Некоторые аспекты клинического течения псевдоэксфолиативной глаукомы

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №4 от 15.10.2008 стр. 135
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Бессмертный А.М., Киселева О.А., Фатуллоева Н.Ф. Некоторые аспекты клинического течения псевдоэксфолиативной глаукомы // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2008. №4. С. 135

Some aspects of clinical course of pseudoexfoliative glaucoma

A.M. Bessmertnyi, O.A. Kiseleva, N.F. Fatulloeva

FGU «MNII GB named after Gelmgoltsa Rosmedbiotechnology»
Moscow
Purpose: conduction of comparative analysis of main clinical parameters of patients with pseudoexfoliative glaucoma (PEXG) and POAG which were admitted to hospital for surgical treatment.
Materials and methods: examination data of 190 patients admitted for surgical treatment because of absence of compensation of IOP level and/or progression of glaucomatous process was analyzed. Gender, age of glaucoma detection, period from diagnosis to surgical treatment, IOP level, number of prescribed topical antiglaucomatous drugs.
There were 2 groups: 88 patients with PEXG and 102 patients with POAG.
Results and conclusion: Glaucomatous process in PEXG develops quicker then in POAG patients, is asymmetrical and has worse respond to treatment. Thus, early surgical treatment in POAG is adequate.

Согласно современным представлениям псевдоэксфолиативный синдром (ПЭС) – системное заболевание, характеризующееся изменением соединительной ткани. Наиболее часто встречающимися глазными проявлениями ПЭС являются катаракта и глаукома. Известно, что псевдоэксфолиативная глаукома (ПЭГ) развивается в основном асимметрично, что отличает ее от первичной открытоугольной глаукомы (ПОУГ).
Цель настоящего исследования – проведение сравнительного анализа основных клинических параметров пациентов с ПЭГ и ПОУГ, поступивших в стационар для антиглаукоматозного вмешательства.
Материал и методы. Были проанализированы данные осмотра 190 пациентов, которые в связи с отсутствием компенсации офтальмотонуса и/или прогрессированием глаукоматозного процесса поступили в стационар для фистулизирующей хирургии.
В исследование не включались больные, перенесшие интраокулярное вмешательство хотя бы на одном глазу, имеющие сопутствующую глазную патологию (увеит, ангиопатию, аномалию рефракции более 3 диоптрий), пациенты с терминальной глаукомой. Изучались следующие параметры: пол, возраст, в котором была диагностирована глаукома, время от постановки диагноза до оперативного вмешательства, состояние офтальмотонуса, количество используемых гипотензивных препаратов.
Также нами высчитывался «градиент асимметрии» – условная величина, характеризующая разницу между стадиями глаукомы на глазах одного больного. Отсутствие глаукомы – 0, I стадия – 1, II стадия – 2, III стадия – 3. Таким образом, если у пациента на одном глазу далекозашедшая стадия, а на другом – начальная, то «градиент асимметрии» составляет 2 (3–1=2).
По общепринятой методике оценивали степень пигментации угла передней камеры (УПК): от 0–й степени – отсутствие пигментации (0 баллов) до 4–й – выраженная пигментация (4 балла).
На основании клинического исследования (биомикроскопии) больные были разделены на две группы: 1) пациенты с ПЭГ – 88 человек, 2) пациенты с ПОУГ – 102 человека.
Статистическая обработка данных, в том числе непараметрический анализ по критерию χ2, осуществлялась с помощью программы “Statistica” 6–й версии.
Результаты и их обсуждение. Обращает на себя внимание большой процент (46,3%) больных ПЭГ (табл. 1). Это соответствует данным предыдущих эпидемиологических исследований, проведенных в центральных районах европейской части России [1,2]. Так, в работе Курыше­вой Н.И. с соавт. ПЭГ в Москве и Московской области выявлена в 45,9% случаев среди пациентов с ПОУГ.
Преобладание женщин как в группе с ПЭГ, так и в группе с ПОУГ, на наш взгляд, не свидетельствует о том, что женщины чаще болеют глаукомой, а связано с большей продолжительностью жизни у женщин.
Не было выявлено статистически достоверной разницы в возрасте, в котором была выявлена глаукома. В обеих группах средний возраст немного превысил 70 лет, что соответствует данным, полученным другими исследователями [3,5–7].
Срок от момента установления диагноза глаукомы до момента, когда пациенту было предложено оперативное вмешательство, был в 1,5 раза короче у больных с ПЭГ, что, по нашему мнению, убедительно свидетельствует о более быстром прогрессировании глаукоматозного процесса при ПЭС.
По стадиям глаукомы больные в обеих группах распределись примерно одинаково. Преобладание пациентов с III стадией заболевания в обеих группах (64,8 и 67,6%), с одной стороны, может свидетельствовать о позднем направлении на хирургическое лечение из амбулаторных учреждений, с другой – о быстром прогрессировании процесса.
Полученные данные подтверждают результаты предшествующих работ о том, что глаукома при ПЭС развивается асимметрично на парном глазу – «градиент асимметрии» был в два раза больше, чем у больных с ПОУГ [4,8,9]. Всего в 1–й группе глаукома парного глаза имелась в 34,1%, во 2–й – в 92,2% случаев.
Предоперационное ВГД было достоверно выше в 1–й группе (при равном среднем количестве гипотензивных препаратов), что указывает на меньшую эффективность медикаментозной терапии при ПЭГ.
Известно, что степень пигментации УПК коррелирует со стадией глаукомного процесса. Однако несмотря на то, что в обеих группах больные по стадиям распределились примерно одинаково, более выраженная пигментация УПК наблюдалась у пациентов ПЭГ.
Таким образом, проведенное нами исследование позволило установить, что по сравнению с ПОУГ при ПЭС глаукомный процесс развивается быстрее, носит асимметричный характер, хуже поддается медикаментозной терапии. Учитывая вышеперечисленное, представляется оправданным ранний переход к хирургическому лечению при ПЭГ.



Литература
1. Курышева Н.И., Брежнев А.Ю., Капкова С.Г. Эпидемиология псевдоэксфолиативной глаукомы в Центральном и Центрально–Черноземном регионах России // Актуальные вопросы офтальмологии: Мат. 10–й научно–практ. конф. ФУ «Медбиоэкстрем». – М., 2007. – С. 83–87.
2. Нестеров А.П., Тачиева Е.С. Эпидемиология псевдоэксфолиативной глаукомы // III Всероссийская школа офтальмолога: Сб. науч. тр. – М., 2004. – С. 110–116.
3. Astrom S., Stenlund H., Linden C. Incidence and prevalence of pseudoexfoliations and open–angle glaucoma in northern Sweden: II. Results after 21 years of follow–up // Acta Ophthalmol. Scand. – 2007. – Vol. 85. – № 5. – P. 470–471.
4. Hammer T., Schlotzer–Schrehardt U., Naumann G.O. Unilateral or asymmetric pseudoexfoliation syndrome? An ultrastructural study // Arch. Ophthalmol. – 2001. – Vol. 119. – № 7. – P. 1023–1031.
5. Jeng S.M., Karger R.A., Hodge D.O. et al. The risk of glaucoma in pseudoexfoliation syndrome // J. Glaucoma. – 2007. – Vol. 16 – № 1. – P. 117–121.
6. Karger R.A., Jeng S.M., Johnson D.H. et al. Estimated incidence of pseudoexfoliation syndrome and pseudoexfoliation glaucoma in Olmsted County, Minnesota // J. Glaucoma. – 2003. – Vol. 12. – № 3. – P. 193–197.
7. Moreno–Montanes J., Teutsch Ortlieb P., Rodriguez–Conde R., Corcostegui Crespo I. Intraocular pressure asymmetry and related factors in pseudoexfoliative syndrome // Arch. Soc. Esp. Oftalmol. – 2002. – Vol. 77. – № 6. – P. 309–313.
8. Puska P.M. Unilateral exfoliation syndrome: conversion to bilateral exfoliation and to glaucoma: a prospective 10–year follow–up study // J. Glaucoma. – 2002. – Vol. 11. – № 6. – P. 517–524.
9. Tarkkanen A., Kivela T. Cumulative incidence of converting from clinically unilateral to bilateral exfoliation syndrome // J. Glaucoma. – 2004. – Vol. 13. – № 3. – P. 181–184.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak