Особенности тонометрии после кераторефракционных операций

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №2 от 06.05.2015 стр. 77
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Вострухин С.В., Агаджанян Т.М., Фокина Н.Д., Шерстнева Л.В. Особенности тонометрии после кераторефракционных операций // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2015. №2. С. 77
Резюме
Принцип измерения большинства офтальмотонометров основан на механическом воздействии на роговицу с регистрацией ответа, зависящего от давления жидкости внутри глаза и свойств фиброзной оболочки. Кераторефракционные операции индуцируют выраженные изменения свойств роговицы, наиболее существенные изменения связаны с радиальной кератотомией. В настоящее время эти пациенты достигли зрелого возраста, когда увеличивается риск развития глаукомы. Схожие проблемы возникают у пациентов после современных кераторефракционных операций. Внутриглазное давление (ВГД) является фактором риска, единственной мишенью лечения и важным элементом мониторинга глаукомы. Это обусловливает актуальность детальной оценки влияния кераторефракционных операций на показатели офтальмотонометрии.
Ключевые слова: кераторефракционные операции, радиальная кератотомия, фоторефракционная кератэктомия, лазерный субэпителиальный кератомилез, лазерный кератомилез, показатели офтальмотонометрии.
Для цитирования: Вострухин С.В., Агаджанян Т.М., Фокина Н.Д., Шерстнева Л.В. Особенности тонометрии после кераторефракционных операций (обзор литературы) // РМЖ. Клиническая офтальмология. 2015. № 2. С. 77–82.

Abstract
Tonometry peculiarities after keratorefractive surgery
Vostrukhin S.V. 1, Agadzhanyan T.M. 1,
Fokina N.D. 2, Sherstneva L.V. 2

1 The Scientific Research Institute of Eye Diseases
2 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University, Moscow
The operating principle of most tonometers is based on producing a physical impact on the cornea and measuring the response, which depends on an intraocular pressure (IOP) and properties of a fibrous layer of an eye. Keratorefractive surgery induces evident changes of corneal features. The most substantial changes are associated with radial keratotomy. Patients who had undergone radial keratotomy reached middle age, when the risk of glaucoma development increases. Patients who undergo modern keratorefractive surgery nowadays might face the same problems in the future. IOP is a risk factor, the target of a treatment and an important element of glaucoma monitoring. This makes a detailed evaluation of keratorefractive procedures and their influence on the ophthalmotonometry an uptodate issue.
Keywords: keratorefractive surgery, radial keratotomy, photorefractive keratectomy, laser epithelial keratomileusis, laserassisted in situ keratomileusis, ophthalmotonometry.
For citation: Vostrukhin S.V., Agadzhanyan T.M., Fokina N.D., Sherstneva L.V. Tonometry peculiarities after keratorefractive surgery. Literature review // RMJ. Clinical ophthalomology. 2015. № 2. P. 77–82.

В последние десятилетия рефракционная хирургия получила заметное развитие. Местом приложения большинства операций, влияющих на оптические свойства глаза, является роговица. Независимо от принципа хирургического воздействия (нанесение надрезов, абляция и т. д.) такие операции изменяют биомеханические свойства – существенный компонент, влияющий на показатели различных методов определения ВГД. Принцип измерения большинства офтальмотонометров основан на механическом воздействии на роговицу с регистрацией ответа, который зависит не только от давления жидкости внутри глаза, но и от свойств его фиброзной оболочки [1–4]. Калибровка наиболее распространенных приборов для определения ВГД не учитывает влияние кераторефракционных вмешательств [5–8].

С учетом стойкой тенденции к увеличению общего количества подобных операций достоверное определение ВГД после их проведения становится существенной проблемой. При этом следует учитывать социальную значимость глаукомы и актуальность точности определения офтальмотонуса, с диагностической точки зрения существенными считаются ошибки измерения ВГД, связанные с занижением показателя тонометрии. Это было показано в работах С.Э. Аветисова, Е.А. Егорова и др. [9–19]. Именно подобный тип погрешностей возможен после кераторефракционных операций, предполагающих ослабление биомеханических свойств роговицы [20]. После радиальной кератотомии такие изменения происходят в результате нанесения на роговицу радиальных надрезов, а после эксимерлазерных вмешательств – вследствие уменьшения толщины роговицы [21]. Скрининговая функция тонометрических методик обусловливает актуальность детальной оценки влияния кераторефракционных операций на показатели офтальмотонометрии.

Эволюция кераторефракционных вмешательств
В 1950 г. Sato предложил комбинировать передние и задние надрезы роговицы с целью изменения клинической рефракции глаза [22]. С этого момента начало формироваться новое направление – кераторефракционная хирургия. Первой подобной операцией, получившей широкое распространение в клинической практике, стала передняя радиальная кератотомия (РК). Она направлена на ослабление рефракции роговицы, которое происходит за счет нанесения на ее прозрачную часть радиальных надрезов, при этом центральная зона диаметром 2,5–3,0 мм остается интактной. Получаемый эффект связан с изменением топографии роговицы: увеличение радиуса кривизны ее центральной части сопровождается уменьшением радиуса кривизны участков на средней периферии. К основным недостаткам вмешательства относят неудовлетворительные прогнозируемость и стабильность эффекта, а также высокую вероятность побочного действия [23–26].

На рубеже столетий этот вид кераторефракционной хирургии был вытеснен эксимерлазерными технологиями: поверхностной фоторефракционной кератэктомией (ФРК), лазерным субэпителиальным кератомилезом – LASEK (Laser Epithelial Keratomileusis) и интрастромальными методиками: лазерным кератомилезом – LASIK (LaserAssisted in Situ Keratomileusis) [23–29]. Принципиальная возможность применения эксимерного лазера для кераторефракционной хирургии была доказана работами Trokel [30]. Предложенная им операция ФРК предполагала удаление поверхностных слоев стромы в центральной зоне роговицы с целью ее уплощения и ослабления клинической рефракции. Технология LASIK основана на фотоабляции глубоких слоев стромы после предварительного формирования роговичного лоскута. В модификации LASEK абляцию стромы проводят после предварительного отслаивания переднего эпителия роговицы химическим способом. В отличие от РК эксимерлазерные методы коррекции рефракционных нарушений, как правило, существенно не влияют на регулярность рефракции роговицы, однако значимо уменьшают ее толщину в центральной зоне. Дальнейшее совершенствование лазерных методов коррекции рефракционных нарушений связано с комбинированным применением эксимерных и фемтосекундных лазеров (технологии FEMTOLASIK, FLEX и SMILE) [31, 32].

Методы измерения ВГД
Методы измерения ВГД условно разделяют на аппланационные (предполагающие уплощение контактируемой поверхности) и импрессионные (основанные на вдавлении поверхности в зоне контакта). Как правило, измерение проводят путем контакта с фиброзной оболочкой глаза. Исторически первые приборы для определения ВГД были склеральными, но отошли на второй план после создания роговичных аналогов. В настоящее время измерение путем механического контакта со склерой проводят только с помощью так называемой транспальпебральной тонометрии [33]. «Роговичные» методики тонометрии предполагают контакт тонометра с центральной, наиболее регулярной по форме зоной роговицы. При воздействии на периферические участки биомеханический ответ менее стабилен и в большей степени зависит от индивидуальных свойств роговицы и удаленности от центральной зоны [34].
При аппланационной тонометрии возможны 2 подхода к оценке взаимодействия тонометра с роговицей: использование постоянной массы с измерением зоны аппланации (тонометр Маклакова) или определение силы воздействия, необходимой для достижения определенной (заданной) формы поверхности (тонометр Гольдмана, бесконтактный тонометр). В России для измерения ВГД наибольшее распространение получил тонометр Маклакова массой 10,0 г [35]. При тонометрии по Гольдману измеряется аппланационная сила, необходимая для создания зоны сплющивания диаметром 3,06 мм (площадью 7,3542 мм2). В зарубежной практике данный метод тонометрии является «золотым стандартом» [36]. При бесконтактной пневмотонометрии аппланацию роговицы обеспечивают кратковременным воздушным импульсом, а оптические датчики регистрируют изменение формы роговицы. Показатель ВГД фиксируют на фоне максимальной яркости отраженного сигнала, которая имеет место при уплощении роговицы в зоне диаметром 3,06 мм (аналогично тонометрии по Гольдману) [37].
Принципиально новые методы тонометрии позволяют уменьшить влияние биомеханических свойств фиброзной оболочки глаза на измеряемые показатели. В динамической контурной тонометрии используют принцип регистрации тангенциальных напряжений, возникающих в роговице при действии ВГД, и его колебаний в соответствии с фазами сердечного цикла. Данный принцип реализован в приборе Pascal (Zeimer, Швейцария) [38].
В основу так называемой двунаправленной пневмоаппланации роговицы (приборы Ocular Response Analyzer – ORA и Reichert 7CR, США) заложен принцип бесконтактной пневмотонометрии. Роговица, прогибаясь кзади под воздействием воздушной струи и возвращаясь к первоначальному положению, дважды проходит стадию относительного уплощения – при этом регистрируют величину ВГД в обеих точках аппланации. На основании этих данных рассчитывают показатель ВГД, близкий к таковому при тонометрии по Гольдману (GoldmannCorrelated Intraocular Pressure – IOPg), и роговичнокомпенсированное, т. е. не зависящее от биомеханических свойств роговицы ВГД (CornealCompensated Intraocular Pressure – IOPcc). С помощью прибора ORA также измеряют 2 параметра, отражающих биомеханические свойства роговицы: фактор резистентности роговицы (Corneal Resistance Factor – CRF), характеризующий ее упругие свойства и прямо коррелирующий с ее толщиной, и роговичный гистерезис (Corneal Hysteresis – CH) [39].
Точечная контактная тонометрия (прибор Iсare) предполагает уменьшение механического воздействия на роговицу за счет быстрого «отскока» миниатюрного наконечника от роговицы. Малая масса и скорость перемещения наконечника позволяют определять уровень ВГД практически без изменения формы роговицы [40].

Измерение ВГД после кераторефракционных операций
Причины погрешностей измерения ВГД после РК могут быть обусловлены значительными изменениями топографии роговицы и биомеханических свойств вследствие не только нанесения надрезов, но и особенностей их заживления [41]. Сообщения о возможном влиянии перенесенной РК на показатели тонометрии носят единичный характер. Sastry в своем исследовании сравнивал показатели тонометрии по Гольдману в группе пациентов, перенесших РК (через 1 год после операции), с данными, полученными у неоперированных пациентов [42]. Не было выявлено статистически значимой разницы, а средняя величина ВГД составила 14,6 мм рт. ст. в обеих группах. В ретроспективном исследовании были использованы данные обследования 824 пациентов, перенесших РК, отмечены снижение показателей тонометрии по Гольдману и их зависимость от количества надрезов. Среднее снижение измеряемого ВГД составило 1,0±3,1 мм рт. ст. [43]. Ряд исследований (достаточно разнородных по полученным результатам) посвящен вопросам тонометрии после применения различных методик эксимерлазерной коррекции рефракционных нарушений.

Sadigh исследовал точность тонометрии по Гольдману после ФРК. Погрешность измерения, которая выражалась в снижении показателей, оказалась линейно зависима от толщины абляции и составила 0,03 мм рт. ст. на 1 мкм абляции стромы роговицы [44].
Следует отметить и известный факт зависимости показателей тонометрии по Гольдману от кривизны роговицы. Так, при измерении ВГД офтальмотонометром Гольдмана в группе здоровых пациентов было выявлено, что при ослаблении рефракции роговицы на 3,0 дптр показатель ВГД уменьшается на 1,0 мм рт. ст. [45]. Сопоставив эти данные с результатами измерения ВГД после ФРК, можно теоретически прийти к выводу, что на каждые 10 мкм абляции погрешность аппланационных методов измерения ВГД составляет 0,33 мм рт. ст.
По данным Rosa, снижение регистрируемого ВГД офтальмотонометром Гольдмана больше прогнозируемого: при среднем уменьшении миопии на 7,6 дптр погрешность аппланационной тонометрии составила 5,8 мм рт. ст. [46].
Charman обследовал 100 пациентов, которым были выполнены ФРК и LASIK, сравнив полученные данные. Различия в результатах тонометрии по Гольдману и бесконтактной тонометрии были минимальны и статистически не достоверны. Непосредственно после ФРК ложное снижение ВГД было более выраженным, а при увеличении объема абляции средняя погрешность измерения возрастала с 0,7 до 1,5 мм рт. ст. (при коррекции миопии () 2,5 и () 10,0 дптр соответственно). Через 12 мес. после операции отмечено дополнительное снижение показателя ВГД в пределах 0,2–0,7 мм рт. ст. [47].
Дальнейшие исследования были направлены на регистрацию ВГД с помощью аппланации роговицы в парацентральных участках. Abbasog проводил измерение ВГД тонометром Гольдмана и бесконтактным пневмотонометром в центральных и периферических участках роговицы. До ФРК статистически достоверного различия между показателями ВГД в обеих зонах выявлено не было. После операции уровень измеряемого тонометром Гольдмана ВГД в центральной зоне был ниже, чем аналогичный показатель, определяемый на периферии, на 2,3±1,25 мм рт. ст., а показатели пневмотонометрии не изменились [48]. Исследования, направленные на определение погрешности динамической контурной тонометрии после ФРК, свидетельствуют об отсутствии статистически значимого изменения показателей данного тонометра после операции. Аналогичный вывод был сделан в отношении «отскокового» метода измерения ВГД (прибор iCare) [49]. В ряде исследований были проанализированы возможности различных методов тонометрии после проведения эксимерлазерной процедуры LASIK [50, 51].
При тонометрии по Гольдману разница ВГД до и после коррекции миопии составила от 2,0 до 5,0 мм рт. ст. при среднем уменьшении толщины роговой оболочки на 100 мкм (т. е. 0,3–0,5 мм рт. ст. на каждую диоптрию ослабления рефракции или на каждые 10 мкм уменьшения толщины роговицы) [52].

При уменьшении рефракции роговицы в результате выполнения LASIK более чем на 6,0 дптр возможно ложное снижение ВГД от 4 до 6 мм рт. ст. [47]. Данную ошибку объясняют не только уменьшением толщины роговицы, но и изменением топографии центральной зоны роговицы и ее вязкоэластических свойств [53].
Нивелировать влияние кераторефракционных операций на показатели офтальмотонометрии предлагают с помощью коррекции полученных данных математическими формулами [54]. Lee апробировал программу Orbscan II, которая направлена на коррекцию ошибок бесконтактной пневмотонометрии на основе анализа биомеханических свойств роговицы, толщины и топографии ее центральной зоны. Ученые пришли к выводу, что использование этой программы позволяет определять показатель ВГД, близкий к дооперационному [55].
При измерении ВГД после проведения LASIK доказана высокая информативность показателя IOPcc, определяемого с помощью двунаправленной пневмоаппланации роговицы [51]. Помимо этого, выявлено существенное снижение CH и CRF, что свидетельствует об уменьшении жесткости фиброзной оболочки глаза [51]. Другие авторы для оценки уровня ВГД после выполнения LASIK рекомендуют использовать динамическую контурную тонометрию [56].
Группа российских ученых также выявила характер влияния LASIK на показатели аппланационной тонометрии, в т. ч. тонометра Маклакова. При измерении ВГД грузом весом 10 г ошибка составила 1,7 мм рт. ст. при среднем уменьшении толщины роговицы на 70 мкм (0,2 мм рт. ст. на каждые 10 мкм) [57].
После LASEK при среднем уменьшении центральной толщины роговицы на 100 мкм данные динамической контурной тонометрии и роговичнокомпенсированного показателя ВГД практически не изменились. В то же время данные тонометрии по Гольдману и показатель, аналогичный таковому при тонометрии по Гольдману, – IOPg после операции статистически значимо снизились [58]. Johannesson выявил снижение показателей тонометрии по Гольдману и динамической контурной тонометрии на 1,9±1,7 и 0,9±1,3 мм рт. ст. соответственно спустя 2 года после операции LASEK при средней глубине абляции 47,0±19,0 мкм [59].

Заключение
Изменение анатомофункционального состояния роговицы после кераторефракционных операций в той или иной степени влияет на показатели тонометрии с тенденцией к их занижению. Погрешности измерения ВГД, с одной стороны, зависят от послеоперационных изменений биомеханики роговицы (при применении эксимерлазерных методик – от объема абляции), а с другой – от методики тонометрии. Перспективы повышения информативности измерения ВГД после кераторефракционных операций связаны с применением современных методов тонометрии (динамической контурной, точечной контактной тонометрии) и учитывающих биомеханические особенности фиброзной оболочки глаза (двунаправленной пневмоаппланации роговицы с определением роговичнокомпенсированного ВГД).

Литература
1. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Биомеханические свойства роговицы: клиническое значение, методы исследования, возможности систематизации подходов к изучению // Вестник офтальмологии. 2010. № 6. С. 3–7 [Аvetisov S.E., Bubnova I.A., Antonov A.A. Corneal biomechanics: clinical importance, evaluation, possibilities of sistemization of examination approaches // Vest Ophthalmol. 2010. № 6. S. 3–7 (in Russian)].
2. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Исследование биомеханических свойств роговицы у пациентов с нормотензивной и первичной открытоугольной глаукомой // Вестник офтальмологии. 2008. № 5. С. 14–6 [Аvetisov S.E., Bubnova I.A., Antonov A.A. Investigation of the biomechanical properties of the cornea in patients with normotensive and primary openangle glaucoma // Vest Ophthalmol. 2008. № 5. S. 14–16 (in Russian)].
3. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Исследование влияния биомеханических свойств роговицы на показатели тонометрии // Бюллетень Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2009. № 4. С. 30–33 [Avetisov S.E., Bubnova I.A., Antonov A.A. Investigation of the effect of biomechanical properties of the cornea on the performance of tonometry // Byulleten' Sibirskogo otdeleniya Rossiyskoy akademii meditsinskikh nauk. 2009. № 4. S. 30–33 (in Russian)].
4. Avetisov S.E., Novikov I.A., Bubnova I.A., Antonov A.A. et al. Determination of corneal elasticity coefficient using the ORA database // Journal of Refractive Surgery. 2010. Vol. 7. Р. 520–524.
5. Алексеев В.В. Оценка влияния параметров роговой оболочки на результаты тонометрии в здоровой популяции // Клиническая офтальмология. 2008. № 4. С. 128–130 [Alekseev V.V. Evaluation of influence of corneal parameters on tonometric results in normal subjects // RMJ. 2008. № 4. S. 128–130 (in Russian)].
6. Кальфа С.Ф., Вургафт М.Б., Грудский А.З. Пути развития и современное состояние эластотонометрии глаза // Русский офтальмологический журнал. 1959. С. 451–462 [Kal'fa S.F., Vurgaft M.B., Grudskiy A.Z. Ways of development and current state of the eye elastotonometry // ROJ. 1959. S. 451–462 (in Russian)].
7. Нестеров А.П., Вургафт М.Б. Калибровочные таблицы для эластотонометра Филатова – Кальфа // Вестник офтальмологии. 1972. № 2. С. 20–25 [Nesterov A.P., Wurgaft M.B. The calibration tables for elastotonometra Filatova – Kalfa Herald Ophthalmology // Vest Ophthalmol. 1972. № 2. S. 20–25 (in Russian)].
8. Ehlers N., Bramsen T., Sperling S. Applanation tonometry and central corneal thickness // Acta ophthalmologica. 1975. Vol. 1. Р. 34–43.
9. Киселева О.А., Робустова О.В., Бессмертный А.М., Захарова Е.К. и др. Распространенность первичной глаукомы у представителей разных рас и этнических групп в мире // Офтальмология. 2013. № 3. С. 5–8 [Kiseleva O.A., Robustova O.V., Bessmertny A.M., Zakharova E.K. et al. Prevalence of primary glaucoma in representatives of different races and ethnic groups in the world // Ophthalmology. 2013. № 3. S. 5–8 (in Russian)].
10. Киселева О.А., Робустова О.В., Бессмертный А.М., Захарова Е.К. и др. Распространенность первичной глаукомы у представителей разных рас и этнических групп в России и странах СНГ // Офтальмология. 2013. № 4. С. 11–15 [Kiseleva O.A., Robustova O.V., Bessmertny A.M., Zakharova E.K. et al. Prevalence of primary glaucoma in representatives of different races and ethnic groups in Russia and in CIS // Ophthalmology. 2013. № 4. S. 11–15 (in Russian)].
11. Онищенко А.Л., Колбаско А.В., Жилина Н.М., Захарова А.В. и др. Заболеваемость первичной глаукомой, ее гендерные особенности среди жителей крупного промышленного города Сибири // Офтальмология. 2014. № 4. С. 59–66 [Onischenko A.L., Kolbasko A.V., Zhilina N.M., Zacharova A.V. et al. Morbidity from primary glaucoma and its genderspecific aspects amongst the population of Siberian industrial town // Ophthalmology. 2014. № 4. S. 59–66 (in Russian)].
12. Петров С.Ю. Целевой уровень внутриглазного давления в оценке гипотензивной эффективности антиглаукомных операций // Офтальмология. 2014. № 4. С. 4–9 [Petrov S.Yu. Target IOP as a measure of glaucoma surgery efficacy // Ophthalmology. 2014. № 4. S. 4–9 (in Russian)].
13. Авдеев Р.В., Александров А.С., Бакунина Н.А., Басинский А.С. и др. Первичная открытоугольная глаукома: в каком возрасте пациента и при какой длительности заболевания может наступить слепота // Медикобиологические проблемы жизнедеятельности. 2014. № 2. С. 74–84 [Kuroyedov A.V., Avdeev R.V., Alexandrov A.S., Bakunina N.A. et al. Primary openangle glaucoma: at what age and at what disease duration blindness can occur // Medical and biological problems of life activity. 2014. № 2. S. 74–84 (in Russian)].
14. Авдеев Р.В., Александров А.С., Бакунина Н.А., Басинский А.С. и др. Предполагаемый возраст пациентов и период болезни для проведения интенсивных лечебнопрофилактических манипуляций при первичной глаукоме // Офтальмология. Восточная Европа. 2014. № 3. С. 60–71 [Kuroyedov A.V, Avdeev R.V. Alexandrov A.S., Bakunina N.A. et al. Projected age of patients and disease duration for intensive therapeutic and prophylactic actions in primary glaucoma // Oftalmologia. Vostochnaya Evropa. 2014. № 3. S. 60–71 (in Russian)].
15. Авдеев Р.В., Александров А.С., Бакунина Н.А., Басинский А.С. и др. Прогнозирование продолжительности сроков заболевания и возраста пациентов с разными стадиями первичной открытоугольной глаукомы // Национальный журнал глаукома. 2014. № 2. С. 60–69 [Avdeev R.V., Alexandrov A.S., Bakunina N.A., Basinsky A.S., et al. Prediction of disease duration and age of patients with different primary openangle glaucoma changes // Natsional'nyi zhurnal glaucoma. 2014. № 2. S. 60–69 (in Russian)].
16. Авдеев Р.В., Александров А.С., Бакунина Н.А., Басинский А.С. и др. Модель манифестирования и исходов первичной открытоугольной глаукомы // Клиническая медицина. 2014. № 12. С. 64–72 [Avdeev R.V., Alexandrov A.S., Bakunina N.A., Basinsky A.S. et al. A model of primary openangle glaucoma: manifestations and outcomes // Klinicheskaya meditsina. 2014. № 12. S. 64–72 (in Russian)].
17. Васина М.В., Егоров Е.А. Влияние толщины роговицы на уровень внутриглазного давления среди различных групп пациентов // РМЖ. Клиническая офтальмология. 2006. № 1. С. 16–19 [Vasina M.V., Egorov E.A. Effect of the corneal thickness on the level of intraocular pressure among different patient populations // RMJ. Clinical Ophthalmology. 2006. № 1. S. 16–19 (in Russian)].
18. Куроедов А.В., Брежнев А.Ю., Александров А.С. Как понизить уровень внутриглазного давления на 30% у пациентов с глаукомой (обзор литературы) // Военномедицинский журнал. 2009. № 6. С. 40–46 [Kuroyedov A.V., Brezhnev A.Yu., Alexandrov A.S. Principles of reduction of ophthalmotonous pressure on 30% by the patients with glaucoma (Review of literature) // Voennomeditsinskii zhurnal. 2009. № 6. S. 40–46 (in Russian)].
19. Куроедов А.В., Брежнев А.Ю., Александров А.С., Огородникова В.Ю. Принципы лечения начальной стадии глаукомы: хирургия против терапии (обзор литературы) // Военномедицинский журнал. 2011. № 5. С. 28–35 [Kuroyedov A.V., Brezhnev A.Yu., Alexandrov A.S., Ogorodnikova V.Yu. Principles of treatment of earlystage glaucoma: Surgery vs. Therapy (Review of literature) // Voennomeditsinskii zhurnal. 2011. № 5. S. 28–35 (in Russian)].
20. Бубнова И.А., Антонов А.А., Новиков И.А., Суханова Е.В. и др. Сравнение различных показателей ВГД у пациентов с измененными биомеханическими свойствами роговицы // Глаукома. 2011. № 1. С. 12–16 [Bubnova I.A., Antonov A.A., Novikov I.A., Sukhanova E.V. et al. Comparision of some IOP indices by patients with changed biomechanical properties of cornea // Glaucoma. 2011. № 1. S. 12–16 (in Russian)].
21. Pallikaris I.G., Papatzanaki M.E., Stathi E., Frenschock O. Laser In Situ Keratomileusis. Lasers in Surgery and Medicine. 1990. Р. 463–468.
22. Sato T. Posterior incision of cornea; surgical treatment for conical cornea and astigmatism // American journal of ophthalmology. 1950. Vol. 6. Р. 943–948.
23. Аветисов С.Э., Будзинская М.В., Казарян Э.Э., Гурова И.В. Диагностическое значение прижизненной морфометрии сетчатки у пациентов с субретинальной неоваскуляризацией // Вестник офтальмологии. 2007. № 3. С. 26–28 [Avetisov S.E., Budzinskaia M.V., Kazarian E.E., Gurova I.V. Diagnostic value of lifetime retinal morphometry in patients with subretinal neovascularization // Vestn Oftalmol. 2007. № 3. S. 26–28 (in Russian)].
24. Аветисов С.Э., Липатов Д.В., Федоров А.А. Морфологические изменения при несостоятельности связочного аппарата хрусталика // Вестник офтальмологии. 2002. № 4. С. 22–23 [Avetisov S.E., Lipatov D.V., Fedorov A.A. Morphological changes in failure of the lenticular ligamentouscapsular system // Vestn Oftalmol. 2002. № 4. S. 22–23 (in Russian)].
25. Аветисов С.Э., Харлап С.И. Ультразвуковой пространственный анализ состояния глаза и орбиты // Российский офтальмологический журнал. 2008. № 1. С. 10–16 [Avetisov S.E., Kharlap S.I. Ultrasound dimensional analysis of the state of the eye and orbit // ROJ. 2008. № 1. S. 10–16 (in Russian)].
26. Аветисов С.Э., Харлап С.И., Насникова И.Ю., Круглова Е.В. и др. Трехмерная компьютерная сонография в определении сосудистой системы глаза и орбиты. Сообщение 1. Методический подход и принципы анализа результатов исследования // Вестник офтальмологии. 2003. № 4. С. 39–42 [Avetisov S.E., Kharlap S.I., Nasnikova I.Iu., Kruglova E.V. et al. Threedimensional computerized sonography in evaluation of the vascular system of the eye and orbit. I. Methodological approach and principles of analysis of results // Vestn Oftalmol. 2003. № 4. S. 39–42 (in Russian)].
27. Аветисов С.Э., Казарян Э.Э., Мамиконян В.Р., Шелудченко В.М. и др. Результаты комплексной оценки аккомодативной астенопатии при работе с видеомониторами различной конструкции // Вестник офтальмологии. 2004. № 3. С. 38–40 [Avetisov S.E., Kazaryan E.E., Mamikonyan V.R., Sheludchenko V.M. et al. Results of a complex evaluation of accommodative asthenopia in using differentdesign video monitors // Vest Ophthalmol. 2004. № 3. S. 38–40 (in Russian)].
28. Gartry D.S., Kerr Muir M.G., Marshall J. Photorefractive keratectomy with an argon fluoride excimer laser: a clinical study // Refractive & corneal surgery. 1991. Vol. 6. Р. 420–435.
29. Pallikaris I.G., Papatzanaki M.E., Siganos D.S., Tsilimbaris M.K. A corneal flap technique for laser in situ keratomileusis. Human studies // Archives of ophthalmology. 1991. Vol. 12. Р. 1699–1702.
30. Trokel S.L., Braren B.A. Eximer laser surgery of cornea // American journal of ophthalmology. 1983. Vol. 96. Р. 710–715.
31. Au J.D., Krueger R.R. Optimized femtoLASIK maintains preexisting spherical aberration independent of refractive error // J Refract Surg. 2012. Vol. 11. Suppl. Р. 821–825.
32. Sekundo W., Kunert K., Russmann C., Gille A., et al. First efficacy and safety study of femtosecond lenticule extraction for the correction of myopia: sixmonth results // J Cataract Refract Surg. 2008. Vol. 9. Р. 1513–1520.
33. Аветисов С.Э., Еричев В.П., Антонов А.А. Транспальпебральная тонометрия: сравнительная оценка // Глаукома. 2010. № 3. С. 42–45 [Avetisov S.E., Erichev V.P., Antonov A.A. Transpalpebral tonometry: a comparative evaluation // Glaucoma. 2010. № 3. S. 42–45 (in Russian)].
34. Queiros A., GonzalezMeijome J.M., Fernandes P., Jorge J. et al. Technical note: a comparison of central and peripheral intraocular pressure using rebound tonometry // Ophthalmic & physiological optics : the journal of the British College of Ophthalmic Opticians. 2007. Vol. 5. Р. 506–511.
35. Маклаков А.Н. // Офтальмология. Медицинское обозрение. 1884. № 24. С. 1092–1096 [Maklakov A.N. // Ophthalmology Medical Review. 1884. Vol. 24. S. 1092–1096 (in Russian)].
36. Goldmann H., Schmidt T. [Applanation tonometry] // Ophthalmologica Journal international d'ophtalmologie International journal of ophthalmology Zeitschrift fur Augenheilkunde. 1957. № 4. S. 221–242.
37. Sagan W., Schwaderer K. Noncontact tonometry by assistants // American journal of optometry and physiological optics. 1975. Vol. 4. Р. 288–290.
38. Kanngiesser H.E., Kniestedt C., Robert Y.C. Dynamic contour tonometry: presentation of a new tonometer // Journal of glaucoma. 2005. Vol. 5. Р. 344–350.
39. Luce D.A. Determining in vivo biomechanical properties of the cornea with an ocular response analyzer // J Cataract Refract Surg. 2005. Vol. 1. Р. 156–162.
40. Kontiola A.I. A new inductionbased impact method for measuring intraocular pressure // Acta ophthalmologica Scandinavica. 2000. Vol. 2. Р. 142–145.
41. Аветисов С.Э., Мамиконян В.Р. Кераторефракционная хирургия. 1993. С. 51–87. [Avetisov S.E., Mamikonyan V.R. Keratorefrakcionnaja hirurgija [Keratorefractive surgery]. Moscow, Poligran Publ., 1993. 120 p. [(in Russian)].
42. Sastry S.M., Sperduto R.D., Waring G.O., Remaley N.A. et al. Radial keratotomy does not affect intraocular pressure // Refractive & corneal surgery. 1993. Vol. 6. Р. 459–464.
43. Faucher A., Gregoire J., Blondeau P. Accuracy of Goldmann tonometry after refractive surgery // J Cataract Refract Surg. 1997. Vol. 6. Р. 832–838.
44. Sadigh A.L., Fouladi R.F., Hashemi H., Beheshtnejad A.H. A comparison between Goldmann applanation tonometry and dynamic contour tonometry after photorefractive keratectomy. Graefe's archive for clinical and experimental ophthalmology // Albrecht von Graefes Archiv fur klinische und experimentelle Ophthalmologie. 2013. № 2. S. 603–608.
45. Mark H.H. Corneal curvature in applanation tonometry // American journal of ophthalmology. 1973. № 2. Р. 223–224.
46. Rosa N., Cennamo G., Breve M.A., La Rana A. Goldmann applanation tonometry after myopic photorefractive keratectomy // Acta ophthalmologica Scandinavica. 1998. Vol. 5. Р. 550–554.
47. MontesMico R., Charman W.N. Intraocular pressure after excimer laser myopic refractive surgery // Ophthalmic & physiological optics : the journal of the British College of Ophthalmic Opticians. 2001. Vol. 3. Р. 228–235.
48. Abbasoglu O.E., Bowman R.W., Cavanagh H.D., McCulley J.P. Reliability of intraocular pressure measurements after myopic excimer photorefractive keratectomy // Ophthalmology. 1998. Vol. 12. Р. 2193–2196.
49. Michele V., Anna M., Paolo F., Giuseppina C., et al. Intraocular Pressure Measurement after Photorefractive Keratectomy: Does Contact Area Matter? // J Clinic Experiment Ophthalmol. 2010. Vol. 1. Р. 1–5.
50. Gimeno J.A., Munoz L.A., Valenzuela L.A., Molto F.J. et al. Influence of refraction on tonometric readings after photorefractive keratectomy and laser assisted in situ keratomileusis // Cornea. 2000. Vol. 4. Р. 512–516.
51. Pepose J.S., Feigenbaum S.K., Qazi M.A., Sanderson J.P. et al. Changes in corneal biomechanics and intraocular pressure following LASIK using static, dynamic, and noncontact tonometry // American journal of ophthalmology. 2007. Vol. 1. Р. 39–47.
52. Siganos D.S., Papastergiou G.I., Moedas C. Assessment of the Pascal dynamic contour tonometer in monitoring intraocular pressure in unoperated eyes and eyes after LASIK // J Cataract Refract Surg. 2004. Vol. 4. Р. 746–751.
53. Liu J., Roberts C.J. Influence of corneal biomechanical properties on intraocular pressure measurement: quantitative analysis // J Cataract Refract Surg. 2005. Vol. 1. Р. 146–155.
54. Emara B., Probst L.E., Tingey D.P., Kennedy D.W. et al. Correlation of intraocular pressure and central corneal thickness in normal myopic eyes and after laser in situ keratomileusis // J Cataract Refract Surg. 1998. Vol. 10. Р. 1320–1325.
55. Lee D.H., Seo S., Shin S.C., Chung E.H. et al. Accuracy and predictability of the compensatory function of Orbscan II in intraocular pressure measurements after laser in situ keratomileusis // J Cataract Refract Surg. 2002. Vol. 2. Р. 259–264.
56. Kniestedt C., Kanngiesser H., Stamper R.L. Assessment of Pascal dynamic contour tonometer in monitoring IOP after LASIK // J Cataract Refract Surg. 2005. Vol. 3. Р. 458–459.
57. Аветисов С.Э., Петров С.Ю., Бубнова И.А., Антонов А.А. и др. Влияние центральной толщины роговицы на результаты тонометрии (обзор литературы) // Вестник офтальмологии. 2008. № 5. С. 1–7 [Avetisov S.E., Petrov S.Yu., Bubnova I.A., Antonov A.A. et al. Impact of the central thickness of the cornea on the results of tonometry (a review of literature) // Vest Ophthalmol. 2008. № 5. S. 1–7 (in Russian)].
58. Han K.E., Kim H., Kim N.R., Jun I. et al. Comparison of intraocular pressures after myopic laserassisted subepithelial keratectomy: tonometrypachymetry, Goldmann applanation tonometry, dynamic contour tonometry, and noncontact tonometry // J Cataract Refract Surg. 2013. Vol. 6. Р. 888–897.
59. Shemesh G., Soiberman U., Kurtz S. Intraocular pressure measurements with Goldmann applanation tonometry and dynamic contour tonometry in eyes after IntraLASIK or LASEK // Clin Ophthalmol. 2012. Р. 1967–1970.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak