Коррекция функциональных запоров в педиатрии: современный взгляд и проверенные веками истины

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №5 от 10.03.2011 стр. 359
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Бабаян М.Л., Хавкин А.И. Коррекция функциональных запоров в педиатрии: современный взгляд и проверенные веками истины // РМЖ. 2011. №5. С. 359

В последние годы хронические запоры являются одной из актуальных проблем не только взрослой, но и детской гастроэнтерологии. Считается, что запорами страдают от 10 до 25% детского населения [2,3]. Однако истинная распространенность запоров у детей неизвестна ввиду низкой обращаемости родителей к врачу.

Запор (constipatio, синоним: obstipacia, дословный перевод – скопление) – нарушение функции кишечника, выражающееся в увеличении интервалов между актами дефекации по сравнению c индивидуальной физиологической нормой или в систематически недостаточном опорожнении кишечника.
Вопрос о том, какие интервалы между актами дефекации следует считать нормальными, не решен однозначно. Особенно это относится к детям, поскольку у них имеются не только индивидуальные особенности выделительной функции толстой кишки, но и варианты нормы, связанные с каждым периодом детского возраста. Так, частота дефекаций у детей старше трех лет и подростков примерно та же, что и у взрослых; у детей первого года жизни, находящихся на естественном вскармливании, частота дефекаций может быть равна количеству кормлений; при введении прикорма в 4–6 мес. частота дефекаций должна быть не менее 2 раз/сут.; у детей, находящихся на искусственном вскармливании, частота стула должна быть не менее 1 раза/сут.; у детей старше года – не менее 6 раз/нед. [10].
Основная функция толстой кишки – формирование каловых масс и их эвакуация из организма. Известно, что толстая кишка состоит из трех отделов:
• проксимальный отдел – это слепая, восходящая и проксимальная часть поперечно–ободочной кишки, где происходит всасывание воды и электролитов;
• дистальный отдел – это дистальная часть попе­речно–ободочной кишки, нисходящая и сигмовидная кишка, которые выполняют функцию резервуара, в них происходит накопление, формирование и транспортировка кала;
• прямая кишка – это ректосигмоидный отдел и анальный канал, где происходит удержание и выброс кала.
Известно, что прямая кишка, соединяясь с анальным каналом, формирует угол в 90о. При этом тазовое дно формирует границу между прямой кишкой и анальным каналом. Тазовое дно – мышечно–связочная прослойка, состоящая преимущественно из поперечнополосатых волокон, известных как мышцы, поднимающие задний проход (леваторы). К этим мышцам относятся: лобково–копчиковая, подвздошно–копчиковая и седалищно–копчиковая мышцы. Лобково–прямокишечная, или пуборектальная, мышца с лобково–копчиковой мышцей формируют лобково–прямокишечный парус. Сокращаясь, лобково–прямокишечная мышца сохраняет аноректальный угол приблизительно в 90о градусов. Этот угол имеет большое функциональное значение в поддержании сдержанности.
В нормальных условиях каловые массы, попадая в прямую кишку, стимулируют нервные рецепторы и инициируют акт дефекации. Растяжение прямой кишки регистрируется в коре головного мозга, и возникает рефлекторная релаксация внутреннего анального сфинктера (ВАС; ректоанальный ингибиторный рефлекс – РАИР). Вследствие этого кишечное содержимое вступает в контакт с рецепторами верхней части анального канала, и происходит дифференциация свойств содержимого. Если наступило время для дефекации, возникает релаксация наружного анального сфинктера (НАС), мышц прямой кишки, тазового дна, лобково–прямокишечной мышцы, что облегчает очищение. Релаксация лобко­во–пря­мо­кишечной мышцы приводит к расширению аноректального угла (увеличивается до 140о) и создает свободный анальный ход, который облегчает дефекацию [7,9].
Классификация запоров:
По течению:
• острые
• хронические
По механизму развития:
• кологенные
а) с гипермоторной дискинезией
б) с гипомоторной дискинезией
• проктогенные
• смешанные
По стадии течения:
• компенсированный
• субкомпенсированный
• декомпенсированный
Одной из причин возникновения запоров является замедление транзита каловых масс по всей толстой кишке (кологенные запоры). Другой причиной может быть затруднение опорожнения ректосигмоидного отдела толстой кишки (проктогенные запоры). У детей чаще наблюдаются комбинированные расстройства (кологенные и проктогенные) [5]. У детей, как правило, нарушения моторики носят функциональный характер.
К функциональным нарушениям, сопровождающимся затрудненным актом дефекации у детей (Римские критерии III), относятся: затруднение дефекации у новорожденных (дисхезия – G6) и функциональный запор у детей с рождения до 4 лет (G7), a также синдром раздраженного кишечника (H2b) и функциональный запор (H3a) у детей 4 до 18 лет [8].
Что касается дисхезий, данная проблема наблюдается у детей первых 2–3 мес. и проходит к 6 мес. Проявляется данное состояние криком и плачем ребенка в течение 20–30 мин. несколько раз в день. При этом наблюдается резкое покраснение лица ребенка (так называемый синдром пурпурного лица), что вызывает страх у родителей. Что характерно для дисхезий, ребенок успокаивается сразу после акта дефекации, и стул при этом мягкий и без примесей. Задача врача – объяснить родителям, что ребенок просто не может скоординировать мышцы брюшного пресса и тазового дна.
Критерии диагностики функциональных запоров (G7) – наличие у детей с рождения до 4 лет в течение 1 мес., двух или более следующих симптомов:
• две или менее дефекаций в неделю;
• один или более эпизодов недержания в неделю;
• чрезмерная задержка стула в анамнезе;
• дефекации, сопровождающиеся болью и натуживанием в анамнезе;
• наличие большого количества каловых масс в прямой кишке;
• большой диаметр каловых масс в анамнезе.
Частой причиной запоров у детей первого года жизни является незрелость ребенка. Неблагоприятная беременность (токсикозы, стрессы, особенно в первом триместре), медикаментозное вмешательство во время родов, кесарево сечение — все это приводит к несвоевременному созреванию и неправильному развитию нервной системы детей. Кроме того, в этом возрасте запоры могут быть проявлением перинатальной энцефалопатии. Другой причиной появления твердого кала является перевод ребенка на искусственное вскармливание или введение в рацион твердой пищи. Пик проявлений функциональных запоров приходится на период приобретения навыков туалета (между 2 и 4 годами). При этом данная ситуация чаще встречается у мальчиков.
Причиной развития функциональных запоров у детей старшего возраста могут быть вегетативные дисфункции. Кроме того, угнетение дефекационного рефлекса, наблюдающееся у стеснительных детей, также нередко способствует развитию запоров (привычные запоры). Они возникают чаще всего с началом посещения ребенком детских учреждений, при смене привычной обстановки, например при переезде на новое место или при неприятных болевых ощущениях, сопровождающих акт дефекации (анальные трещины). Отказ от завтрака, утренняя спешка вызывают подавление желудочно–толстокишечного рефлекса, а сознательное подавление позывов на дефекацию способствует повышению порога возбудимости рецепторов прямой кишки. Впоследствии для возникновения позыва на дефекацию необходимо более плотное наполнение прямой кишки (проктогенные запоры). При функциональных запорах, как правило, наблюдаются гипермоторные нарушения толстой кишки, при этом на фоне усиленных антиперистальтических движений отмечаются спазмы отдельных участков толстой кишки, задерживающих надолго каловые массы в одном месте. Гипомоторные запоры встречаются сравнительно редко [5].
Критерии диагностики функциональных запоров у детей с 4 до 18 лет (H3a) совпадают с таковыми у детей до 4 лет. При этом симптомы должны наблюдаться по крайней мере 1 раз/нед. в течение по крайней мере 2 мес.
Критериями диагностики синдрома раздраженного кишечника (H2b) являются [8]:
1. Боль или дискомфорт в животе, связанные с 2 или более признаками в течение по крайней мере 25% времени:
• уменьшаются или проходят после дефекации;
• начало симптомов ассоциируется с изменением частоты стула;
• начало симптомов ассоциируется с изменением характера стула.
2. Отсутствуют свидетельства воспалительных, анатомических, метаболических или неопластических изменений, объясняющих наличие симптомов
Симптомы наблюдаются по крайней мере 1 раз/нед. в течение по крайней мере 2 мес.
Известно, что синдром раздраженного кишечника наблюдается чаще в подростковом периоде. При этом признаками, совокупность которых подтверждает диагноз синдрома раздраженного кишечника с запорами, являются частота стула 2 или менее раз в неделю, плотный характер испражнений, напряжение и чувство неполного опорожнения, выделение слизи и вздутие живота.
Частота дефекаций и клинические проявления зависят также от стадии течения запора. Так, при компенсированной стадии частота стула составляет 1 раз в 2–3 дня. Для субкомпенсированной стадии характерна задержка стула от 3 до 5 сут. При этом отсутствует самостоятельный стул, дефекация происходит после приема слабительных препаратов или очистительных клизм. Декомпенсированная стадия характеризуется задержкой стула до 10 сут. и более, отсутствием самостоятельного стула, который можно получить после гипертонических или сифонных клизм; при пальпации живота можно определить «каловые камни».
Диагностика запоров основана на анализе клинико–анамнестических данных, морфофункциональных, инструментальных и лабораторных методов исследования. Обследование начинают с целенаправленного опроса (сбор анамнеза, жалоб) и осмотра пациента. Из лабораторных методов исследования рекомендуется проведение клинических анализов крови, мочи и кала, биохимического анализа крови, микробиологического и паразитологического исследований кала.
К традиционным методам исследования относятся: пальцевое исследование per rectum и исследование анального рефлекса. При пальцевом ректальном исследовании обращают внимание на диаметр прямой кишки, наличие патологических образований как внутри, так и в ее окружности, определяют тонус наружного сфинктера и его силу при волевом усилии. Немало­важное значение в детской проктологии имеет исследование анального рефлекса. При раздражении кожи и слизистой оболочки в области заднего прохода возникает тоническое сокращение мышц произвольного сфинктера. При проктологических заболеваниях рефлекс может быть в различной степени повышен или понижен. При функциональных запорах анальный рефлекс сохранен, даже у больных с недержанием кала.
Рентгенологическое исследование толстой кишки проводится с целью изучения ее анатомо–физиологического состояния, выявления органических поражений. Изучение пассажа контрастной массы позволяет выявить изменения размеров толстой кишки, ее эвакуаторную функцию. Рентгенологическая картина при запоре характеризуется гипо– или атоническими состояниями, стойкими спазмами, главным образом в зонах физиологических сфинктеров. Определяется длительная задержка (более 48 ч) контрастированного кала по всей толстой кишке или ее отделам. Выявляется спастический синдром, зазубренность контуров в одних случаях, четкость и ровность их в других, усиление и сглаживание гаустр, стойкий локальный и тотальный спазм, неравномерное опорожнение кишечника, ригидность стенок кишки, сужение просвета, чередование спастических и расслабленных участков.
С целью ограничения лучевой нагрузки у детей в последние годы стало применяться ультразвуковое исследование толстой кишки. Этот метод позволяет с высокой точностью определить размеры просвета дистального отдела толстой кишки, толщину и послойное строение стенки, выраженность складчатости слизистой оболочки, нарушение гаустр, а также расположение и состояние зон непостоянных сфинктеров.
Ультразвуковое ис­следо­вание кишечника дает возможность осмотреть и косвенно оценить состояние стенки толстой кишки вплоть до серозной оболочки, а также близлежащих органов и структур малого таза.
Эндоскопические исследования (колоноскопия, ректороманоскопия) у детей с хроническими запорами проводятся с целью определения состояния слизистой оболочки толстой кишки, позволяют объективно оценить характер и протяженность патологического процесса. Наиболее объективным методом диагностики состояния слизистой оболочки кишки является гистологическое исследование, дополненное гистохимическим исследованием тканевой ацетилхолинэстеразы в биоптатах, что дает возможность провести дифференцированную диагностику между функциональным мегаколоном и болезнью Гиршпрунга. При функциональных нарушениях толстой кишки, в частности при функциональном мегаколоне, эта реакция от­рицательная. При врожденном аганглиозе она положительная [1]. Функ­цио­нальные методы исследования имеют особое место и значение в оценке деятельности дистального отдела толстой киш­ки в норме и патологии. На современном этапе наряду с традиционными методами все чаще в клиническую практику внедряются различные тонометрические методы (сфинктерометрии, баллонометрии, манометрии, электромиографии и т.д.). Так, в отделении гастроэнтерологии и эндоскопических методов исследования Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Росздрава в настоящее время проводится аноректальная манометрия с помощью аппарата Polygraf фирмы Medtronic, при этом используются водно–перфузионные катетеры с радиальным расположением регистрационных каналов.
У детей, как и у взрослых, данное исследование позволяет оценить шесть важных показателей [9]:
• максимальное давление произвольного сжатия (функция внешнего анального сфинктера и лобко­во–прямокишечной мышцы);
• давление напряжения/сжатия;
• давление покоя/релаксации;
• подавление ответной реакции внутреннего анального сфинктера на растяжение прямой кишки (ректоанальный тормозной рефлекс – RAIR);
• сенсорный порог объема прямой кишки, отношение порога первой сенсации (способность ощущения небольших объемов ректального растяжения) к порогу терпимого максимального растяжения;
• динамика дефекации.
Для того чтобы поставить правильный диагноз, требуется комплексное обследование ребенка, которое позволяет исключить всевозможные заболевания, которые сопровождаются запорами.
Лечение запоров у детей должно быть комплексным. Медикаментозная терапия должна рассматриваться как вспомогательный, но не основной компонент терапевтических мероприятий.
При лечении запоров в первую очередь следует нормализовать режим дня и дефекации ребенка. Роди­те­лям нужно объяснить, насколько важно соблюдение здорового режима дня. Исключение «перекусов», еды во внеурочное время – все это способствует лечению запоров. Режим дефекации включает в себя высаживание ребенка на горшок строго в одно и то же время (даже если у него нет позыва на дефекацию). Наиболее физиологичной является дефекация в утренние часы после завтрака. Очень важно, чтобы этот процесс не вызывал у ребенка отрицательных эмоций – горшок должен быть удобным, теплым, ребенка нельзя подгонять и ругать во время дефекации.
Следующий этап предполагает коррекцию пищевого рациона. Питание должно быть дробным (пять–шесть раз в день). К продуктам, усиливающим моторную функцию толстой кишки и способствующим ее опорожнению, относятся: черный хлеб, хлеб с отрубями; сырые овощи и фрукты, особенно дыни, морковь; овощи после кулинарной обработки (тыква, кабачки, свекла, морковь); сухофрукты, особенно чернослив, курага, инжир; овсяная крупа; мясо с большим количеством соединительной ткани (сухожилия, фасции); соленья, маринады, соки, газированные минеральные воды, квас, компоты; кисломолочные продукты; варенье, мед; растительное масло; холодная пища. Не рекомендуется включать в диету продукты, задерживающие опорожнение кишечника: бульоны, протертые супы, каши–«размазни» (рисовые, манные), кисели, компоты из груш, айвы, черники, крепкий чай, кофе, вяжущие фрукты (груша, айва, гранат).
Важную роль в лечении запоров играет активный образ жизни ребенка. В ежедневную зарядку необходимо включать комплекс упражнений, направленных на нормализацию работы толстого кишечника.
Достаточно сложной проблемой при лечении хронических запоров у детей является выбор слабительного средства.
Слабительные средства классифицируются по механизму их действия [4]:
• увеличивающие объем кишечного содержимого (отруби, семена, синтетические вещества);
• вещества, размягчающие каловые массы (вазелиновое масло, жидкий парафин);
• раздражающие или контактные слабительные (антрахиноны, дифенолы, касторовое масло);
• осмотические слабительные (соли магния, макрогол);
• слабоабсорбируемые ди– и полисахариды, имеющие свойства пребиотиков (лактулоза – имеет также осмотические свойства).
Следует отметить, что при лечении хронических запоров у детей не рекомендуется применение слабительных препаратов, усиливающих моторику кишки и тормозящих абсорбцию воды и солей из кишечника (антрагликозиды, производные фенолфталеина, касторовое масло, солевые слабительные), из–за большого количества побочных действий и осложнений. Длитель­ное использование этих препаратов приводит к привыканию и, как следствие, необходимости постоянного повышения дозы. Кроме того, у детей развиваются такие осложнения, как схваткообразные боли в нижней половине живота, нарушение водно–электролитного обмена, токсическое поражение печени и почек, эндокринные расстройства, дисбактериоз кишечника и другие. Препараты, содержащие антрагликозиды, при длительном применении вызывают сначала повреждение слизистой оболочки, а затем и мышечного слоя толстой кишки с возможной его атрофией, что усугубляет течение запоров. Солевые и масляные слабительные при длительном применении снижают всасывание жирорастворимых витаминов А, D, Е, К.
Таким образом, для лечения запора имеется широкий спектр терапевтических возможностей, из которых следует выбрать наиболее правильную с точки зрения безопасности лекарственного средства. Препаратами выбора у детей являются осмотические слабительные (макрогол, лактулоза).
В центре патологии органов пищеварения Мос­ков­ского научно–исследовательского института педиатрии и детской хирургии наблюдалось 57 детей в возрасте от 2 до 14 лет с хроническими запорами. Всем детям наряду с другими исследованиями проводилась аноректальная манометрия. У 43 детей с хроническими запорами был установлен функциональный их характер (функциональный запор или синдром раздраженного кишечника с запором). При этом у 54% (23) из них наблюдалась гипертония внутреннего сфинктера (ВАС), у 33% (14) – повышение порога ректоанального ингибиторного рефлекса (РАИР), снижение чувствительности прямой кишки (ПК) к наполнению наблюдалось у 57% (25) детей, а повышение чувствительности – у 43% (18), отрицательная эвакуаторная проба (ЭП) была выявлена у 23% (10) (рис. 1).
В зависимости от клинических данных и данных аноректальной манометрии все дети с функциональными запорами были разделены на три группы: 1–я группа – 16 детей с компенсированными запорами (в данной группе при аноректальной манометрии чаще всего наблюдалась гипертония внутреннего анального сфинктера и повышение чувствительности прямой кишки к наполнению); 2–я группа – 12 детей с субкомпенсированными запорами (в данной группе при аноректальной манометрии чаще всего на­блюдалась гипертония внутреннего анального сфинктера и снижение чувствительности прямой кишки к наполнению); 3–я группа – 15 детей с субкомпенсированными смешанными запорами (в данной группе при аноректальной манометрии ча­ще всего наблюдалось повышение порога ректоанального ингибиторного сфинктера, снижение чувствительности прямой кишки к наполнению и отрицательная эвакуаторная проба).
Детям 1–й группы был назначен Дюфалак в качестве монотерапии на 1 мес. в индивидуально подобранной дозе с постепенной отменой его в течение 2 нед. Детям 2–й группы был назначен макрогол на 14 дней, затем Дюфалак на 1 мес. в индивидуально подобранной дозе с постепенной отменой его в течение 2 нед. Дети 3–й группы получали Дюфалак в течение 1 мес. в индивидуально подобранной дозе с постепенной отменой его в течение 2 нед. в комплексе с микроклизмами и/или свечами.
Надо отметить, что дети 1–й группы достаточно хорошо отвечали на терапию. У всех детей данной группы к концу лечения, через 1,5–2 мес. уходили запоры. Только у одного ребенка через месяц после отмены терапии вернулся запор, требующий повторного назна­чения терапии (рис. 2).
Дети 2–й группы медленнее отвечали на терапию. Однако к концу терапии, через 2–2,5 мес., запоры сохранялись только у 2 детей. Через месяц после отмены терапии запор возвращался только у 1 ребенка, что требовало назначения повторного курса терапии (рис. 3).
Дети 3–й группы достаточно быстро отвечали на терапию. К концу терапии, через 1,5–2 мес, запоры уходили у всех детей. Однако через 1 мес. после отмены терапии запоры возвращались у пяти детей, что скорее всего связано с наличием проктогенного компонента запора (рис. 4).
Таким образом, включение препарата Дюфалак в комплексную терапию функциональных запоров способствует нормализации стула и повышает отвечаемость пациентов на терапию в целом.

Рис. 1. Нарушения, выявленные при аноректальной манометрии
Рис. 2. Эффективность терапии у пациентов 1–й группы
Рис. 3. Эффективность терапии у пациентов 2–й группы
Рис. 4. Эффективность терапии у пациентов 3–й группы

Литература
1. Бельмер С.В., Хавкин А.И. Детская гастроэнтерология: Компакт–диск. М., 2003. 3–е изд.
2. Баранов А.А., Климанская Е.В. Заболевания органов пищеварения у детей (тонкая и толстая кишка). –М., 1999. 210 с.
3. Капустин В.А., Хавкин А.И., Изачик Ю.А. Функциональные заболевания органов пищеварения у детей. Опыт альтернативного чтения. Алматы, 1994. 191 с.
4. Потапов А.С., Полякова С.И.. Возможности применения лактулозы в терапии хронического запора у детей // Вопросы современной педиатрии. 2003. Т. 2. № 2.
5. Румянцев В.Г. Практическая колопроктология // Запоры: тактика ведения пациента в поликлинике. www.proctolog.ru
6. Хавкин А.И., Жихарева Н.С., Рачкова Н.С. Хронические запоры у детей // Леча­щий врач. 2003. № 5.
7. Benninga M.A. Constipation and Faecal Incontinence in Childhood. 1998, Stockholm. ISBN 0–632–04918–9
8. Paul E.Hyman, Peter J. Milla, Marc A. Benninga. Childhood functional gastrointestinal disorders: neonate/toddler // Gastroenterology. 2006. 1519–1526.
9. Stendal C. Practical Guide to Gastrointestinal Function Testing // Amsterdam, 1994. ISBN 90–9007144–X
10. Yamada T., Alpers D., Laine L. Textbook and Atlas of Gastroenterology (on CD–ROM), Lippincott Williams&Wilkins, 1999, 692 MB.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak