Пеленочный дерматит у детей: как мы можем с ним справиться?

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №3 от 19.02.2015 стр. 187
Рубрика: Педиатрия Клинический случай

Для цитирования: Минакина О.Л. Пеленочный дерматит у детей: как мы можем с ним справиться? // РМЖ. 2015. №3. С. 187

«Пеленочный дерматит»— это термин, применяемый для описания острой воспалительной реакции кожи промежностной области, убольшинства пациентов ограниченной областью подгузника, вследствие раздражения мочой, фекалиями, влагой итрением.

Как педиатры, так и родители маленьких детей считают пеленочный дерматит одним из самых частых кожных заболеваний. Почти каждый ребенок в течение первых месяцев или лет жизни переносит это состояние в разной степени тяжести [1, 2]. Пеленочный дерматит диагностируют у 7–35% младенцев, пик распространенности приходится на возраст 9–12 мес. жизни вне зависимости от пола и расовой принадлежности [3]. По данным исследования распространенности повреждений кожи в отделении интенсивной терапии детского госпиталя Филадельфии в 2008 г., пеленочный дерматит выявлен у 24% стационарных больных [4]. Во многом такая высокая частота связана с особенностями кожи маленьких детей.

Исследования последних лет дали возможность получить новые сведения о коже, объяснить ее воспалительный ответ и обосновать применение средств ухода за кожей для профилактики данного состояния. Кожа как орган представлена эпидермисом, собственно дермой и придатками кожи. Кожа — динамическая система с продолжающимся процессом пролиферации кератиноцитов в базальном слое эпидермиса, десквамацией корнеоцитов на поверхности кожи, деградацией плотных связок корнео-десмосом [6]. В верхушечном слое эпидермиса, роговом слое корнеоциты организуются в межклеточный липидный матрикс из ламинарных телец, состоящих из холестерола, керамидов и свободных жирных кислот [7].

Детали морфологии младенческой кожи, в частности структура поверхности, толщина кожи, размер клеток, визуализированы микроскопическими методами и вычислены с использованием компьютерного анализа микроскопических снимков и кожных отпечатков в силиконе и адгезивных лентах [8–10]. Видеомикроскопия и конфокальная лазерная сканирующая микроскопия in vivo делают возможным 3D-изображение топографии кожи, внутренней структуры слоев дермы [9]. Результаты этих исследований in vivo позволили расширить представления о детской и взрослой коже и сформулировать их различия.

Кожа выполняет множество разных жизненных функций. Среди них физическая и иммунологическая защита от повреждающих влияний внешнесредовых элементов (включая микроорганизмы, ультрафиолетовую радиацию, влажность, экстремальные температуры), сенсорная перцепция (боль, температура, прикосновение), температурная регуляция, водный и электролитный гомеостаз, обмен газов.

Понимание физиологии здоровой младенческой кожи в норме (точка сравнения) важно с клинической точки зрения. Клинические исследования на здоровых младенцах, однако, ограничены с этических позиций (в отношении к применению инвазивных методов), поэтому их мало. Новые неинвазивные технологии измерения электроемкости, трансдермальной потери воды, скорости абсорбции-десорбции у младенцев и взрослых [10] показали различия в барьерной функции кожи, выявили динамические изменения в уровне естественного фактора увлажнения и водного профиля кожи младенцев, детей раннего возраста и взрослых [11].

Структура, функции и составные элементы младенческой кожи отличаются от таковых взрослого органа — прежде всего тем, что в течение первого года жизни и несколько дольше в коже продолжается непрерывный процесс созревания. Эпидермис новорожденных полностью дифференцирован. У детей первого года жизни и раннего возраста в эпидермисе корнеоциты и гранулоцитарные клетки отличаются от таковых у взрослых меньшим размером (на 20 и 10% соответственно) и числом [5]. Роговой слой и эпидермис младенческой кожи тоньше взрослого на 30 и 20% соответственно [5]. Линии микрорельефа более плотные у детей, при этом глубина поверхностной глифики детей схожа с таковой у взрослых [5]. В эпидермисе детей меньше меланина [12]. Сосочки дермы, их плотность, размер, морфология более гомогенны у детей, чем у взрослых [5]. У детей нет четкой границы между сосочковым и ретикулярным слоями дермы [5]. В составляющих эпидермиса у младенцев ниже, чем у взрослых, концентрация естественного фактора увлажнения [10]. Важно, что у детей отмечаются более высокие значения pH кожи, чем у взрослых, причем наиболее высокий уровень pH — у новорожденных [13]. Уровень поверхностных липидов кожи, кожного сала у детей ниже, чем у взрослых [14], а содержание воды в роговом слое у младенцев — выше [11]. Плотность коллагеновых волокон дермы детей ниже, чем у взрослых людей [5].

Перечисленные особенности строения и состава кожи обусловливают своеобразие ее функции у детей. У новорожденных кожа более сухая в сравнении со взрослыми, но в течение первого месяца жизни картина полностью меняется. У детей 3–24 мес. жизни отмечается повышенная гидратация кожи в сравнении со взрослыми. Барьерная функция и влажность кожи связаны и с межклеточным липидным матриксом, естественным фактором увлажнения и путем прохождения молекул воды через роговой слой. Скорость абсорбции и десорбции воды в коже у детей выше, чем у взрослых, так же как и трансэпидермальная потеря воды [10].

В дополнение к структурным и функциональным изменениям на первом году жизни формируется и изменяется состав кожной микрофлоры. Преобладающими микробами на младенческой коже являются Firmicutes (преимущественно Staphylococci), за ними следуют Actinobacteria, Proteobacteria и Bacteroidetes. У взрослых доминируют тип Proteobacteria, за ним Actinobacteria и Firmicutes [15]. Как применять эти данные исследований, в настоящее время еще не совсем понятно. Ранняя микробная колонизация может влиять на развитие иммунной функции кожи. Барьерная функция жизненно важна для выживания, предотвращения проникновения патогенов в организм. Если кожный барьер поврежден, бактериальные факторы получают доступ к эпидермальным кератиноцитам, могут индуцировать защитный иммунный ответ. Кератиноциты продуцируют антимикробные пептиды. В отсутствие этих белков патогенные микроорганизмы могут внедряться в кожу, нарушать баланс коммерсалы/патогены или приводить к развитию инфекции.

Морфологические особенности младенческой кожи определяют ее легкую ранимость. Повышенная влажность, недостаточная функция потовых желез, обильная васкуляризация кожных покровов могут способствовать быстрому развитию определенных патологических состояний, таких как ирритантный контактный дерматит, воспалительные процессы.

У детей раннего возраста часто встречается пеленочный дерматит. Сыпь в области подгузников захватывает нижнюю часть живота и спины, ягодицы, промежностную область и внутреннюю поверхность бедер. Ношение подгузников вызывает увеличение влажности в коже и повышение pH (ощелачивание). Если повышенная влажность сохраняется продолжительное время, могут возникать размягчение и нарушение целостности кожи (мацерация), что делает ее более восприимчивой к трению о поверхность подгузника. Это также увеличивает риск дальнейшего повреждения кожи и возникновения проблем, вызванных экспозицией других раздражителей, в частности фекалий, содержащих протеазы и липазы, и аммония в моче. Другие факторы, которые могут приводить к ухудшению положения и усиливать сыпь, включают в себя повторное мытье и очищение кожи, неадекватный уход за кожей, инфекции, антибиотики, диарею и проблемы с кишечником и мочевыводящими путями [16].

Пеленочный дерматит проявляется сыпью в области подгузника (при диагностировании следует исключить другие причины сыпи в этой области) (табл. 1). Необходимо также принять во внимание и оценить следующие факторы (табл. 2):

1. Гигиенические навыки (например, как часто подмывают ребенка, меняют подгузник). Недостаток гигиены и продолжительный контакт с мочой/фекалиями предрасполагают к ирритантному дерматиту.

2. Тип используемых подгузников — одноразовые или многократно используемые хлопковые.

3. Использование средств-ирритантов для мытья и очищения кожи, таких как мыла, детергенты, влажные салфетки с отдушкой/спиртом.

4. Травма кожи: например, трение подгузника, чрезмерное мытье с усиленным очищением.

5. Недавний прием антибиотиков, которые предрасполагают к колонизации Candida и диарее.

При пеленочном дерматите обычно имеет место гиперемия кожи в области, покрытой подгузником (ягодицы, промежность, область лобка, верхняя часть бедер), при отсутствии красноты в самых глубоких кожных складках. Кожа может иметь легкий блеск, легкое шелушение и гипопигментацию. Обычно сыпь не вызывает других симптомов до тех пор, пока не становится выраженной или болезненной. Легкая степень пеленочного дерматита предполагает слабо определяемую розовую сыпь, занимающую менее 10% поверхности, покрываемой подгузником, с наличием или отсутствием редких разбросанных папул, легкого блеска и сухости. Легкое течение, как правило, не приводит к беспокойству ребенка и обычно может быть купировано простыми мерами ухода. Среднетяжелое/тяжелое течение предполагает умеренно выраженную или выраженную гиперемию, занимающую площадь более 10% кожи под подгузником, с наличием или отсутствием папул, пятен, отека или изъязвления. При этой степени тяжести отмечается раздражительность детей, определяется вторичное инфицирование Candida albicans, нередко стоматит. Эритема расширяется на области вне контакта с испражнениями, подгузником, переходит в сливающиеся очаги с отчетливыми краями с папулами, пустулами, вовлекая кожные складки области кожи, контактирующей с подгузником. Характерны сопутствующие повреждения, стоматит [17]. Признаки бактериальной инфекции включают красноту с экссудатом, пузырьки, малые пузыри и пустулы. Если сыпь в области подгузника выраженная или не исчезает, несмотря на лечение, либо существует сомнение в диагнозе, следует проконсультироваться у дерматолога и провести дополнительное обследование.

Для купирования пеленочного дерматита необходимы хороший уход за ребенком, текущая оценка состояния кожи и обучение родителей. Уход за областью подгузников включает:

1) уменьшение интервала между сменой подгузников;

2) смену подгузника после загрязнения;

3) использование современных подгузников;

4) очищение области промежности — мытьем теплой водой и эмолентом или протиранием влажными салфетками без спирта и отдушек;

5) применение водоотталкивающего эмолента или барьерного средства после каждой смены подгузника для уменьшения раздражения от контакта с мочой и фекалиями;

6) воздушные ванны после мытья [18].

С пеленочным дерматитом в большинстве случаев можно с успехом справиться вышеперечисленным мерами. Если этого недостаточно, в среднетяжелых случаях могут назначаться топические кортикостероиды и топические противогрибковые средства с нанесением на кожу под барьерный препарат.

При подозрении на кандидозные поражения чаще используют нистатин, клотримазол или кетоконазол, миконазол. Для уменьшения воспаления, если дерматит упорно продолжается, назначают слабые стероиды — гидрокортизон [19]. В основном используют 0,5–1% гидрокотизон, применяют до очищения кожи от сыпи, но не дольше 1 нед. Поврежденная младенческая кожа промежности в условиях теплой влажной среды обладает усиленной перкутанной абсорбцией лекарственных препаратов. В США используют средние и сильные стероиды, чаще в комбинации с противогрибковыми составляющими (нистатин — триамцинолон, клотримазол — бетаметазон дипропионат) [19]. Однако в связи с возможными побочными эффектами при легком и среднетяжелом дерматите в детской практике их назначения следует избегать [20]. Если дерматит осложняется вторичной инфекцией (бактериальной), то применяют топические антибактериальные препараты [21]. При выборе тактики лечения дерматита следует руководствоваться научно обоснованными рекомендациями и результатами клинических исследований.

Подгузники. Сегодня доступны разные виды подгузников. Создание суперабсорбирующих полимеров сделало возможным производство новых тонких материалов с гелевым слоем, которые используют в настоящее время в подгузниках. Новые продукты характеризуются повышенной скоростью захвата и поглощения жидкости, большой влагоемкостью, что делает поверхность кожи более сухой. Создаются подгузники для младенцев разного возраста, при этом учтены физиологические особенности. Но в настоящее время в клинических исследованиях не приводится достаточных доказательств того, что определенные типы подгузников могут применяться для профилактики пеленочного дерматита [22].

Для очищения кожи не рекомендовано применение мыла и лосьонов. Их использование изменяет pH кожи, приводит к ее большей сухости и повреждению [23]. Недавнее исследование показало, что применение влажных салфеток без спирта и отдушек также эффективно для очищения и гидратации кожи и не повреждает кожу, как и купание в воде с применением тканевых средств для мытья кожи [24].

Барьерные средства создают протективный слой между кожей и испражнениями. Идеальным барьерным препаратом должен быть такой, который имеет доказанную эффективность у детей, а его действие схоже с естественной функцией кожи с формированием длительного барьера для сохранения оптимального уровня влажности. В его составе не должно быть ненужных ингредиентов, раздражающих, токсичных или ингредиентов с недокументированной безопасностью [18]. Однако нет достаточных доказательств того, что барьерный крем более эффективен в лечении неосложненного пеленочного дерматита, чем простые водоотталкивающие мази (вазелиновая, парафиновая) [16]. Водоотталкивающие эмоленты или барьерные препараты наносят при каждой смене подгузника. Они формируют защитную липидную пленку на поверхности кожи и тем самым защищают от раздражения при контакте с испражнениями. Большая часть продуктов содержит оксид цинка, вазелин или оба компонента. Под этим слоем поврежденная кожа защищена от раздражения, происходит ее заживление, при этом нет избыточной влажности кожи [25].

В барьерных кремах используются и другие ингредиенты, такие как масло печени трески, алое, диметикон, декспантенол [26]. В некоторых европейских странах для лечения пеленочного дерматита применяют 2% водный раствор эозина [27]. Отсутствие или недостаток барьерных кремов ассоциированы с рецидивами пеленочного дерматита [28]. В барьерных препаратах могут содержаться антисептики, отдушки. Препараты цинка и касторовое масло могут содержать части арахисового (земляного ореха) масла. У детей с аллергией к орехам и сое такие средства использоваться не должны. Мази, кремы, содержащие витамин, А, календулу, мед, чайное дерево, рекомендованные для профилактики и лечения пеленочного дерматита, не имеют достаточной доказательной базы эффективности. Требуются дополнительные исследования.

Для заживления кожи и восстановления ее защитных свойств, быстрого регресса клинических проявлений пеленочного дерматита следует назначать положительно зарекомендовавшие себя топические дермато-репаративные препараты, в частности Бепантен мазь. Действующим началом этих препаратов является декспантенол (провитамин B5). Пантотеновая кислота — жизненно важная составляющая нормальной эпителиальной функции. Это компонент коэнзима, А, кофактора разнообразных реакций метаболизма карбогидратов, жирных кислот, белков, глюконеогенеза, стероидных гормонов, порфиринов.

Декспантенол хорошо изучен. К концу ХХ в. опубликовано много работ, доказавших его эффективность в дерматологии. В обзоре исследователей Германии [29] обобщены данные 56 публикаций. Применение декспантенола обосновано его хорошим проникновением и высокой локальной концентрацией в коже, когда он используется в соответствующей форме, в частности в составе эмульсии «вода в масле». Местно он действует как увлажнитель, улучшая гидратацию рогового слоя, уменьшая трансэпидермальную потерю влаги, сохраняя мягкость и эластичность кожи.

В исследованиях in vitro и in vivo выявлено влияние декспантенола на активацию пролиферации фибробластов, доказана ускоренная реэпителизация при заживлении раневой поверхности. Показан противовоспалительный эффект декспантенола на экспериментальной модели эритемы, индуцированной ультрафиолетом. Выявлены благоприятные эффекты декспантенола у пациентов с пересадкой кожи, в лечении рубцов, ожоговых травм, различных дерматозов. Наиболее значимыми эффектами декспантенола были стимуляция эпителизации, грануляции и уменьшение зуда.

В двойных слепых плацебо-контролируемых исследованиях оценена эффективность декспантенола при заживлении раневой поверхности. Показаны уменьшение эритемы и более эластичная и прочная тканевая регенерация при лечении эпидермальных ран эмульсией декспантенола в сравнении с лечением без его применения. Мониторирование трансэпидермальной потери влаги показало значительное ускорение эпидермальной регенерации в результате терапии декспантенолом в сравнении с плацебо. В эксперименте на модели раздражения в группе, применявшей крем декспантенол до раздражения, выявлено значительно меньшее повреждение барьера рогового слоя по сравнению с таковым в группе, не применявшей данный препарат. Уход за кожей с помощью декспантенола значительно улучшал симптомы кожного раздражения, такие как сухость кожи, шероховатость, шелушение, зуд, эритема, эрозии/трещины через 3–4 нед. Обычно препараты декспантенола хорошо переносятся, риски раздражения или повышенной чувствительности минимальны [29].

Представляет интерес проспективное наблюдательное исследование с целью оценки эффективности лечения раздраженной кожи мазями, содержащими декспантенол, при самоназначении [30]. Исследование проведено в Германии фармацевтами сети 392 аптек, в нем участвовали 1886 пациентов с симптомами раздраженной кожи, включая атопическую экзему вне обострения, а также другие состояния с ксерозом кожи и поврежденным кожным барьером. Оценка эффективности проводилась на 7-10-й день после лечения с подсчетом индекса эффективности терапии / экономической выгоды. В результате 91,5% пациентов отметили выгоду терапии, 94,7% прямо указали на достигнутый успех лечения. Все симптомы раздраженной кожи (ксероз, эритема, десквамация) значимо уменьшились. Не выявлено различий в ответах в зависимости от возраста, пола, заболеваний кожи. Показан высокий индекс эффективности терапии / экономической выгоды в лечении раздраженной кожи мазью с декспантенолом.

В последнее десятилетие расширился объем данных о протективном эффекте декспантенола. Так, в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании доказана его эффективность при защите против раздражения [31], в лечении пеленочного дерматита у младенцев [26]. В мультицентровом исследовании показана эффективность 5% декспантенола и мази с оксидом цинка в лечении ирритантного пеленочного дерматита при диарейном синдроме у детей [32].

Декспантенол зарегистрирован в России в фармакологической группе регенерантов и репарантов. Результаты, полученные в ряде клинических исследований под руководством Н. А. Коровиной и соавт. (2004), В. А. Ревякиной (2004), Ю. С. Акоева и соавт. (2005), свидетельствуют о высокой клинической эффективности и переносимости Бепантен мази (5% декспантенола) при лечении детей с пеленочным дерматитом. Установлено, что в большинстве случаев уже на 2–3 сут терапии отмечалось уменьшение или исчезновение клинических проявлений на коже. Особо следует подчеркнуть, что среди исследуемых были дети не только грудного возраста, но и новорожденные (как доношенные, так и недоношенные). При этом положительный эффект Бепантена отмечали при использовании как у новорожденных, так и у детей постарше [33].

Приводим клинический случай пеленочного дерматита.

Девочка Е. Возраст 1 мес. 5 дней. При плановом осмотре педиатром в возрасте 1 мес. мама сообщила доктору о сыпи в области подгузника на 2-й день. Наследственный анамнез отягощен по материнской линии: у деда — аллергический ринит и астма в сезон цветения трав, у родной старшей сестры — аллергический ринит в сезон цветения деревьев. Девочка — второй желанный ребенок в благополучной семье; от 2-й благополучной беременности с перенесенным без применения лекарств легким ринофарингитом на 6-м мес., своевременные физиологичные роды в 40 нед. Родилась с весом 3940 г, ростом 53 см, окружностью груди 35 см, окружностью головы 35 см. Оценка по шкале Apgar — 8 баллов. Закричала сразу. К груди приложили в родильном зале. В раннем неонатальном периоде отмечена токсическая эритема. Привита по календарю без осложнений. Психомоторное развитие по возрасту. Девочка на грудном вскармливании. За первый месяц прибавила 950 г веса.

В возрасте 14 дней был однократный эпизод гиперемии кожи в области подгузника. Мама объяснила это тем, что в тот день не рассчитала диурез, задержалась со сменой подгузника. Гиперемия прошла в течение дня при замене подгузника, консультации врача не потребовалось. Мама купала ребенка с детским мылом, пользовалась детским кремом. После этого эпизода при купании стала применять пенку для тела. 2-й эпизод высыпания в месячном возрасте связала с тем, что у ребенка участился стул до 7 раз с кислым запахом, что вызвало раздражение кожи. Мама предположила, что это ответ на чрезмерный объем съеденного ею накануне жареного картофеля. Стул восстановился через 1 сут. Поведение девочки, сон, аппетит не изменились. На приеме у педиатра при осмотре ребенок спокойный. Общее состояние ребенка не страдает.

Объективно: местно на коже промежности, области лобка, верхней трети внутренней поверхности бедер, ягодицах на фоне умеренной гиперемии папулезные элементы. Глубокие складки не вовлечены. Зуда нет.

В общем анализе крови в возрасте 1 мес.: гемоглобин — 132 г/л, эритроциты — 4,0×1012, цветной показатель — 0,9; лейкоциты — 8,2×109; эозинофилы — 2, палочкоядерные нейтрофилы — 2, сегментоядерные — 18, лимфоциты — 74, моноциты — 4, СОЭ — 4 мм.

В копрограмме: консистенция — кашицеобразная, цвет — желтый, запах — каловый, нерезкий, pH — слабокислая, обнаружена слизь; крови, непереваренной пищи не обнаружено. Микроскопическое исследование кала: слизь — умеренно, лейкоциты — 0–5 в слизи, других ингредиентов не обнаружено.

Диагностирован пеленочный дерматит. Даны советы по рациональному питанию кормящей мамы и ведению пищевого дневника. Для ухода за кожей рекомендована мазь Бепантен после каждой смены подгузника. Осмотр через 5 дней показал положительный эффект с восстановлением розовой чистой кожи и удовлетворительное состояние.

В данном случае пеленочный дерматит возник у ребенка с высоким риском развития аллергических заболеваний. Раннее начало на первом месяце жизни говорит об уязвимости кожи. Эпизоды ее повреждения могут служить пусковым фактором развития воспаления, в т. ч. аллергического. Восстановление целостности и функции эпидермального барьера имеет протективное значение в отношении развития хронической патологии. Длительное применение Бепантен мази для сохранения полноценности кожного покрова в данном случае является оправданным.

Таким образом, необходимо подчеркнуть, что новые данные о морфологии и функции кожи в различных периодах ее зрелости в разном возрасте позволяют раскрывать механизмы ее повреждения, создавать необходимые средства ухода за кожей. Пеленочный дерматит представляет частую воспалительную реакцию кожи у младенцев. Подгузник, закрывая кожную поверхность, создает условия для внешнесредового воздействия, способствующие раздражению кожи, которое начинается с повреждения кожного барьера, вызванного компонентами мочи и испражнений. Поддержание целостности кожного барьера протективными кремами вместе с частой сменой подгузника является эффективной превентивной стратегией.

Литература
  1. Stamatas G.N., Tierney N. K. Diaper dermatitis: etiology, manifestations, prevention, and management // Pediatric dermatology. 2014 Jan-Feb. Vol. 31 (1). Р. 1–7.
  2. Ravanfar P., Wallace J.S., Pace N. C. Diaper dermatitis: a review and update // Curr Opin Pediatr. Aug 2012. Vol. 24 (4). Р. 472–479.
  3. Jordan W.E. et al. Diaper dermatitis: frequency and severity among a general infant population // Pediatr Dermatol. 1986 Jun. Vol. 3 (3). Р. 198–207.
  4. Heimall L.M. et al. Beginning at the bottom: evidence-based care of diaper dermatitis// MCN American journal of maternal child nursing. 2012 Jan-Feb. Vol. 37 (1). Р. 10–16.
  5. Stamatas G. N. Infant skin microstructure assessed in vivo differs from adult skin in organization and at the cellular level // Pediatric Dermatology. 2010. Vol. 27 (2). Р. 125–131.
  6. Brandner J.M. et al. Organization and formation of the tight junction system in human epidermis and cultured keratinocytes // Eur. J. Cell Biol. 2002. Vol. 81 (5). Р. 253–263.
  7. Coderch L. et al. Ceramides and skin function // Am. J. Clin. Dermatol. 2003. Vol. 4 (2). Р. 107–129.
  8. Hoeger P.H., Enzmann, C. C. Skin physiology of the neonate and young infant: a prospective study of functional skin parameters during early infancy // Pediatr. Dermatol. 2002. Vol. 19 (3). Р. 256–262.
  9. Stamatas G.N. et al. Infant skin microstructure assessed in vivo differs from adult skin in organization and at the cellular level ] // Pediatr. Dermatol. 2010. Vol. 27 (2). Р. 125–131.
  10. Nikolovski J. et al. Barrier function and water-holding and transport properties of infant stratum corneum are different from adult and continue to develop through the first year of life // J. Invest. Dermatol. 2008. Vol. 128 (7). Р. 1728–1736.
  11. Darlenski R. et al. Infant epidermal skin physiology: adaptation after birth // Br J Dermatol. 2012 Mar. Vol. 166 (3). Р. 483–490.
  12. Mack M.C. et al. Development of solar UVR-related pigmentation begins as early as the first summer of life // The Journal of Investigative Dermatology. 2010. Vol. 130 (9). Р. 2335–2338.
  13. Giusti F. et al. Skin barrier, hydration, and pH of the skin of infants under 2 years of age // Pediatric Dermatology. 2001. Vol. 18 (2). Р. 93–96.
  14. Agache P. et al. Sebum levels during the first year of life // The British Journal of Dermatology. 1980. Vol. 103 (6). Р. 643–649.
  15. Capone K.A. et al. Diversity of the human skin microbiome early in life // The Journal of Investigative Dermatology. 2011. Vol. 131 (10). Р. 2026–2032.
  16. Rowe J., McCall E., Kent B. Clinical effectiveness of barrier preparations in the prevention and treatment of nappy dermatitis in infants and preschool children of nappy age // International Journal Evidence Based Healthcare. 2008. Vol. 6 (1). Р. 3–23.
  17. Odio M.R. et al. Continuous topical administration of a petrolatum formulation by a novel disposable diaper. 2. Effect on skin condition // Dermatology. 2000. Vol. (3). Р. 238–243.
  18. Atherton D., Mills K. What can be done to keep babies' skin healthy? // RCM Midwives. 2004 Jul. Vol. 7 (7). Р. 288–290.
  19. Ward D.B. et al. Characterization of diaper dermatitis in the United States // Arch Pediatr Adolesc Med. 2000. Vol. 54. Р. 943–946.
  20. Railan D. et al. Pediatricians who prescribe clotrimazole-betamethasone dipropionat (Lotrisone) often utilize it in inappropriate settings regardless of their knowledge of the drug’s potency // Dermatol Online J. 2002. Vol. 8. Р. 3.
  21. Shin H. T. Diaper dermatitis that does not quit // Dermatol Ther. 2005. Vol. 18. Р. 124–135.
  22. Baer E.L., Davies M.W., Easterbrook K. J. Disposable nappies for preventing napkin dermatitis in infants // Cochrane Database of Systematic Reviews. 2006. Vol. 19 (3). CD004262.
  23. Gfatter R., Hackl P., Braun F. Effects of soap and detergents on skin surface pH, stratum corneum hydration and fat content in infants // Dermatology. 1997. Vol. 195 (3). Р. 258–262.
  24. Lavender T. et al. Effect on skin hydration of using baby wipes to clean the napkin area of newborn babies: assessor-blinded randomised controlled equivalence trial // BMC Pediatr. 2012. Vol. 12. Р. 59.
  25. Xhauflaire-Uhoda E. et al. Electrometric assessment of the effect of a zinc oxide paste in diaper dermatitis // Int J Cosmet Sci. 2009. Vol. 31. Р. 369–374.
  26. Adam R. Skin care of the diaper area // Pediatr Dermatol. 2008. Vol. 25. Р. 427–433.
  27. Arad A. et al. Efficacy oftopical application of eosin compared with zinc oxide paste and corticosteroid cream for diaper dermatitis // Dermatology. 1999. Vol. 199. Р. 319–322.
  28. Adalat S., Wall D., Goodyear H. Diaper dermatitis-frequency and contributory factors in hospital attending children // Pediatr Dermatol. 2007. Vol. 24. Р. 483–488.
  29. Ebner F. et al. Topical use of dexpanthenol in skin disorders // Am J Clin Dermatol. 2002. Vol. 3(6). Р. 427–433.
  30. Radtke M.A. et al. Efficacy and patient benefit of treatment of irritated skin with ointments containing dexpanthenol: health services research (observational study) on self-medication in a pharmaceutical network // Hautarzt. 2009 May. Vol. 60 (5). Р. 414–419.
  31. Biro K. et al. Efficacy of dexpanthenol in skin protection against irritation: a double-blind, placebo-controlled study // Contact Dermatitis. 2003 Aug. Vol. 49 (2). Р. 80–84.
  32. Wananukul S. et al. Comparison of dexpanthenol and zinc oxide ointment with ointment base in the treatment of irritant diaper dermatitis from diarrhea: a multicenter study // J Med Assoc Thai. 2006 Oct. Vol. 89 (10). Р. 1654–1658.
  33. Чебуркин А.В., Заплатников А. Л. Пеленочный дерматит: профилактика и лечение // РМЖ. 2009. № 15. С. 970–974.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak