Продукты с пробиотиками – поддержка концепции функционального питания детей

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №5 от 10.03.2010 стр. 248
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Кожевникова Е.Н., Усенко Д.В., Елезова Л.И., Николаева С.В. Продукты с пробиотиками – поддержка концепции функционального питания детей // РМЖ. 2010. №5. С. 248

Согласно современной концепции функционального питания, пища должна быть не только источником основных питательных веществ, но и других биологически активных и необходимых организму субстанций, в отношении которых доказана положительная клиническая эффективность и которые не наносят вреда при постоянном (ежедневном) употреблении здоровыми людьми [1]. Место функционального питания исследователи определяют как среднее между обычным рационом и диетическим питанием. Лидером в разработке функциональных продуктов питания является Япония – там, например, выпускается целая линия продуктов, полезных для здоровья, c маркировкой «Food for Specified Health Use» [2]. В мировом масштабе идет постоянная работа по созданию новых продуктов функционального питания, обладающих как широким спектром применения, так и узкой направленностью на конкретный орган, систему, заболевание. Ведущая тенденция в детском питании на сегодняшний день – употребление в пищу готовых продуктов, приготовленных путем щадящей кулинарной обработки и обогащенных физиологически функциональными пищевыми ингредиентами (витаминами, макро– и микроэлементами, пробиотиками и др.) с гарантированной микробиологической безопасностью на весь срок хранения. По данным FAO/ВОЗ и ILSE (International Life Science Institute), под термином «пробиотики» понимают «живые микроорганизмы, по­лез­ные для здоровья», их обычно используют в виде ле­кар­ственных препаратов, пищевых добавок или включают в состав продуктов питания [3]. Пробиотические бактерии различных штаммов для оказания разнопланового действия наиболее часто добавляют в молочные или злаковые продукты.

Тем не менее лучшим питанием для здоровья новорожденного малыша остается естественное вскармливание не менее 6 мес. Это наиболее адекватное и оптимально сбалансированное для его возраста питание. Совсем недавно было доказано, что грудное молоко нестерильно и содержит в небольшой концентрации определенные штаммы бактерий, которые поступают в желудочно–кишечный тракт (ЖКТ) и способны оказывать множественные эффекты на организм ребенка [4,5]. Вскармливание грудным молоком, как и дополнительное использование пробиотиков, способствует: 1) заселению кишечника младенцев необходимыми бифидо– и лактобактериями [6]; 2) снижению риска развития острых кишечных инфекций (ОКИ) и острых респираторных заболеваний (ОРЗ) [7]; 3) здоровому созреванию и функциональной адаптации иммунной системы, снижению частоты аллергических заболеваний [8], ожирения [9,10] и др.
На сегодня накоплен богатый опыт применения пробиотиков у детей всех возрастов, доказана их клиническая эффективность в лечении следующих заболеваний: непереносимость лактозы [11], антибиотик–ассоциированная диарея [12,13,14], атопические заболевания [15,16], ротавирусный гастроэнтерит у детей [17], неспецифический язвенный колит и болезнь Крона. Совсем недавно стали появляться доказательные работы об их благотворном влиянии на детей различных возрастных групп, в том числе первого полугодия жизни. Остановимся на них подробнее.
Известно, что кишечник человека – это своеобразное вместилище огромного числа иммунокомпетентных клеток и просветной микрофлоры, что создает предпосылки для выраженного влияния на иммунитет ребенка. Постнатальная колонизация кишечника зависит от условий протекания родов, уровня гигиены, материнской микрофлоры и типа вскармливания: естественное, смешанное или искусственное. Наибольшее изменение по своему составу микрофлора ребенка претерпевает в раннем возрасте с 2 критическими периодами: при рождении и в период введения прикорма, что связано с пищеварительными и физиологическими особенностями [18]. Исследованиями на гнотобионтных животных было доказано стимулирующее влияние интестинальной микрофлоры на развитие местного иммунитета кишечника и уровень системных антител, что и подвело к идее применения пробиотических штаммов бактерий для лечения иммуно–опосредованных реакций путем поддержания оптимального баланса микрофлоры. Так, например, в исследовании M. Rinne et al. (2005, Финляндия) женщины в последние 4 нед. перед родами и затем 96 здоровых новорожденных в течение 6 мес. (независимо от вида вскармливания) получали пробиотик на основе Lactobacillus rhamnosus в дозе 1•106 КОЕ или плацебо–препарат [19]. В 3, 6 и 12 мес. у них оценивали микробиоценоз кишечника и показатели гуморального иммунитета. Дети в обеих группах были сравнимы по показателям срока рождения (39 нед. в основной и 40 нед. – в группе сравнения) и весу тела при рождении (3577 г и 3666 г соответственно). Средняя продолжительность исключительно грудного вскармливания была 2,6 мес., смешанного – 6,9 мес. В 6 мес. у 46 из 96 детей (48%) в питании преобладало женское молоко, у 43 де­тей (45%) – адаптированная смесь на основе коровьего молока, 4 (4%) младенца употребляли частичный белковый гидролизат, 3 (3%) – полный белковый гидролизат. При обследовании состава микрофлоры было выявлено, что общее количество фекальной микрофлоры достоверно снижалось у детей с 3 до 12 мес. (р<0,001) в обеих группах. В возрасте до 3 мес. количество бифидобактерий было достоверно выше в группе детей, кормившихся грудью, по сравнению с теми, кто не получал грудное молоко – 1,8•109 vs 4,4•108 КОЕ/г (р<0,001). Такое же преимущество по количеству бифидобактерий (р=0,1) и лактобактерий (р<0,001) имели дети на грудном или смешанном вскармливании вплоть до 6 мес. В 12 мес. различий уже не наблюдалось. Авторами было выявлено значительное влияние суммарного действия двух факторов (применения пробиотика и грудного вскармливания) на уровень иммуноглобулинов (Ig) в сыворотке крови. В возрасте 3 мес. общее количество IgG было более высоким у младенцев, получавших грудное молоко и пробиотик, и составило 1210 мкг/мл (942–1553 мкг/мл) по сравнению с детьми на естественном вскармливании, которые получали плацебо – 1196 мкг/мл (871–1643 мкг/мл) (р=0,05). В 12 мес. общие уровни IgM, IgA, IgG были более высокими у тех младенцев, которые были исключительно на грудном вскармливании более 3 мес. и получали пробиотик, по сравнению с теми, кто кормился грудью и получал плацебо (р=0,005, р=0,03, р=0,04 соответственно). В заключение исследования авторы сделали вывод, что использование пробиотиков в диете матери перед родоразрешением и у младенцев на грудном вскармливании положительно влияет на процесс созревания иммунитета кишечника.
Общеизвестно, что у детей, получающих грудное молоко, количество условно–патогенных микроорганизмов в микрофлоре кишечника значительно меньше по сравнению с детьми, получающими искусственные смеси. Это рассматривается как возможный механизм защиты от инфекции. В качестве доказательства этого можно привести данные исследования, проведенного в 2005 г. в Израиле [20]. 201 здоровый ребенок в возрасте от 4 до 10 мес. получали различные продукты: группа 1–я – молочную смесь с Bifidobacterium lactis (73 ребенка), 2–я группа – молочную смесь с Lactobacillus reuteri (68 чел.), 3–я группа (группа сравнения) – молочную смесь без пробиотиков (60 чел.). Концентрация пробиотиков в смесях составляла 1•107 КОЕ/мл. У детей фиксировали количество случаев и число дней с температурой тела выше 38°С, длительность диареи и респираторного заболевания. В ходе исследования было установлено, что у детей, получавших молочную смесь без пробиотиков, регистрировалось значительно большее число эпизодов лихорадки на одного участника (в среднем 0,41 [95% доверительный интервал 0,28–0,54]) и диареи (0,31 [0,22–0,40]) по сравнению с группами, вскармливаемыми смесями с пробиотиками: B. Lactis (0,27 [0,17–0,37] и 0,13 [0,05–0,21]) и L. reuteri (0,11 [0,04–0,18] и 0,02 [0,01–0,05]). Продолжительность диареи также была больше в группе сравнения – 0,59, 0,37 и 0,15 дня соответственно. При сравнении групп с пробиотиками между собой было отмечено, что у детей, получавших смесь с L. reuteri, длительность лихорадки (0,17), число обращений к врачу (0,23), длительность отсутствия в яслях (0,14) и частота антибиотикотерапии (0,06) были значительно меньше, чем в группе B. Lactis (0,86, 0,51, 0,41, 0,21, соответственно) и в группе сравнения (0,83, 0,55, 0,43, 0,19). Данное исследование явилось первым сравнительным исследованием по эффективности продуктов с разными пробиотическим штаммами для профилактики инфекционных заболеваний среди детей 1–го года жизни. При этом назначение L. reuteri, по данным авторов, было более эффективным.
В еще одном исследовании ученые из Туринского университета пытались связать частоту возникновения кишечных колик у младенцев с составом микрофлоры и изучить роль Lactobacillus reuteri в терапии данного состояния у новорожденных [21]. До последнего времени доказанный эффект купирования этого состояния принадлежал дицикловерину, а также симетикону. F. Savino с коллегами установили, что в кишечной микрофлоре у 83 детей на естественном вскармливании, страдающих коликами, в гораздо меньшем количестве содержатся лактобактерии и более часто – анаэробные грамотрицательные микроорганизмы. В течение 28 дней 41 ребенок получал пробиотик L. reuteri в дозе 108 КОЕ (5 капель масляной суспензии 1 раз/сут.). Дети из группы сравнения (42 ребенка) получали суспензию симетикона по 60 мг/сут. Через месяц симптомы проявления колик значительно снизились у 95% младенцев исследуемой группы по сравнению с группой сравнения, где только 7% детей ответили на терапию симетиконом (p<0,001). Продолжительность детского плача в обеих группах исходно была 197 мин./сут., а уже через 7 дней в исследуемой группе уменьшилась до 159 мин./сут., в группе сравнения – только до 177 мин./сут. (р<0,005). Безопасность и отсутствие противопоказаний к использованию L. reuteri делает этот способ альтернативой всем другим методам медикаментозного лечения колик у младенцев на грудном вскармливании.
В настоящее время широко проводятся исследования по изучению влияния пробиотических бактерий на метаболизм организма, в частности при ожирении. Все чаще пробиотики применяют для производства продуктов питания, парафармацевтических и медицинских продуктов с целью контроля прибавки веса, профилактики ожирения, уменьшения пищевой нагрузки, связывания и выведения избытков жиров, улучшения энергетического метаболизма, снижения инсулинорезистентности. Ожирение – одно из наиболее тяжелых заболеваний современности, которого можно избежать путем формирования навыков правильного питания. Неко­то­рые пробиотические штаммы способны оказывать по­ложительный эффект на уровень холестерола и вслед­ствие этого при регулярном употреблении в пищу молочных продуктов, ферментированных, например, протеолитической лактобактерией, способствуют снижению артериального давления. Широко известный штамм Lactobacillus rhamnosus GG оказывает множественные эффекты на иммунную систему, воспаление, апоптоз, клеточный рост и дифференцировку, клеточную адгезию и транскрипцию за счет изменения экспрессии генов в тонкой кишке. Однако его влияние на уровень энергии, жиров, глюкозы или метаболизм инсулина до настоящего времени не выявлено [22]. И, на­против, подобная активность была отмечена у другой группы специально выделенных пробиотических штаммов из группы лактобактерий – Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus casei и Bifidobacterium lactis, но самым предпочтительным является штамм Lactobacillus casei F19 (LMG P–17806), применение которого в продуктах питания официально запатентовано (WO 99/29833). Все 3 штамма успешно приживаются в продуктах и уже показали хорошие результаты по прохождению кислотного барьера в желудке и пассажу по кишечнику. Однако именно ежедневное употребление продуктов, обогащенных данными штаммами, помогает контролировать вес, бороться с метаболическими нарушениями и ожирением, повышает чувствительность к инсулину. Дан­ные эф­фекты были исследованы в целом ряде клинических испытаний [23–25]. Кроме того, in vitro был доказан иммуномодулирующий эффект штамма Lactobacillus casei F 19 [26].
В последние годы экспериментальные доказательства влияния пробиотиков на иммунологическую реактивность организма человека получили свое практическое применение, в частности для повышения эффективности вакцинального иммунного ответа. Установ­лено, что одновременное применение лактобактерий GG достоверно увеличивало иммуногенность оральной ротавирусной вакцины [27]. Совместный пероральный прием данных бактерий и сальмонеллезной вакцины создавали тенденцию к увеличению уровня специфического IgA по сравнению с плацебо [28]. Подобное действие пробиотиков на организм детей раннего возраста, усиливающих реакцию иммунной системы, было описано и для парентеральных вакцин [29,30].
В 2007 г. в Швеции было проведено клиническое исследование по применению каш, обогащенных пробиотическим штаммом Lactobacillus casei F19 (LMG P–17806) (далее – LF19), у детей раннего возраста в период введения прикорма для профилактики иммуноопосредованных заболеваний, в том числе ОРЗ и ОКИ [31]. В исследование вошли 179 здоровых доношенных детей от 4 до 13 мес. жизни, рожденных естественным путем, без проявлений атопии в анамнезе и не получавших до этого каких–либо медицинских препаратов, влияющих на состав кишечной микрофлоры. Дети были разделены на 2 сопоставимые группы: получавшие каши с пробиотиком LF19 с 4 мес. и идентичные каши без пробиотического воздействия. С 4 до 6 мес. применялась рисовая каша, с 6 до 13 мес. – пшеничная, минимум 1 порция в день (108 КОЕ лактобактерий). Имму­ни­зация детей осуществлялась в декретированные сроки (3, 5,5 и 12 мес. жизни) вакцинами DTaP (diphtheria and tetanus toxoid and acellular pertussis), Рolio and Hib–conjugate vaccines (Infanrix Polio + Hib, GlaxoSmith Kline). Родители вели ежедневные записи в дневниках, где отмечали число кормлений исследуемым продуктом, консистенцию и частоту стула, а также симптомы заболеваний, если они возникали (кашель, насморк, подъем температуры, жидкий стул и др.). Детям осуществляли забор венозной крови в 5,5, 6,5, 12 и 13 мес. для определения напряженности иммунитета против специфических антигенов – вакцин. Анализ кала на состав микрофлоры осуществлялся в начале исследования, в 6,5, 9 и 13 мес.
В исследовании не было получено разницы по частоте и консистенции стула (в сутки) у детей между группами. При бактериологическом анализе кала специфические бактерии LF19 были выделены у 1 ребенка из исследуемой группы до начала исследования и у 4 де­тей из группы сравнения в процессе приема продукта. В исследуемой группе данный штамм выделялся у 90% детей в 6,5 мес., у 85% – в 9 мес. и у 71% – в 13 мес. У 64% детей, получающих обогащенный продукт, бактерии группы LF19 выделялись в течение всего времени исследования, но у 2 детей были случаи, когда бактерии не выявлялись.
При анализе заболеваемости не было выявлено разницы у младенцев между группами по числу дней с повышенной температурой тела, с признаками респираторных инфекций или диареей, но по числу дней приема антибактериальных препаратов (АБ) у детей между группами была достоверная разница.
Для оценки влияния питания на состояние поствакцинального иммунитета у детей исследовались уровни IgG к двум белковым антигенам (дифтерийному и столбнячному токсинам) и одному полисахаридному (Hib). Было выявлено, что наиболее сильно уровни IgG к данным антигенам повышались после 3–й вакцинации по сравнению со 2–й. Однако между группами детей до­сто­верных различий авторы не выявили. Поскольку грудное вскармливание, равно как и его отсутствие, оказывает значительное влияние на гуморальный иммунитет, детей разделили на группы в зависимости от того, как долго они получали грудное молоко: более 6 мес. или менее. Кроме того, изучалось влияние именно включения LF19 в питание детей, т.е. оценивали заселение (колонизацию) кишечника детей данным штаммом: дети, которые трижды в исследовании в декретированные сроки выделяли эти бактерии («колонизированная группа»), и «неколонизированные» дети, у которых их обнаруживали менее чем в трех анализах кала. Ока­за­лось, что уровень антидифтерийных антител был выше в группе «колонизированных» детей (p=0,024).
Последующие анализы демонстрировали повышение концентрации антидифтерийных антител через 4 нед. после 2–й дозы (p=0,044) в исследуемой группе детей. Причем наиболее выраженный эффект был у младенцев, которые получали пробиотики и вскармливались грудным молоком менее 6 мес.: у них определялись достоверно более высокие титры антител после 2–й (p=0,018) и перед 3–й вакцинацией (p=0,048). Другими словами, эффект был более выраженным у детей, которые не получали грудное молоко после 6 мес., причем он не зависел ни от исследуемого продукта, ни от выраженности «колонизации» ребенка в процессе исследования, ни от массо–ростовых показателей.
Большого влияния пробиотического штамма на концентрацию anti–Т не было выявлено. При оценке концентрации anti–Hib IgG была выявлена достоверная взаимосвязь между возрастом и продолжительностью грудного вскармливания, причем вне зависимости от «колонизации» организма пробиотиком: уже перед 2–й дозой в группе детей, получавших грудное молоко менее 6 мес., концентрация anti–Hib IgG была достоверно выше, чем в группе сравнения (более 6 мес.). Отчасти это можно объяснить тем, что эти дети раньше стали получать искусственное питание и большее разнообразие микрофлоры, которое попадало вместе с ним, на которую организму приходилось вырабатывать иммунитет, а соответственно, раньше проходила стимуляция иммунной системы. В противовес этому дети на естественном вскармливании получают массу уже готовых материнских антител и других факторов защиты, поэтому их иммунитет развивается и созревает позже [32].
По окончании исследования авторами были сделаны следующие важные заключения.
• Пробиотик LF19 в данном случае не защищал от инфекции, но несколько снижал количество дней приема антибиотиков в случае заболевания, что подтверждает данные, полученные ранее в исследовании влияния заменителя грудного молока, обогащенного Bb 12 и Streptococcus thermophilus, у детей раннего возраста [33].
• Не удалось выявить какого–либо серьезного влияния пробиотика на состояние иммунитета в отношении полисахаридного антигена, однако выявлена четкая зависимость поствакцинального специфического антигемофильного иммунитета от продолжительности грудного вскармливания.
• Регулярный прием пробиотического штамма LF19 позволяет повысить способность организма вырабатывать специфические поствакцинальные противодифтерийные антитела, особенно в группе детей, получавших грудное молоко менее 6 мес.
• Лактобактерии LF19 выявлялись у большинства де­тей в исследуемой группе: в 6,5 мес. – у 90% и 13 мес. – у 71%, тогда как, по литературным данным, в популяции здоровых шведских детей уже в 6 мес. лактобактерии выявлялись в анализах кала только у 45% (при этом содержание бактерий данной группы было выше у детей на естественном вскармливании), а в 12 мес. – только у 17% независимо от вида вскармливания [34]. Данная регрессия может способствовать росту неспецифичной для маленького ребенка флоры, снижать сопротивляемость чужеродной патогенной флоре.
Как известно, количество пробиотических продуктов во всем мире увеличивается год от года. Однако одним из наиболее изученных пробиотических продуктов, присутствующих с 2001 г. на российском рынке, является Actimel, разработанный и производимый компанией «Данон». Данный продукт создан на основе молока, ферментированного Lactobacillus bulgaricus и Streptococcus thermophilus, и обогащен пробиотическим штаммом Lactobacillus casei DN–114001 (коммерческое название L. casei Imunitass). До настоящего времени во всем мире, в том числе и в нашей стране, проведено около 30 контролируемых научных исследований, направленных на изучение полезных свойств данного продукта, и в первую очередь способности укреплять защитную систему организма как у взрослых, так и у детей разного возраста.
Первое доказательное рандомизированное исследование проведено в детских дошкольных учреждениях во Франции (1999), оно длилось 6 мес. и включало 287 детей в возрасте от 3 до 36 мес. [35]. Дети были разделены на 3 группы: 1–я группа получала йогурт (Й), 2–я группа – желированное молоко (ЖМ), 3–я группа – кисломолочный продукт, содержащий L. bulgaricus, Str. thermophilus и обогащенный пробиотическим штаммом L. casei Imunitass. Исследование проходило в зимние месяцы. В соответствии с дизайном исследования изучаемые продукты включались в рацион питания детей в течение 1 мес., затем на протяжении 30 дней дети не употребляли данные продукты. Такое чередование периодов происходило в течение 6 мес.
Исследование показало, что в течение первых 3 мес. наблюдения 69 (26%) детей перенесли ОКИ. У 84% детей был отмечен только один эпизод диареи. Количество детей, перенесших ОКИ, существенно не различалось между группами: 26 (28,3%) детей в 1–й группе, 23 (26,4%) – во 2–й и 20 (23,3%) – в 3–й группе. Продолжительность эпизодов диареи оценивалась у 62 из 69 детей, перенесших диарею. Во 2–й и 3–й группах эпизоды диарей были достоверно короче (4,8±2,3 и 3,9±2,4 дня соответственно), чем в 1–й группе (6,9±3,0 дня, р<0,01) (рис. 1). Сокращение продолжительности диареи, наблюдавшееся в группе детей, получавших продукт, содержащий L. casei DN–114001, было статистически более значимым, чем в группе получавших йогурт (р<0,05).
В заключение исследования сделан вывод, что включение в питание детей раннего возраста кисломолочного продукта, содержащего штамм лактобактерий L. casei DN–114001, значительно снижало продолжительность острой диареи.
Далее автор продолжил свои наблюдения в другом многоцентровом исследовании (2000, Франция), в которое вошли уже 928 детей в возрасте от 6 до 24 мес., распределенные на 2 группы: в основную вошли 463 ребенка, получавших в течение 12 недель Actimel; в группу сравнения были включены 465 детей, получавших в течение того же времени йогурт, содержащий L. bulgaricus и Str. thermophilus. Целью исследования явилась оценка влияния употребления Actimel на частоту ОКИ у детей раннего возраста [17]. В течение исследования 148 детей перенесли по меньшей мере один эпизод диареи. Однако число детей, перенесших ОКИ, было значительно меньше в группе, получавшей Actimel (15,9%), чем в группе, получавшей йогурт (22%; р=0,029) (рис. 2). Среди других изучавшихся показателей оценивались носительство ротавирусов и уровень лактобактерий в кале. После 12 нед. исследования количество детей, у которых обнаруживали антиген ротавируса в кале, уменьшилось с 5,21 до 0,29% в 1–й группе и с 4,81 до 2,2% во 2–й группе (различия достоверно значимы). У обследованных детей обеих групп отмечалось также повышение уровня лактобактерий в толстой кишке; однако у детей, получавших Actimel, оно было более выражено, чем у детей, употреблявших йогурт (количество лактобактерий выше 106 КОЕ/г у 48,44 и 28,47% детей в 1–й и во 2–й группах соответственно).
Данное исследование показало, что регулярное употребление Actimel оказывает профилактический эффект в отношении кишечных инфекций у детей и положительно влияет на микрофлору толстой кишки.
Не менее интересным представляется изучение влияния пробиотических продуктов на организм детей старше 3 лет. Так, в исследовании, проведенном проф. А.В. Гореловым и соавт. [36], была подтверждена клиническая эффективность применения Actimel в комплексной терапии ОКИ у детей. Из 85 больных ОКИ детей в возрасте 3–8 лет 55 пациентов получали в комплексной терапии «Actimel» (основная группа), и 30 детей (группа сравнения) – «традиционный» йогурт. Помимо этого, все пациенты получали стандартную терапию ОКИ: энтеросорбенты, пероральную регидратацию, ферментные препараты.
При анализе динамики исчезновения симптомов заболевания было установлено, что в основной группе, получавшей продукт с L. casei DN–114001, длительность симптомов токсикоза, в том числе вялости и анорексии, была достоверно меньше, чем в группе сравнения (рис. 3). Так, уже на 3–и сутки лечения у всех детей основной группы исчезала вялость, у 96,1% нормализовался аппетит, в то время как в группе сравнения данные симптомы исчезали в среднем на сутки позже. Также наблюдалось более быстрое купирование диарейного синдрома (3,31±0,37 и 4,33±0,39 сут. соответственно, р=0,048). При этом к концу 3–х суток лечения нормализация стула была отмечена у 90,3% больных, получавших Actimel, и только у 51,7% группы сравнения.
Кроме того, было отмечено, что на фоне регулярного употребления Actimel наблюдалась нормализация уровня лактобактерий у 30,9% больных, а также снижение уровней стафилококков у 25,4%, сульфитредуцирующих клостридий – у 20% и энтерококков – у 30,9%. В группе сравнения, получавшей традиционный йогурт, существенных положительных сдвигов в составе кишечной микрофлоры выявлено не было.
Представленные выше исследования наглядно подтверждают эффективность использования пробиотического продукта Actimel в профилактике и лечении ОКИ у детей.
В проведенных ранее исследованиях было показано, что при ОКИ у детей с атопическим дерматитом (АтД) синдром диареи имеет большую длительностью и выраженность, чем у детей без аллергии, и сопровождается усилением клинических проявлений атопии [37]. Для педиатрической практики интересными представляются результаты клинико–лабораторного исследования, в котором участвовали 45 больных ОКИ в возрасте 3–8 лет с проявлениями АтД, получавшими кисломолочный пробиотический продукт Actimel (основная группа) или аналогичный продукт без пробиотиков (группа сравнения) [38]. Было установлено, что включение в терапию основной группы продукта, содержащего L. сasei, с первых дней заболевания сопровождалось статистически более быстрым купированием симптомов диареи, чем в группе сравнения (4,8±0,42 сут. и 6,2±0,42 сут. соответственно, р<0,05). В то же время различия в длительности симптомов интоксикации, болей в животе, анорексии в изучаемых группах были несущественны. Использование пробиотического продукта в терапии детей основной группы оказало положительное его влияние и на течение АтД: у всех больных отмечено уменьшение папулезных высыпаний, ослабление кожного зуда. Статистически достоверно снизился индекс SCORAD (табл. 1).
При оценке состояния микрофлоры кишечника было установлено, что у 100% детей с АтД в остром периоде ОКИ наблюдались выраженные дисбиотические изменения (1–й степени – у 31,1% детей, 2–й степени – у 40%, 3–й степени – у 28,9%), характеризовавшиеся снижением содержание лактобактерий (<106) – у 19 (42,2%) больных, бифидобактерий – у 14 (31,1%). У 37,8% детей с АтД отмечено увеличение количества Staphilococcus; у 33,3% – в сочетании с повышением содержания Сlostridium и условно–патогенной микрофлоры (Proteus, Citrobaсter, Enterobaсter и др.); у 20% обнаруживались в повышенном количестве грибы рода Candida и кишечная палочка с измененными свойствами. Восстановление эубиоза чаще (у 40% детей) наступало в основной группе, получавшей кисломолочный продукт с L. casei DN–114001, чем в группе сравнения (в 15% случаев). Включение продукта Actimel в комплексную терапию ОКИ у детей основной группы способствовало нормализации уровня лактобактерий у 7 (28%) больных, бифидобактерий и энтерококков – у 4 (16%), на фоне чего отмечалось снижение уровней стафилококков <104 у 7 (28%), грибов рода Candida – у 3 (12%), микроорганизмов рода Clostridium – у 5 (20%), условно–патогенных микроорганизмов – у 4 (16%). Данное исследование наглядно продемонстрировало, что применение пробиотиков оказывает положительное влияние на течение как ОКИ (сокращается длительность кишечной дисфункции, восстанавливается микробный пейзаж ЖКТ и барьерная функция слизистой оболочки), так и аллергического воспаления, о чем свидетельствовало снижение индекса SCORAD.
Таким образом, представленные результаты доказательных исследований позволяют сделать вывод о том, что включение пробиотических штаммов в питание детей различных возрастных групп обеспечивает наиболее оптимальное поддержание кишечной микрофлоры, способствует формированию поствакцинального иммунитета, оказывает профилактический и лечебный эффекты при ОКИ, уменьшает клинические симптомы сопутствующих аллергических заболеваний.

Рис. 1. Средняя продолжительность острой диареи у детей в исследовании
Рис. 2. Количество детей в группах, перенесших хотя бы один эпизод диареи
Рис. 3. Средняя продолжительность симптомов ОКИ в сравниваемых группах
Таблица 1. Динамика тяжести атопического дерматита по индексу SCORAD (баллы)

Литература
1. Продукты пищевые. Продукты пищевые функциональные. Термины и определение. ГОСТ 52349–2005.
2. Mercenier A, Pavan S, Pot B. Probiotics as biotherapeutic agents: present knowledge and future prospects. Current Pharmaceutical Design. 2002; 8: 99–110.
3. FAO/WHO Guidelines for the evaluation of probiotics in food, 2002. Working Group on Drafting Guidelines for the Evaluation of Probiotics in Food. (section 5.3, Expert report). ftp://ftp.fao.org/es/esn/food/Reid.pdf
4. Olivares M, Diaz–Romero MP, Martin R, et al. Antimicrobial potential of four Lactobacillus strains isolated from breast milk. J Appl Microbiol. 2006; 101 (1): 72–79.
5. Martin R, Olivares M, Marin ML, et al. Probiotic potential of 3 Lactobacilli strains isolated from breast milk. J Hum Lact. 2005; 21 (1): 8–17.
6. Lara–Villoslada F. Beneficial effects of probiotic bacteria isolated from breast milk. Br J Nutr. 2007; 98 (Suppl. 1): S96–S100.
7. Isolourie E., Sutas Y, Kankaanpaa P, et al. Am J Clin Nutr. 2001;73(Suppl 2):S444–S450.
8. Kukkonen K., Savilahti E, Haahtela T., et al. Probiotics and prebiotic galacto–oligosaccharides in the prevention of allergic disease. J Allergy Clin Immunol. 2007; 119(4): 1019–21.
9. Kalliomaki M. Collado M, Salminen S and Isolauri E. Functional foods forum and program on health biosciences Univ. of Turku. Am J Clin Nutr. 2008; 88(6):1643–47.
10. Ohlson K, Mahlapuu M, Svensson U. Probiotics to influence fat metabolism and obesity. 2007–04–19: (WO2007043933).
11. Pettoello M.M., Guandalini S. Ecuba P., et al. Lactose malabsorption in children with symptomatic giardia Lamblia infection: feasibility of yoghurt supplementation. J Pediat Gastroenterol. 1989; 9 (3): 295–230.
12. Johnston BC. Probiotics for pediatric antibiotic–associated diarrhea: a meta–analysis of randomized placebo–controlled trials. CMAJ. 2006; 175 (4): 377–383.
13. Rolf RD. The role of probiotic cultures in the control of gastro intestinal Health. J Nutr. 2000: 30 (Suppl. 1): S396– S402.
14. Gotz V, Romankiewicz JA, Moss J and HW Murray. Prophylaxis against Ampicillin associated diarrhea with a Lactobacillus preparation. Am J Hosp Pharm. 1979; 36(6): 754–757.
15. Kalliomaki M. Probiotics and prevention of atopic disease: 4–year follow–up of a randomised placebo–controlled trial. Lancet. 2003; 361 (9372): 1869–1871.
16. Taylor AL. Probiotic supplementation for the first 6 months of life fails to reduce the risk of atopic dermatitis and increases the risk of allergen sensitization in high–risk children: a randomized controlled trial. J Allergy Clin Immunol. 2007; 119 (1): 184–191.
17. Pedone CA, Arnaud CC, Postaire ER, et al. Multicentric study of the effect of milk fermented by Lactobacillus casei on the incidence of diarrhea. Int J Clin Prac. 2000; 54 (9): 568–571.
18. Ljungh A, Lan J, Yanagisawa N. Isolation, selection and characteristics of Lactobacillus paracasei subsp. Paracasei F19. Microb Ecol Health Dis. 2002; 14 (Suppl. 3): S4–S6.
19. Rinne M, Kalliomaki M, Arvilommi H, et al. Effect of probiotics and breastfeeding on the Bifidobacterium and Lactobacillus/ Enterococcus microbiota and humoral immune responses. J Pediatr. 2005; 147(2): 186–191.
20. Weizman Z, Asli G, Alsheikh A. Effect of a probiotic infant formula on infections in child care centers: comparison of two probiotic agents. Pediatrics. 2005; 115(1): 5–9.
21. Savino F, Pelle E, Palumeri E, et al. Lactobacillus reuteri (american type culture collection strain 55730) versus simethicone in the treatment of infantile colic: a prospective randomized study. Pediatrics. 2007; 119e:124–e–130.
22. Di Caro S, Tao H, Grillo A, et al. Effects of Lactobacillus GG on genes expression pattern in small bowel mucosa. Digestive and Liver Disease. 2005; 37:320–329.
23. Park HO, Bang YB, Joung HJ, et al. Lactobacillus KTCK 0774BP and acetobacter KCTC 0773 BP for treatment or prevention of obesity and diabetes mellitus. 2004; US patent N 6 808 703.
24. Pereira DI, Gibson GR. Effects of consumption of probiotics and prebiotics on serum lipid levels in humans. Crit Rev Biochem Mol Biol. 2002; 37(4): 259–281.
25. Steppan CM, Bailey ST, Bath S, et al. The hormone resistine links obesity to diabetes. Nature. 2001; 409(6818):307–12
26. Orrhage K, Nord CE. Factors controlling the bacterial colonization in the intestine in breastfed infants. Acta Paediatr. 1999; 430 (Suppl. 1): S47–S57.
27. Isolauri E, Joensuu J, Soumalainen H, et al. Improved immunogenicity of oral DxRRV reassortant rotavirus vaccine by Lactobacillus casei GG. Vaccine. 1995; 13(3): 310–312.
28. He F, Elina T, Heikki A, et al. Modulation of humoral immune response through probiotics intake. FEMS Immunol Med Microbiol. 2000; 29: 47–52.
29 .Mullie C, Yazourh A, Thibault H, et al. Increased poliovirus–specific intestinal antibody response coincides with promotion of Bifidobacterium Longum–infantis and Bifidobacterium breve in infants: a randomized, double–blind, placebo–controlled trial. Pediatr Res. 2004; 56 (5): 791–795.
30. Kukkonen K, Nieminen T, Poussa T, et al. Effect of probiotics on vaccine antibody responses in infancy – a randomized, double–blind, placebo–controlled trial. Pediatr Allergy Immunol. 2006; 17 (6): 416–421.
31. West CE, Gothefors L, Granstrom M, et al. Effects of feeding probiotics during weaning on infections and antibody responses to diphtheria, tetanus and Hib vaccines. Pediatr Allergy and Immunol. 2008; 19 (1): 53–60.
32. Wold AE, Adlerberth I. Does brestfeeding affect the infants immune responsiveness? Acta Paediatr. 1998; 87 (1): 19–22.
33. Saavedra J., Abi–Hanna A., Moore N., Yolken R. Long–term consumption on infant formulas containing live probiotic bacteria: tolerance and safety. Am J Nutr. 2004;79:261–7.
34. Ahrne S, Lonnermark E, Wold AE, et al. Lactobacilli in the interstinal microbiota of Swedish infants. Microbes Infect. 2005; 7 (11–12): 1256–1262.
35. Pedone CA, Bernabeu AO, Postaire ER, et al. The effect of supplementation with milk fermented by Lactobacillus casei (strain DN–114 001) on acute diarrhoea in children attending day care centres. Int J Clin Prac. 1999; 53 (3): 179–184.
36. Горелов А.В., Усенко Д.В., Елезова Л.И. и др. Использование пробиотических продуктов в лечении кишечных инфекций у детей // Вопр. современной педиатрии. 2005; 2 (4): 47–52.
37. Усенко Д.В. Острые кишечные инфекции у детей с атопией. Материалы XI Конгресса детских гастроэнтерологов России «Актуальные проблемы абдоминальной патологии у детей». М., 2004: 325–326.
38. Усенко Д.В., Горелов А.В., Шабалина С.В. Опыт применения кисломолочного пробиотического продукта в лечении острых кишечных инфекций у детей с атопическим дерматитом // Педиатрия. 2008; 87 (4): 82–87.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak