Перспективы практического применения биомеханических исследований в офтальмологии

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №1 от 27.01.2015 стр. 41
Рубрика: Офтальмология

Для цитирования: Петров С.Ю., Асламазова А.Э., Рещикова В.С., Вострухин С.В., Агаджанян Т.М. Перспективы практического применения биомеханических исследований в офтальмологии // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2015. №1. С. 41

Резюме В обзоре дается описание современного состояния и возможностей практического применения исследований биомеханических свойств глаза. Приведены результаты зарубежных и отечественных исследований экспериментального и клинического характера. Продемонстрировано влияние изменений биомеханических свойств глаза на этиологию ряда офтальмологических заболеваний. Показано важное значение изучения биомеханики глаза в разработке новых методов диагностики, терапевтического и хирургического лечения.

В обзоре дается описание современного состояния и возможностей практического применения исследований биомеханических свойств глаза. Приведены результаты зарубежных и отечественных исследований экспериментального и клинического характера. Продемонстрировано влияние изменений биомеханических свойств глаза на этиологию ряда офтальмологических заболеваний. Показано важное значение изучения биомеханики глаза в разработке новых методов диагностики, терапевтического и хирургического лечения.

Ключевые слова: биомеханика глаза, роговица, склера, хрусталик, решетчатая пластинка, ригидность, гистерезис, внутриглазное давление, глаукома.

Abstract
Prospects of practical application of ocular
biomechanics study in ophthalmology
Petrov S.Yu., Aslamazova A.E.1, Reshchikova V.S., Vostruhin S.V., Agadzhanyan T.M.

The Scientific Research Institute of Eye Diseases
1 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University

This review describes the current state and possibilities of the practical application of studies of ocular biomechanical properties. Authors present the results of foreign and Russian experimental and clinical studies. The influence of changes in the ocular biomechanical properties on an etiology of ophthalmologic diseases is demonstrated. Authors discuss the importance of studying the ocular biomechanics for the development of new methods of diagnostics, medical and surgical treatment.

Key words: ocular biomechanics, cornea, sclera, lens, lamina cribrosa, rigidity, hysteresis, intraocular pressure, glaucoma.

В офтальмологии достижения биомеханики до сих пор находили ограниченное применение. Однако, несмотря на то, что из-за небольшого размера глазного яблока проведение биомеханических исследований затруднительно, за последние годы накоплено немало данных по биомеханике глаза. Изучение свойств склеры и решетчатой пластинки помогло понять механизмы развития миопии и открытоугольной глаукомы, роговицы – патогенез кератоконуса, капсулы хрусталика – механизм развития катаракты. И многие из этих данных постепенно находят свое применение в практической офтальмологии.

Биомеханика роговицы
Роговица является уникальным примером взаимосвязи между структурой и выполняемыми функциями. Изменения ее геометрии отражаются на особенностях восприятия визуальной информации. Поддержание механической целостности предполагает стабильность кривизны роговицы и ее устойчивость к гидратации и различным нагрузкам. Толщу роговицы пронизывают сотни коллагеновых фибрилл. Их разрывы в периферических отделах обусловливают осевое уплощение, чем объясняются рефракционный эффект астигматической кератотомии и гиперметропический сдвиг после фотоабляции [33]. Преимущественно концентрическое расположение коллагеновых фибрилл на периферии роговицы сохраняет пропорции лимбальной зоны, а при их рассечении роговица уплощается в центре, что происходит при радиальной кератотомии [1, 11, 12, 42]. При кератоконусе нарушение привычной ориентации коллагеновых волокон, фрагментация боуменовой мембраны и отсутствие в ней характерных поперечных коллагеновых сшивок становятся причиной снижения эластичности роговицы и взаимного сдвига ее слоев [32].
Основной проблемой экспериментальных исследований роговицы является изучение отдельной биологической ткани вне ее естественного окружения. Значимость таких работ ограничена из-за структурно-функционального единства фиброзной оболочки глаза, а также влияния содержимого глазного яблока и придаточного аппарата на ее биомеханические свойства [3, 6].

В настоящее время доступным устройством для измерения свойств роговицы является анализатор глазного ответа (ORA, Reichert, США). В основе принципа его работы лежит методика модифицированной пневмотонометрии, с помощью которой определяется динамика деформации роговицы и восстановления ее формы под действием динамической воздушной волны. Ключевым параметром является корнеальный гистерезис (КГ), т. е. разница между двумя показателями аппланационного давления, регистрируемого в момент роговичного уплощения, и ее возвращения в исходное положение с восстановлением прежней формы. Эта величина отражает вязкое затухание колебаний в роговице и прочих структурах [28, 41]. Исследование с помощью двунаправленной пневмоапланации роговицы характеризует биомеханические свойства фиброзной оболочки глаза в целом [24–27]. Влияние свойств роговицы на результаты более выражено, что связано с непосредственным воздействием на нее в процессе измерения.

При кератоконусе значение КГ и другого связанного с ним параметра – фактора резистентности роговицы (ФРР) уменьшается, что свидетельствует о нарушении вязкого затухания колебаний в случае кератэктазии. Амплитуда их снижения коррелирует со стадией кератоконуса, однако чувствительность и специфичность КГ и ФРР недостаточны для того, чтобы отдифференцировать норму от начального или скрытого кератоконуса [40].
На основе анализатора биомеханических свойств роговицы предложен метод динамической пневмоимпрессии, который по результатам противодействия роговицы струе воздуха в начале и конце процесса вдавливания (импрессии) позволяет выделить локальные напряжения роговицы, характеризующие исключительно ее биомеханические свойства и выраженные как коэффициент упругости.

Офтальмотонус является значимым фактором, оказывающим влияние на вязко-эластические свойства фиброзной оболочки. Исходя из этого, исследование ее биомеханических свойств должно проводиться с учетом уровня внутриглазного давления (ВГД). Наибольшее влияние повышение ВГД оказывает на роговичный гистерезис и фактор резистентности роговицы, тогда как коэффициент упругости и эластоподъем в меньшей степени зависят от уровня ВГД [5]. И наоборот, выявлено, что практически все тонометрические показатели зависят от упругих свойств роговицы [6, 19, 20]. Сниженная жесткость фиброзной оболочки глаза может приводить к недооценке истинного уровня ВГД и гипердиагностике нормотензивной глаукомы. При использовании в качестве диагностического критерия показателя роговично-компенсированного ВГД у 72,9% пациентов с ранее выявленной нормотензивной глаукомой была диагностирована первичная открытоугольная глаукома [4, 8].

В клиническую практику постепенно внедряются новейшие экспериментальные методики трехмерной оценки свойств роговицы, в частности, ультразвуковая визуализация сдвига слоев роговицы относительно друг друга, оптическая когерентная эластография роговицы и микроскопия с рассеиванием света Бриллюэна [48].
Основным препятствием для корректного математического моделирования является анизотропность роговицы. Этот фактор отчасти затрудняет прогнозирование эффекта рефракционных операций [2, 10, 17, 18]. Тенденцией последних лет можно считать построение моделей специфической геометрии роговицы, изучаемой с помощью различной визуализирующей аппаратуры. Примером данного подхода является компьютерный анализ результатов кросслинкинга роговичного коллагена при морфологически разной геометрии кератоконуса [9, 47].

Биомеханика склеры
Склера составляет вместе с роговицей единую структуру – фиброзную оболочку глаза. Прижизненные биомеханические исследования не могут выделить отдельные свойства роговицы или склеры. Именно фиброзная оболочка участвует в формировании ВГД, и ее свойства определяют погрешность при тонометрических исследованиях [7]. Стресс, создаваемый повышением офтальмотонуса при глаукоме, считается одним из ведущих факторов повреждения структур диска зрительного нерва (ДЗН). Есть данные в пользу того, что глаукоматозное повреждение ДЗН обусловлено изменениями соединительной ткани склеры. Согласно H.A. Quigley, больше всего аксонов ганглионарных клеток гибнет именно в зоне максимальной выраженности физической деформации [45].
Считается, что пациенты с аксиальной миопией более подвержены риску глаукомы, что связано с изменением механических свойств фиброзной оболочки глаза, в частности, с истончением склеры [30]. Доказано, что при глаукоме повышается ригидность склеры как in vivo, так и in vitro [31, 34].

Склера реагирует на изменение ВГД по-разному, что может оказывать как отрицательное, так и положительное влияние на выживание ганглионарных клеток сетчатки. В опытах на мышах, крысах и обезьянах с моделированием повышенного ВГД были получены данные, релевантные для глаукомы человека [51]. Считается, что пониженная восприимчивость к глаукоматозному повреждению ассоциирована с исходно большей ригидностью склеры, стабильностью толщины фибриллярного компонента склеры и устойчивостью к деформации при повышении ВГД. Более крутой подъем кривой, выражающей зависимость напряжения от деформации, имеет место при кросслинкинге роговичного коллагена, который выполняется по поводу кератоконуса. Необходимы дальнейшие исследования для доказательств возможностей защиты ганглионарных клеток с помощью данных методов.
Еще одной перспективной методикой считается модуляция ответа фибробластов склеры на повышение ВГД. Имеющаяся при синдроме Марфана мутация фибриллина-1 обусловливает активацию трансформирующего фактора роста β, что приводит к расслоению стенки аорты, подвывиху хрусталика и миопии высокой степени. Показано, что при глаукоме в трабекулярной сети и ДЗН усиливается экспрессия данного фактора. Терапия, направленная на подавление экспрессии TGF-β, может модулировать ответ склеры на повышенное ВГД [38].

Биомеханика хрусталика
Главной функцией хрусталика считается фокусировка световых лучей, исходящих от объекта, формирующая на сетчатке контрастное изображение. При расслаблении цилиарной мышцы хрусталик уплощается, фокусное расстояние увеличивается, при ее сокращении хрусталик приобретает округлую форму, а фокусное расстояние уменьшается. С возрастом аккомодационная способность снижается, и к 50 годам пациенты предъявляют характерные пресбиопические жалобы. Долгое время считалось, что по мере старения снижается способность цилиарной мышцы к сокращению. Однако, согласно экспериментальным данным, функция цилиарной мышцы может сохраняться даже при существенном уменьшении объема аккомодации [43]. Доказано, что с возрастом хрусталик увеличивается в размере, что отражается на изменении его оптических и механических свойств [13, 14, 29]. Согласно общепринятому мнению, возрастное увеличение плотности хрусталика служит первичной причиной пресбиопии, поскольку вещество хрусталика теряет эластичность, что ограничивает аккомодационный потенциал. Это было продемонстрировано в ходе исследований на извлеченном хрусталике человека и животных с применением различных методик – метода «spinning cup», механического растяжения, напряжения – деформации и акустической радиационной силы в пузырьковой среде [35].

Механические свойства хрусталика весьма вариабельны. Посредством теста на вдавление H. Pau оценивал возрастное уплотнение хрусталика, обнаружив, что кортикальные слои несколько мягче ядра [44]. По результатам реометрии сдвига на замороженных хрусталиках было подтверждено возрастное повышение модуля хрусталика, однако оказалось, что у молодых лиц плотность ядра ниже кортикальных масс [39]. Таким образом, вопрос изменения плотности хрусталика с возрастом, а также зависимости объема аккомодации от пространственного модуля хрусталика остается открытым.
Считается, что в настоящее время не существует неинвазивных клинических методов определения эластичности хрусталика in vivo с доказанной эффективностью. С помощью магнитно-резонансной и оптической когерентной томографии можно проанализировать изменения хрусталика в процессе аккомодации, однако они не позволяют оценить его биомеханические свойства. Эластография и ультразвук характеризуются малым пространственным разрешением и чувствительностью [16, 23, 37].

Современные способы коррекции пресбиопии пока не могут восстанавливать способности к активному изменению диоптрической силы глаза. Понимание биомеханики хрусталика должно помочь в разработке современных стратегий лечения [15, 21, 22]. Возможно, в будущем в практику войдут методы лекарственного разрыва химических связей, образование которых приводит к уплотнению хрусталика, лазерного размягчения хрусталика, замены вещества хрусталика на биосовместимый полимерный материал.

Биомеханика решетчатой пластинки
Механизмы повреждения ДЗН и решетчатой пластинки (РП) пока недостаточно изучены. ДЗН зачастую рассматривается как «слабое место» заднего полюса глаза, что объясняется преимущественно разреженностью соединительной ткани в этой зоне по сравнению со склерой. Решетчатая пластинка обеспечивает структурную поддержку аксонов ганглиозных клеток. Не исключено, что недостаточная поддержка самой решетчатой пластинки становится триггером тех изменений, которые провоцируют повреждение их аксонов. Исследования методом моделирования свидетельствуют о том, что биомеханические свойства решетчатой пластинки и склеры тесно связаны. Они образуют единую систему, в которой чувствительность решетчатой пластинки к повышению ВГД зависит от комплексных взаимодействий анатомических и механических характеристик [46].

Благодаря появлению когерентной томографии в последние годы в изучении структуры и биомеханики решетчатой пластинки был достигнут существенный прогресс. Этот метод обеспечивает визуализацию глубоких слоев ДЗН, включая саму решетчатую пластинку [49]. Технология и методы ОКТ претерпели ряд усовершенствований, благодаря которым стала возможной морфометрия решетчатой пластинки. Адаптивная оптика, системы с перестраиваемой длиной волны, увеличение длины волны и технологии увеличения глубины изображения и компенсации изображения [36] – все это помогает подробно охарактеризовать решетчатую пластинку. В последние годы удалось добиться существенных успехов в визуализации и изучении микроструктуры решетчатой пластинки в условиях in vivo посредством ОКТ, сканирующей лазерной офтальмоскопии или комбинации этих методов [50].
Внедрение этих методик для оценки структуры и биомеханики решетчатой пластинки является весьма многообещающим в плане возможности получить специфические данные, которые затем могут быть экстраполированы на клиническую практику и использованы для изучения механизмов развития глаукомной оптической нейропатии. Экспериментальные методики и модели, в свою очередь, призваны определить, насколько у конкретного индивидуума задний полюс глаза и решетчатая пластинка имеют сильную или слабую структуру, а также что с ними произойдет на фоне ряда воздействий.

Заключение
Развитие биомеханических исследований ускоряет внедрение их результатов в клиническую практику. Изучение возможностей внедрения данных о биомеханике глаза в практическую офтальмологию, будь то рефракционная хирургия, лечение глаукомы, устранение блока угла передней камеры, хирургия катаракты или коррекция пресбиопии, сделают более тесным взаимодействие клиники с фундаментальными исследованиями и биомедицинской инженерией. Взаимодействие между этими разными, но связанными между собой дисциплинами позволит закрыть брешь между фундаментальными знаниями по биомеханике глаза и их практическим приложением. Растущий интерес к этой относительно новой сфере исследований будет стимулировать ученых и клиницистов к объединению усилий для дальнейшего развития этой дисциплины и в конечном итоге улучшения качества жизни пациентов.

Литература
1. Аветисов С.Э. Современные аспекты коррекции рефракционных нарушений // Вестник офтальмологии. 2004. Т. 120. № 1. С. 19.
2. Аветисов С.Э. Современные подходы к коррекции рефракционных нарушений // Вестник офтальмологии. 2006. Т. № 1. С. 3.
3. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Биомеханические свойства роговицы: клиническое значение, методы исследования, возможности систематизации подходов к изучению // Вестник офтальмологии. 2010. Т. 126. № 6. С. 3–7.
4. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Возрастные изменения биомеханических свойств фиброзной оболочки глаза // Глаукома. 2013. № 3. С. 10–15.
5. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Исследование биомеханических свойств роговицы у пациентов с нормотензивной и первичной открытоугольной глаукомой // Вестник офтальмологии. 2008. Т. 124. № 5. С. 14–16.
6. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. Исследование влияния биомеханических свойств роговицы на показатели тонометрии // Бюллетень Сибирского отделения РАМН. 2009. Т. 29. № 4. С. 30–33.
7. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Антонов А.А. К вопросу о нормальных значениях биомеханических параметров фиброзной оболочки глаза // Глаукома. 2012. № 3. С. 5–11.
8. Аветисов С.Э., Бубнова И.А., Петров С.Ю., Антонов А.А. Значение фактора резистентности роговицы в трактовке результатов тонометрии // Глаукома. 2012. № 1. С. 12–15.
9. Аветисов С.Э., Будзинская М.В., Лихванцева В.Г. Фотодинамическая терапия: перспективы применения в офтальмологии // Вестник офтальмологии. 2005. Т. 121. № 5. С. 3–6.
10. Аветисов С.Э., Воронин Г.В. Экспериментальное исследование механических характеристик роговицы после эксимерлазерной фотоабляции // РМЖ. Клиническая офтальмология. 2001. № 3. С. 83.
11. Аветисов С.Э., Егорова Г.Б., Федоров А.А., Бобровских Н.В. Конфокальная микроскопия роговицы. Сообщение 1. Особенности нормальной морфологической картины // Вестник офтальмологии. 2008. Т. 124. № 3. С. 3.–5.
12. Аветисов С.Э., Егорова Г.Б., Федоров А.А., Бобровских Н.В. Конфокальная микроскопия роговицы. Сообщение 2. Морфологические изменения при кератоконусе // Вестник офтальмологии. 2008. Т. 124. № 3. С. 6–9.
13. Аветисов С.Э., Казарян Э.Э., Мамиконян В.Р., Шелудченко В.М., Литвак И.И., Богачев К.А. и др. Результаты комплексной оценки аккомодативной астенопии при работе с видеомониторами различной конструкции // Вестник офтальмологии. 2004. Т. 120. № 3. С. 38.
14. Аветисов С.Э., Липатов Д.В. Функциональные результаты различных методов коррекции афакии // Вестник офтальмологии. 2000. Т. 116. № 4. С. 12–15.
15. Аветисов С.Э., Липатов Д.В., Федоров А.А. Морфологические изменения при несостоятельности связочно-капсулярного аппарата хрусталика // Вестник офтальмологии. 2002. Т. 118. № 4. С. 22–23.
16. Аветисов С.Э., Лихванцева В.Г., Сафонова Т.Н., Харлап С.И., Маркосян А.Г., Насникова И.Ю. Ультразвуковой пространственный клинический анализ орбитальной части слезной железы в норме // Вестник офтальмологии. 2006. Т. 122. № 6. С. 14–16.
17. Аветисов С.Э., Мамиконян В.Р. Кераторефракционная хирургия. М.: Полигран, 1993. 120 с.
18. Аветисов С.Э., Мамиконян В.Р., Завалишин Н.Н., Ненюков А.К. Экспериментальное исследование механических характеристик роговицы и прилегающих участков склеры // Офтальмологический журнал. 1988. № 4. С. 233–237.
19. Аветисов С.Э., Петров С.Ю., Бубнова И.А., Аветисов К.С. Возможное влияние толщины роговицы на показатель внутриглазного давления // Современные методы диагностики и лечения заболеваний роговицы и склеры: Сб. науч. ст. РАМН, ММА им. Сеченова, НИИ глазных болезней. 2007. С. 240–242.
20. Аветисов С.Э., Петров С.Ю., Бубнова И.А., Антонов А.А., Аветисов К.С. Влияние центральной толщины роговицы на результаты тонометрии (обзор литературы) // Вестник офтальмологии. 2008. Т. 124. № 5. С. 1–7.
21. Аветисов С.Э., Полунин Г.С., Шеремет Н.Л., Макаров И.А., Федоров А.А., Карпова О.Е. и др. Поиск шапероноподобных антикатарактальных препаратов-антиагрегантов кристаллинов хрусталика глаза. Сообщение 4. Изучение воздействия смеси ди- тетрапептидов на «пролонгированной» модели УФ-индуцированной катаракты у крыс // Вестник офтальмологии. 2008. Т. 124. № 2. С. 12–16.
22. Аветисов С.Э., Полунин Г.С., Шеремет Н.Л., Муранов К.О., Макаров И.А., Федоров А.А. и др. Поиск шапероноподобных антикатарактальных препаратов-антиагрегантов кристаллинов хрусталика глаза. Сообщение 3. Изучение воздействия смеси ди- тетрапептидов на «пролонгированной» модели УФ-индуцированной катаракты у крыс // Вестник офтальмологии. 2008. Т. 124. № 2. С. 8–12.
23. Аветисов С.Э., Харлап С.И. Ультразвуковой пространственный анализ состояния глаза и орбиты // Российский офтальмологический журнал. 2008. Т. 1. № 1. С. 10–16.
24. Акопян А.И., Еричев В.П., Иомдина Е.Н. Ценность биомеханических параметров глаза в трактовке развития глаукомы, миопии и сочетанной патологии // Глаукома. 2008. № 1. С. 9–14.
25. Арутюнян Л.Л., Еричев В.П., Филиппова О.М., А.И. А. Вязко­эластические свойства роговицы при первичной открытоугольной глаукоме // Глаукома. 2007. Т. № 1. С. 62–65.
26. Еремина М.В., Еричев В.П., Якубова Л.В. Влияние центральной толщины роговицы на уровень внутриглазного давления в норме и при глаукоме // Глаукома. 2006. № 4. С. 78–83.
27. Еричев В.П., Еремина М.В., Якубова Л.В., Арефьев Ю.А. Анализатор биомеханических свойств глаза в оценке вязко-эластических свойств роговицы в здоровых глазах // Глаукома. 2007. № 1. С. 11–15.
28. Avetisov S.E., Novikov I.A., Bubnova I.A., Antonov A.A., Siplivyi V.I. Determination of corneal elasticity coefficient using the ORA database // Journal of Refractive Surgery. 2010. Vol. 26. № 7. P. 520–524.
29. Belaidi A., Pierscionek B.K. Modeling internal stress distributions in the human lens: can opponent theories coexist? // J Vis. 2007. Vol. 7. № 11. P. 11–12.
30. Boland M.V., Quigley H.A. Risk factors and open-angle glaucoma: classification and application // J Glaucoma. 2007. Vol. 16. № 4. P. 406–418.
31. Coudrillier B., Tian J., Alexander S., Myers K.M., Quigley H.A., Nguyen T.D. Biomechanics of the human posterior sclera: age- and glaucoma-related changes measured using inflation testing // Invest Ophthalmol Vis Sci. 2012. Vol. 53. № 4. P. 1714–1728.
32. Dawson D.G., Randleman J.B., Grossniklaus H.E., O'Brien T.P., Dubovy S.R., Schmack I., et al. Corneal ectasia after excimer laser keratorefractive surgery: histopathology, ultrastructure, and pathophysiology // Ophthalmology. 2008. Vol. 115. № 12. P. 2181–2191.
33. Dupps W.J., Jr., Roberts C. Effect of acute biomechanical changes on corneal curvature after photokeratectomy // J Refract Surg. 2001. Vol. 17. № 6. P. 658–669.
34. Ebneter A., Wagels B., Zinkernagel M.S. Non-invasive biometric assessment of ocular rigidity in glaucoma patients and controls // Eye (Lond). 2009. Vol. 23. № 3. P. 606–611.
35. Erpelding T.N., Hollman K.W., O'Donnell M. Mapping age-related elasticity changes in porcine lenses using bubble-based acoustic radiation force // Exp Eye Res. 2007. Vol. 84. № 2. P. 332–341.
36. Foin N., Mari J.M., Nijjer S., Sen S., Petraco R., Ghione M. et al. Intracoronary imaging using attenuation-compensated optical coherence tomography allows better visualisation of coronary artery diseases // Cardiovasc Revasc Med. 2013. Vol. 14. № 3. P. 139–143.
37. Greenleaf J.F., Fatemi M., Insana M. Selected methods for imaging elastic properties of biological tissues // Annu Rev Biomed Eng. 2003. Vol. 5. P. 57–78.
38. Habashi J.P., Judge D.P., Holm T.M., Cohn R.D., Loeys B.L., Cooper T.K., et al. Losartan, an AT1 antagonist, prevents aortic aneurysm in a mouse model of Marfan syndrome // Science. 2006. Vol. 312. № 5770. P. 117–121.
39. Hollman K.W., O'Donnell M., Erpelding T.N. Mapping elasticity in human lenses using bubble-based acoustic radiation force // Exp Eye Res. 2007. Vol. 85. № 6. P. 890–893.
40. Kirwan C., O'Malley D., O'Keefe M. Corneal hysteresis and corneal resistance factor in keratoectasia: findings using the Reichert ocular response analyzer // Ophthalmologica. 2008. Vol. 222. № 5. P. 334–337.
41. Kling S., Marcos S. Contributing factors to corneal deformation in air puff measurements // Invest Ophthalmol Vis Sci. 2013. Vol. 54. № 7. P. 5078–5085.
42. Meek K.M., Newton R.H. Organization of collagen fibrils in the corneal stroma in relation to mechanical properties and surgical practice // J Refract Surg. 1999. Vol. 15. № 6. P. 695–699.
43. Ostrin L.A., Glasser A. Edinger-Westphal and pharmacologically stimulated accommodative refractive changes and lens and ciliary process movements in rhesus monkeys // Exp Eye Res. 2007. Vol. 84. № 2. P. 302–313.
44. Pau H., Kranz J. The increasing sclerosis of the human lens with age and its relevance to accommodation and presbyopia // Graefes Arch Clin Exp Ophthalmol. 1991. Vol. 229. № 3. P. 294–296.
45. Quigley H.A., Addicks E.M. Regional differences in the structure of the lamina cribrosa and their relation to glaucomatous optic nerve damage // Arch Ophthalmol. 1981. Vol. 99. № 1. P. 137–143.
46. Roberts M.D., Liang Y., Sigal I.A., Grimm J., Reynaud J., Bellezza A. et al. Correlation between local stress and strain and lamina cribrosa connective tissue volume fraction in normal monkey eyes // Invest Ophthalmol Vis Sci. 2010. Vol. 51. № 1. P. 295–307.
47. Roy A.S., Dupps W.J., Jr. Patient-specific computational modeling of keratoconus progression and differential responses to collagen cross-linking // Invest Ophthalmol Vis Sci. 2011. Vol. 52. № 12. P. 9174–9187.
48. Scarcelli G., Kling S., Quijano E., Pineda R., Marcos S., Yun S.H. Brillouin microscopy of collagen crosslinking: noncontact depth-dependent analysis of corneal elastic modulus // Invest Ophthalmol Vis Sci. 2013. Vol. 54. № 2. P. 1418–1425.
49. Sigal I.A., Wang B., Strouthidis N.G., Akagi T., Girard M.J. Recent advances in OCT imaging of the lamina cribrosa // Br J Ophthalmol. 2014. Vol. 98 Suppl 2. №. P. 34–39.
50. Sredar N., Ivers K.M., Queener H.M., Zouridakis G., Porter J. 3D modeling to characterize lamina cribrosa surface and pore geometries using in vivo images from normal and glaucomatous eyes // Biomed Opt Express. 2013. Vol. 4. № 7. P. 1153–1165.
51. Wong A.A., Brown R.E. A neurobehavioral analysis of the prevention of visual impairment in the DBA/2J mouse model of glaucoma // Invest Ophthalmol Vis Sci. 2012. Vol. 53. № 9. P. 5956–5966.

Для корреспонденции:
sp465@pochta.ru    С.Ю. Петров

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak