.Бордюгова // Актуальные проблемы офтальмологии : тез.докл. Рос. конф. офтальмологов.– Смоленск,– с. 45–47.
3. Ершов Ф.И. Интерфероны (К 40–летию открытия) / Ф.И. Ершов // Вопросы вирусологии.
4. Захарова И.А. Клиническая оценка эффективности альфа–интерферона в купировании посттравматического воспалительного процесса в роговице/ И.А.Захарова, В.Ю.Махмутов// Актуальные вопросы воспалительного заболевания глаз. Научно–практич. конф. М.2001.–с.315–317.
5. Каспарова Е.А. Клинические особенности и иммунотерапия осложненных форм аденовирусного кератоконъюнктивита. Автореф. дисс. канд. мед. наук / Е.А. Каспарова.– М., 1948. – 21 с.
6. Ковальчук Л.В. Иммуноцитокины и локальная иммунокоррекция / Л.В.Ковальчук, Л.В. Ганковская // Иммунология – 1995, №1 – с.4–7.
7. Ковальчук Л.К. Новые принципы локальной иммунотерапии в лечении ран роговицы / Л. В.Ковальчук, Л.В. Ганковская, Т.А.Крайнева// Тез. докл. VI съезда офтальмологов России.– М., 1994. – с.303.
8. Ковальчук Л.В. Новые возможности лечения цитокинами: препараты, патология, перспективы/ Л.В.Ковальчук, Л.В.Ганковская // Иммунореабилитация и реабилитация в медицине// Междунар. конф. – Анталия,– 1996– Докл.2 –с.67.
9. Макаров И.А. Влияние кортикостероидных и нестероидных противовоспалительных средств на прозрачность роговицы после фоторефракционной кератэктомии. / И.А.Макаров, Г.С.Полунин, В.В.Куренков// Вестник офтальмологии – 1998.–№6.–с.19–22.
10. Макаров П.В. Метод локальной иммунокоррекции– аутолимфокинотерапии в комплексном лечении проникающих ранений глаза. Автореф. дисс. канд.мед. наук. / П.В.Макаров – М., 1994. – 21с.
11. МалашенковаИ.К. Интерфероны и индукторы их синтеза (обзор) /И.К.Малашенкова, Э.Б.Газулахова, Н.А.Дидковский // Терапевтический архив – 1998– № 11– с.35–39.
12. Сергунов С.Г. Определение белка слезы в условиях чрезвычайных ситуаций / С.Г. Сергунов, Г.Л. Прокофьева, Л.О.Назаров// Неотложная помощь, реабилитация и лечение осложнений при травмах органа зрения в чрезвычайных ситуациях. Матер. конф. М., 2003–с. 143–144.
13. Федорищева Л.Е. Альфа–интерферон в лечении больных с проникающим ранением роговицы/ Л.Е. Федорищева// Терапевтические методы лечения в офтальмологии. Матер. научн.–практич. конф. Саратов. 2003.– с.60–61.
14. Фрейдлин И.С. Интерлейкин 12 – ключевой цитокин иммунорегуляции. / Иммунология– М.,1999.–№4.–с.5–8.
15. Шабалина Н.В. Интерфероновая система человека: биологическая роль и взаимосвязь с иммунной системой / Н.В.Шабалина, В.В.Длин, В.В.Малиновская// Российский вестник перинаталогии и педиатрии.– 1998.– №5.–с.29–34.
16. Jonson A.M. VEGF – Dependent ConjunctivaLisation of the corneal Surface/ A.M.Jonson, V.Ponlaki, N. Mitsiades // Invest. Ophthalmol. Vis Sci/ Vol 44.–p.117–123
17. Lang R. Human Corneal Epithecial Cells Express Functional PAR–1 and PAR–2 / R.Lang, P.L.Legat// Invest. Ophthalmol. Vis. Sci.–2003.–Vol.44.– р.99–105.
18. Van Setten G.B. Defection of Connective Tissue Grawth Factor in Humak / G.B.Vau Setten, T.D. Blaloc, G. Grotendonst//Ophthal. Res.–2002–v.34– №5.– p. 306–308.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak