Нейропротекция при глаукоме: современные возможности и перспективы

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №2 от 29.05.2014 стр. 108
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Егоров Е.А., Брежнев А.Ю., Егоров А.Е. Нейропротекция при глаукоме: современные возможности и перспективы // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2014. №2. С. 108

Резюме Глаукома – мультифакториальное нейродегенеративное заболевание, характеризующееся прогрессирующей оптиконейропатией, патологическими изменениями полей зрения и гибелью ганглиозных клеток сетчатки. Внутриглазное давление – один из многочисленных факторов риска развития данной патологии, и его эффективное снижение не может служить гарантией стабилизации глаукомного процесса. В статье обсуждаются современные возможности, различные фармакологические подходы и перспективы нейропротекции как одной из наиболее перспективных стратегий лечения глаукомы.

Глаукома – мультифакториальное нейродегенеративное заболевание, характеризующееся прогрессирующей оптиконейропатией, патологическими изменениями полей зрения и гибелью ганглиозных клеток сетчатки. Внутриглазное давление – один из многочисленных факторов риска развития данной патологии, и его эффективное снижение не может служить гарантией стабилизации глаукомного процесса. В статье обсуждаются современные возможности, различные фармакологические подходы и перспективы нейропротекции как одной из наиболее перспективных стратегий лечения глаукомы.
Ключевые слова: глаукома, нейропротекция, фармакотерапия.

Abstract
Neuroprotection in glaucoma: current opportunities and future prospects. Literature review
Egorov E.A., Brezhnev A.Yu., Egorov A.E.

Russian National Research Medical University named after Pirogov N.I., Moscow
Kursk State Medical University, Kursk
Glaucoma is a multifactorial neurodegenerative disease characterized by progressive optic neuropathy, pathological changes of visual field and loss of retinal ganglion cells. Intraocular pressure is only one of the many risk factors of this disease and its effective lowering cannot guarantee a stabilization of glaucoma progress. Current opportunities, various possible pharmacological approaches and future prospects of neuroprotection as the most promising strategy of glaucoma treatment are discussed in the article.
Key words: glaucoma, neuroprotection, pharmacotherapy.

С учетом изученных к настоящему времени этиопатогенетических механизмов глаукома может рассматриваться как мультифакториальное нейродегенеративное заболевание, характеризующееся прогрессирующей оптиконейропатией, патологическими изменениями полей зрения и гибелью ганглиозных клеток сетчатки. Эффективное снижение внутриглазного давления (ВГД) не может служить гарантией стабилизации глаукомного процесса, который продолжает прогрессировать у части больных, что нашло подтверждение в целом ряде крупных многоцентровых исследований (Advanced Glaucoma Intervention Study, Collaborative Normal Tension Glaucoma Study, Collaborative Initial Glaucoma Treatment Study, Early Manifest Glaucoma Trial) [16]. Это привело к поиску новых направлений лекарственной терапии заболевания, наиболее перспективным из которых оказалась нейропротекция.
С позиций клинической медицины нейропротекцию можно определить как комплекс терапевтических мероприятий, направленных на предотвращение, уменьшение, а в ряде случаев – и обратимость процессов гибели нейрональных клеток. Нейропротекторная терапия глаукомы эффективна только при условии достижения «давления цели» с помощью медикаментозного лечения, лазерного или хирургического воздействий.
При глаукоме выделяют 4 степени изменения аксонов: безвозвратно погибшие; имеющие признаки, соответствующие острой фазе дегенерации; с дистрофическими изменениями, вследствие которых при сохранении условий существования они могут погибнуть и, наконец, аксоны, структура которых полностью сохранена [37]. Учитывая эти данные, следует сказать, что нейропротекторная терапия направлена прежде всего на уменьшение явлений дистрофии в третьей группе аксонов, а также на сохранение целостности структуры неизмененных элементов.
В настоящий момент принято выделять нейропротекторные препараты прямого и непрямого действия.
Прямые нейропротекторы непосредственно защищают нейроны сетчатки и волокна зрительного нерва, блокируют основные факторы повреждения клеток, обусловленные развитием ишемии и связанные с ней увеличением концентрации продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ), свободных радикалов, ионов кальция. Ведется поиск препаратов, которые могли бы непосредственно устранять факторы, способствующие активации апоптоза. Непрямая нейропротекция подразумевает воздействие на различные факторы, увеличивающие риск повреждения клеток (атеросклероз, изменение реологических свойств крови, ангиоспазм, снижение перфузионного давления кислорода в тканях).

Фармакологические характеристики препаратов нейропротекторного действия должны соответствовать следующим критериям: иметь специфические точки приложения в структурах сетчатки, проявлять нейропротекторную активность с достоверной эффективностью в отношении ганглионарных клеток, достигать сетчатки и стекловидного тела в концентрациях, оказывающих необходимый эффект при использовании в клинических дозировках. Нейропротекторная активность препаратов должна быть подтверждена рандомизированными контролируемыми клиническими исследованиями в рамках доказательной медицины [41].

Основные средства нейропротекторной терапии
Антагонисты NMDA-рецепторов
Глутаматная эксайтотоксичность является пусковым механизмом некротической и апоптотической нейрональной смерти при многих нейродегенеративных заболеваниях и возникает при повышении концентрации внеклеточного глутамата. Это вызывает активацию ряда клеточных рецепторов, включая NMDA-рецепторы. Использование антагонистов NMDA-рецепторов в качестве препаратов прямой нейропротекторной терапии привлекает внимание исследователей в последние десятилетия.
Одним из представителей данной группы является мемантин, оказывающий модулирующее действие на глутаматергическую систему, регулирующий ионный транспорт, блокирующий кальциевые каналы и улучшающий процесс передачи нервного импульса. В 2000 г. началось проспективное рандомизированное двойное слепое исследование эффективности мемантина, в которое были вовлечены более 2000 пациентов с глаукомой на фоне компенсации ВГД. Несмотря на тенденцию к замедлению прогрессирования периметрических изменений при применении более высоких доз мемантина, статистически значимых результатов в сравнении с группой плацебо найдено не было. Таким образом, оптимистичные прогнозы относительно данного препарата в настоящее время в полной мере не оправдываются [34].
Возможно, перспективы применения еще одного антагониста NMDA-рецепторов – бис-(7)-такрина окажутся более радужными [17]. Среди других препаратов данной группы упоминаются флупиртин, рилузол, декстрометорфан, однако к настоящему времени не опубликовано исследований об их эффективности в качестве нейропротекторов при глаукоме.

Антиоксиданты
Свободнорадикальное повреждение является одним из ключевых моментов патогенеза глаукомной оптиконейропатии (ГОН). Появление свободных радикалов возможно не только через активацию глутамат-кальциевой эксайтотоксичности, но и в рамках нормальной оксидативной активности тканей, особенно с высоким уровнем метаболизма (в т. ч. сетчатки). При недостаточности антиоксидантных механизмов возникает токсическое поражение клеточных структур, реализующееся в повреждении белковых молекул, нуклеиновых кислот и развитии ПОЛ.
Среди препаратов данной группы описаны нейропротекторные свойства фермента антиоксидантной системы супероксиддисмутазы (Рексод), нормализующего гидродинамические и метаболические процессы, предотвращающего патоморфологические изменения зрительного нерва [3].
Многофакторным механизмом действия (в т. ч. нейропротекторным, ноотропным, противогипоксическим), реализуемым на нейрональном и сосудистом уровнях, отличается Мексидол. В ходе клинического исследования применения Мексидола в комплексном лечении глаукомы были выявлены положительные терапевтические эффекты препарата, которые выражались в увеличении остроты зрения, улучшении электрофизиологических и периметрических показателей у пациентов с I–III стадиями заболевания [6].
К средствам, обладающим антиоксидантной активностью и вызывающим стабилизацию либо положительную динамику зрительных функций при лечении ГОН, относят также Гистохром [12] и Эмоксипин [9].
Перспективным может оказаться использование мелатонина, обладающего антиоксидантными свойствами и снижающего степень глутамат-опосредованной эксайтотоксичности. Мелатонин может также ингибировать один из путей активации апоптоза. Его нейропротекторные свойства показаны при экспериментальной глаукоме у крыс [14], однако рандомизированных контролируемых исследований в клинической практике не проводилось.
Наконец, природный антиоксидант Гинкго билоба обладает дозозависимым эффектом в отношении увеличения устойчивости ганглиозных клеток сетчатки в экспериментальных моделях глаукомы. Среди возможных свойств – антиоксидантные, сосудорасширяющие, ингибирование оксида азота, факторов активации тромбоцитов и NMDA-рецепторов. Количество публикаций, подтверждающих клиническую эффективность препаратов Гинкго билоба при глаукоме, ограничено [22, 36].

Препараты пептидной структуры
Эти вещества являются щелочными полипептидами пара- и аутокринной природы, имеющими молекулярную массу от 1000 до 10 000 Да. В настоящее время в офтальмологической практике широко используют такие нейропептиды, как Ретиналамин и Кортексин.
Нейротрофический эффект Ретиналамина у пациентов с начальной и развитой стадиями первичной открытоугольной глаукомы (ПОУГ) выражается в достоверном увеличении средней толщины ретинальных нервных волокон [4]. Результаты клинического исследования продемонстрировали у большинства пациентов положительную динамику периферического зрения по показаниям пороговой чувствительности сетчатки, субъективное повышение остроты зрения, достоверное объективное улучшение центрального зрения [10], психо- и электрофизиологических показателей [7], уменьшение количества и глубины скотом в характерных для глаукомы зонах [2], увеличение толерантности зрительного нерва к повышенной нагрузке [4].
Выраженной клинической эффективностью у больных ПОУГ с развитой и далеко зашедшей стадиями с нормализованным офтальмотонусом обладает Семакс – синтетический аналог кортикотропина [1]. Препарат повышает пластичность и выживаемость нейронов сетчатки, что нормализует их функцию даже в условии гипоксии; восстанавливает функции и электрические свойства поврежденных (парабиотических) клеток сетчатки и волокон зрительного нерва; улучшает зрительные функции.

Блокаторы кальциевых каналов
Блокаторы кальциевых каналов, такие как нифедипин и верапамил, могут обеспеспечивать нейропротекцию за счет улучшения кровобращения в ганглионарном слое сетчатки [32]. У пациентов с нормотензивной глаукомой (НТГ), принимавших по общим показаниям блокаторы кальциевых каналов, лишь в 11% случаев в сравнении с 56% в контрольной группе наблюдалось прогрессирование глаукомного процесса. Следует отметить избирательный нейропротекторный эффект данных препаратов – у пациентов с глаукомой высокого давления разницы в динамике ГОН в сравниваемых группах не наблюдалось. Еще в одном клиническом исследовании показано улучшение периметрических показателей у больных с НТГ после 6 мес. приема нифедипина [26].

Антиглаукомные препараты с нейропротекторными свойствами
Нейропротекторные эффекты, реализуемые через различные механизмы, описаны для целого ряда антиглаукомных препаратов, широко используемых в клинической практике.

Альфа-2 агонисты (бримонидин)
Нейропротекторный эффект бримонидина изучался на нескольких экспериментальных моделях оптической нейропатии, включая глаукомную. Предполагается, что бримонидин реализует нейропротекторные свойства через ингибирование каскада апоптозных изменений, снижение глутамат-индуцированной эксайтотоксичности или повышение экспрессии нейротрофина BDNF [19, 40, 41]. Все перечисленные механизмы нейропротекторного действия препарата являются независимыми от его гипотензивного эффекта.

Бета-адреноблокаторы
К настоящему времени в литературе упоминаются нейропротекторные свойства, характерные для трех представителей данной группы гипотензивных средств: бетаксолола, метипранолола и тимолола малеата. Селективный бета-блокатор бетаксолол при местном применении обеспечивает защиту нейронов и ганглионарных клеток сетчатки как от ишемического поражения, так и от глутаматной эксайтотоксичности. Нейропротекторные свойства препарата реализуются не за счет взаимодействия с бета-адренорецепторами, а путем блокады потенциал-зависимых кальциевых и натриевых каналов. Сродство NMDA-рецепторов и глутамата также снижается, уменьшая дальнейший приток ионов кальция в ганглионарные клетки [21, 35]. Помимо этого, бетаксолол улучшает показатели кровотока в диске зрительного нерва, увеличивает просвет мелких артерий и артериол и скорость линейного кровотока [38].
До настоящего времени не проводилось крупных клинических исследований, посвященных сравнительной нейропротекторной роли бета-блокаторов. Тем не менее на основании имеющихся данных можно сделать вывод о том, что бетаксолол в сравнении с тимололом обеспечивает лучшую сохранность зрительных функций, несмотря на менее выраженный гипотензивный эффект [30].
Ингибиторы карбоангидразы (ИКА)
В экспериментальных исследованиях показано, что дорзоламид уменьшает апоптозные механизмы в тканях сетчатки [27]. ИКА улучшают глазничный кровоток при местном использовании [29]. Кроме того, отмечено модулирующее действие ИКА на показатель pH экстрацеллюлярной жидкости, что может оказывать влияние на метаболическую активность [27]. В дополнение к снижению ВГД дорзоламид существенно улучшает важные показатели глазного кровотока [18].

Аналоги простагландинов
Простагландины обладают прежде всего опосредованной нейропротекцией за счет эффективного гипотензивного действия. Однако показано, что латанопрост оказывает и прямое нейропротекторное действие, подтвержденное в эксперименте in vitro и in vivo. В эксперименте на крысах инстилляции латанопроста предотвращали апоптоз ганглиозных клеток сетчатки [25]. Препарат поддерживает жизнеспособность ганглионарных клеток и существенно снижает количество апоптозно измененных клеток в сетчатке. Прямой антиапоптозный эффект латанопроста может быть связан с ингибированием каспазы-3 (фермента, индуцирующего процессы апоптоза) посредством активации протеинкиназы [31].
Высказываются гипотезы о вторичном нейропротекторном действии аналогов простагландинов за счет влияния на параметры глазного кровотока, в частности в области диска зрительного нерва [15, 28].
Перспективы нейропротекторной терапии глаукомы
В настоящее время проводится ряд экспериментальных исследований, посвященных изучению нейропротекторных свойств некоторых групп препаратов, способных влиять на основные звенья патогенеза ГОН.

Нейротрофические факторы
На экспериментальных моделях показано, что некоторые нейротрофические факторы, в частности CNTF, способны повышать устойчивость ганглиозных клеток сет­чатки при повреждениях зрительного нерва [23]. Однако, несмотря на многообещающие результаты, клинических исследований, способных подтвердить эффективность данной группы препаратов, до настоящего времени не проводилось.
Антиапоптозные вещества
К факторам, индуцирующим апоптоз ганглиозных клеток сетчатки, относят уменьшение концентрации нейротрофических факторов, изменение концентрации внутриклеточного кальция, оксидативный стресс и эксайтотоксичность, митохондриальную дисфункцию. Восстановление последней также позволяет ингибировать апоптоз. В ряде исследований показано, что применение таких веществ, как креатин, α-липоевая кислота, никотинамид и эпигаллокатехин галлат, противодействующих оксидативному стрессу, восстанавливает функционирование митохондрий и обеспечивает нейропротекторный эффект [33].
Еще одно перспективное направление антиапоптозной активности – использование ингибиторов каспазы. Одним из таких веществ является калпептин (ингибитор калпаина), на экспериментальной модели глаукомы показавший нейропротекторные свойства [20]. Однако наличие многочисленных альтернативных механизмов клеточной гибели при глаукоме не позволяет рассматривать данную группу препаратов как основное средство предупреждения прогрессирования ГОН.

Ингибиторы Rho-киназы
Центральная роль белков Rho во всех изученных эукариотических клетках – это их контроль над актиновым цитоскелетом. Функционирование Rho-ассоциированных киназ (Rho/ROCK-путь) играет важную роль в модуляции цитоскелета клеток, синтезе компонентов внеклеточного матрикса в структурах, обеспечивающих отток внутриглазной жидкости, и проницаемости эндотелиальных клеток Шлеммова канала. Активация Rho/ROCK-пути приводит к сокращению трабекулярной сети, а его ингибирование – к расслаблению трабекулы с последующим увеличением оттока водянистой влаги и, соответственно, снижению ВГД. В этой связи ингибиторы Rho-киназы, отличающиеся по механизму действия от всех известных в настоящее время снижающих ВГД препаратов, рассматриваются как перспективное направление гипотензивной терапии глаукомы. Rho/ROCK-система вовлечена в механизмы нейропротекции зрительного нерва. Инактивация Rho/ROCK вызывает увеличение глазного кровотока, в частности кровотока сетчатки, путем расслабления гладкомышечных клеток сосудов, повышает устойчивость ганглионарных клеток сетчатки и способствует регенерации их аксонов. Таким образом, ингибиторы Rho-киназы могут оказаться перспективным многофакторным средством лечения глаукомы [39].

Генная и иммуномодулирующая терапия
Основные исследования в области генной терапии ведутся в направлении разработки факторов с антиапоптозной активностью. Кандидатными веществами в настоящее время могут считаться Депренил, специфический ингибитор моноаминоксидазы, увеличивающий экспрессию генов, замедляющих апоптоз, и Флунаризин как фактор, замедляющий светоиндуцированный апоптоз фоторецепторных клеток [42].
Среди других перспективных направлений нейропротекции упоминаются иммуномодулирующая терапия и использование стволовых клеток. В эксперименте на животных показано, что интравитреальное введение мезенхимальных стволовых клеток привело к статистически значимому увеличению общей выживаемости аксонов ганглионарных клеток сетчатки и уменьшению объема их потери при экспериментальной глаукоме [24].
Среди возможностей, повышающих эффективность нейропротекторной терапии, следует отметить технологии, направленные на адресную доставку лекарственных средств к заднему полюсу глаза: длительную катетеризацию ретробульбарного пространства, субтеноновую имплантацию пропитанной растворами препарата коллагеновой губки и их комбинации и пр. [5, 11]. К направлениям непрямой нейропротекции можно отнести и разнообразные физиотерапевтические мероприятия: прямую и чрескожную электростимуляцию, магнито- и лазеростимуляцию и др. Наконец, нельзя не упомянуть ряд хирургических вмешательств, конечная цель выполнения которых в значительной мере соответствует понятию нейропротекции. Речь идет о различных реваскуляризирующих операциях, направленных на улучшение кровообращения в области заднего полюса, операциях рассечения склерального кольца вокруг зрительного нерва с целью его декомпрессии (как экстраокулярным, так и эндовитреальным доступом) [8, 13].

Заключение
В настоящее время все более очевидным становится факт, что глаукома представляет собой мультифакториальную патологию, сопровождающуюся значительной потерей ганглиозных клеток сетчатки. Этот процесс возникает вследствие целого ряда патогенетических механизмов, включающих не только повышение ВГД, но и нарушение ауторегуляции, развитие ишемии, дефицит нейротрофических факторов, глутамат-индуцированную эксайтотоксичность, иммунологические нарушения, нарушение метаболизма кальция, оксидативный стресс. Снижение ВГД продолжает оставаться основной стратегией лечения глаукомы, однако изучение альтернативных способов предупреждения прогрессирования заболевания вызывает все больший интерес исследователей. В этой связи нейропротекция представляется одним из наиболее многообещающих направлений лечения и предупреждения прогрессирования такого грозного заболевания, как глаукома.

Литература
1. Алексеев И.Б., Ломакина О.Е., Шиналиева О.Н. и др. Эффективность использования препарата Семакс 0,1% в качестве нейропротекторной терапии у глаукомных больных // Глаукома. 2012. № 1. С. 48–52.
2. Алексеев В.Н., Козлова Н.В. Применение Ретиналамина у больных с первичной открытоугольной глаукомой // Глаукома. 2013. № 1. C. 49–52.
3. Алексеев В.Н., Корелина В.Е., Шаша Ч. Нейропротекция новым антиоксидантом Рексод при экспериментальной глаукоме // Клиническая офтальмология. 2008. № 3. С. 82–83.
4. Астахов Ю.С., Бутин Е.В., Морозова Н.В. и др. Результаты применения ретиналамина у больных с первичной открытоугольной глаукомой // Глаукома. 2006. № 2. С. 43–47.
5. Баранов В.И., Березников А.И., Даниленко О.А. и др. Первый опыт комбинированной методики лечения дистрофических заболеваний сетчатки и зрительного нерва // Клиническая офтальмология. 2009. Т. 10. № 1. С. 1-2.
6. Егоров Е.А., Давыдова Н.Г., Романенко И.А. и др. Мексидол в комплексном лечении глаукомы // Клиническая офтальмология. 2011. Т. 12. № 3. С. 107–109.
7. Егоров Е.А., Оганезова Ж.Г., Егорова Т.Е. Возможности применения Ретиналамина в терапии дистрофических заболеваний глаза (обзор клинических исследований) // Клиническая офтальмология. 2009. № 2. С. 57–59.
8. Индейкин Е.Н. Реваскуляризация хориоидеи при далеко зашедшей глаукоме // Офтальмол. журнал. 1980. С. 379–380.
9. Краморенко Ю.С., Добрица Т.А., Иманбаева З.А. Эмоксипин в лечении первичной глаукомы // Вестн. офтальмол. 1992. Т. 108. № 1. С. 14–15.
10. Нероев В.В., Еричев В.П., Ловпаче Д.Н. Пептиды в нейропротекторной терапии больных первичной открытоугольной глаукомой с нормализованным офтальмотонусом // Ретиналамин. Нейропротекция в офтальмологии. 2007. № 6. 37 c.
11. Нестеров А.П., Басинский С.Н. Новый метод введения лекарственных препаратов в задний отдел тенонова пространства // Вестн. офтальмол. 1991. № 5. С. 11–14.
12. Тедеева Н.С., Мельников В.Я., Вершинин А.М. и др. Применение гистохрома в лечении больных первичной открытоугольной глаукомой // Глаукома. 2014. № 1. С. 21–27.
13. Шмырева В.Ф., Шмелева О.А. Реваскулярная декомпрессия зрительного нерва – новая операция на зрительном нерве при прогрессирующей глаукоматозной оптической нейропатии // Вестник офтальмологии. 2002. № 3. С. 3-4.
14. Belforte N., Moreno M., de Zavalia N. et al. Melatonin: a novel neuroprotectant for the treatment of glaucoma // J.Pineal.Res. 2010 Vol. 48. № 4. P. 353–364.
15. Boltz A., Schmidl D., Weigert G. et al. Effect of latanoprost on choroidal blood flow regulation in healthy subjects // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2011. Vol. 52. № 7. P. 4410–4415.
16. EGS Terminology and Guidelines for Glaucoma (3rd Edition). Italy, DOGMA, 2008. 184 p.
17. Fang J.H., Wang X.H., Xu Z.R. et al. Neuroprotective effects of bis(7)-tacrine against glutamate-induced retinal ganglion cells damage // BMC Neurosci. 2010. Vol. 11. P. 31.
18. Fuchsjager-Mayrl G., Wally B., Rainer G. et al. Effect of dorzolamide and timolol on ocular blood flow in patients with primary open angle glaucoma and ocular hypertension // Br. J. Ophthalmol. 2005. Vol. 89. № 10. P. 1293–1297.
19. Gao H., Qiao X., Cantor L.B. et al. Upregulation of brain-derived neurotrophic factor expression by Brimonidine in rat retinal ganglion cells // Arch. Ophthalmol. 2002. Vol. 120. № 6. P. 797–803.
20. Govindarajan B., Laird J., Sherman R. et al. Neuroprotection in glaucoma using calpain-1 inhibitors: regional differences in calpain-1 activity in the trabecular meshwork, optic nerve and implications for therapeutics // CNS Neurol. Disord. Drug Targets. 2008. Vol. 7. № 3. P. 295–304.
21. Hirooka K., Kelly M., Baldridge W. et al. Suppressive actions of betaxolol on ionic currents in retinal ganglion cells may explain its neuroprotective effects // Exp Eye Res. 2000. Vol. 70. № 5. P. 611–621.
22. Hirooka K., Tokuda M., Miyamoto O. et al. The gingko biloba extract (EGB 761) provides a neuroprotective effect on retinal ganglion cells in a rat model of chronic glaucoma // Cu.r Eye Res. 2004. Vol. 28. № 3. P. 153–157.
23. Ji J.Z., Elyaman W., Yip H.K. et al. CNTF promotes survival of retinal ganglion cells after induction of ocular hypertension in rats: the possible involvement of STAT3 pathway // Eur. J. Neurosci. 2004 Vol. 19. № 2. P. 265–272.
24. Johnson T.V., Bull N.D., Hunt D.P. et al. Neuroprotective effects of intravitreal mesenchymal stem cell transplantation in experimental glaucoma // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2010. Vol. 51. № 4. P. 2051–2059.
25. Kanamori A., Naka M., Fukuda M. et al. Latanoprost protects rat retinal ganglion cells from apoptosis in vitro and in vivo // Exp. Eye Res. 2009. Vol. 88. № 3. P. 535–541.
26. Kittazawa Y., Shirai H., Go F.J. The effect of Ca2+ antagonist on visual field in low-tension glaucoma // Graefes Arch. Clin. Exp. Ophthalmol. 1989. Vol. 227. № 5. P. 408–412.
27. Kniep E.M., Roehlecke C., Ozkucur N. et al. Inhibition of apoptosis and reduction of intracellular pH decrease in retinal neural cell cultures by a blocker of carbonic anhydrase // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2006. Vol. 47. № 3. P. 1185–1192.
28. Kurashima H., Watabe H., Sato N. et al. Effects of prostaglandin F(2α) analogues on endothelin-1-induced impairment of rabbit ocular blood flow: comparison among tafluprost, travoprost, and latanoprost // Exp. Eye Res. 2010. Vol. 91. № 6. P. 853–859.
29. Martinez A., Sanchez-Salorio M. A comparison of the long-term effects of dorzolamide 2% and brinzolamide 1%, each added to timolol 0.5%, on retrobulbar hemodynamics and intraocular pressure in open-angle glaucoma patients // J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2009. Vol. 25. № 3. P. 239–248.
30. Miki H., Miki K. The effects on the intraocular pressure and visual field resulting from a switch in the treatment from timolol to betaxolol // J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2004. Vol. 20. № 6. P. 509–517.
31. Nakanishi Y., Nakamura M., Mukuno H. et al. Latanoprost rescues retinal neuro-glial cells from apoptosis by inhibiting caspase-3, which is mediated by p44/p42 mitogen-activated protein kinase // Exp. Eye Res. 2006. Vol. 83. № 5. P. 1108–1117.
32. Netland P.A., Chaturvedi N., Dreyer E.B. Calcium channel blockers in the management of low tension and open angle glaucoma // Am. J. Ophthalmol. 1993. Vol. 115. № 5. P. 608–613.
33. Osborne N.N. Pathogenesis of ganglion “cell death” in glaucoma and neuroprotection: Focus on ganglion cell axonal mitochondria // Prog. Brain Res. 2008. Vol. 173. P. 339–352.
34. Osborne N.N. Recent clinical findings with memantine should not mean that the idea of neuroprotection in glaucoma is abandoned // Acta Ophthalmol. 2009. Vol. 87. № 4. P. 450–454.
35. Osborne N.N., Wood J.P., Chidlow G. Invited review: Neuroprotective properties of certain beta-adrenoceptor antagonists used for the treatment of glaucoma // J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2005. Vol. 21. № 3. P. 175–181.
36. Quaranta L., Bettelli S., Uva M.G. et al. Effect of gingko biloba extract on preexisting visual field damage in normal tension pressure // Ophthalmology. 2003. Vol. 110. № 2. P. 352–362.
37. Schwartz M., Yoles E. Neuroprotection: a new treatment modality for glaucoma? // Curr. Opin. Ophthalmol. 2000. Vol. 11. № 2. P. 107–111.
38. Tamaki Y., Araie M., Tomita K. et al. Effect of topical betaxolol on tissue circulation in the human optic nerve head // J. Ocul. Pharmacol. Ther. 1999. Vol. 15. № 4. P. 313–321.
39. Wang J., Liu X., Zhong Y. Rho/Rho-associated kinase pathway in glaucoma (Review) // Int. J. Oncol. 2013. Vol. 43. № 5. P. 1357–1367.
40. Wheeler L.A., Woldemussie E. Alpha-2 adrenergic receptor agonists are neuroprotective in experimental models of glaucoma // Eur. J. Ophthalmol. 2001. Vol. 11. Suppl. 2. Р. 30–35.
41. Wheeler L.A., Gil D.W., Woldemussie E. Role of alpha-2 adrenergic receptors in neuroprotection and glaucoma // Surv. Ophthalmol. 2001. Vol. 45. Suppl. 3. Р. 290–296.
42. Wilson A.M., Di Polo A. Gene therapy for retinal ganglion cell neuroprotection in glaucoma // Gene Ther. 2012. Vol. 19. № 2. P. 127–136.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak