Современные представления о генитальных микоплазмах

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 25.02.2010 стр. 183
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Савичева А.М. Современные представления о генитальных микоплазмах // РМЖ. 2010. №4. С. 183

Значение микоплазм в патологии урогенитального тракта до сих пор не установлено, так как эти микроорганизмы в большинстве своем относятся к условно–патогенным. До сих пор не сформулированы показания к обследованию и лечению пациентов, колонизированных урогенитальными микоплазмами, т.к. не получено достоверных данных о причастности генитальных микоплазм к тем или иным патологическим процессам у взрослых и у детей. Часто только результаты лабораторных исследований служат единственным основанием для решения вопроса об этиологической значимости микоплазм в развитии урогенитальных заболеваний и необходимости предпринимать лечение антибиотиками. Тем более, что часто микоплазмы находятся в мочеполовой системе здоровых женщин и мужчин, не вызывая при этом никакой патологии.

Попытки причислить эти заболевания к инфекциям, передаваемым половым путем (ИППП), также неоднозначны, так как лишь некоторые исследователи считают микоплазмы возбудителями этих инфекций, большинство же исследователей относят микоплазмы к комменсалам урогенитального тракта. Поэтому рассматривать урогенитальные инфекции, ассоциированные со многими видами генитальных микоплазм, значение которых в развитии инфекционной патологии неоднозначно, наряду с ИППП, на сегодняшний день не представляется правомерным.
Согласно современной таксономии микоплазмы относятся к классу Mollicutes (молликуты) – свободно живущих прокариот без клеточной стенки, которую они не способны образовывать из–за отсутствия собственных ферментов, участвующих в синтезе ее компонентов [2]. Функцию клеточной стенки выполняет трехслойная цитоплазматическая мембрана, поэтому микроорганизмы осмотически неустойчивы и проявляют пластичность и разнообразие форм. Благодаря отсутствию ригидной клеточной стенки микоплазмы способны проходить через поры диаметром до 0,22 мкм, а также резистентны к различным агентам (антибиотикам, в том числе пенициллину и его производным), подавляющим синтез клеточной стенки. Отсутствие клеточной стенки и ее предшественников сближает молликуты с L–формами бактерий [8].
Отсутствие клеточной стенки и сходство строения клеточной мембраны с мембранами клеток организма хозяина обеспечивают внедрение микоплазм в мембрану клеток макроорганизма и делает их более защищенными от воздействия гуморальных и клеточных факторов иммунитета. К ведущим факторам патогенности микоплазм относят адгезины, протеазу и фосфолипазы [22].
В развитии инфекционного процесса, в котором могут участвовать микоплазмы, важнейшую роль играют адгезины – поверхностные компоненты клеток, которые обеспечивают связывание клеток микроорганизма с клетками–мишенями макроорганизма. Перво­начально происходит неспецифическое взаимодействие клеток хозяина и инфекционного агента, затем лиганд–рецепторное взаимодействие, при котором функцию лиганда выполняет адгезин, а функцию рецептора – соответствующие структуры клетки–мишени гликопротеиновой природы. Адгезины занимают почти 5% крохотного генома молликут, что позволяет за счет рекомбинаций между копиями адгезина постоянно менять антигенную структуру для успешного преодоления иммунного ответа хозяина. Адгезины и протеазы могут обладать антигенными свойствами и быть видо– и сероспецифичными. Фосфолипазы гидролизуют фосфолипиды мембраны клеток, что приводит к увеличению свободной арахидоновой кислоты и, вследствие этого, к активации синтеза простагландинов [4,25].
Молликуты, являясь мембранными паразитами, конкурируют с клеткой–хозяином за субстрат, истощают ее энергетические и материальные резервы, нарушают обмен аминокислот, синтез белков, нуклеиновых кислот, вносят новую генетическую информацию и искажают структуру ее активной поверхности, что приводит к нарушению процессов всасывания, метаболизма, экскреции и обмена биологическими сигналами с другими клетками и системами организма [3,7].
У человека наиболее часто выделяют 16 видов микоплазм, 7 из которых обладают тропностью к клеткам органов урогенитальной системы: Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum, Ureaplasma parvum, M. primatum, M. genitalium, M. spermatophilum и M. penetrans [37,38]. Особый практический интерес вызывают M. hominis, U. urealyticum, M. genitalium. Наиболее часто в клиническом материале, полученном из урогенитальных органов, выявляют M. hominis и U. urealyticum, которые хорошо растут на специальных питательных средах. Для обнаружения M. genitalium используются молекулярно–биологические технологии, т.к. данный микроорганизм относится к трудно культивируемым бактериям.
К патогенным для человека микоплазмам относят только 2 вида: M. pneumoniae и M. genitalium. Для других видов микоплазм патогенность строго не доказана. Более того, в связи с тем, что микоплазмы часто обнаруживаются у здоровых лиц, большинство исследователей рассматривают их комменсалами нормального микробиоценоза, способными при определенных условиях к реализации патогенных свойств [1,6]. Проведено значительное число исследований, продемонстрировавших, что патогенность G. vaginalis, M. hominis, U. urealyticum и анаэробных бактерий связана с массивностью их диссеминации в очаге инфекции [33,34].
К настоящему времени установлено, что колонизация генитальными микоплазмами новорожденных происходит при прохождении через родовые пути, однако обнаружено постоянное уменьшение количества микроорганизмов в течение первого года жизни без проведения лечения и при отсутствии признаков воспалительного процесса. При этом у новорожденных девочек генитальные микоплазмы (в первую очередь U. urealyticum, реже M. hominis) выделяются значительно чаще, чем у мальчиков [15], а из носоглотки – с одинаковой частотой, но преимущественно – U. urealyticum [19].
Некоторые исследователи считают, что колонизация генитальными микоплазмами происходит только с началом половой жизни и коррелирует с числом половых партнеров [27,30,35,36].
Частота выделения M. hominis, по данным разных авторов, варьирует от 10 до 50%, а U. urealyticum – от 11 до 80%. Чаще всего генитальные микоплазмы обнаруживаются у лиц с высокой половой активностью, у женщин, занимающихся коммерческим сексом, у мужчин, предпочитающих секс с мужчинами, у больных ИППП (гонококковая инфекция, хламидиоз, трихомониаз и т.д.), а также при беременности [11,32].
У мужчин генитальные микоплазмы выявляются при уретрите и, возможно, при его осложнениях: простатите, везикулите, эпидидимите, баланопостите; у женщин – при уретрите, вагините, цервиците, фоновых заболеваниях шейки матки, эндометрите, сальпингоофорите, преждевременных родах, самопроизвольных выкидышах, мертворождениях. Как правило, наряду с микоплазмами при перечисленных клинических синдромах (заболеваниях) обнаруживаются другие микроорганизмы (патогенные и/или условно патогенные). Ослож­нением воспалительных процессов урогенитальной системы различной этиологии является бесплодие у мужчин и женщин.
Ряд авторов считают, что U. urealyticum вызывает различные заболевания мочеполового тракта, такие как негонококковый уретрит, цистит, вопалительные заболевания органов малого таза, пиелонефрит или бесплодие.
Выделение микоплазм из канала шейки матки у женщин репродуктивного возраста вне беременности не превышает 13,3%, при вагинитах увеличиваясь до 23,6% и достигает 37,9% при эктопиях шейки матки.
При бактериальном вагинозе частота обнаружения U. urealyticum составляет 46% [3]. По данным A. Naes­sen (1993), U. urealyticum гораздо чаще обнаруживается у больных с такими инфекциями, как герпес и генитальный кандидоз. Выявлена связь между гонококковой инфекцией и инфицированностью генитальными микоплазмами, которые обнаруживаются на поверхности колонии гонококков [31,32].
В то же время M. hominis и U. urealyticum колонизируют уретру, влагалище, прямую кишку 20–75% практически здоровых лиц обоего пола, а многочисленные клинико–микробиологические и морфологические исследования до настоящего времени не смогли дать однозначного и достоверного ответа о роли микоплазм в акушерско–гинекологической и неонатальной инфекционной патологии.
Классический метод выявления генитальных микоплазм – культуральный, т.е. посев на специальные питательные среды. Этот метод дает возможность оценить количество микоплазм, которые содержатся в исследуемом материале. Многие исследователи используют количественные критерии в диагностике, полагая, что концентрация уреаплазм более 104 микробных тел в одном миллилитре или грамме отделяемого имеет диагностическое значение, в то время как более низкие концентрации не должны учитываться, поскольку в таких количествах уреаплазмы могут находиться у здоровых людей.
Следует подчеркнуть, что до сих пор нет отечественных стандартизованных питательных сред для выявления генитальных микоплазм и определения их чув­ствительности к антибиотикам. Зарубежные тест–си­стемы, выпускаемые в виде планшет, позволяют выявить микоплазмы/уреаплазмы, определить их количество (больше или меньше 104) и определить чувствительность микоплазм к антибиотикам в двух концентрациях.
Методы амплификации нуклеиновых кислот, в частности, полимеразная цепная реакция (ПЦР), упрощают лабораторную диагностику, однако, обладая высокой чувствительностью, эти методы не могут дать заключение о количестве уреаплазм в клиническом образце, а регистрируют лишь факт присутствия генетического материала микоплазм или уреаплазм. Лишь ПЦР в реальном времени обеспечивает количественное определение копий ДНК микоплазм или уреаплазм в клиническом материале.
M. genitalium – исключительно требовательный к условиям культивирования микроорганизм, и поэтому культуральный метод является очень трудоемким и длительным. Несмотря на то, что техника культивирования M. genitalium значительно улучшилась за последние годы, в том числе за счет использования клеточных культур, выделение и размножение этого микроорганизма до сих пор занимает от нескольких недель до нескольких месяцев [10,20].
M. genitalium и ее ближайший родственник M. pneumoniae имеют целый ряд общих структурных особенностей, и значительное антигенное сходство между этими двумя видами микоплазм служит серьезным препятствием для разработки серологических методов диагностики [28].
Таким образом, из–за неспособности традиционных бактериологических методов диагностики, таких как культуральная и серологическая, обеспечить адекватную идентификацию M. genitalium, предположения об этиологической роли этого микроорганизма в развитии воспалительных заболеваний урогенитального тракта оставались недоказуемыми до разработки первых тестов на основе ПЦР [28].
Первые исследования с использованием ПЦР для выявления M. genitalium у мужчин с негонококковым уретритом были опубликованы в 1993 году [18,21]. В дальнейшем применение метода ПЦР позволило получить доказательства того, что M. genitalium – это возбудитель, передаваемый половым путем, способный индуцировать ряд заболеваний репродуктивного тракта как у мужчин, так и у женщин [22].
В 2002 году было опубликовано первое исследование, в котором для анализа ДНК M. genitalium был применен метод ПЦР в реальном времени [39]. Данная технология позволяет регистрировать накопление специфического продукта амплификации непосредственно в процессе реакции, в режиме реального времени, что существенно сокращает время анализа и снижает риск контаминации. Кроме того, методология ПЦР в реальном времени позволяет проводить количественную оценку исследуемой мишени в пробе. Возможности применения количественного подхода в диагностике инфекции, вызванной M. genitalium, были продемонстрированы при оценке эффективности терапии [13]. Важные с клинической точки зрения данные с использованием количественной ПЦР в реальном времени были также получены Jensen J.S. и соавт. [23,24]: анализ проб мочи и соскобов из уретры от мужчин показал, что 28% уретральных проб содержали ДНК M. genitalium в количестве, не превышающем 10 копий генома на реакцию. Таким образом, так как количество возбудителя в урогенитальном тракте может быть очень небольшим, для обеспечения адекватной диагностической чувствительности тесты на M. genitalium должны обладать очень высокой аналитической чувствительностью. Метод ПЦР в реальном времени, сочетающий в себе высокую чувствительность и высокую специфичность, является на сегодняшний день основным методом диагностики инфекций, вызываемых M. genitalium.
Как правило, для выявления разных возбудителей инфекций урогенитального тракта, таких как C. trachomatis и N. gonorrhoeae, используются пробы, полученные из цервикального канала и уретры. Показано, что диагностика ИППП с использованием образцов, полученных неинвазивным путем (моча и вагинальные пробы), является, по меньшей мере, такой же чувствительной, как и с использованием цервикальных и уретральных проб [12]. Кроме того, пациенты предпочитают неинвазивный способ получения клинического материала, что значительно облегчает проведение скрининговых исследований. Jensen J.S. с соавт. [24] показали, что с использованием проб мочи у мужчин было выявлено больше случаев инфицирования M. genitalium (как и C. trachomatis), чем с использованием соскобов из уретры, что, впрочем, могло быть обусловлено различиями в объеме данных типов клинического материала. У женщин процент выявления возбудителя инфекции повышался при одновременном анализе мочи и соскобов из цервикального канала.
Таким образом, в настоящее время методы амплификации нуклеиновых кислот являются единственным инструментом диагностики инфекций, вызываемых M. genitalium. Однако необходимо, чтобы перед внедрением в рутинную лабораторную практику тест–систем для ПЦР–анализа проводилась их полноценная валидация, которая включает оценку аналитической чувствительности и специфичности, а также анализ диагностических характеристик на достаточно большом количестве клинических образцов.
Иммунофлюоресцентные и серологические методы для рутинной диагностики микоплазменных поражений не применяются.
В связи с тем, что генитальные микоплазмы представляют собой условно–патогенную микрофлору половых путей, решение о необходимости терапии принимает врач в зависимости от клинической ситуации. Обяза­тель­ному лечению подлежит урогенитальная микоплазменная инфекция, вызванная M. genitalium. Другие виды микоплазм (M. hominis, M. fermentans, U. urealyticum) относятся к условно–патогенным микроорганизмам, по­этому лечение назначается только при следующих обстоятельствах: клинические проявления инфекционно–воспалительных процессов в мочеполовых органах, при которых доказана этиологическая значимость этих видов микоплазм; степень риска предстоящих оперативных или инвазивных манипуляций; бесплодие, при котором доказана этиологическая роль микоплазм.
Для лечения состояний, ассоциированных с генитальными микоплазмами, используют следующие группы антибактериальных препаратов: тетрациклины (доксициклин), макролиды, в том числе азалиды, фторхинолоны. Следует отметить, что все микоплазмы резистентны к цефалоспоринам, пенициллинам, рифампицину, налидиксовой кислоте.
Активность антибактериального агента в отношении патогенного микроорганизма определяется минимальной подавляющей концентрацией (МПК), значение которой устанавливается в исследованиях in vitro. При определении чувствительности различных штаммов M. genitalium к антибиотикам оказалось, что из восьми препаратов, чаще всего используемых в лечении состояний, ассоциированных с генитальными микоплазмами (доксициклин, тетрациклин, эритромицин, кларитромицин, азитромицин, ципрофлоксацин, лево­флоксацин, моксифлоксацин), азитромицин был наиболее активным – МПК для азитромицина составляет 0,002–0,008 мг/л по сравнению, например, с 0,25–1 мг/л для доксициклина [16]. Более ранние исследования также продемонстрировали большую активность азитромицина по сравнению с другими антибиотиками [17].
Клинические исследования эффективности антибиотиков в отношении генительных микоплазм немногочисленны. Однако даже их объема достаточно для выделения препаратов, назначение которых нецелесообразно. Так, в клинических исследованиях выявлена низкая эффективность левофлоксацина, а доксициклин был эффективен лишь в одном исследовании из четырех. Во всех клинических исследованиях, оценивающих эффективность антибактериальной терапии инфекций, вызванных M. genitalium, персистенция ДНК микроорганизма почти всегда была ассоциирована с неудачами терапии, проявляющимися в персистенции симптомов заболевания. Так, Horner с соавт. [18] показали, что 7 из 14 (50%) мужчин, у которых после лечения доксициклином (200 мг однократно, затем по 100 мг 13 дней) была выявлена ДНК M. genitalium, имели симптомы уретрита через 10–21–й день после лечения. Johannisson с соавт. [26] также выявляли у 8 из 13 (62%) мужчин через 10 дней после лечения тетрациклином (500 мг 2 раза в сутки, 10 дней), при этом у 6 из них наблюдалась персистенция симптомов уретрита. В работах Falk с соавт. [14] 16 пациентов с уретритом и положительным тестом на M. genitalium получали тетрациклины (доксициклин 200 мг однократно, затем по 100 мг 8 дней, или лимециклин 300 мг 2 раза в сутки, 10 дней) и 6 пациентов получали азитромицин (500 мг однократно, затем по 250 мг 4 дня подряд). У всех пациентов, получавших азитромицин, тест на M. genitalium был отрицательным при контроле излеченности, тогда как у 10 из 16 пациентов (63%), лечившихся тетрациклинами, были обнаружены M. genitalium. Эффект фторхинолонов на эрадикацию M. genitalium исследовали Maeda с соавт. [29]: у 8 из 12 пациентов (66%), получавших левофлоксацин, наблюдалась персистенция возбудителя через 2 недели после лечения, однако, только у одного из этих пациентов персистировали симптомы уретрита.
Таким образом, препаратом, показавшим стабильно высокую эффективность, на сегодняшний день является азитромицин. Эти данные полностью коррелируют с показателями чувствительности M. genitalium к антибиотикам in vitro [16]. Важными преимуществами азитромицина являются возможность назначения однократной курсовой дозы препарата (1,0 г), высокий профиль безопасности, что подтверждается возможностью его применения у беременных и у детей. Среди препаратов азитромицина следует отметить Азитрокс®, выпускаемый отечественной компанией «Фарм­стан­дарт». Препарат биоэквивалентен и терапевтически эквивалентен оригинальному азитромицину, характеризуется высокой эффективностью в отношении генитальных микоплазм.
Согласно результатам консенсуса, достигнутого среди акушеров–гинекологов, дерматовенерологов, урологов, специалистов по лабораторной диагностике и опубликованного в ряде отечественных журналов, показаниями к назначению специфической терапии являются: подтвержденная инфекция любой локализации, вызванная M. genitalium; выявление M. genitalium у полового партнера; отсутствие возможности провести тесты на выявление M. genitalium у больных с клиническими проявлениями воспалительных заболеваний нижних отделов мочеполового тракта [5].
Лечение следует назначать, если другие возбудители (кроме микоплазм) не обнаружены при наличии: уретрита у лиц обоего пола, цервицита, хориоамнионита (многоводие, угроза прерывания беременности), а также в случаях привычной потери беременности, предгравидарной подготовки при наличии в анамнезе анте– и постнатальной гибели плода инфекционного генеза, при программах ЭКО, переносе эмбриона, искусственной инсеминации.
Предлагаются следующие схемы лечения: азитромицин 1,0 г однократно или 500 мг в первый день, затем по 250 мг в сутки в течение 4 дней подряд или джозамицин по 500 мг 3 раза в сутки в течение 10 дней, или доксициклин по 100 мг 2 раза в сутки в течение 10 дней [5].
Подводя итог вышеизложенному, следует еще раз подчеркнуть, что генитальные микоплазмы являются комменсалами урогенитального тракта. Они способны лишь в определенных условиях вызывать воспалительные процессы урогениталий, чаще всего в ассоциации с другими патогенными и условно–патогенными микроорганизмами.
Медицинская наука постоянно и быстро развивается. Совершенствуются как методы диагностики, так и применение разнообразных лечебных средств. Патогенные свойства генитальных микоплазм все еще окончательно не изучены и не определены. Частая бессимптомная колонизация гениталий этими микроорганизмами не позволяет в диагностике генитальных и неонатальных инфекций ограничиваться только выявлением M. hominis или U. urealyticum, не оценивая количественные параметры присутствия этих микроорганизмов, а главное – клинические проявления инфекции. Для того чтобы решить сложные вопросы, касающиеся патогенности генитальных микоплазм, необходимы дальнейшие усилия как микробиологов, так и клиницистов – акушеров–гинекологов, неонатологов, инфекционистов, урологов.

Литература
1. Борисенко К.К., Тоскин И.А., Кисина В.И. О значении колонизации мочеполовых органов M.hominis и U.urealyticum // ИППП. – 1999. – № 3. – С.28–32.
2. Каган Г.Я., Раковская И.В. Микоплазма – инфекция в культурах ткани // М.–1968.
3. Мальцева Л.И., Андрушко И.А. Патогенетическая роль нарушений системы гемостаза при урогенитальной микоплазменной инфекции у женщин // Арх. патол.–1995.– №5.–С.118–122.
4. Немченко О.И., Уварова Е.В. Урогенитальный микоплазмоз (обзор литературы) // Consilium Medicum.– 2007.– №1.– С. 45 –51.
5. Прилепская В., Кисина В., Соколовский Е., и др. К вопросу о роли микоплазм в урогенитальной патологии // Гинекология.–2007.– №9.–С.31–38.
6. Хадсон М.М.Т. Ureaplasma urealyticum // ЗППП. – 1998. – № 1. С.10–13.
7. Чернова О.А., Чернов В.М. Генетическая изменчивость микоплазм при взаимодействии их с организмами хозяина (вертикальный перенос и реорганизация в генах поверхностных антигенных детерминант) // Докл. РАН.–1999.№ 366.– С.125–127.
8. Шлегель Г.Г. Общая микробиология // М.–1987.
9. Baseman J. B., Cagle M., Korte J.E., et al. Diagnostic assessment of Mycoplasma genitalium in culture–positive women // J. Clin. Microbiol.–2004.–Vol.42.–P.203–211.
10. Gambini D., Decleva I., Lupica L., Ghislanzoni M., Cusini M., Alessi E. Mycoplasma genitalium in males with nongonococcal urethritis: prevalence and clinical efficacy of eradication// Sex. Transm. Dis.–2000.–Vol. 27.–P.226–229.
11. Cassel G.H., Waites K.B., Crouse D.T. et al. Isolation of Mycoplasma hominis and Ureaplasma urealyticum from amniotic fluid at 16–20 weeks gestation: potential effects on outcome of pregnancy // Sex Transm Dis. – 1983. – Vol.10. – P.294–302.
12. Cook R., Hutchison S., Ostergaard L., et al. Systematic review: noninvasive testing for Chlamydia trachomatis and Neisseria gonorrhoeae // Ann. Intern. Med.–2005.–Vol.142.–P.914–925.
13. Dupin N., Bijaoui G., Schwarzinger M., et. al. Detection and quantification of Mycoplasma genitalium in male patients with urethritis // Clin. Infect. Dis.–2003.–Vol.37.–P.602–605.
14. Falk L., Fredlund H., Jensen J.S. Tetracycline treatment does not eradicate Mycoplasma genitalium // Sex. Transm. Infect.–2003.–Vol.79.–P.318–319.
15. Foy H. et al. Prevalence of Mycoplasma hominis and Ureaplasma urealiticum (T–strains) in urine in adolescents // J.Clin. Microbiol. – 1975. – Vol.2. – P.226.
16. Hamasuna R., Osada Y., Jensen J.S. Antibiotic susceptibility testing of Mycoplasma genitalium by TaqMan 5’ nuclease real–time PCR. Antimicrob Agents Chemother 2005;49:4993–4998
17. Hannan P.C. Comparative susceptibilities of various AIDS–associated and human urogenital tract mycoplasmas and strains of Mycoplasma pneumoniae to 10 classes of antimicrobial agent in vitro. J Med Microbiol 1998;47:1115–22
18. Horner P.J., Gilroy C.B., Thomas B.J., Naidoo R.J., Taylor–Robinson D., Association of Mycoplasma genitalium with acute non–gonococcal urethritis// Lancet.–1993.–Vol. 342.–P. 582–585.
19. Iwasaka T., Wada T., Kidera Y., Sugimori H. Hormonal status and mycoplasma colonization in the female genital tract // Obstet Gynecol. – 1986. – Vol. 68(2). – P.263–266.
20. Jensen J.S., Hansen H.T., Lind K. Isolation of Mycoplasma genitalium strains from the male urethra // J. Clin. Microbiol.–1996.–Vol. 34.–P.286–291.
21. Jensen, J. S., Orsum R., Dohn B., Uldum S., Worm A.M., Lind K. Mycoplasma genitalium: a cause of male urethritis?// Genitourin. Med.–1993.–Vol. 69.–P.265–269.
22. Jensen J. S. Mycoplasma genitalium – the aetiologic agent of urethritis and other sexually transmitted diseases // J. Eur. Acad. Dermatol. Venereol.–2004.–Vol.18.–P.1–11.
23. Jensen J.S., Bjornelius E., Dohn B., et al. Use of TaqMan 5’ nuclease real–time PCR for quantitative detection of Mycoplasma genitalium DNA in males with and without urethritis who were attendees at a sexually transmitted disease clinic// J. Clin. Microbiol.–2004.– Vol.42.–P.683–692.
24. Jensen J.S., Bjornelius E., Dohn B., et al. Comparison of first void urine and urogenital swab specimens for detection of Mycoplasma genitalium and Chlamydia trachomatis by polymerase chain reaction in patients attending a sexually transmitted disease clinic// Sex. Transm. Dis.–2004.–Vol.31.–P.499–507.
25. Jensen J.S. Mycoplasma genitalium infections. Diagnosis, clinical aspects, and pathogenesis// Kopenhagen.–2005.
26. Johannisson G., Enstrom Y., Lowhagen G. Occurrence and treatment of Mycoplasma genitalium in patients visiting STD clinics in Sweden// Int. J. STD AIDS.–2000.–Vol. 11.–P.324–326.
27. Lee Y.–H. et al. Reevalution of the role of T–mycorlasmas in nongonococcal urethritis // J.Amer. Vener. Dis. Assoc. – 1976. – Vol.3. – P.25.
28. Lind K., B. O. Lindhardt, Schutten B.H., Blom J., Christiansen C. Serological cross–reactions between Mycoplasma genitalium and Mycoplasma pneumoniae// J. Clin. Microbiol.–1984.–Vol.20.–P.1036–1043.
29. Maeda S.I., Tamaki M., Kojima K. et al. Assotiation of Mycoplasma genitalium persistence in the urethra with recurrence of nongonococcal urethritis// Sex. Transm. Dis.–2001.–Vol.28.–P.472–476.
30. McCormack W.M., Almeida P.C., Bailey P.E., Grady E.M., Lee Y.H. Sexual activity and vaginal colonization with genital mycoplasmas // JAMA. – 1972. – Vol. 221(12). – P.1375–1377.
31. McCormack W.M. Clinical spectrum of infection with Neisseria gonorrhoeae // Sex Transm Dis. – 1981. – Vol.8(4). – P.305–307.
32. Miettinen A. Mycoplasma hominis in patients with pelvic inflammatory disease // Isr J Med Sci. – 1987. – Vol.23(6). – P.713–716.
33. Naessens A. Les infections a Ureaplasma urealyticum. Microbiologic // Acta Urol Belg. 1993. – Vol.61(1–2). – P.153–156.
34. Robertson B.D., Meyer T.F. Genetic variation in pathogenic bacteria // Trends Genet. – 1992. – Vol.8. – P.422–427.
35. Shafer M.A., Sweet R.L., Ohm–Smith M.J., Shalwitz J., Beck A., Schachter J. Microbiology of the lower genital tract in postmenarchal adolescent girls: difference by sexual activity, contraception and presence of non–specific vaginitis // J Pediatr. – 1985. – Vol.107(6). – P. 974–981.
36. Tait J., Peddie B.A., Bailey R.R. et al. Urethral syndrome (abacterial cystitis) – search for a pathogen // Brit J Urol. – 1985. – Vol.57. – P.552–556.
37. Taylor–Robinson D., Furr P.M. Genital mycoplasma infections // Wien Klin Wochenschr 1997. – Vol. 109(14–15). – P.578–583.
38. Uuskula A., Kohl P.K. Genital mycoplasmas, including Mycoplasma genitalium, as sexually transmitted agents // Int J STD AIDS. – 2002. – Vol.13(2). – P.79–85.
39. Yoshida T., Deguchi T., Ito M., Maeda S., Tamaki M., Ishiko H. Quantitative detection of Mycoplasma genitalium from first–pass urine of men with urethritis and asymptomatic men by real–time PCR// J. Clin. Microbiol.–2002.–Vol. 40.–P.1451–1455.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak