Лечение неврастении у подростков

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №3 от 19.02.2015 стр. 122
Рубрика: Педиатрия Актуальная проблема

Для цитирования: Яковенко Е.А., Чутко Л.С., Сурушкина С.Ю., Никишена И.С., Анисимова Т.И. Лечение неврастении у подростков // РМЖ. 2015. №3. С. 122

Астения относится кчислу распространенных патологических состояний. A. Farmer etal. (2004) регистрировали признаки астении у1,3% подростков [1]. Поданным K. Rimes etal. (2007), S. Nijhof etal. (2011), данная патология достоверно чаще встречается удевочек [2, 3]. Слово «астения» впереводе сгреческого означает бессилие, слабость. Под астенией понимают патологическую усталость после нормальной активности, сопровождающуюся недостатком энергии, необходимой для обеспечения нормальной жизнедеятельности ивнимания, резкое снижение работоспособности. Ведущим проявлением астенических состояний является так называемая «раздражительная слабость», включающая, содной стороны, сниженную работоспособность, истощаемость психических процессов, асдругой— повышенную раздражительность, готовность каффективным вспышкам (обусловленную прежде всего истощаемостью процессов активного торможения реакций нанезначимые раздражители).

В детской и подростковой практике очень часто встречаются астении преимущественно психогенного происхождения. Данное состояние принято называть неврастенией. Ряд авторов считает невозможным возникновение астении под действием только психологических или только биологических факторов. Так, А. Kreindler (1963), говоря о психогенной природе астении, признает значимость цереброгенных, соматогенных факторов в развитии заболевания [4]. С другой стороны, подчеркивается значимость психотравмирующих воздействий для формирования цереброгенных и соматогенных астений. Соматические заболевания могут снижать порог чувствительности к психогении.

Выраженные проявления неврастении встречаются чаще на фоне соматической ослабленности. Их проявлению способствуют наличие длительно действующих или постоянных конфликтов в семье, неправильный (очень жесткий и требовательный) тип воспитания ребенка. Психологический генез неврастении заключается в противоречии между завышенной самооценкой и большими притязаниями, с одной стороны, и реальностью, с другой стороны. В этой связи следует отметить внутриличностный конфликт по типу «хочу, но не могу» или «хочу, но болен», лежащий в основе неврастении [5].

Целями данного исследования являлись уточнение клинической картины неврастении у подростков со школьной дезадаптацией и оценка эффективности применения препарата Нооклерин (деанола ацеглумат) в лечении данной патологии. Нооклерин обладает церебропротективными свойствами с отчетливым ноотропным, психостимулирующим и психогармонизирующим действием при астенических состояниях, нарушениях памяти различного генеза.

Материалы и методы исследования

Под нашим наблюдением находились 64 подростка в возрасте 14–17 лет, жители г. Санкт-Петербурга, обратившиеся к врачу с жалобами на утомляемость и низкую успеваемость в школе. Среди них было 30 (46,9%) мальчиков и 32 (53,1%) девочки. Постановка диагноза осуществлялась на основании критериев МКБ-10. Для объективизации степени выраженности астенических расстройств и их динамики в процессе лечения использовалась субъективная шкала оценки астении (MFI-20) c 5-ю подшкалами. Интенсивность утомления оценивалась с помощью визуальной аналоговой шкалы (ВАШ) (10-балльный вариант).

Уровень тревожности оценивался с помощью теста самооценки Ч. Д. Спилбергера в обработке Ю. Л. Ханина.

Вегетологическое обследование проводилось с помощью опросника А. М. Вейна (1991). Головные боли (ГБ) диагностировались в соответствии с критериями Международного общества по изучению ГБ (IHS-1988). Интенсивность цефалгий оценивалась с помощью ВАШ (10-балльный вариант).

Регистрация электроэнцефалографии (ЭЭГ) проводилась с 19 электродов, расположенных на поверхности головы в соответствии с международной системой 10–20, в состоянии покоя с закрытыми и открытыми глазами (по 3 мин). С целью контроля над движениями глаз выполнялась запись электроокулограммы. Абсолютная мощность ЭЭГ рассчитывалась и сравнивалась между группами испытуемых в θ- (4–7 Гц), α1- (7–12 Гц), β1- (14–20 Гц), β2- (20–30 Гц) диапазонах.

Кроме того, проводилось психофизиологическое исследование с помощью TOVA (the Test of Variables of Attention) — теста непрерывной деятельности, позволяющего оценить состояние внимания и уровень импульсивности по отношению к нормативным данным для каждого возраста. Тест основан на предъявлении испытуемому в случайном порядке значимых (требующих ответной реакции) и незначимых (не требующих ответной реакции) стимулов, появляющихся на экране компьютера в виде геометрических фигур. Результаты исследования позволили количественно оценить степень невнимательности (ошибки пропуска значимых стимулов), уровень импульсивности (ошибки реагирования на незначимые стимулы) и скорости переработки информации (время ответа) и устойчивости ответов (дисперсия времени ответа).

Подростки из исследуемой группы принимали препарат Нооклерин в дозе 2 г/сут (по 1 ч. л. 2 р./сут — утром и днем) в течение 1 мес. Другой терапии в этот период не проводилось. Эффективность терапии анализировалась при контрольном исследовании, проведенном через 1 мес. после завершения курса лечения. Доля респондеров определялась количеством больных, чьи исходные показатели общей астении (MFI-20) уменьшились более чем на треть.

Контрольную группу составили 64 практически здоровых подростка.

Результаты исследования

Клиническая картина у пациентов из исследуемой группы характеризовалась полиморфностью клинических проявлений и выраженной астенической симптоматикой (табл. 1, рис. 1). Наибольшая выраженность астении отмечалась по следующим субшкалам: «пониженная активность», «общая астения», «снижение мотивации». Необходимо отметить, что эти жалобы возникали во время учебного дня и не проходили после отдыха. Регистрировалась повышенная чувствительность к внешним раздражителям и к ощущениям от внутренних органов, что находило отражение в многочисленных соматических жалобах. Собственно астенические явления (общая слабость, утомляемость, истощаемость, вялость, дневная сонливость) сочетались с коморбидными нарушениями. Количественная оценка астенических нарушений отражена в диаграмме (рис. 1).

Так, в 52 случаях (81,3%) у пациентов из исследуемой группы отмечались двусторонние диффузные ГБ давящего, сжимающего характера. Цефалгии возникали преимущественно во 2-й половине дня, не усиливались на фоне повседневной физической нагрузки. В соответствии с критериями МКБ-10 и IHS-2003 такие цефалгии были определены нами как ГБ напряжения (ГБН).

В зависимости от частоты возникновения приступов ГБ было выделено 2 группы: подростки с частой (эпизодической) формой ГБН (ЧГБН) и подростки с хронической формой ГБН (ХГБН).

ЧГБН регистрировалась в 30 случаях (46,9% от общего количества пациентов). Частота приступов ГБ составляла 3–10 р./мес. Данные приступы, как правило, возникали на фоне психотравмирующих обстоятельств, стрессов. ХГБН была диагностирована в 22 случаях (34,4% от общего количества пациентов). У подростков в данной группе ГБ отмечались от 4 до 7 р./нед., чаще в будние дни, после занятий в школе. Провоцирующими факторами являлись переутомление и длительное психическое напряжение. Cредняя интенсивность цефалгий представлена в таблице 1.

По данным вегетологического обследования по анкетной методике А. М. Вейна, средний балл у подростков из исследуемой группы составил 19,5±5,6 (при норме до 15 баллов).

Средний уровень реактивной тревожности составил 43,6±7,5 балла; средний уровень личностной тревожности — 39,2±7,9 балла (согласно нормативным данным повышенный уровень тревожности констатируется при величине показателей более 30 баллов).

Психофизиологическое исследование TOVA показало, что у пациентов из исследовавшейся группы отмечалось повышение показателей невнимательности, импульсивности и времени реакции по сравнению с соответствующими показателями в контрольной группе. Обращали на себя внимание существенное возрастание количества ошибок и увеличение времени реакции во 2-й половине теста (табл. 2).

Результаты количественной ЭЭГ свидетельствовали о том, что биоэлектрическая активность головного мозга у подростков с неврастенией характеризовалась достоверным снижением спектральной мощности α-ритма в затылочных отведениях по сравнению с соответствующим показателем в контрольной группе (табл. 3).

Оценка результатов лечения показала, что доля респондеров после курса Нооклерина составила 68,8% (44 пациента). В беседах с подростками и их родителями отмечались уменьшение утомляемости, улучшение внимания, памяти со 2–3 нед. приема препарата. Доля нонресподеров составила 28,1% (9 пациентов). Необходимо отметить, что отсутствие динамики регистрировалось у пациентов с очень высоким уровнем тревожности. При оценке состояния пациентов с помощью МFI-20 регистрировалось значительное улучшение показателей по шкалам общей астении, психической астении, пониженной активности (рис. 1). Достоверного улучшения по шкале снижения мотивации не регистрировалось. Кроме того, отмечалось снижение интенсивности ГБ у 17 пациентов (32,7% всех пациентов с цефалгиями). Улучшение получено у 6 пациентов с ЧГБН и 11 пациентов с ХГБН. Регистрировалась тенденция к уменьшению средней интенсивности боли после лечения, особенно при ХГБН. Данный показатель составил 4,1±2,9 балла. Результаты повторного вегетологического обследования показали достоверное снижение данного показателя после курса Нооклерина (табл. 1).

Переносимость терапии в основной группе можно в целом охарактеризовать как хорошую. В 3 случаях появились жалобы на трудности при засыпании. Через 3–4 дня сон у указанных пациентов нормализовался самостоятельно, без медикаментозной коррекции. Других побочных явлений отмечено не было.

Повторное психофизиологическое исследование после курса выявило статистически достоверное уменьшение невнимательности, импульсивности и времени реакции (табл. 2). Также не отмечено достоверного снижения тревожности.

Данные электроэнцефалографического исследования после курса Нооклерина показали, что значительное клиническое улучшение сопровождалось перестройкой ритмической структуры ЭЭГ. Сравнительный анализ результатов электроэнцефалографического исследования показал, что после окончания курса Нооклерина регистрировалось достоверное увеличение мощности α-ритма в затылочных областях (табл. 3).

Обсуждение

Особенностью астенических расстройств последнего времени является несомненное учащение соматизации, а одной из наиболее частых форм соматизированных расстройств называется ГБ [6]. Результаты вегетологического обследования показали, что средний балл у пациентов с неврастенией свидетельствовал о наличии у них вегетативной дисфункции и был достоверно выше, чем в группе здоровых испытуемых. Данные психофизиологического исследования свидетельствуют о снижении уровня внимания и скорости реакции у подростков с неврастенией.

При анализе функционального состояния нервной системы большое значение придается α-активности головного мозга, характеризующей состояние расслабленного бодрствования. Проведенные исследования показывают, что подростки с неврастенией характеризуются меньшими величинами мощности α-ритма в затылочных отведениях по сравнению со здоровыми сверстниками, что свидетельствует об ухудшении функционального состояния головного мозга.

Использование Нооклерина в лечении астенических проявлений на фоне школьной дезадаптации характеризуется высокой эффективностью. После лечения отмечается достоверное снижение показателей утомляемости, астении. Наибольшее улучшение получено по шкалам общей и психической астении. Необходимо отметить достаточно быстрое появление положительных изменений.

Результаты повторных психофизиологических и нейрофизиологических исследований после курса Нооклерина подтверждают клинические данные об уменьшении степени истощаемости и улучшении функционального состояния головного мозга после лечения. Немаловажно то, что применение Нооклерина не сопровождается выраженными нежелательными побочными эффектами и осложнениями.

Необходимо отметить, что после окончания курса Нооклерина отмечается уменьшение таких коморбидных нарушений, как вегето-сосудистая дистония и ГБН. Больший эффект достигнут при лечении ХГБН. Данное наблюдение можно объяснить проведенными нами ранее исследованиями, показавшими, что если ЧГБН больше сочетаются с тревожными расстройствами, то ХГБН часто встречаются у детей с астеническими нарушениями [7].

Ограничением данного исследования является отсутствие длительного катамнестического наблюдения.

Таким образом, применение препарата Нооклерин в лечении астенических нарушений у подростков характеризуется высокой эффективностью. Учитывая отсутствие влияния Нооклерина на тревожность, можно предположить повышение эффективности его использования в комбинации с небензодиазепиновыми анксиолитиками.

Литература
  1. Farmer A., Fowler T., Scourfield J., Thapar A. Prevalence of chronic disabling fatigue in children and adolescents // Br J Psychiatry. 2004. Vol. 184. Р. 477–481.
  2. Rimes K.A., Goodman R., Hotopf M., Wessely S., Meltzer H., Chalder T. Incidence, prognosis, and risk factors for fatigue and chronic fatigue syndrome in adolescents: a prospective community study // Pediatrics. 2007. Vol. 119 (3).
  3. Nijhof S.L., Maijer K., Bleijenberg G., Uiterwaal C.S., Kimpen J.L., van de Putte E.M. Adolescent chronic fatigue syndrome: prevalence, incidence, and morbidity // Pediatrics. 2011. May. Vol. 127 (5). Р. 169–1175.
  4. Крейндлер А. Астенический невроз: Пер. с рум. Бухарест, 1963. 410 с.
  5. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. Л.: Медицина, 1977. 272 с.
  6. Гиндикин В.Я. Справочник: Соматогенные и соматоформные расстройства (клиника, дифференциальная диагностика, лечение). М.: Триада-Х, 2000. 256 с.
  7. Сурушкина С.Ю., Чутко Л.С., Кропотов Ю.Д., Яковенко Е.А. Педиатрия из XIX в XXI век: Материалы конф. ВМедА. СПб., 2005. С. 209–210. 

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak