Нерешенные проблемы терапии сочетанных доброкачественных новообразований гормонально зависимых органов (обзор литературы)

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 25.02.2010 стр. 176
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Манухин И.Б., Тихомиров А.Л., Крамар В.А., Батаева А.Е. Нерешенные проблемы терапии сочетанных доброкачественных новообразований гормонально зависимых органов (обзор литературы) // РМЖ. 2010. №4. С. 176

Главной проблемой в лечении доброкачественных новообразований гормонально зависимых органов остается механизм влияния на основное патогенетическое звено пролиферативного процесса – гормонозависимую стабильность соотношения мышечной, железистой, эпителиальной ткани по отношению к соединительной ткани [9.10].

Главной проблемой в лечении доброкачественных новообразований гормонально зависимых органов остается механизм влияния на основное патогенетическое звено пролиферативного процесса – гормонозависимую стабильность соотношения мышечной, железистой, эпителиальной ткани по отношению к соединительной ткани [9.10].
Установлено, что процесс развития доброкачественного новообразования имеет полиэтиологическую природу [9,10,50]. Несомненно, основополагающим влиянием является изменение нейрогуморальной реакции. По данным литературы, выделяют достаточно большое количество факторов, влияющих на процессы нейроэндокринных взаимосвязей [9,10,12,20,50,56,59,61,64,66–72]. Пользуясь литературными источниками [7,8,35,37,38,45, 47–49] и практическим опытом, мы условно выделили основополагающие факторы, прямо или опосредованно влияющие на гормональный гомеостаз.
А. Факторы внешней среды:
1. Стрессовые ситуации
а) психоэмоциональный стресс, возникший под влиянием различных ситуаций с участием третьих лиц, за исключением заболеваний нервной системы, психических расстройств;
б) стресс, причиненный физическими факторами, в том числе травмами, за исключением череп­но–мозговых;
в) социально–экономические факторы (социаль­ное положение, уровень материального благополучия, работа по специальности, семейное положение и т.д.).
2. Черепно–мозговые травмы, инфекции.
3. Интоксикации, отравления, связанные с действием окружающей среды (тяжелые металлы, радиоактивное воздействие, алкоголь, др.).
4. Диетические факторы (установлено влияние характера питания и диеты на метаболизм стероидных гормонов). Употребление продуктов питания, содержащих значительное количество жира, мясных, консервированных, соленых и копченых продуктов приводит к повышению уровня эстрогенов и потенциальному увеличению выработки канцерогенных веществ.
Б. Факторы внутренней среды:
1. Заболевания эндокринных органов, не связанные с установленным фактом черепно–мозговой травмы (дисфункция щитовидной железы, метаболический синдром, синдром поликистозных яичников, сахарный диабет 1 и 2 типа, гиперпролактинемия и др.).
2. Факторы репродуктивного характера (количество беременностей, родов, абортов, возраст при беременности и родах, рождение крупного плода, длительность лактации, время появления менархе и наступления менопаузы и др.); воспалительные заболевания органов малого таза и другие гинекологические заболевания.
3. Патологические процессы в печени и желчных путях.
4. Наследственная (генетическая) предрасположенность;
5. Заболевания и состояния, приводящие к венозному полнокровию и стазу вен, венозных коллекторов малого таза (гиподинамия, уровень сексуальной активности, заболевания вен нижних конечностей, системные нарушения венозного кровотока, состояния, сопровождающиеся нарушением перистальтики толстого кишечника и др.).
Данные различных исследований свидетельствуют о том, что основным эндокринным нарушением при пролиферативных дисплазиях молочных желез и матки является гормональный дисбаланс с преобладанием гиперэстрогении [4,5,26,28,40,88,92,94].
Очевидно, что нормальное функционирование ткани, способной к гиперплазии, зависит от адекватного соотношения концентраций эстрадиола и прогестерона в них [1,75,76]. Нарушение этого соотношения приводит вначале к развитию функциональных нарушений, а в дальнейшем и к морфологическим изменениям. При этом ведущая роль в возникновении фиброз­но–кистозной мастопатии, диффузных гиперплазий эндометрия, миомы матки принадлежит не столько абсолютному увеличению эстрогенов, сколько относительной гиперэстрогении, возникающей вследствие недостатка продукции прогестерона во II фазу менструального цикла. Гормональный дисбаланс в сторону дефицита прогестерона вызывает морфофункциональную перестройку молочной железы, матки, сопровождается отеком и гипертрофией внутридольковой соединительной ткани, гиперплазией эндометрия, а избыточная пролиферация эпителия протоков, приводящая к их обструкции, при сохраненной секреции в альвеолах приводит к увеличению альвеол и развитию кистозных полостей.
Другим важным патогенетическим звеном, влияющим на развитие диффузной доброкачественной пролиферации миометрия, железистого эпителия молочной железы, является пролактин и его участие в регуляции гипоталамо–гипофизарных нарушений [1,12,13,62, 62a,63]. Все аспекты роли пролактина в развитии доброкачественной диффузной пролиферации до конца не изучены. С одной стороны, рост содержания последнего в сыворотке крови является только маркером центральных, гипоталамо–гипофизарных нарушений в системе регуляции репродуктивной функции, но с другой – избыток пролактина оказывает прямой стимулирующий эффект на пролиферативные процессы в периферических органах–мишенях. Имеются указания на то, что клетки миомы матки секретируют пролактин [Бугайцов С.Г. и др., 2007].
Несомненно, важной причиной патологической гиперпролактинемии являются заболевания, сопровождающиеся нарушением функции гипоталамуса [50,61,66, 68,73] (инфекции, травмы), аденомы гипофиза (пролактиномы), эктопическая секреция гормона, гипотиреоз, синдром поликистозных яичников, климактерический синдром, недостаточность надпочечников, хроническая почечная недостаточность, цирроз печени, опоясывающий лишай, внутриматочная контрацепция, воздействие токсических факторов, а также различные стрессовые ситуации, которые могут сопровождаться эпизодами гиперпролактинемии. Повышение уровня пролактина, кроме влияния на органы–мишени, приводит к изменению вегетативных реакций: мигренеподобные головные боли, отеки конечностей, боли и вздутие живота.
Многочисленные клинические наблюдения подтверждают прямую корреляцию между доброкачественными пролиферативными процессами в различных органах. Так, заболевания молочных желез в 70% случаев сочетаются с различными нарушениями в нейроэндокринной и репродуктивной системах [7,8,37,45,59].
На общность дисгормональной патологии молочных желез и ряда гинекологических заболеваний указывают многие исследования [7,37,45,49]. Среди многообразия экзо– и эндогенных факторов определяющим в патогенезе доброкачественных заболеваний молочных желез, эндо– и миометрия является нарушение ритма секреции гонадотропных гормонов, а возникший при этом гормональный дисбаланс выражается в абсолютной или относительной гиперэстрогении и недостатке прогестерона. Таким образом, решающая роль в развитии заболеваний молочных желез и гиперпластических процессов матки отводится прогестерон–дефицитным состояниям, при которых избыток эстрогенов вызывает пролиферацию всех гормонозависимых тканей.
Однако мастопатия и миома матки наблюдаются и у женщин с овуляторными циклами и ненарушенной репродуктивной функцией. В данном случае основная роль в возникновении патологии молочных желез и матки отводится состоянию рецепторов половых стероидов в ткани органа–мишени, поскольку состояние рецепторного аппарата определяет возникновение патологического процесса. В здоровой ткани количество рецепторов минимально. На фоне нарушения гормонального гомеостаза у одних женщин изменения могут не выходить за рамки физиологической нормы, а у других при условии активации рецепторного аппарата способны перейти в патологическое состояние с последующим развитием пролиферативных процессов.
Под влиянием ароматазы андрогены превращаются в эстрадиол и эстрон. Этот процесс с возрастом усиливается, что является одним из факторов увеличения риска развития заболеваний молочных желез, развития миомы матки.
Диффузно–кистозная (фиброзно–кистозная) мас­то­патия и миома матки служат примером доброкачественной гиперплазии. Комплекс лечебных мероприятий при диффузной мастопатии, равно как и при миоме матки, должен быть направлен прежде всего на устранение нейрогормонального дисбаланса в организме и санацию сопутствующих заболеваний, устранение провоцирующих и агрессивных факторов внешней и внутренней среды. Исходя из концепции относительной гиперэстрогенемии, как основного причинного фактора патогенеза миомы, полагается, что оптимальное лечение должно включать использование циклической гормональной терапии или оральных контрацептивов с преимущественным содержанием синтетических гестагенов. Назначение циклической гормонотерапии в физиологических дозах оказывает регулирующее действие на гонадотропную функцию гипофиза и осуществляет заместительный эффект [1,4,18,33,35].
Тем не менее общепринятого стандартного алгоритма лечения фиброзно–кистозной болезни, миомы матки нет. Каждый случай требует индивидуального подхода. Несмотря на то, что история лечения мастопатии насчитывает более века, на сегодня не существует единой точки зрения на методы терапии этого заболевания. До сих пор не создана единая модель патогенетической терапии, которая позволила бы дать рекомендации практическому врачу по выбору рациональных медикаментозных комплексов. Совершенно не ясен вопрос адекватной продолжительности терапии. Несомненно, лечение должно быть комплексным, длительным, учитывать гормональные, метаболические особенности пациентки, ее сопутствующую патологию.
Положительный терапевтический эффект от применения традиционных методов лечения диффузной мастопатии йодистым калием, бромкамфарой, комплексом витаминов А, В1, В6, С, препаратами андрогенового ряда не превышает 47–54%. Использование в комплексной терапии синтетических прогестинов позволяет повысить терапевтический эффект до 78–83% [46,47,84,88]. Однако применение препаратов натурального прогестерона при лечении мастопатии у больных миомой матки способно провоцировать быстрый рост последней.
Развитие современных технологий в фармакологии увеличивает арсенал средств (антиэстрогены, ингибиторы ароматазы, агонисты Гн–РГ, антагонисты гонадолиберинов, селективные тканевые модуляторы рецепторов эстрогенов) и методов лечения сочетанных доброкачественных пролиферативных заболеваний женской половой сферы. Однако наряду с традиционной гормональной терапией некоторыми авторами рекомендуется использование фитопрепаратов в качестве монотерапии [6,15,47,49,58,60,62,74].
На современном этапе клинический поиск требует не только создания максимально эффективных поликомпонентных схем лечения, но и избегать полипрагмазии. Кроме этого, необходимо учитывать противопоказания к назначению лекарственных препаратов и обеспечивать максимальную безопасность и комфортность лечебного процесса для пациентки. Многие синтетические препараты не нашли широкого применения из–за побочных эффектов или противопоказаний при сочетанных патологиях. Поэтому разработка негормональных, но эффективных лекарственных средств с антипролиферативным действием остается актуальной.
Достаточно большое количество литературных данных, основанных на клинических исследованиях, свидетельствует об эффективном применении при лечении мастопатии растительных и гомеопатических препаратов [6,14,15,25,75–77,80], что особенно важно при лечении больных с миомой матки.
По данным литературы, эффективность фито– и гомеопатических препаратов в различных вариантах клинического течения некоторых нозологий может достигать 40–87% [6,23,36]. Своим лечебным эффектом многие растительные лекарственные препараты обязаны фитоэстрогенам (изофлавоны, куместаны, лигнаны и др.) [29,30,83,85,86,90,94,109]. Наибольшую биологическую и пищевую доступность имеют фитоэстрогены из растений рода крестоцветных. Злаковые и бобовые культуры: пшеница, соя, семена льна, овес, ячмень, рис, люцерна, чечевица, красный клевер, солодка, красный виноград, хмель. Овощи и фрукты: яблоки, морковь, гранаты. Напитки: красное вино и пиво [89,91,95–97].
Среди многочисленных лекарственных растений, обладающих тропностью к нейроэндокринной системе человека и животных, одним из наиболее изученных за последние десятилетия является Прутняк обыкновенный (Vitex agnus castus, Витекс священный, «монаший перец»), который принадлежит к семейству вербеновых (Verbenaceae) [27,32,39,44,81,82]. Природными ареалами произрастания этого кустарника являются Среди­земноморье, Крым, Африка, наиболее теплые регионы Азии и Америки.
Для лечебных целей используются плоды Прутняка, содержащие иридоиды, флавоноиды и эфирные масла. В последнее время широкое применение экстрактов Прутняка стало возможным благодаря изучению их фармакологических свойств [98,100,101]. В экспериментах in vitro было показано, что экстракты Прутняка обладают высоким сродством к D2–дофаминовым рецепторам [99,100,102–105,107–110]. У пяти веществ, выделенных из бициклических дитерпенов Прутняка, найдена дофаминергическая активность и селективное сродство к эстрогеновым рецепторам. Эффект компонентов, имеющих химическую структуру дитерпенов, заключается в дозозависимом торможении образования цАМФ лактотрофами передней доли гипофиза и благодаря этому – в ингибировании синтеза пролактина [13,63]. Пролактин, эстрогены и прогестерон контролируют весь процесс маммогенеза и формирование внутриорганных структур. Кроме этого, препараты на основе Прутняка нормализуют соотношение гонадотропных гормонов и в первую очередь влияют на секрецию ФСГ и прогестерона [81,82,102]. Таким образом, Прутняк способствует устранению гормонального дисбаланса, сужению протоков в молочной железе, снижению активности пролиферативных процессов, уменьшению образования соединительнотканного компонента в молочных железах без стимуляции роста миомы матки при сочетанной патологии. В настоящее время в России имеется целый ряд лекарственных препаратов и биологически активных добавок, содержащих Прутняк. В их ряду заслуженное место занимают лекарственные средства Циклодинон и Мастодинон1. Имеется большое количество детальных исследований действия препаратов на основе Прутняка: сообщается об успешном лечении латентной гиперпролактинемии (ГП), мастодинии, предменструального синдрома, нарушений менструального цикла с недостаточностью лютеиновой фазы, климактерического синдрома [113,116–120]. В последние десятилетия проверен ряд клинико–лабораторных исследований, демонстрирующих успешное применение препаратов Циклодинон и Мастодинон [14,16,25, 34,47,50,57,111,112,114,115].
Мастодинон – комплексный растительный лекар­ственный препарат, в состав которого, помимо Agnus castus, входят экстракты фиалки альпийской, касатика разноцветного, стеблелиста василистниковидного, ли­лии тигровой, а также чилибухи в гомеопатических разведениях. Циклодинон – фитотерапевтический лекар­ственный препарат, содержащий только экстракт Прут­няка. Препараты назначают вне зависимости от менструального цикла без перерыва не менее 3–6 месяцев, а далее можно проводить повторные курсы. Мастодинон применяется по 30 капель или 1 таблетке утром и вечером, а Циклодинон – по 40 капель или 1 таблетке один раз в день (утром). В целом длительность приема препарата не ограничена.
В отечественной клинической практике при помощи клинических, ультразвуковых, рентгенологических и радиотермографических методов исследования была подтверждена эффективность лечения препаратом Мастодинон мастопатии и сопутствующих нарушений менструального цикла. Согласно данным Онкологи­ческого научного центра РАМН и Московского маммологического диспансера с 1990 года там проходили обследование и лечение Мастодиноном 1287 больных диффузной мастопатией и 3568 – узловой мастопатией (возраст – от 18 до 70 лет). Описана большая эффективность применения Мастодинона по сравнению с известными растительными аналогами. В общей сложности в разных исследованиях значительное улучшение отмечало до 70% пациентов [14,16,25,34,47,111,112, 114,115]. Основными особенностями действия препарата Мастодинон являются:
• быстрое устранение болей в молочных железах;
• обратное развитие доброкачественных гиперпластических изменений;
• устранение преждевременного изолированного телархе (в практике детских и подростковых гинекологов), улучшение психического статуса и устранение нейровегетативных расстройств;
• восстановление ритма и нормализация интенсивности менструации.
Имеются публикации по результатам клинических исследований препарата Циклодинон в лечении женщин репродуктивного возраста с предменструальным синдромом как легкой, так и среднетяжелой формы, показавшие позитивные результаты терапии. Кроме этого, существующие данные о применении фитопрепарата Циклодинон у пациенток с недостаточностью функции желтого тела и гиперпролактинемией, у пациенток репродуктивного возраста с недостаточностью функции желтого тела, обусловленной гиперпролактинемией, убедительно свидетельствуют о пролактинингибируюшем влиянии, торможении диффузной гиперплазии тканей [50,57,121]. Данные литературы дают возможность оценить терапевтическую эф­фективность, которая подтверждается нормализацией исходно повышенного уровня пролактина и пониженного уровня прогестерона с одновременным восстановлением ритма менструаций [11,52,53].
Применение препаратов на основе Прутняка дает возможность воздействовать на лактотрофные клетки гипофиза, подавляя избыточную секрецию пролактина (спонтанную и индуцированную), что ведет к обратному развитию патологических процессов в молочных железах, купирует болевой синдром, устраняет дисбаланс между эстрогенами и прогестероном, восстанавливает менструальную функцию. То есть препараты на основе Прутняка корригирует состояние молочных желез напрямую и опосредованно через регуляцию стероидогенеза в яичниках. По данным некоторых авторов, при приеме препаратов Прутняка женщины отмечают улучшение самочувствия, эмоционального состояния и исчезновение дискомфорта в молочных железах [2,3,14,24,42,43,51,53–55].
В своей публикации Бугайцов С.Г. и соавт. приводят данные о том, что у женщин, подвергнувшихся операции гистерэктомии без придатков по поводу миомы, частота патологических изменений молочной железы была в 11 раз выше, чем у пациенток, которым выполнялась гистерэктомия с удалением яичников. Исходя из этих данных авторы провели наблюдение над двумя группами пациенток с миомой и без патологии молочных желез, которым после гистерэктомии с сохранением при­датков либо назначали, либо не назначали Мастодинон, как средство профилактики патологии мо­лочной железы. В ходе 9–месячного наблюдения патология молочных желез была выявлена у 44% пациенток, получавших Мастодинон, и у 87% пациенток, не получавших препарат (р<0,05) [122].
В заключение хочется еще раз обозначить то, что пока не выработаны стандарты лечения сочетанных доброкачественных новообразований молочной железы и матки. Конечно, во всех случаях сочетанной патологии, когда врач занимается лечением одного из имеющихся заболеваний, ему необходимо помнить также о возможном влиянии терапии и на другую патологию. На наш взгляд, вопрос о возможности терапии мастопатии у пациенток с имеющейся миомой матки растительными препаратами, оказывающими нормализующее действие на повышенный уровень пролактина в крови (препараты Прутняка) заслуживает изучения в условиях клиники.

1 Препараты Циклодинон® и Мастодинон® производятся гер-
манской компанией Бионорика АГ. Препарат Циклодинон
ранее был зарегистрирован и продавался под названием
Агнукастон®

Литература
1. Асриян Я.Б., Озерова ОЕ. Особенности состояния молочных желез при эндокринных формах бесплодия у женщин //Проблемы репродукции, 2009, т. 15, №1, c. 100–103.
2. Башмакова Н.В., Кучумова О.Ю., Матковская Л.И.Оценка клинической эффективности препарата Мастодинон® в комплексной терапии подростков нарушений менструального цикла у Медицинская кафедра (Екатеринбург) №3 (7), 2003
3. Бурдина Л.М., Бурдина И.И. Мастодинон® и его роль в лечении доброкачественных заболеваний молочных желез, Маммология (Москва), № 4, 1998
4. Безрукова Н.И. Дифференцированный подход к ведению больных с гиперпластическими процессами эндометрия. Автореф. дис. канд. мед. наук. Иркутск, 2001.
5. Бохман Я.В. Руководство по онкогинекологии. Ст–Петербург: Фолиант 2002; 195–229.
6. Бурдина Л.М., Бурдина И.И. Мастодинон Н и его роль в лечении доброкачественных заболеваний молочных желез// Маммология. – 1998. – №4. – С.28–34, С.45–57.
7. Бурдина Л.М. Клинико–рентгенологические особенности заболеваний молочных желез у гинекологических больных репродуктивного возраста с нейро–эндокринной патологией. Дисс. докт.мед.наук.М.,1993.
8. Бурдина Л.М. Диагностика и лечение доброкачественных патологических изменений молочных желез.// Терапев. архив.–1998.–Т.70.– №10. – С.37–41.
9. Вихляева Е.М. Руководство по эндокринной гинекологии. М.: Медицинское информационное агенство, 1997. – 768 с.
10. Вдовин С.В., Вдовина Т.С., Жаркий А.Ф.,и др.//Гипоталамическая регуляция специ –фических функций организма женщины в норме и патологии. Волгоград,1985.С.39–49.
11. Вовк И.Б., Петербургская В.Ф. Применение препарат Циклодинон при лечении расстройств менструальной функции у девушек. Репродуктивное здоровье женщины (Киев) №3 (28), 2006
12. Вакс В.В. Гиперпролактинемия: причины, клиника, диагностика и лечение // Consilium –Medicum – 2001. – № 10.
13. Вознюк Н.Е., Старикова Л.Г, Хоружая В.А. «Пролактиномы и гиперпролактинемия» // Вестн. новых мед. техн. – 2000. – Т.VII, №2. – С. 97–100
14. Гуркин Ю.А. Современный взгляд на лечение девочек и девушек, страдающих патологией молочных желез Журнал акушерства и женских болезней (Санкт–Петербург) Том XLIX, выпуск 3, 2000
15. Горячева Л.А.,Пинхосевич Е.Г. Фитотерапия при заболеваниях молочных желез .М.–96.
16. Дедов И.И., Семичева Т.В., Петеркова В.А.Половое развитие детей: норма и патология. М., «Колор Ит Студио»–2002, С. 1–232.
17. Демидов С.М. Гормонально–иммунологический статус при пролиферативных дис– плазииях молочных желез и способы его коррекции.Автореф.канд.дисс.М.,1991. С.19–25.
18. Давыдов А.И. Гиперпластические процессы эндометрия. Клинические лекции по акушерству и гинекологии. Под. ред. А.Н.Стрижакова, Л.Д.Белоцерковцевой. М.: Медицина, 2000; 215–7.
19. Иванова О.А., Бараш Н.Ю., Беспалов В.Г. и др. Применение препарата «Кламин» у больных из группы риска возникновения рака молочной железы// В кн.: Изучение и применение лечебно–профилактических препаратов на основе природных биологически активных веществ/ Под ред. В.Г.Беспалова и В.Б.Некрасовой. – СПб.: Эскулап, 2000. – С.279–284
20. Иловайская И.А., Марова Е.И. «Биология пролактина. Нейроэндокринный контроль и регуляция секреции» // Акушерство и гинекология. – 2000. №5. – С. 42–45
21. Кулакова В.И., Манухина И.Б., Савельевой Г.М.. Гинекология: национальное руководство. М.:ГЭОТАР–Медиа, 2007.
22. Кулаков В.И., Серов В.Н., Жаров Е.В. Гормональная контрацепция и здоровье женщины. М.: ORGYN, 2006.
23. Канцалиев А.Л. Эффективность препаратов мастодинон Н и веторон в схемах лечения дисгормональной патологии молочных желез// Маммология, 1998. – №4. – С.35–39
24. Куземина С., Алибахшова Ф., Ипен С. Опыт использования фитопрепаратов при патологии молочных желез у женщин с бесплодием. Врач. Фармакология (Москва)
25. Левенець С.О., Верхошанова О.Г., Перевозчиков В.В. Рівень пролактину та його корекція у дівчат із передчасним телархе// Здоровье женщины.– 2007.–1 (29).–С 134–139.
26. Методические рекомендации по совершенствованию организации медицинской помощи при заболеваниях молочной железы. (Утверждены Министерством здравоохранения и социального развития РФ 29.12.2006г.№7127–РХ) Москва, 2006., С.25.
27. Мустафин Ч.Н. Диагностика и лечение диффузных мастопатий. Маммология, 2009, с.20–23.
28. Манухин И.Б., Тумилович Л.Г., Геворкян М.А. Клинические лекции по гинекологической эндокринологии. М.: Гэотармедиа, 2006.
29. Марголина А. Правда и вымысел о фитоэстрогенах, Наука и жизнь, №5, 2008
30. Никитин А.И. Балтийский Институт репродуктологии человека, СПб. Проблемы ранней дифференциации гонад млекопитающих (эмбриональный гистогенез и механизмы регуляции). Архив анат гистол эмбриол 1985;84:8:3–10.
31. Новикова М.Ю. Автореф. дисс. канд. мед. наук – 1995
32. Наумкина Н.Г. Новые подходы к диагностике и лечению фиброзно–кистозной болезни молочной железы. Автореф. канд. дисс. М., 1999. С. 3–15.
33. Острейкова Л.И. Терапевтические аспекты левоноргестрел–рилизинг–системы. Гинекология. 2001; 3 (1): 4–9.
34. Озерова О.Е. Нормальные эхографические особенности структуры молочных желез в различные возрастные периоды, при беременности и лактации// ж. SonoAce–International.– N9.–2001.–С.50–57.
35. Пестрикова Т.Ю., Безрукова Н.И., Юрасов И.В., Юрасова Е.А. Современные аспекты тактики сочетанной патологии тела матки. Хабаровск, 2004; 7–36.
36. Пинхосевич Е.Г., Бурдина Л.М., Горячева Л.А. и др. Фитотерапия при заболеваниях молочных желез и клинико–рентгенологическая оценка результатов лечения// Маммология, 1996. –№4. – С.15–21
37. Пономарева Н.А., Копосова Т.Л., Чумакова С.С. и др. Оценка состояния гормонального фона при доброкачественных заболеваниях молочных желез. //Маммология. – 1996. – №3. – С.49–50.
38. Прилепская В.Н., Швецова О.Б. Доброкачественные заболевания молочных желез: принципы терапии. //Гинекология. – 2000. – Т.2. – №6. – С.201–204.
39. Прилепская В.Н., Тагиева Т.Т. Фиброзно–кистозная болезнь молочных желез: возможности негормональной терапии // Медлайн–Экспресс, 2008, №5, С. 10–17.
40. Прилепская В.Н. и др. Руководство по контрацепции. М.: МЕДпресс–информ, 2006.
41. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 15.03.2006 №154 «О мерах по совершенствованию медицинской помощи при заболеваниях молочной железы».
42. Путырский Л.А., Козловская Н.А., Путырский Ю.Л. Лечение больных диффузными фиброзно–кистозными мастопатиями с использованием препарата Мастодинон. Медицинские новости (Минск) №3, 2001
43. Родцевич О.Г. Психогенно обусловленные нарушения менструальной функции у девочек–подростков и их коррекция Медицинские новости (Минск) № 12, 2005
44. Рожкова Н.И., Меских Е.В. Оценка эффективности фитотерапии мастодиноном и гелариумом у больных с диффузными формами мастопатии // Опухоли женской репродуктивной системы, 2008, №4, c. 1–2.
45. Рожкова Н.И. Рентгендиагностика заболеваний молочной железы./под ред. А.С. Павлова. – М.:Медицина. – 1993. – 279 с.
46. Семиглазова В.Ф.Мастопатия.. – СПб.: Карэ, 2000. – 109 с.;
47. Серов В.Н., Прилепская В.Н., Овсянникова Т.В. Гинекологическая эндокринология. М.: МЕДпрессинформ, 2004; 528 с.
48. Савельева И.С. Молочные железы и гормональная контрацепция.//Гинекология. – 1999. – Т.1. – №2.– С.14–16.
49. Сидоренко Л.Н. Мастопатия. С–Петербург. Гиппократ, 2007. –с.432.
50. Сметник В.П., Бутарева Л.Б. Опыт применения фитопрепарата Агнукастон у пациенток с недостаточностью функции желтого тела и гиперпролактинемией. Проблемы репродукции (Москва) № 5, 2005
51. Синицын В.А., Руднева Т.В. Лечение больных с фиброзно–кистозной мастопатией, сопровождающейся болевым синдромом Российский вестник акушера–гинеколога (Москва) №2, 2006
52. Снисаренко Е.А., Пасман Н.М., Дударева А.В. Опыт применения препарата Агнукастон у девочек–подростков. Репродуктивное здоровье детей и подростков (Москва) №1, 2006
53. Степула В.В., Лукьянчук О.В., Рыбин А.И. Профилактика нарушений овариально–менструального цикла у пациенток репродуктивного возраста после фракционного выскабливания матки Онкология (Одесса) №3, Т.8, 2006
54. Татарчук Т.Ф., Косей Н.В., Ефименко О.А. Опыт применения Мастодинона® для профилактики мастодинии при ЗГТ Здоровье женщины (Киев) № 3 (7), 2001
55. Ткачук О.А. Мастодинон® как средство для монотерапии клинических проявлений мастопатии Сибирский консилиум (Новосибирск) № 3 (21), 2001
56. Ткаченко В. М., Ильина Э. М. Активность вегетативной нервной системы при нормальном менструальном цикле // Акуш. и гин. – 1994. – є 1. – С. 35–37.
57. Уварова Е.В., Белоконь И.П., Болдырева Н.В. ГУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, Москва Возможности применения фитопрепаратов на основе Agnus castus для устранения нежелательных эффектов гормонального лечения девочек–подростков, ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ/ 2006/ ТОМ 5/ № 4
58. Филлипов О.С. Доброкачественные заболевания молочных желез. М.:МЕДпресс. 2008. 112 с.
59. Шилин Д.Е., Цветкова Н.И. «Факторы риска гиперпролактинемий у детей и подростков» // Акт.вопр.ж/д медицины: опыт диагностики и лечения больных в ЦКБ МПС РФ: сборник научных трудов, 1999, №4, 427–437
60. Чигин А.А. Контрацепция при диффузных доброкачественных заболеваниях молочных желез. //Маммология. – 1997. – №1. – С. 3–8.
61. Andersen J.R. «Decidual prolactin. Studies of decidual and amniotic prolactin in normal and pathological pregnancy» // Dan Med Bull,1990, 37: 154–165
62. Bern H.A., Nicoll C.A. «The comparative endocrinology of prolactin» // Rec Prog Horm Res 1968, 24: 681–720
62. Bole–Feysot C, Goffin V, Edery M, Binart N, and Kelly PA. «Prolactin (PRL) and its receptor: actions, signal transduction pathways and phenotypes observed in PRL receptor knockout mice». Endocr Rev 1998, 19: 225–268
63. Cavaco B., Leite V., Santos M.A., Arranhado E., Sobrinho L.G. «Some forms of big big prolactin behave as a complex of monomeric prolactin with an immunoglobulin G in patients with macroprolactinemia or prolactinoma» // J Clin Endocrinol Metab,1995 80: 2342–2346
64. Freeman M.E. «The neuroendocrine control of the ovarian cycle of the rat» // In: The Physiology of Reproduction, edited by Knobil E, and Neill JD. New York: Raven, 1994, p. 613–658.
65. Freemark M., Driscoll P., Maaskant R. et.al. «Ontogenesis of prolactin receptors in the human fetus in early gestations for tissue differetiation and development» // J. Clin. Invest. – 1997. Vol.99. – P.1107
66. Handwerger S. «Clinical counterpoint: the physiology of placental lactogen in human pregnancy» // Endocr Rev, 1991, 12: 329–336
67. Noczynska A, Wasikowa R «Hyperprolactinemia in children during the peripubertal period––personal observations» // J Pediatr Endocrinol Metab. 2004 Oct;17(10):1399–1404
68. Ozava H., Kurosumi K. «Morphofunctional study on prolactin–producing cells of the anterior pituitaries in adult male rats following thyroidectomy, thyroxine treatment and/or thyrotropin–releasing hormone treatment» // Cell Tissue Res. – 1993. – Vol.272. – P.41–47.
69. Pease K., Olme S., Sebastian J., Thompson A. «The effect of treatment variables on mood and social adjustment in adult patients with pituitary diseases» // Clinical Endocrinology. – 1997. – Vol.46. – P.445–450.
70. Reavley A., Fisher A., Owen D., Creed F., Davus J. «Psychological Distress in patients with hyperprolactinemia» // Clin. Endocrinol Oxf. – 1997. – Vol.47 (3). – P.343–348.
71. Vanderpump M., French J., Appleton D. «The prevalence of hyperprolactinemia and association with markers of autoimmune thyroid disease in survivors of the Whickham Survey cohort» // Clin.Endocrin. Oxf. – 1998. – Vol.48 (1). – P.39–44.
72. Vanbesien, J Schiettecatte, E Anckaert, J Smitz, B Velkeniers, and J De Schepper «Circulating anti–prolactin auto–antibodies must be considered in the differential diagnosis of hyperprolactinaemia in adolescents» //Eur J Pediatr, July 1, 2002; 161(7): 373–376.
73. Yen S., Jaffe R. «Prolactin in human reproduction. Reproductive Endocrinology» // Physiology, Pathiphysiology, Clinical Management. – 4–th Edition. – 1999. – P. 257–283
74. Wren B.G. Multicenter study of bening breast deseases. // Europ. Menopause J.– 1995. – Vol.2. – P.13–28
75. Cardiff R.D. and Wellings S.R. The comparative patology of human and mouse mammary glands.// J.Mammary Gland Biol. Neoplasia.–1999.–Vol. 4–P.105–122. 123.
76. Gruber C. J., Walter Tschugguel M.D., Schneeberger C., Ph.D., and Johannes C. Huber, M.D., Ph.D. Production and Action of Estrogens.//New England Journal of Medicine.–2002. Vol 346 №5–Р.340–352.145
77. Kaplowitz PB, Oberfield SE: Reexamination of the age limit for defining when puberty is precocious in girls in the United States: implications for evaluation and treatment. Drug and Therapeutics and Executive Committees of the Lawson Wilkins Pediatric Endocrine Society. Pediatrics 1999, 104(4 Pt 1): 936–41
78. Laurence D.J., Monaghan P., and Gusterson B.A. The development of the normal human breast. //Oxf. Reu.Reprod.Biol.–1991.–Vol.13–P.149–174.
79. Mastorakos G, Mitsiades NS, Doufas AG, Koutras DA: Hyperthyroidism in McCune–Albright yndrome with a review of thyroid abnormalities sixty years after the first report. Thyroid 1997 Jun; 7(3): 433–9.
80. Pediatric Endocrinology and Growth J.K.H.Wales et all.–2nd edition, 2003, p.41–85
81. Halaska M., Beles P, Gorkow C, Sieder C. (1999) Treatment of cyclical mastalgia with a solution containing an extract of Vitex agnus castus: Recent results of a placebo–controlled double–blind study. The Breast8:175–181.
82. Wuttke W, Splitt G, Gorkow C, Sieder C. (1997) Behandlung zyklusabhangiger Brustschmerzen mit einem Agnus castus–haltigen Arzneimittel. Ergebnisse einer randomisierten, placebokontrollierten Doppelblindstudie. GebFra; 57: 569–574.
83. Ayres D.C., Loike J.D. Lignans. Chemical, biological and clinical properties. In: Chemistry & Pharmocology of Natural Products. Ed.: Phillipson J.D., Ayres D.C., Baxter H. Cambrige University Press. 1990;402.
84. AACE Menopause Guidelines Revision Task Force. American Association of Clinical Endocrinologists medical guidelines for clinical practice for the diagnosis and treatment of menopause. Endocr Pract 2006;12:315–337.
85. Barrett J. R. Phytoestrogens: friends or foes? Environ Health Persp 1996;104:478–482.
86. Coward L., Barnes N., Setchell K., Barnes S. Genistein, diadzein and their beta–glycoside conjugates–antitumor isoflavones in soybean foods from American and Asian diets. J Agric Food Chem 1993;41:1961–1967.
87. Estrogen and progestogen use in postmenopausal women: position statement of The North American Menopause Society, July 2008
88. Ghent W.R., Eskin B.A., Low D.A., Hill L.P. Iodine replacement in fibrocystic disease of the breast// Can. J. Surg. – 1993. – Vol.36. – P.453–460; Kaunitz A.M. Oral contraceptive health benefits: perception versus reality// Contraception. – 1999. – Vol.59(1 Suppl). – P.29–33;
89. Schweppe K.W. The significance of gestagens in treatment of mastopathy// Zentralbl. Gynakol. – 1997. – Vol.119 (Suppl 2). – P.54–89.58; von Fallois J., Etterli–Billenkamp U., Schindler E.M., Schindler A.E. Danazol for treatment of fibrocystic mastopathy// Zentralbl. Gynakol. – 1995. – Vol.117. – P.457–465
90. Hoffman R. Potent inhibition of breast cancer cell lines by the isoflavonoid kievetone: comparison with genistein. Biochem Biophys Res Com 1995;211:600–606.
91. Jansen D.H. When is it coevolution? Evolution 1980;34:611–612.
92. London R.S., Sundaram G.S., Murphy L., Goldstein P.J. The effect of alpha–tocopherol on premenstrual symptomatology: a double–blind study// J. Am. Coil. Nutr. – 1983. – Vol.2. – P.115–122
93. Santamaria L., Dell’Orti M., Bianchi Santamaria A. Beta–carotene supplementation associated with intermittent retinol administration in the treatment of premenopausal mastodynia// Boll. Chim. Farm. – 1989. – Vol.128. – P.284–287.
94. Shutt D.A., Cox R.L. Steroid and phytoestrogen binding to sheep uterine receptors in vitro. J Endocrinol 1972;52:299–310.
95. Pollard M., Luckert P.H. Influence of isoflavones in soy protein isolates on development of indused prostate–related cancers in rats. Nutr Cancer 1997;28:41–45.
96. Price K.R., Fenwick G.R. Naturally occuring oestrogens in foods – a review. Food Addit Contam 1985;2;73–106.
97. Shutt D.A., Cox R.L. Steroid and phytoestrogen binding to sheep uterine receptors in vitro. J Endocrinol 1972;52:299–310.
98. Brickell C.(ed). London: Dorling Kindersley 1989.
99. Brugisser R., Burkard W., Simmen U., Schaffner W. Phytotherapie 1999;20:3:154—158.
100. Christoffel V., Spengler B., Abel G. et al. Proceedings of the 6th Annual Symposium on complementary. Health Care UK;199.
101. Du Mee V.A.C. Aust J Med Herbalism 1993;5:63—65.
102. Jarry H., Christoffel V., Spengler B. et al. Phytotherapie (Munchen) 1999.
103. Hoberg E. Swiss Federal Institute of Technology. Zurich 1999.
104. Kilicdag E.B., Tarim E., Bagis T. et al. Int J Gyn Obstet 2004;85:292—293.
105. Merz P.G., Gorkow C., Schrodter A. et al. Exp Clin Endocr Diabet 1996;104:6:447—453.
106. Pravidel. Novartis Pfarma GmbH Germany 2004.
107. Wuttke W., Gorkow Ch., Jarry H. Darmstadt: Steinkopff Verlag 1995;81—91.
108. Sliulz G., Speiser P., Schultz A.M. et al. Agnus–castus extracts inhibit prolactin secretion of rat pituitary cells. Horm Metabol Res 1993; 25: 243–255.
109. Spengler В., Schmidt J., Porzel A., Christoffel V. Isolation and characterization of cyclic diterpenes from BNO 1095 (Vitex agnus castus). In preparation 1999.
110. Wuttke W., Gorkow C., Jarry H. Dopaminergic compounds in Vitex agnus castus. In: D. Loew, N. Rietbrock (Hrsg). Phytopharmaka in forschung und klinischer Anwendung. Darmstadt: Steinkopff 1995; 81–91
111. Atmaca M.Kumru, S.Tezcan E.Fluoxetine Versus Vitex agnus castus extrakt in the treatment of premenstrual dysorder.Hum Psychopharmacol 2003; 18:3:191–195
112. Breckwoldt M. Endocrinology and Therapy of breast diseases. ZentralBL. Gynakol 1990;112:1097–1099
113. Berger D. Vitex agnus castus: Unbedenklichkeit and Wirksamkeit beim praemenstruallen Syndrom, Wirkprinzipien und Wirkmechanismen eines neuetwickelten Extraktes: Dissertation, Phit–Naturwissenserliebe Fakultat. Besel 1998;220
114. Castillo E, Garibay M, Mirabent F. Effect of alfa dihydroergocriptine in patients with fibrocistiс breast disease. Gynecol Obstet Mex 2006; 74: 580–584
115. Daniele C, Thompson Coon J. Piuler MH, Ernst E, Vitex agnus castus: a systematic review of adverse events. Drug Saf 2005; 28:319–332
116. Hoberg E., Sticher O., Orjala J.E., Meier B. Diterpene aus Agni–casti fructus und ihre Analytik. Ztsehr Phytother 1999;149:3
117. Jarry H, Leonardt S., Wunke W. Agnus castus als dopaminerges. Wirkprinzip in Mastodynon. N. Ztschr Phytother 1991;12:77–82
118. Sliutz G., Speiser P., Schultz A.M. Agnus castus extracts inhibit prolactin secrecion of pituitery cell.Horm Metabol Res 1993;25:243–255
119. Spengler B. Schmidt J., Porcel A. Isolation and characterization of cyclic diterpenes from BNO 1095 (Vitex agnus castus). In preparation 1999.
120. Wuttke W., Gorkow C., Jarry H. Dopaminergie compounds in Vitex agnus castus. In: D. Loew, N. Rietbrock (Hrsg). Phytopharmaka in forschung und klinischer Anwendung. Darmstadt: Steinkopf 1995;81–91
121. Kilicdag E., Tarim E., Bagis T. Агнукастон и бромокриптин для лечения гиперпролактинемии и масталгии. S.Erkanli, E.Aslan, K.Ozsahin, E.Kuscu Проблемы репродукции (Турция) № 6, 2005. 11.
122. Бугайцов С.Г., Рыбин А.И., Супрун А.Е. Профилактика патологических изменений молочных желез у пациенток после операции по поводу миомы матки. Онкология, 2007. Т.9 №2 С.129-132]

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak