Новые возможности повышения эффективности патогенетического лечения оптического неврита

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №3 от 30.09.2016 стр. 140-144
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Егоров В.В., Поваляева Д.А., Смолякова Г.П., Данилова Л.П., Еманова Л.П. Новые возможности повышения эффективности патогенетического лечения оптического неврита // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2016. №3. С. 140-144
Целью работы явилась оценка клинической эффективности ирригационно-инфузионного способа местной глюкокортикостероидной (ГКС) терапии у больных с оптическим невритом (ОН).
Материал и методы: в исследовании участвовало 40 человек (49 глаз) с ОН в возрасте от 17 до 36 лет (в среднем 26,4±5,7 года). В зависимости от способа введения ГКС  дексаметазона пациенты были разделены на 2 группы: основная (23 человек – 28 глаз) и контрольная (17 человек – 21 глаз). У пациентов основной группы введение дексаметазона к зрительному нерву (ЗН) осуществляли через имплантированную в ретробульбарное пространство ирригационную систему в первой половине дня в разовой дозе 2 мг. При этом в первые 4 дня дексаметазон вводили 4 раза – суточная доза 8 мг; 5-й,  6-й и 7-й дни – 3 раза (6 мг); 8-й и 9-й дни – 2 раза (4 мг); 10-й день – 1 раз (2 мг). Общая доза дексаметазона составила 60 мг. В контрольной группе дексаметазон в дозе 8 мг вводили в/в в течение первых 4 дней, затем 3 дня  –  6 мг, 2 дня –  4 мг и в 10-й день – 2 мг. Дополнительно в течение этих же 10 дней пациентам осуществляли ежедневные ретробульбарные инъекции дексаметазона в дозе 2 мг. Общая доза дексаметазона на курс лечения составила 80 мг.
Результаты и обсуждение: в обеих группах больных с ОН после окончания ГКС-терапии отмечалось улучшение всех изучаемых параметров. Однако более значимые положительные изменения и укорочение сроков их наступления наблюдались у больных основной группы при проведении топической ГКС-терапии ирригационно-инфузионным методом в сравнении с контрольной группой, в которой применялась традиционная схема лечения ГКС. 
Выводы: клинико-функциональными преимуществами инфузионно-ирригационного метода  ретробульбарного введения ГКС по сравнению с традиционной схемой введения являются увеличение остроты зрения в 1,3 раза и уменьшение частоты развития постневритической атрофии ЗН в 2,7 раза при сроках наблюдения 12 мес.
По сравнению с традиционной схемой ГКС-терапии ирригационно-инфузионный метод введения в ретробульбарное пространство ГКС сокращает в 3 раза длительность периода восстановления утраченных зрительных функций при уменьшении в 1,2 раза суммарной курсовой дозы ГКС. 

Ключевые слова: оптический неврит, кортикостероидная терапия, адресная доставка, дексаметазон.

Для цитирования: Егоров В.В., Поваляева Д.А., Смолякова Г.П., Данилова Л.П., Еманова Л.П. Новые возможности повышения эффективности патогенетического лечения оптического неврита // РМЖ. Клиническая офтальмология. 2016. № 3. С. 140–144.
New features to increase the efficiency of pathogenetic treatment of optic neuritis
Egorov V.V.1,2, Povalyaeva D.A.1, Smolyakova G.P.1,2, Danilova L.P.1,2, Emanova L.P.1

1 The Khabarovsk branch of the State Institution Eye Microsurgery Complex named after S.N. Fyodorov 
2 Postgraduate Institute for Public Health Workers, Khabarovsk 

Objective. To evaluate the clinical effectiveness of the irrigation-infusion method of local glucocorticosteroid (GCS) therapy in patients with optic neuritis (ON).
Material and methods. The study involved 40 patients (49 eyes) with ON aged from 17 to 36 years (avg 26.4±5.7 years). Depending on the method of GCS infusion – dexamethasone, patients were divided into two groups: main (23 pers. – 28 eyes) and control (17 pers. – 21 eyes). Patients of the main group received dexamethasone infusion to the optic nerve through the implanted in the retrobulbar space irrigation system in the first half of the day at a dose of 2 mg. During first four days – 4 infusions (daily dose of 8 mg); on days 5–7 – 3 infusions (6 mg); on days 8–9 – 2 infusions (4 mg); on tenth day – 1 infusion (2 mg). The total dose of dexamethasone was 60 mg. Control group received dexamethason intravenously at a dose of 8 mg during first 4 days, then 3 days – 6 mg, 2 days – 4mg and the last 10th day – 2 mg. Additionally during these10 days patients received daily retrobulbar dexamethasone injections at a dose of 2 mg. The total dose of dexamethasone was 80 mg.
Results and discussion.  All studied parameters improved in both groups of patients with OТ after GCS treatment. However, a more significant positive changes and shortening the terms of their occurrence were obtained in the main group during the topical corticosteroids therapy by irrigation-infusion method in comparison with the control group who received traditional GCS treatment regimen.
Conclusions. Clinical and functional benefits of infusion-irrigation method of corticosteroids retrobulbar infusion  compared to the traditional scheme of infusion is 1.3 times increase of visual acuity  and 2.7 times reduction of incidence of postneuritic optic nerve atrophy during 12 months follow-up.
Compared with the traditional scheme of GCS therapy irrigation-infusion method reduces terms of recovery of lost visual functions by 3 times, and decreases the total corticosteroid dose in 1.2 times.

Key words: optic neuritis, corticosteroid therapy, address delivery, dexamethasone.

For citation: Egorov V.V., Povalyaeva D.A., Smolyakova G.P., Danilova L.P., Emanova L.P. New features to increase the efficiency of pathogenetic treatment of optic neuritis // RMJ. Clinical ophthalmology. 2016. № 3. P. 140–144.

Статья посвящена новым возможностям повышения эффективности патогенетического лечения оптического неврита

    В структуре заболеваний зрительного нерва (ЗН) оптический неврит (ОН) составляет 30–40% [1]. В 30–60% случаев при ОН наблюдается двустороннее поражение ЗН. Для ОН характерны особая тяжесть клинического течения, высокий риск потери зрения и наступления инвалидности. Практическая слепота при ОН встречается в 21% случаев, инвалидами по зрению становятся 15% пациентов, что обусловливает высокую медицинскую и социальную значимость данной проблемы [2–4].
    Успех реабилитации больных  ОН во многом зависит от своевременного лечебного воздействия на патогенетические механизмы заболевания [5]. 
    Установлено, что ключевую роль в патогенезе ОН (независимо от причины его возникновения) играют активация нейроглии, избыточное образование нейроглией и клетками иммунной системы (ИС) провоспалительных цитокинов и других медиаторов воспаления, нарушения микроциркуляции и внутрисосудистого гемостаза, повышение проницаемости гематоневрального барьера, проникновение в аксоны ЗН гематогенных факторов ИС (Т- и В-лимфоцитов) и их сенсибилизация. В результате срыва механизмов иммунной толерантности происходит запуск клеточно-опосредованных иммунопатологических реакций аксонального поражения ЗН [6–8].
    Как правило, триггером вышеописанных изменений являются сопутствующие острые и хронические вирусные и бактериальные инфекции. 
    К особенностям лечения ОН (до выяснения этиологии заболевания) относится незамедлительное проведение лечебных мероприятий, направленных на подавление иммунопатологических механизмов воспалительной реакции в ЗН и восстановление зрительных функций. 
    Базовым и самым эффективным методом неотложной патогенетической терапии ОН на ранних этапах его клинической манифестации считается системное (в/в, пероральное) и/или местное (ретробульбарное) введение глюкокортикостероидов (ГКС), блокирующих иммунопатологические, биохимические и патофизиологические механизмы развития воспалительного процесса в ЗН [2, 9–12].
    Однако при системном введении ГКС из-за автономности органа зрения в ЗН не возникает терапевтической концентрации препарата, достаточной для быстрого и полного купирования воспалительного процесса и восстановления зрения. Ежедневные ретробульбарные инъекции ГКС могут привести к образованию внутриорбитальной гематомы, травматическим повреждениям ЗН и перфорации склеры глазного яблока с высоким риском необратимой потери зрения [13, 14].
    Для достижения оптимального противовоспалительного эффекта у больных  ОН нами применен ирригационно-инфузионный способ местной ГКС-терапии, при котором инфузии данного препарата в ретробульбарное пространство осуществляются через ирригационную систему [15]. Предложенный способ обеспечивает постоянную терапевтическую концентрацию ГКС, необходимую для быстрого и стойкого купирования воспалительного процесса в ЗН [16–18].
    Целью настоящей работы явилась оценка клинической эффективности ирригационно-инфузионного способа местной кортикостероидной терапии у больных  ОН.

    Материал и методы
    В клиническом исследовании участвовали 40 человек (49 глаз) с ОН в возрасте от 17 до 36 лет (в среднем 26,4±5,7 года). Из исследования были исключены пациенты с ОН при рассеянном склерозе и с другими неврологическими заболеваниями, которые требуют совместного ведения с неврологом. 
    В соответствии с клинико-анамнестическим, лабораторно-инструментальным мониторингом в спектре причин, способствующих развитию ОН, среди всей совокупности обследованных пациентов преобладала герпесвирусная инфекция (26 человек, 65%), значительно реже пусковыми факторами воспалительного процесса в ЗН являлись ОРВИ, грипп  (8 человек, 20%), обострения хронических очагов фокальной инфекции (синуситы, тонзиллиты, отиты (6 человек, 15%).
    В качестве неотложной патогенетической терапии все больные  ОН получали в/в инфузии 100,0 мл 1,5% раствора реамберина, обладающего мощными дезинтоксикационными, антиоксидантными и антигипоксическими свойствами; в/в 5,0 мл 2% раствора пентоксифиллина для улучшения микрогемоциркуляции ЗН; в/м 2,0 мл 12,5% раствора дицинона для уменьшения экссудативного отека ЗН. 
    Одновременно всем больным с обострением очагов хронической бактериальной инфекции назначали системную антибактериальную терапию – в/в 100,0 мл 0,2% раствора ципрофлоксацина.
    В зависимости от способа введения ГКС  дексаметазона пациенты с ОН были разделены на 2 группы: основную (23 человека – 28 глаз) и контрольную (17 человек – 21 глаз). Группы исследования были сопоставимы по полу, возрасту, тяжести воспалительного процесса в ЗН и исходным зрительным функциям (р<0,05).
    У пациентов основной группы введение дексаметазона к ЗН осуществляли через имплантированную в ретробульбарное пространство ирригационную систему. С учетом суточного ритма секреции эндогенных ГКС инфузии дексаметазона осуществляли в первой половине дня в разовой дозе 2 мг. При этом в первые 4 дня дексаметазон вводили 4 раза (суточная доза – 8 мг), в 5-й, 6-й и 7-й дни – 3 раза (6 мг), 8-й и 9-й дни – 2 раза (суточная доза – 4 мг), 10-й день – 1 раз (суточная доза – 2 мг). Общая доза дексаметазона составила 60 мг. Во второй половине дня через инфузионную систему двукратно каждые 2 ч вводили 0,5 мл 1% раствора эмоксипина и однократно 5 мг ретиналамина. Данные препараты обладают прямым антиоксидантным и иммуномодулирующим действием, способностью оптимизировать капиллярную перфузию нервной ткани, а также активируют миелинизацию аксонов ЗН. Курс лечения продолжался 10 дней.
    В контрольной группе пациентов дексаметазон в дозе 8 мг вводили в/в в течение первых 4-х дней, затем 3 дня – 6 мг, 2 дня – 4 мг,  в 10-й день – 2 мг. Дополнительно в течение этих 10 дней пациентам осуществляли ежедневные ретробульбарные инъекции дексаметазона в дозе 2 мг. Общая доза дексаметазона на курс лечения составила 80 мг. На протяжении 10 дней ежедневно пациентам контрольной группы во второй половине дня дополнительно проводили ретробульбарные инъекции 0,5 мл 1% раствора эмоксипина. 
    Этиотропную противовирусную химиотерапию назначали через 5–7 дней после получения лабораторного результата ИФА исследований.
   После окончания курсового лечения пациентам 2 групп для закрепления полученного результата и восстановления нарушенной капилляризации в ЗН назначали в течение 1 мес. перорально пикамилон 20 мг 3 р./сут. Данный препарат обладает антиагрегантным и антигипоксантным действием и способностью улучшать кровоснабжение в сосудах ЗН. Кроме того, интраназально инстиллировали 0,1% раствор семакса, обладающего выраженным антиоксидантным, антигипоксическим, ангиопротективным и нейротрофическим действием.
    Мониторинг офтальмологических показателей включал: визометрию с помощью проектора знаков Carl Zeiss Jena (Германия), непрямую бесконтактную офтальмоскопию с линзой 90 диоптрий, статическую компьютерную периметрию с помощью аппарата Humphrey (Германия). Кроме того, исследовались показатели электрической чувствительности (ПЭЧ) и электрической лабильности (ЭЛ) ЗН на аппарате «Диагност» (Россия), зрительных вызванных потенциалов (ЗВП) на аппарате «Нейро-МВП» (многофункциональный компьютерный комплекс, Россия). Методом ультразвукового сканирования на многофункциональной ультразвуковой системе Logiq (универсальный датчик линейный от 4 до 12 МГц, США) определяли диаметр ретробульбарной части (ДРЧ) ЗН. 
    Все исследования проводили до начала лечения, через 10 дней, 1, 3 и 12 мес. после окончания курса ГКС-терапии. Клинико-функциональные показатели интактных глаз у больных с односторонним ОН были взяты за вариант нормы.
    Статистический анализ полученных результатов осуществляли с помощью компьютерной программы Microsoft Exсel с выявлением достоверности различия по критерию Стьюдента.

    Результаты и обсуждение. Результаты офтальмологического обследования в день поступления показали, что в большинстве случаев среди пациентов как основной (16 человек,  69,5±2,3%), так и контрольной группы (12 человек, 70,6±2,5%) ОН протекал в форме папиллита и сопровождался типичной офтальмоскопической картиной: гиперемией и нечеткостью границ диска ЗН различной степени выраженности; расширением венул и мелкими штрихообразными и петехиальными кровоизлияниями в ткань диска и перипапиллярную сетчатку; наличием воспалительного экссудата в задних отделах стекловидного тела и сосудистой воронке диска ЗН. У остальных больных основной группы (7 человек, 30,5±1,9%) и контрольной группы (5 человек, 29,4±2,5%) имел место ретробульбарный неврит с отсутствием явных офтальмоскопических изменений диска ЗН, подтвержденный показателями ЗВП и результатами ультразвукового В-сканирования его ретробульбарной части. 
    Исходная острота зрения при поступлении в клинику была резко снижена: в среднем до 0,14±0,02 отн. ед. у пациентов основной группы и до 0,18±0,03 у пациентов контрольной группы. При статической периметрии у пациентов обеих групп в центральном поле зрения (0–20 град.) диагностированы абсолютные и относительные скотомы, суммарное количество которых не имело достоверных межгрупповых различий (р>0,05) и составило у больных основной группы соответственно в среднем 18,6±1,5 и 14,1±0,5, контрольной – 17,4±1,3 и 14,7±0,7.
    Как в основной, так и в контрольной группе в исходном состоянии у больных на глазах с ОН по сравнению с интактными глазами регистрировали равнозначные нарушения электрофизиологических показателей: достоверное увеличение латентных периодов и снижение амплитудных характеристик позитивного компонента Р100 ЗВП; статистически значимые повышение ПЭЧ и снижение ЭЛ ЗН (р<0,05). По данным ультразвукового В-сканирования в обеих группах больных  ОН регистрировали соизмеримое увеличение диаметра ретробульбарной части ЗН до 5,2±0,5 мм в основной группе и 5,05±0,57 мм – в контрольной при норме 3,5±0,09 мм.
    Динамика клинико-функциональных и ультразвуковых показателей у больных  ОН при различных методах введения ГКС приведена в таблице 1.

Таблица 1. Динамика функциональных показателей при различных методах проведения ГКС-терапии в группах сравнения

    Анализ представленных в таблице 1 данных показал, что в обеих группах больных  ОН после окончания ГКС-терапии отмечалось улучшение всех изучаемых параметров. Однако более значимые положительные изменения и укорочение сроков их наступления наблюдались у больных основной группы при проведении топической ГКС-терапии ирригационно-инфузионным методом в сравнении с контрольной группой, в которой применялась традиционная схема лечения ГКС. 
    Так, острота зрения у больных основной группы сразу после окончания курса ГКС-терапии возросла в среднем в 5,3 раза против исходной, в то время как у пациентов контрольной группы она увеличилась в среднем только в 3,3 раза (р<0,05).
    Данные электрофизиологических исследований после завершения ГКС-терапии у больных основной группы в сравнении с исходными в среднем характеризовались снижением латентности на 17,4±1,5% и повышением амплитуды на 15,9±0,9% Р100 ЗВП; увеличением почти в 2 раза ЭЛ и снижением в 3,4 раза ПЭЧ ЗН и статистически значимо не отличались от нормы (р≥0,05). В то же время в контрольной группе пациентов, получавших ГКС-терапию традиционным методом, относительно исходных значений был менее выраженный клинико-функциональный эффект: снижение латентности на 8,1%±0,5, повышение амплитуды Р100 ЗВП на 6,8±0,4%, увеличение ЭЛ в 1,3 раза и уменьшение ПЭЧ ЗН в 2,6 раза. И только спустя 1 мес. после лечения средние значения клинико-функциональных показателей у пациентов контрольной группы достигли значений, соответствующих норме (р>0,05). 
    По данным компьютерной периметрии у всех больных основной группы после завершения курса инфузионно-ирригационной ГКС-терапии регистрировали уменьшение в 3,5 раза суммарного количества скотом, которые к 1 мес. наблюдения полностью исчезали. В контрольной группе после окончания традиционной ГКС-терапии отмечали менее заметное снижение (в среднем в 1,3 раза относительно исходных) суммарного количества скотом и диагностировали их присутствие у 72% пациентов даже к 3 мес. наблюдения.
    В процессе ультразвукового исследования была выявлена тесная взаимосвязь между темпами восстановления нормального диаметра ретробульбарной части ЗН и утраченных зрительных функций. У больных основной группы сразу после окончания инфузионно-ирригационной ГКС-терапии диаметр ретробульбарного отдела ЗН достигал нормальных значений, что соответствовало максимальному улучшению клинико-функциональных показателей. В контрольной группе после традиционной схемы ГКС-терапии наблюдали удлинение периода восстановления нормального диаметра ретробульбарного отдела ЗН (до 1 мес.), что сопровождалось пролонгированием сроков улучшения зрительных функций.
    Через 12 мес. после окончания курса лечения ОН ГКС у большинства пациентов основной группы (21 человек – 26 глаз (92,9%) достигнутый ранее результат лечения оставался стабильным. И только на 2 глазах (7,1 %) у 2 человек была выявлена тенденция к снижению остроты зрения до 0,7–0,8 (на 0,1–0,2 ниже ранее достигнутого уровня). Офтальмоскопически это проявлялось деколорацией височной половины диска ЗН и расценено нами как свидетельство развития постневритической частичной атрофии ЗН.
    У пациентов контрольной группы к этому периоду наблюдения постневритическая частичная атрофия ЗН диагностировалась в 2,7 раза чаще, чем в основной группе, и была отмечена на 4 глазах (19%) у 4 человек. У всех этих пациентов было выявлено снижение остроты зрения до 0,4–0,7 (на 0,2–0,3 ниже ранее достигнутого уровня) и электрофизиологических показателей, а также офтальмоскопически отмечалась деколорация диска ЗН.

    Выводы
1. Топическая ретробульбарная инфузионно-ирригационная ГКС-терапия оптимизирует эффективность медицинской реабилитации больных  ОН путем быстрого купирования воспалительной реакции, полноценного восстановления и сохранения способности к нормальному функционированию нервных волокон ЗН.
2. Клинико-функциональным преимуществом инфузионно-ирригационного метода ретробульбарного введения ГКС по сравнению с традиционной схемой введения являются увеличение в 1,3 раза остроты зрения и уменьшение в 2,7 раза частоты развития постневритической атрофии ЗН при сроках наблюдения 12 мес.
3. По сравнению с традиционной схемой ГКС-терапии ирригационно-инфузионный метод введения в ретробульбарное пространство ГКС сокращает в 3 раза длительность периода восстановления утраченных зрительных функций при уменьшении в 1,2 раза суммарной курсовой дозы ГКС, что особенно важно, учитывая известные в клинической фармакотерапии их побочные эффекты.
4. Предложенный способ адресной доставки в ткани ЗН ГКС малотравматичен, прост в использовании, не вызывает побочных реакций и в связи с высокой эффективностью может быть рекомендован для широкого применения в клинической практике.
Литература
1. Либман Е.С., Шахова Е.В. Слепота и инвалидность вследствие патологии органа зрения в России // Вестник офтальмологии. 2006. № 1. С. 35–37 [Libman E.S., Shakhova E.V. Blindness and disability due to eye pathology in Russia // Annals of Ophthalmology. 2006. Vol. 1. Р. 35–37 (in Russian)].
2. Егоров Е.А., Астахов Ю.С., Ставицкая Т.В. Офтальмофармакология. М., 2004. С. 409–411 [Egorov E.A., Astakhov Yu.S., Stavitsky T.V. Ophthalmopharmacology. M., 2004. P. 409–411 (in Russian)].
3. Нероев В.В., Карлова И.З., Гусева Р.М. и др. Пульс-терапия в лечении оптического неврита при рассеянном склерозе // Вестник офтальмологии. 2003. № 5. С. 28–30 [Neroev V.V., Karlova I.Z., Guseva R.M. et al. Pulse-therapy in the treatment of optic neuritis in multiple sclerosis // Annals of Ophthalmology. 2003. Vol. 5. Р. 28–30 (in Russian)].
4. Поваляева Д.А., Егоров В.В., Смолякова Г.П., Данилова Л.П., Еманова Л.П. Комплексная терапия острого идиопатического оптического неврита // Современные технологии в офтальмологии. 2015. № 2(6). С. 161–163 [Povalyaeva D.A., Egorov V.V., Smolyakova G.P., Danilova L.P., Emanova L.P. Complex therapy of acute idiopathic optic neuritis // Modern technologies in ophthalmology. 2015. Vol. 2(6). Р. 161–163 (in Russian)].
5. Гусев Е.В., Никифоров А.С., Гехт А.Б. Лекарственные средства в неврологической практике. М.: Медицина, 2003. 120 с. [Gusev E.V., Nikiforov A.S., Hecht A.B. Drugs in neurologic practice. M.: Medicine. 2003. 120 p. (in Russian)].
6. Клинические рекомендации. Офтальмология / под ред. Л.К. Мошетовой, А.П. Нестерова, Е.А. Егорова. М., 2006. 237 с. [Сlinical guidelines. Ophthalmology. / edited by L.K. Moshetova, A.P. Nesterov, E.A. Egorov. M., 2006. 237 p. (in Russian)].
7. Калюжин О.В., Дикинов З.Х., Евсегнеева И.В. Модели интраокулярного воспаления // Иммунопатология, аллергология, инфектология. 2011. № 2. С. 14–19 [Kalyuzhin O.V., Dikinov Z.H., Evsegneeva I.V. Models of intraocular inflammation // Immunopathology, allergology, infectology. 2011. Vol. 2. Р. 14–19 (in Russian)].
8. Ермакова Н.А. Общие представления о патогенезе увеитов // Клиническая офтальмология. 2003. № 4. С. 141–143 [Ermakova N.A. Common understanding of the pathogenesis of uveitis // Clinical Ophthalmology. 2003. Vol. 4. Р. 141–143 (in Russian)].
9. Сидоренко Е.И. Способы повышения эффективности лечения глазных заболеваний: экстраокулярная ирригационная терапия, инфразвук. М.: Миклош, 2009. 128 с. [Sidorenko E.I. Ways to improve the efficiency of the treatment of eye diseases: extraocular irrigation therapy, infrasound. M.: Miklosh, 2009. 128 p. (in Russian)].
10. Морозов В.И., Яковлев А.А. Заболевания зрительного пути. Клиника. Диагностика. Лечение. М.: Бином, 2010. 650 с. [Morozov V.I., Yakovlev A.A. Diseases of the visualpathway. Clinic. Diagnostics. Treatment. M.: Binom, 2010. 650 p. (in Russian)].
11. Максимов И.Б., Мошетова Л.К., Савостьянова С.А. Ретиналамин в комплексном лечении инволюционных центральных дистрофий. СПб., 2006. С. 95 [Maksimov I.B., Moshetova L.K., Savostyanova S.A. Retinalamin in complex treatment of involutional central dystrophies. SPb., 2006. P. 95 (in Russian)].
12. Полунин Г.С., Шеремет Н.Л., Нуриева С.М., Мясоедов Н.Ф., Андреева Л.А. Средство и способ лечения невритов зрительного нерва воспалительной, токсико-аллергической, сосудистой этиологии и атрофии зрительного нерва. Патент RU 2157258. Опубл. 10.10.2000. Доступно по: http://www1.fips.ru/fips_servl/fips_servlet (дата обращения 11.01.2016). [Polunin G.S., Sheremet N.L., Nurieva S.M., Myasoedov N.F., Andreeva L.A. Means and method for treatment of optic neuritis of inflammatory, toxic-allergic, vascular etiology and of optic nerve atrophy. RU patent 2157258. October 10, 2000 (in Russian)].
13. Бровкина А.Ф., Лихванцева В.Г., Степаненко Р.Н., Михайлова А.А. Способ ретробульбарного введения лекарственных препаратов. Патент RU 2164113. Опубл. 20.03.2001. Доступно по: http://www1.fips.ru/fips_servl/fips_servlet. (дата обращения 11.01.2016) [Brovkina A.F., Likhvantseva V.G., Stepanenko, R.N., Mikhailova A.A. Method of retrobulbar introduction of medications. RU patent 2164113. March 20, 2001 (in Russian)].
14. Данилова Л.П., Сорокин Е.Л., Егоров В.В., Смолякова Г.П., Еманова Л.П. Применение метода интенсивной инфузионной терапии лекарственных препаратов к заднему отрезку глаза при острых сосудистых и воспалительных заболеваниях сетчатки и зрительного нерва // Здравоохранение Дальнего Востока. 2007. № 3. С. 67–71 [Danilova L.P., Sorokin E.L., Egorov V.V., Smolyakova G.P., Emanova L.P. Application of intensive drugs infusion therapy to the posterior eye segment in acute vascular and inflammatory diseases of the retina and optic nerve // Healthcare of the Far East. 2007. Vol. 3. Р. 67–71 (in Russian)].
15. Данилова Л.П., Смолякова Г.П., Еманова Л.П. Способ комплексной терапии оптического неврита. Патент RU 2320300. Опубл. 27.03.2008. Доступно по: http://www1.fips.ru/fips_servl/fips_servlet. (дата обращения 11.01.2016). [Danilova L.P., Smolyakova G.P., Emanova L.P. Complex therapy method for treating optical neuritis cases. RU patent 2320300. March 27, 2008 (in Russian)]
16. Егоров В.В., Тен Ю.Э., Данилова Л.П., Смолякова Г.П., Еманова Л.П., Поваляева Д.А. Перспектива местной кортикостероидной пульс-терапии в комплексном лечении пациентов с идиопатическим оптическим невритом // Здравоохранение Дальнего Востока. 2014. № 3. С. 57–59 [Egorov V.V., Ten Y.E., Danilova L.P., Smolyakova G.P., Emanova L.P., Povalyaeva D.A. The prospect of local corticosteroid pulse-therapy in treatment of patients with idiopathic optic neuritis // Healthcare of the Far East. 2014. Vol. 3. Р. 57–59 (in Russian)].
17. Поваляева Д.А., Егоров В.В., Смолякова Г.П., Данилова Л.П., Еманова Л.П. Результаты применения кортикостероидной терапии с адресной доставкой к заднему полюсу глаза в лечении пациентов с идиопатическим оптическим невритом // Современные технологии в офтальмологии. 2015. № 3(7). С. 132–135 [Povalyaeva D.A., Egorov V.V., Smolyakova G.P., Danilova L.P., Emanova L.P. Results of application of corticosteroid therapy by “address” delivery to the posterior eye segment in patients with idiopathic optic neuritis // Modern technologies in ophthalmology. 2015. Vol. 3(7). Р. 132–135 (in Russian)].
18. Егоров В.В., Смолякова Г.П., Лузьянина В.В., Соловьева Ю.Б. Заболевания зрительных путей. Хабаровск, 2007. 135 с. [Egorov V.V., Smolyakova G.P., Luzyanina V.V., Solovyova Y.B. Diseases of the visual pathways. Khabarovsk, 2007. 135 p. (in Russian)].

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak