Пренатальная и постнатальная профилактика и коррекция дефицита микроэлементов у детей

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №19 от 03.10.2001 стр. 809
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Щеплягина Л.А. Пренатальная и постнатальная профилактика и коррекция дефицита микроэлементов у детей // РМЖ. 2001. №19. С. 809

Научный центр здоровья детей РАМН



Состояние здоровья населения, в первую очередь детей, в значительной степени определяется питанием. Здоровым следует считать питание, обеспечивающее нормальный рост, развитие ребенка, профилактику заболеваний и устойчивость к воздействию неблагоприятных факторов внешней среды (В.И.Покровский, В.А.Княжев, В.А.Тутельян и др., 1998г.). В настоящее время очевидно, что полноценное питание определяется не только энергетической ценностью пищи, сбалансированностью рациона по белкам, жирам, углеводам, но и обеспеченностью микроэлементами (МЭ).

О биологическом, особенно клиническом значении микроэлементов пока еще мало знают и врачи. В то же время кризис, связанный с недостаточностью микронутриентов, в том числе микроэлементнов, вполне реален и серьезно угрожает детям и грядущим поколениям. По данным (UNICEF, The State of the world’s children, 1998), дефицит микроэлементов стоит странам в среднем до 5% от валового национального продукта (снижение производительности труда, инвалидность, потерянные жизни).

 

Недостаточность микроэлементов опасна тем, что длительно не проявляется клинически ("скрытый голод").

Недостаточность микроэлементов опасна тем, что длительно не проявляется клинически. Это – так называемый «скрытый голод». Вместе с тем существует необходимость идентифицировать клинические эквиваленты того или иного дефицитного состояния. Дело в том, что недостаток каждого микроэлемента может привести к вполне конкретной катастрофе обмена веществ.

Наиболее подвержены развитию микроэлементной недостаточности плод, дети до трехлетнего возраста, женщины во время беременности и лактации.

Развитие организма наиболее активно осуществляется до 18 месяцев жизни, поэтому пищевой статус беременной и лактирующей женщины имеет огромное значение для здоровья ребенка. Важно, однако, иметь в виду, что целый ряд важнейших процессов морфофункционального созревания клеток крови, мозга, костей продолжается до 2–3 лет. Так, например, мозговые клетки плода начинают интенсивно делиться с третьей недели внутриутробного развития. В норме уже к 13 неделе ребенок имеет около 100 миллионов нейронов, соединенных синапсами. Между тем активное формирование нейрональных связей, которые определяют физическое, умственное и когнитивное развитие в дальнейшем, происходит до 2,5 лет.

Качественные и количественные процессы становления органов и систем ребенка в последующие годы в значительной мере зависят от зрелости новорожденного, его массы при рождении.

В мире ежегодно рождается около 24 млн. низковесных детей (< 2,5 кг), что составляет 17% от всех новорожденных (UNICEF, 1998). Появление маловесных детей очень часто связано с недостаточным питанием матери, в том числе с дефицитом микроэлементов. Низковесные дети имеют большой риск нарушений формирования познавательной сферы, отставания роста, развития болезней, инвалидности, других ограничений социальных функций и даже смерти, что подчеркивает особую значимость МЭ для жизни и здоровья.

Дефицит каждого из 15 эссенциальных МЭ имеет значение для человека. В то же время наиболее тяжелые последствия для здоровья критических групп населения имеет дефицит железа, йода, цинка.

Оказывая однонаправленное негативное воздействие на ключевые процессы роста, развития, дифференцировки тканей мозга, мышц, кроветворной, иммунной, репродуктивной систем, дефицит этих микроэлементов может иметь катастрофические последствия в виде репродуктивных потерь, тяжелых болезней, нарушений нормального физического и психического развития.

Именно поэтому стратегия здорового питания требует прежде всего профилактики дефицита МЭ.

Железо

Железо относится к числу незаменимых МЭ. До 75–80% его содержится в гемоглобине, 20–25% железа является резервным, 5–10% входит в состав миоглобина, около 1% содержится в дыхательных ферментах, катализирующих процессы дыхания в клетках и тканях. Железо входит в состав более 70 ферментов, обладающих активными биологическими свойствами.

Основные функции железосодержащих биомолекул:

• транспорт электронов (цитохромы, железосеропротеиды);

• транспорт и депонирование кислорода (миоглобин, гемоглобин и др.);

• участие в образовании активных центров окислительно–восстановительных ферментов.

Одно из наиболее значимых клинических состояний человека – дефицит железа. Форма его разнообразна: от латентных состояний до типичных органных и тканевых повреждений, значительного снижения защитных и жизненных сил организма, стойкой потери трудоспособности и даже летальных исходов.

Наиболее распространенной формой железодефицитных состояний является железодефицитная анемия (ЖДА). Анемией страдают до 30% детей и 40% беременных женщин. Наибольшее распространение железодефицитные состояния имеют среди девушек–подростков и женщин репродуктивного возраста (30–39 лет). По мнению специалистов, анемия является поздней стадией железодефицитных состояний. Одним из серьезных вопросов в этой проблеме является оценка влияния ЖДА на нервно–психическое развитие ребенка. К сожалению, эти аспекты мало знакомы практическим врачам. В то же время известно, что ЖДА отрицательно влияет на развитие высших психических функций растущего организма и поведение ребенка.

У детей раннего возраста железодефицитная анемия проявляется быстрой утомляемостью, снижением способности к концентрации внимания, ослаблением психоэмоциональных реакций, в первую очередь положительных. В конечном счете это ограничивает функциональные составляющие общения и социальной интеграции.

У детей дошкольного возраста железодефицитная анемия сопровождается ослаблением когнитивных функций (памяти, внимания, абстрактного мышления), прогрессирующей интеллектуальной недостаточностью.

У школьников с ЖДА и перенесших анемию в раннем возрасте отмечаются существенные трудности с устным и письменным изложением мысли, повышенная возбудимость, неадекватные формы поведения.

Суточная потребность в железе зависит от возраста и физиологического состояния организма. Оптимальный источник железа для грудных детей – грудное молоко. Содержание железа в грудном молоке относительно низкое, однако оно хорошо усваивается. Содержание железа в смесях для искусственного вскармливания не допускается ниже 0,15 мг на 100 ккал. В среднем содержание железа в формулах колеблется от 8 до 10 мг на литр. Уровень обеспеченности железом во время подросткового периода, до беременности, во время беременности и в постнатальном онтогенезе оказывает взаимообусловленное влияние на систему мать – плод – новорожденный – дети раннего и дошкольного возраста – подростки.

Цинк

Цинк является эссенциальным микроэлементом. Его эапасы в организме взрослого человека невелики – 1,2–2 грамма. Цинк представлен во всех органах и тканях. Внутриклеточный цинк содержится в основном в мышцах, печени, костной ткани, простате, глазном яблоке (98%). Наибольшее количество этого микроэлемента (62,6%) – в скелетных мышцах.

В настоящее время есть данные, что Zn входит в состав более чем 300 металлоферментов, участвующих в самых различных метаболических процессах, включая синтез и распад углеводов, жиров, белков, ДНК, РНК. Действие таких гормонов, как инсулин, кортикостероиды зависит от этого микроэлемента. Цинк играет важнейшую роль в размножении и росте клеток, стабилизации клеточных мембран, процессах регенерации, развитии вторичных половых признаков, влияет на сперматогенез, образование антител, активных лимфоцитов, массу вилочковой железы, развитие мозга. Особый интерес к цинку связан с его участием в нуклеиновом обмене, процессах стабилизации компонентов клеточных мембран.

Всасывание цинка и его транспорт в организме осуществляются с помощью металлопротеинов, вырабатываемых в слизистой оболочке кишечника, почках, печени. У грудных детей в абсорбции цинка принимает участие простагландин Е2, содержащийся в материнском, но отсутствующий в коровьем молоке. Относительно лучшее всасывание Zn из грудного молока связано еще с особенностью концентрации в нем отдельных белков, особенно лактоферрина и альбумина. Из пищи, бедной цинком, усваивается 85% общего его содержания; из пищи с достаточным его содержанием – 10–30% .

Токсичность цинка невелика. При введении избытка цинка он не кумулируется, а выводится. Поэтому для практической медицины большое значение имеют цинкдефицитные состояния. Потребность в цинке зависит от возраста и физиологического состояния организма и колеблется от 3 мг до 25 мг.

Цинкдефицитные состояния имеют некоторые клинические особенности в зависимости от этапа развития организма.

Цинк играет заметную роль в развитии эмбриона и плода. В этой связи представляется чрезвычайно важным полноценное обеспечение беременной женщины этим микроэлементом. Беременные женщины нуждаются в ежедневном поступлении 20–30 мг цинка при 10% его усвояемости и в 15 мг – при 20%.

Суммарная потребность в Zn за всю беременность составляет 373 мг. Для постнатального обеспечения ребенка цинком он должен поступать к ребенку с грудным молоком в достаточном количестве.

Чтобы плод и ребенок в последующие годы не страдал от последствий дефицита цинка, беременная и кормящая женщина не должна испытывать дефицита цинка в ежедневном рационе. О биологической значимости цинка для течения беременности и развития плода свидетельствует клиническая эффективность его применения при Zn–дефицитном статусе беременных.

Доношенный новорожденный начинает жизнь без запасов цинка в организме, поэтому он целиком зависит от адекватного его поступления с пищей в количестве, достаточном для обеспечения потребностей постнатального периода. Считают, что пищевая потребность в цинке в раннем возрасте колеблется от 3 до 5 мг в день.

Уровень обеспеченности цинком в период новорожденности тесно связан с его достаточностью в последующие годы жизни ребенка. Нередко дети, испытавшие дефицит Zn в первые месяцы жизни, имеют в дальнейшем трудности обучения в школе. Цинк важен на всех этапах жизни человека, поэтому анализ обеспеченности цинком следует проводить не только у беременных и кормящих женщин и детей раннего возраста, но и среди лиц групп риска по дефициту этого микроэлемента.

Йод

Йод является эссенциальным, то есть жизненно необходимым микроэлементом. Биологическое значение йода трудно переоценить. Он составляет основу гормонов щитовидной железы, которые влияют на энергетический, углеводный, жировой обмен, иммунные механизмы, рост, психическое, половое развитие, адаптацию, словом, на качество жизни человека. У ребенка, в силу интенсивности метаболических процессов, потребности в йоде особенно велики. Прямо или опосредованно уровень его потребления определяет возможности ребенка реализовать генетическую программу интеллектуального, физического развития, обеспечить устойчивость к факторам внешней среды и болезням.

У ребенка, в виду интенсивности процессов роста, потребности в йоде особенно велики.

Дефицит йода является проблемой общественного здоровья. Он приводит к серьезным нарушениям в организме человека, особенно в критических группах: дети первых трех лет жизни, беременные, кормящие и лактирующие женщины.

В условиях нынешнего всплеска напряженности зобной эндемии увеличилось число женщин, имеющих дисфункцию щитовидной железы до беременности, во время беременности и родов. По данным официальной статистики, темп прироста частоты дисфункций щитовидной железы у этой группы населения за 1991 – 1999 гг. составил более 600 %. Увеличение частоты нарушений функционального состояния щитовидной железы в эндемичных районах может быть причиной более высокой младенческой, перинатальной смертности, мертворождаемости, осложнений беременности и родов.

Пренатальная недостаточность йода и тиреоидных гормонов отрицательно влияет на состояние здоровья детей после рождения.

Наиболее тяжелые последствия для здоровья имеет дефицит железа, йода и цинка.

Зоб и гипотиреоз, персистирующие в йоддефицитных районах, усугубляют негативные тенденции в состоянии здоровья детей, сформировавшиеся на фоне пренатальной недостаточности йода, повышают частоту осложнений течения беременности и родов, уровень младенческой смертности, заболеваемости и нвалидности.

Более высокая (10–30%) распространенность гипотиреоза среди детей йоддефицитных регионов может привести к общему снижению парциальных функций мозга, ответственных за интеллект, легким формам умственной отсталости. Если не проводить йодную профилактику среди населения с распространенностью зоба более 10%, то у родившихся в этой популяции детей показатели интеллекта будут на 15 пунктов ниже. Помимо нарушения психических функций, у детей в условиях йодного дефицита повышается заболеваемость, ухудшается состояние репродуктивной системы у подростков, снижаются антропометрические показатели.

У взрослых йодный дефицит проявляется также широким спектром проблем: от болезней щитовидной железы, снижения умственной и физической работоспособности до бесплодия.

Профилактика и коррекция дефицита МЭ

В настоящее время достаточно четко сформулированы подходы к профилактике и коррекции дефицита МЭ. Наиболее оптимальными считаются методы пищевой профилактики и коррекции, поскольку они являются физиологичными. Это не исключает применения витаминно–минеральных комплексов. Совершенно очевидно, что главным принципом профилактики недостаточности МЭ у детей необходимо считать проведение ее в пре– и постнатальный период. Для этого необходимо сконцентрировать усилия на критических группах населения (беременные, лактирующие женщины, дети до 3–х лет жизни, девочки–подростки). Это определяется тем, что в эти периоды необходимо формировать опережающее предобеспечение нутриентами, важными в биологическом плане. Такой подход позволит обеспечить полноценный цикл непрерывного обеспечения МЭ растущего организма.

В условиях реального риска развития дефицита эссенциальных МЭ в первую очередь необходимо обеспечить их достаточное поступление беременным и кормящим женщинам, детям первых трех лет жизни и подросткам. При отсутствии возможностей обеспечения беременной и кормящей богатого МЭ рациона, можно использовать назначение специальных продуктов питания, а при необходимости – витаминно–минеральные комплексы и даже моно– и комбинированные фармацевтические средства.

Для детей грудного возраста лучшим продуктом является грудное молоко.

Однако надо иметь в виду, что 70% детей в России с 4 месяца жизни находятся на искусственном вскармливании. Искусственное вскармливание может обеспечить гармоничное развитие только при применении адаптированных молочных смесей, максимально приближенных по своему составу к грудному молоку, в том числе и по основным микроэлементам (железо, йод, цинк). Надо иметь в виду, что МЭ лучше всасываются из смесей, достаточных по калорийности, оптимальных по белковому составу, содержащих витамины .

У детей после 3 лет, у подростков в силу особенностей поведения, отношения к еде трудно расчитывать, что питание окажется надежным источником поступления витаминов и МЭ. Поэтому следует шире использовать мультивитаминные комплексы, которые, в частности, внесут положительной вклад в здоровье девушек, вступающих в репродуктивный возраст.

Таким образом, обеспечение эссенциальными микроэлементами является неотъемлемой частью формирования здоровья всех групп населения, и в этой связи можно с полным основанием говорить о значимости этого фактора для общего прогресса.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak