Эмпирическая антибиотикотерапия острых сальпингоофоритов в амбулаторной практике

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 25.02.2010 стр. 196
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Тихомиров А.Л., Батаева А.Е., Сарсания С.И. Эмпирическая антибиотикотерапия острых сальпингоофоритов в амбулаторной практике // РМЖ. 2010. №4. С. 196

По данным правительства РФ и Министерства здравоохранения и социального развития за 2008 год, основной причиной ухудшения репродуктивного здоровья населения является высокая инфекционная заболеваемость в стране, особенно половыми инфекциями. Cерьезной проблемой гинекологии является высокая частота воспалительных заболеваний половых органов малого таза (ВЗПОМТ) у женщин репродуктивного возраста, приводящих к бесплодию в 15–18% наблюдений, даже после однократного заболевания. Поражение верхних отделов полового тракта при ВЗПОМТ характеризуется чаще всего инфицированием клеток эндосальпингса, которые выстилают маточные трубы. Инфекция может ограничиваться трубами (сальпингит) или затрагивать также и яичники (сальпингоофорит). Следствием инфекционного поражения является разрушение нормальной структуры внутренних репродуктивных органов на макро– и микроуровне. Даже незначительный процесс может приводить к функциональным нарушениям. Значи­тельное воспаление, затрагивающее интраперитонеальные структуры, ведет к образованию тубоовариального абсцесса, что приводит к полному разрушению нормальной структуры и функции тазовых репродуктивных органов.

По данным правительства РФ и Министерства здравоохранения и социального развития за 2008 год, основной причиной ухудшения репродуктивного здоровья населения является высокая инфекционная заболеваемость в стране, особенно половыми инфекциями. Cерьезной проблемой гинекологии является высокая частота воспалительных заболеваний половых органов малого таза (ВЗПОМТ) у женщин репродуктивного возраста, приводящих к бесплодию в 15–18% наблюдений, даже после однократного заболевания. Поражение верхних отделов полового тракта при ВЗПОМТ характеризуется чаще всего инфицированием клеток эндосальпингса, которые выстилают маточные трубы. Инфекция может ограничиваться трубами (сальпингит) или затрагивать также и яичники (сальпингоофорит). Следствием инфекционного поражения является разрушение нормальной структуры внутренних репродуктивных органов на макро– и микроуровне. Даже незначительный процесс может приводить к функциональным нарушениям. Значи­тельное воспаление, затрагивающее интраперитонеальные структуры, ведет к образованию тубоовариального абсцесса, что приводит к полному разрушению нормальной структуры и функции тазовых репродуктивных органов.
При этом за последние 10–15 лет заболеваемость аднекситами возросла вдвое и составляет 10–13 на­блюдений на 1000 женщин в год [Гомберг М.А. и соавт., 1996; Краснопольский В.И. и соавт., 2004]. Среди всех больных сальпингоофоритом 70 % женщин моложе 25 лет, 75% – нерожавшие [Савельева Г.М., 2005].
Воспалительные заболевания половых органов малого таза женщины объединяют весь спектр воспалительных процессов в верхних отделах репродуктивного тракта . Они могут встречаться как отдельные нозологические формы, так и в любой комбинации:
• Сальпингит
• Оофорит
• Эндометрит
• Параметрит
• Тазовый перитонит, пельвиоперитонит.
Однако наиболее частой формой является сальпингоофорит, который возни¬кает обычно восходящим путем при распространении инфекции из влагалища, полости матки, чаще всего в связи с осложненными родами и абортами, острым инфицированием при половом акте, а также нисходящим – из смежных органов (червеобраз¬ный отросток, прямая и сигмовидная кишка) или гематогенным путем. Воспалительный процесс начинается в слизистой оболочке, распро¬страняясь и на другие слои маточной трубы. Экссудат, образовавшийся в результате воспалительного процесса, скапливаясь в полости трубы, изливается в брюшную полость, нередко вызывая спаечный процесс вокруг трубы, закрывая просвет ее ампулы, а затем и отверстия маточного отдела трубы. Непроходимость трубы ведет к образованию мешотчато–воспалительного образования. Скопление в полости трубы серозной жидкости (гидросальпинкс) может быть как односторонним, так и двусторонним. При тяжелом течении сальпингита, высокой вирулентности микроорганиз¬мов появляется гнойное содержимое в трубе и возникает пиосальпинкс. При пиосальпинксе в малом тазу образуются спайки с кишечником, сальником, мочевым пузырем. У 2/3 больных воспали-тельный процесс с маточной трубы переходит на яичник (сальпингоофорит). Для острого сальпингоофорита характерны боли внизу живота и в пояснице, повышение температуры, дизурические и диспепсические явления, изменения крови, присущие воспалительному процессу, выраженные в той или иной степени процессы экссудации и инфильтрации в области придатков матки и окружающих тканей. Симптомы острого сальпингоофорита могут быть выражены в различной степени, что обусловлено вирулентностью возбудителя и реактивностью организма. Выраженность болевых ощущений связана с обширностью распро¬странения воспалительного процесса по брюшине. Чем больше вовлека¬ется в воспалительный процесс брюшина, тем более выражена болевая реакция. Степень увеличения придатков матки зависит от выраженнос¬ти гиперемии, экссудации, инфильтрации тканей лейкоцитами, а также от вовлечения в патологический процесс окружающих тканей. В современных условиях острый сальпингоофорит все чаще имеет стертую клиническую картину, в то время как в придатках наблюдаются выраженные изменения, вплоть до нагноения. В других случаях воспалительный процесс протекает тяжело с резко выраженными клиническими проявле¬ниями, особенно при пиосальпинксе. Наблюдаются высокая температу¬ра, озноб, резкая боль внизу живота, симптомы раздражения брюши¬ны, выраженные изменения со стороны крови (увеличение количества лейкоцитов, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, повышение СОЭ). Для хронической стадии процесса характерны уплотнение, ограниче¬ние подвижности, не резко выраженная болезненность придатков при их смещении вследствие спаечного процесса. Хро­ни­ческое воспаление придатков матки, особенно рецидивирующее, как правило, сопровождается нарушением функций нервной, эндокринной, сердеч­но–со­судистой, пищеварительной, мочевыделительной и иммунологической систем. Хронический сальпингоофорит протекает длительно, нередко с обострениями. При этом у пациенток с хронизацией процесса формируется овариальная недостаточноать с наличием циркулирующих и фиксированных антиовариальных антител, поражающих репродуктивную функцию дополнительно [Sontag W.S., Sikorski K., Kapes E. (2003)]. Анализ условно–патогенного микробного пейзажа таких па­циенток констатирует превалирование Corinbac­terium различных типов. На долю острого сальпингоофорита как послеабортного осложнения приходится 20–22% случаев. Обострение хронического процесса возникает, как правило, не менее чем в 4,5% наблюдений.
В период обострения длительных ВЗПОМТ антиовариальные антитела регистрируются у 42,7% обследуемых пациенток. Этиологически значимыми инфекционными агентами, вызывающими при хронических ВЗПОМТ образование антиовариальных антител, яв­ляются микст–формы с преобладанием гонорейно–хламидийного инфицирования в сочетании с различными типами Corinbacterium, Neisseria, Enterobacteriaceae [Царегородцева М.В., 2010].
С 80–х годов XX века большинство исследователей единодушны во мнении, что главным инициатором воспалительных заболеваний половых органов малого таза у женщин, после основных возбудителей ИППП (гонококки и хламидии) являются ассоциации неспорообразующих грамотрицательных (бактероиды, превотелла, фузобактерии) и грамположительных анаэробных микроорганизмов (пептострептококки и клостридии), аэробной грамотрицательной (кишечная палочка, клебсиелла, протей, энтеробактерии) и реже – грамположительной микробной флоры (стрептококк, энтерококк, стафилококк). В 20% случаев ВЗПОМТ специфических и «проблемных» возбудителей выявить не удается (табл. 1).
Учитывая все вышеперечисленное, можно считать актуальным применение цефалоспорина III поколения цефтибутена (Цедекса) для лечения воспаления придатков матки, используя минимальные критерии постановки диагноза сальпингоофорита. Цедекс активен в отношении широкого спектра бактерий, включая энтеробактерии, Neisseria spp., Mora­xella catarrhalis, Haemo­philus influenza, β–гемолитические стрептококки, пенициллиночувствительный Strep­tococcus pneumonia. Также цефтибутен высокоактивен в отношении Strepto­coccus pyogenes и подавляет большинство микроорганизмов при концентрации 0,5 мкг/мл, однако он почти не действует на Streptococcus agalactiae. Активность цефтибутена в отношении энтеробактерий в целом выше, чем у цефаклора и цефуроксима и равна активности цефиксима.
Цефтибутен связывается с бактериями в основном через пенициллин–связывающие протеины (ПСП). У различных микроорганизмов аффинность ПСП к различным лекарственным средствам отличается. Связы­вание цефтибутена с ПСП может приводить к изменению морфологии микроорганизма, что делает бактерию более подверженной фагоцитозу и уменьшает ее способность к адгезии к клеткам хозяина [Branda и Piatti, 1993]. Цефтибутен обладает высокой аффиностью к ПСП 3 штаммов E. Coli.
В динамических исследованиях показано, что цефтибутен убивает 99,9% энтеробактерий за 1–2 часа (в течение 24 часов роста новых колоний не наблюдается), 99,9% M. catarrhalis, H. influenzae, S. pyogenes и S. Pneu­monia в течение 4–6 часов [Debbia и соавт., 1992, Dornbusch и соавт., 1989]. Высокая устойчивость цефтибутена к действию плазмидных пенициллиназ и цефалоспориназ, связана с содержанием карбоксиэтилидинового фрагмента у 7–углеродного атома β–ацильной боковой цепи. Данный фрагмент не может войти в «карман», в котором находится активный каталитический центр фермента. Гидро­лазная устойчивость цефтибутена выше, чем у цефаклора, цефокситина, цефподоксима, цефтазидима, цефуроксима и цефатексина и сходна с устойчивостью цефиксима и цефотаксима.
В сравнительных исследованиях показано, что МИК90 цефтибутена в отношении штаммов C. diversus, E. coli, Klebsiella spp., Proteus spp. и Providencia spp. в 20 раз ниже, чем у цефаклора и/или цефуроксима, и сопоставима или в 2 раза ниже МИК90 цефиксима. МИК90 цефтибутена ниже, чем МИК90 цефподоксима и цефадроксила, по отношению к этим организмам, что свидетельствует о его более высокой активности [Brauern­feind 1991, Bragman and Casewell 1990]. Штаммы E. coil, K. pneumoniae M. morganii, P. vulgaris, P. rettgeri и P. stuartii были более чувствительны к цефтибутену, чем к амоксициллин/клавулановой кислоте и котримоксазолу (триметоприм/сульфаметоксазол). Одно­вре­менно с этим цефтибутен показал одинаковую антибактериальную активность с тигемонамом и офлоксацином в отношении этих же микроорганизмов [Debbia и соавт., 1991].
Как продуцирующие, так и не продуцирующие β–лактамазу штаммы N. gonorrhea высоко чувствительны к цефтибутену (среднее значение МИК90 0,03 мг/л), штаммы N. meningitidis также обладают высокой чувствительностью к препарату (среднее МИК90

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak