Современное клиническое обоснование назначения Калумида в качестве антиандрогенной терапии у больных раком простаты

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №13 от 16.06.2009 стр. 878
Рубрика: Онкология

Для цитирования: Каприн А.Д., Гафанов Р.А., Фастовец С.В., Айвазов М.Т. Современное клиническое обоснование назначения Калумида в качестве антиандрогенной терапии у больных раком простаты // РМЖ. 2009. №13. С. 878

Рак простаты является важной проблемой мужского населения старшего возраста. Количество впервые выявленных случаев рака предстательной железы (РПЖ) с каждым годом увеличивается. В мире ежегодно выявляется до 396 тысяч случаев РПЖ, что составляет около 9% от общей онкологической заболеваемости мужчин [1]. В структуре онкологических заболеваний во многих развитых странах РПЖ стабильно занимает 1–3–е места. Столь широкое распространение РПЖ ставит это заболевание в ряд наиболее важных социальных проблем современности. Смерт­ность от РПЖ за 2007 г. составила 8192 человека. Пока­за­тель смертности на 100 тысяч мужского населения – 9,86. Прирост показателя смертности с 1998 по 2007 г. – 35,79%, что составляет среднегодовой темп прироста – 3,11%. В настоящее время в мире среди онкологических заболеваний у мужчин смертность от РПЖ занимает стабильное 3–е место после рака легких и желудка [2].

Рак простаты – это гормонально зависимая опухоль. Нормальные и малигнизированные клетки простаты чувствительны к андрогенам. Huggius and Hodges впервые показали, что кастрация и введение эстрогенов способны воздействовать на эти клетки [3]. Работу яичек и надпочечников контролирует передняя доля гипофиза (аденогипофиз). Лютеинизирующий гормон (ЛГ) стимулирует продукцию тестостерона в яичках. Секреция ЛГ контролируется гипоталамусом при помощи рилизинг гормона ЛГ (ЛГРГ). Продукция ЛГРГ носит пульсирующий характер и зависит от уровня тестостерона в крови (механизм обратной связи). Специфи­че­ские рецепторы андрогена находятся на поверхности нормальных и раковых клеток простаты, они способствуют внедрению тестостерона в клетку. Далее тестостерон трансформируется в дегидротестостерон (ДГТ), который уже является активной формой гормона, он проникает в ядро клетки, где индуцирует процессы ее пролиферации. Для блокирования перехода тестостерона в активный дегидротестостерон и используют антиандрогены, которые подразделяются на две большие группы:
К основным целям и задачам проведения гормональной терапии нестероидными антиандрогенами относятся:
– уменьшение объема предстательной железы и окружающих тканей, попадающих в зону облучения;
– уменьшение частоты местных рецидивов за счет циторедукции и уменьшения глубины инвазии в окружающие ткани;
– увеличение длительности безрецидивного периода;
– повышение качества жизни у пациентов с клинически значимым РПЖ;
– ликвидация микрометастазов за счет предупреждения лимфогенного метастазирования.
Схема лечения РПЖ в зависимости от степени прогноза представлена на рисунке 1.
Одним из ключевых звеньев гормональной терапии являются нестероидные антиандрогены (рис. 2). Среди препаратов этой группы в клинической практике широко используют бикалутамид (Калумид® и др.), нилутамид и флутамид. Все они способны блокировать андрогенный импульс на уровне рецепторов предстательной железы. Терапия антиандрогенами проводится на всех стадиях заболевания вне зависимости от степени распространенности процесса.
В настоящее время препаратом выбора для гормонотерапии РПЖ является бикалутамид. По данным рандомизированных исследований [17,20], использование этого нестероидного антиандрогена в дозе 50 мг у пациентов с местнораспространенным РПЖ способствует увеличению выживаемости больных без прогрессирования заболевания и обеспечивает низкий риск развития таких побочных эффектов, как нарушения сексуальной функции, развитие астенического синдрома и остеопороза [6,11]. У больных с метастатическим РПЖ этот препарат является единственным антиандрогеном, который в дозе 50 мг в режиме монотерапии обеспечивает высокую эффективность лечения и хорошие функциональные результаты.
В последнее время на отечественном рынке появился Калумид® (бикалутамид) – антиандрогенный нестероидный препарат фармацевтической компании ОАО «Гедеон Рихтер». Он представляет собой рацемическую смесь, в которой антиандрогенной активностью обладает преимущественно (R)–энантиомер. Препарат не имеет других видов эндокринной активности, связывается с андрогенными рецепторами и подавляет стимулирующее влияние андрогенов, не активируя экспрессию генов.
Калумид® рекомендуется для лечения:
– распространенного РПЖ в составе комбинированной терапии с аналогом ГнРГ (гонадотропин–рили­зинг–гор­мон) или в сочетании с хирургической кастрацией;
– местнораспространенного РПЖ (T3–4, любая N, M0; T1–2, N+, M0) в качестве монотерапии или адъювантной терапии после радикальной простатэктомии или радиотерапии;
– местнораспространенного неметастатического РПЖ в случаях, когда невозможна хирургическая кастрация или другие медикаментозные вмешательства.
В зависимости от прогноза в нашей клинике используется схема лечения, представленная на рисунке 1.
Калумид® после приема внутрь хорошо всасывается из ЖКТ, и его биодоступность не зависит от приема пищи. Препарат обладает высокой способностью (96%) связываться с белками и интенсивно метаболизируется в печени путем окисления и образования глюкуронидных конъюгатов. Калумид® хорошо переносится большинством больных и лишь в редких случаях его приходится отменять из–за развития побочных эффектов.
Фармакологическое действие Калумида может вызвать такие ожидаемые нежелательные эффекты, как приливы, зуд, болезненность грудных желез и гинекомастия. Возможны боль в животе, диарея, тошнота, рво­та, астения, депрессия, алопеция, гематурия, снижение ли­бидо и сухость кожи. В отдельных случаях на фоне ле­че­ния Калумидом возможно развитие печеночной недостаточности, при этом причинно–следственная связь между данным нежелательным эффектом и лечением Калумидом не установлена.
Таким образом, в арсенале онкологов и урологов появился новый препарат из группы антиандрогенов – Калумид®, расширяющий возможности лечения многочисленных пациентов с РПЖ.
В ФГУ РНЦ РР «Росмедтехнологий» в настоящее время проводится клиническое наблюдение, направленное на изучение эффективности назначения в качестве антиандрогенного препарата Калумида в дозе 50 мг 1 раз/сут. Всего под наблюдением находится 82 пациента. Препарат назначается больным с локализованным и местнораспространенным раком простаты, в качестве неоадъювантной терапии перед радикальными методами лечения (радикальная простатэктомия, низкодозная и высокодозная брахитерапия, дистанционная лучевая терапия), а также больным с генерализованными формами рака простаты, в качестве постоянного или интермиттирующего лечения. Кроме того, проводится анализ преимуществ и недостатков на­зна­чения Калумида перед другими антиандрогенами.
На фоне применения Калумида у 82 пациентов отмечено снижение уровня ПСА сыворотки крови на 87%, зарегистрировано уменьшение общего объема предстательной железы на 10–60%, уменьшение костных болей, выраженности симптомов и улучшение объективных показателей мочеиспускания. Наше наблюдение также доказало безопасность применения Калуми­да. Не было выявлено серьезных нежелательных явлений и побочных реакций. Ни один из пациентов не прекратил лечение из–за возникновения аллергической реакции на прием препарата. Данные о побочных эф­фектах, полученные в настоящем наблюдении, существенно не отличаются от известных в литературе: приливы – 16%, импотенция и снижение либидо – 17–24%, тошнота и диарея – 2%, серьезное обострение болез­ни – 1,5%, аллергия (редко). В целом полученные результаты соответствуют известным литературным данным об эффективности и безопасности применения антиан­дро­генов у больных РПЖ.
В заключение хотелось бы сказать, что Калумид® – высокоэффективный нестероидный антиандрогенный препарат, который находит широкое применение у больных разными формами рака простаты в качестве антиандрогенной терапии. Кроме того, прием Калуми­да позволяет сохранить сексуальную и физическую активность пациентов, что является немаловажным фактором в социальной адаптации больных.
Данный препарат отличается умеренной ценой, хорошей биодоступностью и малым количеством осложнений.







Литература
1. Алексеев Б.Я. Гормональная терапия в комбинированном лечении РПЖ // Вместе против рака.– 2004.– №3.– С. 35–38.
2. Бухаркин Б.В. Гормональное лечение местнораспространенного и диссеменированного РПЖ / В кн. под. ред. проф. Б.П. Матвеева. Клиническая онкоурология.– М., 2003. – С. 560–563.
3. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Злокачественные новообразования в России и странах СНГ в 2006 г. – М., 2006. – С. 7–10, 100–102.
4. Матвеев Б.П. Клиническая онкоурология. М., 2003. – С. 435–601.
5. Huggins C, Hodges CV. Studies on prostatic cancer. I. The effect of castration, of estrogen and of androgen injection on serum phosphatases in metastatic carcinoma of the prostate. Cancer Res 1941; 1: 293–7.
6. Kirby R. Treatment options for early prostate cancer. //Urology 1998; 52: 948–62.
7. Ross RW, Small EJ. Osteoporosis in men treated with androgen deprivation therapy for prostate cancer. J Urol 2002; 167: 1952–6.
8. Fonseca R, Rajkumar SV, White WL. Anemia after orchiectomy. Am J Hematol 1998; 59: 230– 3.
9. Green HJ, Pakenham KI, Headley, et al. Altered cognitive function in men treated for prostate cancer with luteinizing hormone–releasing hormone analogues and cyproterone acetate: a randomized controlled trial. BJU Int 2002; 90: 427–32.
10. Horwitz E.M., Winter K., Hanks G.E. et al. Subset analysis of RTOG 85–31 and 86–10 indicates an advantage for long–term vs shrt–term adjuvant hormones for patients with locally advanced nonmetastatic prostate cancer treated with radiation therapy. Int. J. Radiat. Oncol., Biol., Phys., 49, 4, p.947–956, 2001.
11. Tyrrel C.J. Adjuvant and neoadjuvant hormonal therapy for prostate cancer. Eur. Urol. 36, 6, p.549–558, 1999.
12. Crawford ED, Eisenberger MA, McLeod DG, et al: A controlled trial of leuprolide with and without flutamide in prostatic carcinoma. N Engl J Med 321:419–424, 1989.
13. Ю.ВоНа М, Collette L, Blank L, et al: Long–term results with immediate androgen suppression and external irradiation in patients with locally advanced prostate cancer (an EORTC study): a phase III randomized trial. Lancet 360:103–108, 2002.
14. Gee WF, Holtgrewe HL, Albertsen PC, et al: Practice trends in the diagnosis and management of prostate cancer in the United States. J Urol 154: 207–208, 1995.
15. Cooperberg MR, Broering JM, Litwin MS, et al: The contemporary management of prostate cancer in the United States: Lessons from the cancer of the prostate strategic urologic research endeavor (CaPSURE), a national disease registry. J Urol 171: 1393–1401, 2004.
16. Alcaraz A, Teillac P: Hormone therapy for prostate cancer: Guidelines versus clinical practice. Eur. Urol suppl 5:362–368, 2006.
17. Meng MV, Grossfeld GD, Sadetsky N, et al: Contemporary patterns of androgen deprivation therapy use for newly diagnosed prostate cancer. Urology 60(suppl 3A):7–12, 2002.
18. Shahinian VB, Kuo Y–F, Freeman JL, et al: Increasing use of gonadotropin–releasing hormone agonists for localized prostate cancer. Cancer 103:1615–1624, 2005.
19. Cooperberg MR, Grossfeld GD, Lubeck DP, Carroll PR: National practice patterns and time trends in androgen ablation for localized prostate cancer. J Natl Cancer Inst 95:981–989, 2003.
20. Fellows GJ, Clark PB, Beynon LL, et al: Treatment of advanced localized prostatic cancer by orchiectomy, radiotherapy, or combined treatment: A Medical Research Council study–urological cancer working party–subgroup on prostatic cancer. Br J Urol 70:304–309, 1992.
21. Baker LH, Hanks G, Gershenson D, et al: NCCN prostate cancer practice guidelines. The National Comprehensive Cancer Network. Oncology 10 (suppl 11): 265–288, 1996.
22. Middleton RG: The management of clinically localized prostate cancer: Guidelines from the American Urological Association. CA Cancer J Clin 46:249–253, 1996.
23. Aus G, Abbou CC, Bolla M, et al: EAU guidelines on prostate cancer. Eur Urol 48:546–551, 2005.
24. Chodak GW, Keane T, Klotz L: The Hormone Therapy Study Grou : Critical evaluation of hormaonal therapy for carcinoma of the prostate. Urology 60:201–208, 2002.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak