Папилломатоз гортани – возможно ли решение?

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №9 от 05.05.2014 стр. 662
Рубрика: Оториноларингология Актуальная проблема

Для цитирования: Свистушкин В.М., Егоров В.И., Мустафаев Д.М., Волкова К.Б. Папилломатоз гортани – возможно ли решение? // РМЖ. 2014. №9. С. 662

Папилломатоз гортани (ПГ) – одно из наиболее распространенных опухолевых заболеваний верхних отделов дыхательных путей, встречающихся как у детей, так и у взрослых. Папилломы составляют 3,5% всех доброкачественных новообразований ЛОР-органов [2–4, 7, 25, 31, 37, 43]. Папилломатоз может поражать все органы, где имеется покровный или переходный эпителий: кожу, слизистую оболочку дыхательных путей, полости рта, глотки и других органов [3, 25, 43].

Актуальность проблемы ПГ, вне зависимости от уровня поражения, обусловлена частым рецидивированием, бурным ростом и склонностью к малигнизации [2–4, 7, 25, 31, 33, 37, 41–43]. По данным различных авторов, частота ПГ колеблется от 20 до 45% всех доброкачественных опухолей этой локализации [2, 3, 4, 7, 25, 31, 37, 43]. Так, распространенность ПГ в США составляет 4,3 на 100 тыс. детей (2400 новых случаев в год) и 1,8 на 100 тыс. взрослых, в Германии −– 3,62 на 100 тыс. детей и 3,94 на 100 тыс. взрослых [2–4, 7, 25, 31, 43]. Отечественная статистика данными о частоте ПГ не располагает.

Длительное время этиология и патогенез ПГ оставались неясными. В 1949 г. M.J. Strauss et al., используя электронный микроскоп, констатировали наличие фрагментов вируса папилломы человека (ВПЧ) в ядре клетки. Метод электронной микроскопии позволил обнаружить ВПЧ в папилломах с ранее недоказанной вирусной этиологией [14]. В 1979 г. L. Gissmann выделил ВПЧ-6 из папилломатозной ткани гортани, а в 1981 г. – ВПЧ-11 из ювенильных папиллом гортани человека, которые сейчас признаны основным этиологическим фактором происхождения папиллом [14].

В настоящее время клонировано более 80 типов ВПЧ, но считается, что найдены не все типы, и предполагается, что их может быть около 100. Типы ВПЧ отличаются своим тропизмом к тканям, клинической значимостью и онкогенным потенциалом [14].

В литературе нет единого мнения, какой тип вируса – 6 или 11 – чаще встречается при ювенильном или взрослом ПГ.

Как вирус попадает в организм человека? Известно, что ВПЧ 6-го и 11-го типов вызывают развитие доброкачественных кондилом гениталий. Это позволило предположить наличие 2-х путей инфицирования детей: конгенитального и трансплацентарного. В настоящее время вертикальный путь распространения инфекции считается практически доказанным, но механизм передачи пока недостаточно ясен, хотя скорее всего заражение происходит перинатально [50].

Существуют данные о том, что латентной ВПЧ-инфекцией поражено около 10–60% всего населения, о чем свидетельствует обнаружение ДНК ВПЧ во внешне неизмененной слизистой оболочке у 78,5% обследованных [33].

Какие условия необходимы для активации вируса ВПЧ? По данным литературы, развитию заболевания, а затем и малигнизации способствуют такие факторы, как:

  • сопутствующие местные вирусные и бактериальные инфекции;
  • воздействие ультрафиолетовых и ионизирующих излучений, химических канцерогенов;
  • нарушение гормонального статуса и иммунодефицитные состояния;
  • отягощенный акушерский анамнез;
  • ранний перевод на искусственное вскармливание;
  • вирусно-бактериальная инфекция (вирус простого герпеса, цитомегаловирус, вирус Эпштейна – Барр (ВЭБ), вирус иммунодефицита человека);
  • травма;
  • повышенная инсоляция [14].

Механизм реактивации ВПЧ до настоящего времени неясен, однако известно, что необходимым условием активации вируса, перехода заболевания в явную форму является плоскоклеточная метаплазия дыхательного эпителия. Реактивироваться ВПЧ может иммунодепрессивным состоянием больного, инфекцией, травмой (например, трахеостомией). Могут быть и другие причины, такие как хроническое раздражение различными вредными агентами, снижающими защитные реакции слизистой оболочки, аллергические реакции, инфекционные заболевания, дисбаланс нейрогуморальной, эндокринной системы организма, приводящий к местным нарушениям трофики слизистой оболочки и сдвигам в гомео­стазе, нарушение обмена кальция, магния, цинка и др. [2–4, 7, 15, 24, 26, 33, 40].

Таким образом, наличие специфического вируса в настоящее время считается основной причиной развития ПГ. Однако одного присутствия вируса недостаточно для развития процесса, поскольку, как предполагается, он длительно может существовать в латентной форме.

Макроскопически папилломы представляют собой бородавчатые образования различного цвета – от темно-красного до белого. При гистологическом исследовании определяются сосочки, состоящие из соединительной ткани с сосудами и покрывающего ее многослойного плоского эпителия. В зависимости от строения стромы выделяют твердые (ороговевающие, эпидермоидные) и мягкие (неороговевающие) папилломы. Мягкие папилломы в основном характерны для детей, но встречаются и у взрослых. Твердые папилломы характерны для взрослых. Папилломы у взрослых, болеющих с детства или с подросткового возраста, морфологически имеют некоторые особенности строения, характерные для папиллом детей и подростков [2–4, 7, 13, 14, 25, 31, 33, 42, 43]. Гистологически выделяют базально-клеточные, переходно-клеточные, плоскоклеточные. Отмечается наличие или отсутствие кератоза, дисплазии.

Специфичной для ВПЧ является «койлоцитотическая» атипия. Койлоцит (от греч. «койлос» – пустота) – оксифильно окрашенная клетка поверхностно-промежуточного слоя эпителия, неправильной формы с четкими границами, с ясно выраженной перинуклеарной зоной просветления (гало) вокруг ядра и многочисленными вакуолями в цитоплазме. Данные изменения возникают вследствие нарушения метаболизма клеток, связанного с репродукцией вирусов. Происходит частичный некроз цитоплазмы около ядерной зоны с образованием полостей, слияния их и возникновения баллоноподобных клеток. В ядрах отдельных койлоцитов определяются вирусные частицы округлой формы, диаметром 40–50 нм. Признано значение ортокератоза как «большого» дифференциально-диагностического критерия между рецидивирующим ПГ и солитарной папилломой (предрак). Выраженный ортокератоз ассоциируется с высокой частотой малигнизации. Малигнизация констатируется обнаружением Carcinoma in situ или инвазивной карциномы [2–4, 7, 13, 14, 25, 31, 33, 37, 41–43].

Респираторный папилломатоз встречается в любом возрасте, однако выделяют 2 принципиально различные формы ПГ: 1) ювенильный и 2) папилломатоз взрослых. Ювенильный ПГ, или папилломатоз детей и подростков, проявляется, по данным различных авторов, у детей младше 14, 16 или 18 лет. Папилломатоз взрослых развивается в возрастных группах старше 14, 16, 18 лет или в возрасте 21 года. Средний возраст диагностирования ювенильного ПГ, по данным американских ученых, составляет 3,76 года, хотя заболевание может возникать и у новорожденных. Пик заболеваемости ПГ взрослых колеблется между 20 и 30 годами, однако описаны случаи диагностики ПГ на 9-м десятке жизни. Ювенильный ПГ несколько чаще поражает мальчиков, у взрослых преимущественно поражаются мужчины [2–4, 7, 25, 31, 37, 43, 50].

ВПЧ относится к антропонозным возбудителям, соответственно, может передаваться только от человека к человеку. Установлена возможность вирусов сохраняться определенное время в отшелушенных клетках кожи. Инкубационный период при папилломавирусной инфекции может длиться от 2-х мес. до 2–10 лет [2–4, 7, 13].

За рубежом в последнее десятилетие было предложено разделение ПГ не на ювенильный и ПГ взрослых, а на «агрессивный» и «неагрессивный». ПГ определяется как агрессивный у пациентов, которым проведено 10 и более операций по удалению папиллом или более 3-х операций за год, или при распространении процесса на подголосовой отдел гортани [37, 38, 43, 48].

По данным разных авторов, летальность у детей, больных ПГ, составляет 5,7% [2, 3, 30]. Тем не менее, как замечено многими клиницистами, ювенильный ПГ может самопроизвольно исчезать практически в любом возрасте. Такая спонтанная ремиссия наблюдается в 19,3% случаев. Ранее существовавшее мнение о том, что спонтанное выздоровление чаще связано с пубертатным периодом (временем повышения активности половых гормонов), в настоящее время разделяется не всеми клиницистами. Возможность регрессии ПГ в пубертатном периоде связывают с иммунологической перестройкой организма, активизацией стероидных гормонов, роль которых еще до конца не изучена [2, 3, 4, 7, 25, 30, 31, 37, 43].

Диагностика ПГ, как правило, в большинстве случаев не представляет существенных затруднений. В ее основе лежат нарушения 2-х основных функций гортани: фонаторной и дыхательной. Начальные симптомы – появление у больных охриплости легкой степени, которая постепенно нарастает, вскоре к расстройствам голоса присоединяются нарушения дыхания. Чем меньше возраст ребенка, тем быстрее проявляются дыхательные расстройства. Это связано с возрастными особенностями размеров гортани. Затруднение дыхания в начале заболевания проявляется только при быстром беге, ходьбе, позднее отмечается и в спокойном состоянии. Появляется инспираторная одышка с втяжением мягких тканей эпигастрия и яремной вырезки. В большинстве случаев первичная локализация процесса –− голосовые складки, особенно в области комиссуры, в 34% случаев поражается преддверие гортани, в 9% –− подголосовой отдел. Тенденция к распространению от первичного очага на другие отделы гортани отмечается у 78% больных, у остальных 22% локализация опухолевого роста не меняется [2–4, 7, 25, 31, 33, 37, 41–43].

Частота вовлечения трахеи при респираторном папилломатозе варьирует, по данным разных авторов, от 2 до 17% [2–4, 7, 19, 25, 31, 33, 37, 41–43, 46]. Изолированное поражение трахеи и бронхов встречается чрезвычайно редко. Во многих случаях папилломатоз трахеи протекает бессимптомно [21, 37, 42]. Особая роль отводится трахеостомии, способствующей распространению процесса у 56–76% больных [3, 4, 7, 18, 30].

Для обнаружения пациентов, инфицированных ВПЧ, определения типов вируса используются полимеразная цепная реакция и in situ гибридизация [4, 25, 43].

В настоящее время известно более 50 различных методов лечения ПГ, однако радикального этиопатогенетического средства не найдено. Выделяют 3 основных направления лечебной практики и их различные сочетания: совершенствование хирургических методов, поиск новых медикаментозных препаратов (противовирусных, иммунотропных и др.) и разработка методик вакцинации. Основным методом лечения ПГ до настоящего времени остается хирургический.

Исторически первым методом лечения ПГ была трахеотомия, которая применялась как с целью устранения стеноза гортани, так и с лечебной целью [2, 3, 5, 7]. Однако трахеотомия не только не предотвращает рост папиллом, но и способствует их разрастанию вокруг трахеостомы, их распространению на нижележащие отделы дыхательных путей. Поэтому к трахеотомии в настоящее время прибегают только в угрожающих жизни состояниях.

Вторым хирургическим методом, использовавшимся длительное время, была ларингофиссура [2, 3, 5, 7, 17]. Для предотвращения рецидива папиллом применялись прижигания новообразований гальванокаутером или электрокоагулятором [4, 6, 17]. Однако дальнейшие наблюдения показали, что формирование ларингофиссуры с последующей электрокоагуляцией не только не предотвращает развития рецидивов заболевания, но и способствует образованию рубцов, приводит к стенозированию гортанно-трахеального отдела, а у детей часто и к распространению процесса [3, 6].

В настоящее время основным методом хирургического лечения ПГ является эндоларингеальная микрохирургия с удалением папиллом. Этот метод может быть применен в любом возрасте, при любой степени обструкции голосовой щели, что позволяет отказаться от проведения трахеотомии. Кроме того, под контролем операционного микроскопа с помощью инструментов можно тщательно удалить все видимые папилломы из любого отдела гортани. Однако при использовании данного метода возможны осложнения: удаление папиллом может сопровождаться повреждением окружающих здоровых тканей, образованием в дальнейшем рубцовых спаек, существует риск развития кровотечения, иногда интенсивного, не поддающегося остановке традиционными методами [2–7, 15, 20, 25, 30, 32, 35, 36, 43].

Криохирургия (метод локального замораживания) при хирургическом лечении папиллом гортани внедрен в практику в ряде лечебных учреждений нашей страны. Однако использование этого метода вызывает образование грубых рубцов, нарушая анатомию гортани. Кроме того, применение криохирургии не предотвращает развитие рецидивов папилломатоза [2, 3].

Идея использования ультразвуковой энергии в хирургии ПГ принадлежит отечественным авторам [20]. Такие положительные качества низкочастотного ультразвука, как достаточное разрушение, локализованность воздействия, возможность строго дозировать глубину дезинтеграции, минимальные реактивные изменения со стороны окружающих тканей, относительная простота метода и практически полная безопасность для больного делают этот метод лечения эффективным [20].

Однако гальванокаустика, электрокоагуляция, криодеструкция, ультразвуковая дезинтеграция признаны нецелесообразными в связи с высокой частотой рецидивов и осложнений, а также выявлением в некротической ткани после такого лечения ВПЧ [3, 6, 30].

В последнее время в зарубежной литературе появились данные об удалении папиллом гортани с помощью микродебридера. Этот прибор позволяет быстро удалять папилломатозные разрастания больших размеров, что существенно сокращает продолжительность операции. Воздействие на окружающие ткани при данном способе удаления папиллом незначительное [43].

С 1971 г. для лечения доброкачественных новообразований гортани применяется лазерная хирургия. Используется СО2-лазер, аргоновый и YAG-лазеры [3, 6, 35, 36]. Но M.S. Benninger провел развернутое сравнительное исследование возможностей и результатов использования СО2-лазера и микроинструментария. Автор указывает, что с точки зрения отдаленных результатов хирургии ПГ нельзя отдать предпочтение какому-либо из 2–х методов [3, 35]. В 1986 г. M.C. Плужников предложил использовать контактный способ лазерного воздействия на ЛОР-органы. Контактная техника лазерного воздействия с использованием Nd:YAG и полупроводникового лазеров совершенствовалась параллельно с использованием СО2-лазера −– дистантной методикой [9, 17].

Еще один метод хирургического лечения ПГ – применение холодной плазмы. Данный метод впервые в общей врачебной практике применен в 1995 г. и получил название «коблация» (coblation – «холодное разрушение»). Воздействие производится плазмой с температурой 50–60°С. Малая толщина плазменного слоя дает возможность точно дозировать воздействие и тщательно рассчитывать объем рассекаемой или удаляемой ткани, т. е. вмешательство происходит без термического повреждения окружающих тканей [38].

Предпринимались попытки использования ионизирующего излучения при лечении распространенного и рецидивирующего ПГ у взрослых как в самостоятельном, так и в комбинированном варианте лечения. Метод до настоящего времени применяется в практике, особенно в случаях распространенного процесса. Однако при исследовании операционного материала после такого лечения в 15% случаев выявляется малигнизация папиллом. Особенно принципиален данный факт при проведении облучения у детей [1, 17, 18, 32]. В связи с успехами лучевой терапии делались попытки лечения рентгеновскими лучами, однако большого успеха такого лечения отмечено не было [1, 3, 16, 30].

К медикаментозным способам лечения ПГ относится применение различных лекарственных препаратов, в т. ч. антибиотиков, эффект которых объясняется во многом воздействием на бактериальную флору, сопровождающую и усугубляющую течение заболевания. В клинической практике использовали кортикостероиды, эстрогены, электролиты, кислоты, препараты висмута, арсениты, лизоцим и другие средства без существенного терапевтического эффекта. Опухолевая природа заболевания предопределила использование антиметаболитов и цитостатиков растительного и синтетического происхождения. Некоторые из них (например, проспидия хлорид) используются до настоящего времени – как правило, местно. Общепринятым методом противорецидивного лечения ПГ является интерферонотерапия. В настоящее время в основном применяют рекомбинантные инъекционные формы интерферонов (интерферон α2а). Показанием к применению метода интерферонотерапии служит распространенная или обтурирующая форма ПГ с коротким (до 3 мес.) межрецидивным периодом и/или распространение папиллом на нижние отделы дыхательных путей [2, 3, 5, 7, 17, 25, 30, 43].

К рекомбинантным иммуномодулирующим препаратам, созданным на основе цитокинов, относится гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор – ГМ-КСФ (молграмостим), который широко применяется в последние годы в онкологии. ГМ-КСФ синтезируется различными клетками организма (Т- и В-лимфоцитами, фибробластами и нейтрофилами). ГМ-КСФ действует как ростовой фактор, стимулирующий пролиферацию и созревание миелоидных предшественников нейтрофилов, эозинофилов и моноцитов, активируя их функцию. ГМ-КСФ активизирует рецептор интерлейкина-2 и стимулирует связывание последнего с интерлейкином-2 на нейтрофилах. Применение ГМ-КСФ у детей, больных ПГ, приводило к увеличению содержания лейкоцитов, сегментоядерных нейтрофилов и их функциональной активности, появлению тенденции к увеличению числа Т-лимфоцитов и их субпопуляций, стимулированию антителообразования к антигенам, секретируемым стафилококками. Удлинение ремиссий в 2 раза отмечено у 24,2% пациентов [6].

Идея применения тактивина в качестве препарата противорецидивной терапии ПГ принадлежит отечественным ученым. Исследование влияния лечения тактивином на иммунологический аспект системы антиинфекционной резистентности показало повышение фагоцитарной активности нейтрофилов. Клиническое излечение было зафиксировано у 55,2% больных, удлинение ремиссий более чем в 2 раза −– у 39,5% пациентов [3, 6]. К противовирусным препаратам, применяемым в клинической практике при лечении ПГ, относятся ацикловир, рибавирин и цидофовир [34, 47, 49].

В последнее десятилетие определенный интерес в противорецидивной терапии ПГ вызывает индол-3-карбинол (I3C), способный подавить рост папиллом у мышей. M.G. Mendelsohn et al. (1991) обнаружили, что в тканях гортани, инфицированных ВПЧ, эстрадиол метаболизируется в 16-гидроксиэстрон метаболит, способствующий образованию опухолей, в значительно большем количестве по сравнению со здоровыми тканями. I3C ингибирует гидроксилирование эстрадиола в 16-гидрокси­эстрон. Неконтролируемые исследования показали, что рост папиллом замедляется более чем у половины пациентов. Клинические исследования I3C для лечения рецидивного ПГ показали, что I3C снижает папилломатозный рост в клеточных культурах и является эффективным при применении на животных моделях [11, 23, 44].

В последние годы появились сообщения о фотодинамической терапии (ФДТ) ПГ. Использование ФДТ уменьшает агрессивность течения респираторного папилломатоза, в частности папилломатозного поражения гортани. Однако развитие рецидивов при дальнейшем наблюдении показывает, что и данный метод лечения не лишен недостатков.

В нашей стране применялся метод 2-этапного комбинированного лечения больных хроническим рецидивирующим ПГ и трахеи [22]. 1-й этап заключался в эндоларингеальной эндоскопической операции с применением Nd:YAG-лазерной деструкции, аргонно-плазменной коагуляции и электрорезекции папилломы. На 2-м этапе больным проводили ФДТ. По данным исследования, после завершения курса лечения полная регрессия папилломы достигнута у 78% больных, частичная регрессия – у 21,8%. Межрецидивный период увеличился в 2,5 раза [22].

Методика лазериндуцированной интерстициальной термотерапии респираторного папилломатоза заключается в локальном воздействии высокой температуры (43–60°С), вызывающей необратимое повреждение патологических структур при отсутствии грубых повреждений со стороны окружающих здоровых тканей. Преимуществами этого способа лечения авторы считают локальность и контролируемость воздействия, возможность деструкции глубоколежащих патологических образований, надежный гемостаз, широкий диапазон биологических эффектов, хорошую переносимость пациентами, безболезненность и отсутствие серьезных осложнений при технически правильном исполнении [9].

Большие надежды в последние годы возлагаются на вакцинацию. Известно, что в определенных клеточных системах гены ВПЧ, кодирующие структурные белки вириона L1 и L2, способны осуществлять не только синтез соответствующих белков, но и формирование так называемых вирусоподобных частиц (VLP-virus like particles) [48].

В последнее время появились новые препараты для более эффективного лечения больных папилломавирусной инфекцией. К ним относятся производные аллоферона – биологически активного пептида, выделенного из клеток иммунной системы насекомых семейства Calliphoridae [39]. На основе аллоферона-1 создана инъекционная форма лекарственного препарата аллокин-α – отечественный антивирусный препарат нового типа, разработанный международным коллективом ученых (регистрационный номер 002829/01 от 22.09.2003 г.). Действующим веществом препарата является цитокиноподобный пептид аллоферон, обладающий выраженной антивирусной и противоопухолевой активностью [28, 39]. Действие препарата направлено на усиление распознавания вирусных антигенов и инфицированных клеток натуральными (естественными) киллерами (NK), нейтрофилами и другими эффекторными системами естественного иммунитета, ответственными за элиминацию вируса [28]. В отсутствие чужеродных антигенов и патологически измененных клеток стимулированные лейкоциты сохраняют нормальный уровень активности, что позволяет локализовать действие препарата в очаге поражения. За прошедшие годы аллокин-α успешно использовали при лечении больных опоясывающим герпесом, вирусными гепатитами В и С, ВЭБ-инфекцией, папилломавирусной инфекцией и лямблиозом [8, 12, 28, 29]. Препарат сочетается с основными лекарственными средствами: противовирусными, антибиотиками, интерферонами и их индукторами, антиоксидантами и другими препаратами, хорошо переносится больными. В отечественной и зарубежной литературе данных о применении аллоферона в лечении больных ПГ нет. Учитывая эти свойства препарата, в ЛОР-клинике ГБУЗ МО «МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского» с 2011 г. проводится научное исследование изучения эффективности применения данного препарата в лечении больных ПГ.

Таким образом, приведенный обзор литературы показал всю сложность, неоднозначность проблемы ПГ. Проблема имеет комплексный характер, требует дальнейшего накопления и осмысления данных об этиологии и патогенезе заболевания, разработки новых и совершенствования имеющихся подходов к лечению, основанных в первую очередь на современных достижениях иммунологии, химиотерапии, генной инженерии.

Зарегистрироваться через Вконтакте Зарегистрироваться через Facebook
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Заполните поля формы

Забыли пароль?
Войти
Еще не зарегистрированы на РМЖ?

Возможности авторизованного пользователя:

  • Публиковать статьи на интересующие вас медицинские темы
  • Получение анонсов статей новых выпусков журнала
  • Своевременное получение информации о статьях на интересующие вас темы
  • Загрузка электронной версии журнала
  • Обсуждение профессиональных тем с коллегами
  • Просмотр новых видеоконференций
  • Получение информации об изменениях законов о здравоохранении
  • Ознакамление с переводами иностранных экспертных статей
  • Доступ к многочисленным справочным инструментам
Зарегистрироваться через Вконтакте Зарегистрироваться через Facebook

Заполните поля формы

Являетесь ли вы врачом?

* - поля обязательные для заполнения

Зарегистрироваться

Регистрация на нашем сайте позволит вам:

  • Публиковать статьи на интересующие вас медицинские темы
  • Получать анонсы статей новых выпусков журнала
  • Своевременно получать информацию о статьях на интересующие вас темы
  • Загружать электронную версию журнала
  • Обсуждать профессиональные темы с коллегами
  • Просматривать новые видеоконференции
  • Получать информацию об изменениях законов о здравоохранении
  • Получать актуальные новости по вашей специализации
  • Получать приглашения на тематические мероприятия и конференции
  • Иметь доступ к переводам иностранных экспертных статей
  • Использовать многочисленные справочные инструменты

Регистрация безопасна и абсолютно бесплатна.

Литература
  1. Андреев В.Г., Панкратов В.А. Лучевое и комбинированное лечение папилломатоза гортани // Мед. радиол. 1992. № 11-12. С. 5–8.
  2. Антонив В.Ф., Мицконас А., Антонив Т.В., Матела И.И. Папилломатоз гортани. Роль вируса папилломы человека, перспективы диагностики и лечения // Вестник оториноларингологии. 2004. № 3. С. 23–26.
  3. Ашуров З.М., Зенгер В.Г. Респираторный папилломатоз у детей. М., 2004.
  4. Барышев В.В., Андреев В.Г., Попучиев В.В., Ежов С.В. Современные аспекты изучения респираторного папилломатоза. Ч. I. Этиология, патогенез, диагностика // Сибирский онкологический журнал. 2009. № 5 (35). C. 67–72.
  5. Барышев В.В., Андреев В.Г., Попучиев В.В., Ежов С.В. Современные аспекты изучения респираторного папилломатоза. Ч. II. Лечение // Сибирский онкологический журнал. 2010. № 1 (37). C. 68–72.
  6. Вожагов В.В. Гольмиевый лазер и Лейкомакс в комплексном лечении респираторного папалломатоза у детей: Автореф. дис. …канд. мед. наук. М., 1999. 26 с.
  7. Иванченко Г.Ф., Каримова Ф.С. Современные представления об этиологии, патогенезе, клинике, диагностике и лечении папилломатоза гортани // Вестник оториноларингологии. 2000. № 1. С. 44–49.
  8. Исаков В.А., Архипова Е.И., Азовцева О.В.и др. Аллокин-альфа в комплексной терапии рецидивирующей герпетической инфекции // Terra Medica Nova. 2006. № 3. С. 1–4.
  9. Карпищенко С.А., Гурьева И.А. Методика лазериндуцированной интерстициальной термотерапии в хирургическом лечении респираторного папилломатоза // Вестник оториноларингологии. 2008. № 4. С. 62–67.
  10. Каримова Ф.С., Иванченко Г.Ф., Григорян С.С. Лечение папилломатоза гортани индукторами интерферона // Вестник оториноларингологии. 2000. № 5. С. 54–57.
  11. Козлова Е.П. Комплексное лечение папилломатоза гортани с применением индол-3-карбинола: Автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб., 2009.23 с.
  12. Корягин В.Н., Исаков В.А., Беккер Г.П., Серебряков М.Ю., Паин П.Ю. Аллокин-альфа в терапии опоясывающего герпеса: Мат-лы науч.-практ. конф. «Актуальные вопросы инфекционной патологии в урологии и гинекологии». 30 ноября 2007 г. СПб., 2007. С. 41–43.
  13. Кучерова Л.Р. Клинико-иммунологическое обоснование местного применения рекомбинантного интерферон-альфа 2 в терапии РРП: Дис… канд. мед. наук. СПб., 2011. С. 13–40.
  14. Мицконас А. Папилломатоз гортани: клиника, диагностика и лечение: Дис… канд. мед. наук. М., 2003. С. 7–39.
  15. Овчинников Ю.М., Киселев В.И., Солдатский Ю.Л., Артемьев М.И., Онуфриева Е.К., Барановский П.М., Щепин Н.В., Сметанина С.Е., Гаспарян С.Ф., Стеклов А.М. Распространенность типов вируса папилломы человека и их влияние на течение заболевания у детей, страдающих рецидивирующим респираторным папилломатозом // Вестник оториноларингологии. 2004. № 3. С. 29–33.
  16. Панкратов В.А., Андреев В.Г., Шаимбетов Б.О., Романко Ю.С. Значение лучевой терапии в лечении папилломатоза гортани // Опухоли головы и шеи. Диагностика и лечение. Томск, 1994. С. 106–108.
  17. Плужников М.С., Рябова М.А., Карпищенко С.А. Современные подходы к комбинированному лечению рецидивирующего респираторного папилломатоза // Вестник оториноларингологии. 2008. № 4. С. 29–37.
  18. Плужников М.С., Катинас Е.Б., Рябова М.А. Оценка эффективности местного применения препаратов рекомбинантного интерферона α-2 в комплексной терапии рецидивирующего респираторного папилломатоза // Вестник оториноларингологии. 2008. № 4. С. 57–61.
  19. Рафальский В.В. Клиническое применение препаратов интерферона. Смоленск: СГМА, 1997.
  20. Селин В.Н. Эндоларингеальная микрохирургия и ультразвуковая дезинтеграция папиллом гортани у детей.: Автореф. дисс. …канд. мед. наук. М., 1988.22 с.
  21. Сидоренко С.И. Осложненное течение ювенильного респираторного папилломатоза // Вестник оториноларингологии. 2005. № 6. С. 62–63.
  22. Соколов В.В., Телегина Л.В., Гладышев А.А., Телегина Л.В., Филоненко Е.В., Решетов И.Г., Голубцов А.К., Франк Г.А., Белоус Т.А., Завалишина Л.Э. Эндоларингеальная хирургия и фотодинамическая терапия с использованием гибкой видеоэндоскопической техники при предраке и раке гортани // Вестник оториноларингологии. 2010. № 3. С. 50–56.
  23. Солдатский Ю.Л., Киселев В.И., Онуфриева Е.К., Стеклов А.М., Щепин Н.В., Стрыгина Ю.В., Гаспарян С.Ф., Погосова И.Е. Анализ эффективности противорецидивной терапии ювенильного респираторного папилломатоза при помощи индинола // Вестник оториноларингологии. 2006. № 1. C. 46–48.
  24. Солдатский Ю.Л., Онуфриева Е.К., Погосова И.Е., Стрыгина Ю.В., Дюдя А.В. Инфицированность вирусом папилломы человека верхних дыхательных путей у детей без клинических признаков респираторного папилломатоза // Вестник оториноларингологии. 2009. № 1. C. 16–19.
  25. Солдатский Ю.Л., Онуфриева Е.К., Стрыгина Ю.В., Погосова И.Е. Рецидивирующий респираторный папилломатоз: современное состояние проблемы // Российская оториноларингология. 2009. № 4. C. 66–71.
  26. Уразова Л.Н., Шилова О.Ю., Мухамедов М.Р., Чойнзонов Е.Л. Онкогенные вирусы в патогенезе хронических заболеваний и рака гортани // Бюллетень Молдавской медицинской академии. 2007. № 4. С. 341–342.
  27. Цветков Э.А., Сельков С.А., Чмырева Н.Н. Интерферонотерапия и иммунотерапия детей с респираторным папилломатозом // Вестнник оториноларингологии. 2002. № 2. С. 34–36.
  28. Черныш С.И. Аллокины, антивирусные и противоопухолевые препараты нового типа: Мат-лы XII национального конгресса «Человек и лекарство». М., 2005. С. 723.
  29. Чешик С.Г., Шкурко Т.В., Козлова А.В., Чешик Д.С., Малышев Н.А Клинико-лабораторная оценка терапевтической эффективности и безопасности иммуномодулирующего препарата Аллоферон при остром гепатите В: Сб. тезисов VI российского съезда врачей-инфекционистов. Москва, 29–31 октября 2003 г. С. 24.
  30. Чирешкин Д.Г. Папилломатоз гортани у детей (материалы к патогенезу, клинике и лечению): Автореф. дис. … докт. мед. наук.М., 1971.40 с.
  31. Шабалдина Е.В., Павленко С.А., Шабалдин А.В. Ювенильный респираторный папилломатоз гортани // Медицина в Кузбассе. 2006. № 3. C. 32–34.
  32. Шустер М.А., Ольшанский А.Я., Селин В.Н. Применение дискретного плазмафереза при тяжелых формах папилломатоза гортани у детей // Вестник оториноларингологии. 1992. № 1. С. 27–29.
  33. Шилова О.Ю. Ассоциация рака гортани с онкогенными вирусами папилломы человека и Эпштейна – Барр: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Новосибирск, 2008. 23 с.
  34. Akst L.M., Lee W., Discolo C., Knott D., Younes A., Koltai P.J. Stepped-dose protocol of cidofovir therapy in recurrent respiratory papillomatosis in children // Arch. Otolaryngol. Head Neck Surg. 2003. Vol. 129 (8). P. 841–846.
  35. Akyol A., Anadolu R., Anadolu Y., Ekmekci P., Gürgey E., Akay N. Multifocal papillomavirus epithelial hyperplasia: successful treatment with CO2 laser therapy combined with interferon alpha-2b // Int. J. Dermatol. 2003. Vol. 42 (9). P. 733–735.
  36. Bergler W., Honig M., Gotte K., Petroianu G., Hörmann K. Treatment of recurrent respiratory papillomatosis with argon plasma coagulation // J. Laryngol. Otol. 1997. Vol. 111. P. 381–384.
  37. Bondaryev A., Makris D., Breen D.P., Dutau H. Airway Stenting for Severe Endobronchial Papillomatosis // Respiration. 2009. Vol. 77 (4). P. 455–458.
  38. Carney A.S., Evans A.S., Mirza S., Psaltis A. Radiofrequency coblation for treatment of advanced laryngotracheal recurrent respiratory papillomatosis // J. Laryngol. Otol. 2010. Vol. 124 (5). P. 510–514.
  39. Cernysh S.I., Kim S.I., Bekker G. et al. Antiviral and antitumor peptides from insects // Proceeding of Nacional academi of science of USA. 2002. Vol. 9 (20). P. 12628–12632.
  40. Gomez M.A., Drut R., Lojo M.M., Drut R.M. Detection of human papillomavirus in juvenile laryngeal papillomatosis using polymerase chain reaction // Medicina (B. Aires). 1995. Vol. 55 (3). P. 213–217.
  41. Gordjani N., Herdeg S., Ross U.H., Grimme H., Kleinschmidt M., Brandis M. Focal dermal hypoplasia (Goltz-Gorlin syndrome) associated with obstructive papillomatosis of the larynx and hypopharynx // Eur. J. Dermatol. 1999. Vol. 9 (8). P. 618–620.
  42. Katsenos S., Becker H.D. Recurrent respiratory papillomatosis: a rare chronic disease, difficult to treat, with potential to lung cancer transformation: apropos of two cases and a brief literature review // Case Rep Oncol. 2011. Mar. Vol. 23. № 4 (1). Р.162–171.
  43. Kashima H.K., Mounts P., Shah K. Recurrent respiratory papillomatosis // Obstet. Gynecol. Clin. North Am. 1996. Vol. 23 (3). P. 699–706.
  44. Rosen C.A., Bryson P.C. Indole-3-carbinol for recurrent respiratory papillomatosis: long-term results // J. Voice. 2004. Vol. 18 (2). P. 248–253.
  45. Shikowitz M.J., Abramson A.L., Steinberg B.M., DeVoti J., Bonagura V.R., Mullooly V., Nouri M., Ronn A.M., Inglis A., McClay J., Freeman K. Clinical trial of photodynamic therapy with meso-tetra (hydroxyphenyl) chlorine for respiratory papillomatosis // Arch. Otolaryngol. Head Neck Surg. 2005. Vol. 131 (2). P. 99–105.
  46. Skoulas I.G., Kountakis S.E. Endotracheal tube obstruction: a rare complication in laser ablation of recurrent laryngeal papillomas // Ear Nose Throat. J. 2003. Vol. 82 (7). P. 504–512.
  47. Snoeck R., Wellens W., Desloovere C., Van Ranst M., Naesens L., De Clercq E., Feenstra L. Treatment of severe laryngeal papillomatosis with intralesional injections of cidofovir [(S)-1-(3-hydroxy-2-phosphonylmethoxypropyl)cytosine] // J. Med. Virol. 1998. Vol. 54 (3). P. 219–225.
  48. Somers G.R., Tabrizi S.N., Borg A.J., Garland S.M., Chow C.W. Juvenile laryngeal papillomatosis in a pediatric population: a clinicopathologic study // Pediatr. Pathol. Lab. Med. 1997. Vol. 17 (1). P. 53–64.
  49. Valera F., Maldonato L., Lima J. Efficacy of cidofovir in recurrent juvenile respiratory papillomatosis // Braz. J. Otorhinolaryngol. 2010. Dec. Vol. 76 (6). Р.713–717.
  50. Xavier R., Santos G., Medeiros R. Perinatal transmission of human papilloma virus // 7th Intern. Congr. Pediat. Otorhinolaryngology. Helsinki, 1998. Р. 21.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak