Современные возможности оптимизации питания детей старше года

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №3 от 15.02.2011 стр. 130
Рубрика: Педиатрия

Для цитирования: Захарова И.Н., Дмитриева Ю.А. Современные возможности оптимизации питания детей старше года // РМЖ. 2011. №3. С. 130

В настоящее время основное внимание специалистов посвящено вопросам вскармливания младенцев первого года жизни. Рациону питания детей старше года уделяется, к сожалению, гораздо меньшее внимание. Между тем второй и третий год представляют собой не менее важный этап развития ребенка. В этом возрасте остаются высокими темпы физического развития ребенка, активный рост которого сопровождается интенсивным формированием опорно–двигательного аппарата, центральной нервной и эндокринной систем. Увеличение контактов ребенка с окружающим миром требует напряженной работы системы иммунитета. Психомоторное развитие в этом возрастном периоде характеризуется совершенствованием новых навыков: развитием мелкой моторики, речи, внимания, интеллекта, началом социальной адаптации ребенка и пониманием своего собственного «я». Второй и третий год жизни являются важным периодом развития ребенка с точки зрения пищевого программирования. Известно, что правильное питание в раннем возрасте способно снизить риск развития в последующем таких заболеваний, как сахарный диабет, ожирение, сердечно–сосудистая патология и некоторые виды рака [1]. Результаты научных исследований указывают на то, что атеросклеротические изменения, которые приводят к патологии сердца и сосудов, могут развиваться уже в детском возрасте, то есть задолго до того, как они становятся клинически значимыми. При этом риск развития патологии значительно выше у детей, которые страдают от избыточного веса и ожирения [2,3].

Таким образом, не вызывает сомнения, что рацион питания ребенка старше года должен быть составлен не менее тщательно, чем в первые месяцы жизни, и содержать в оптимальном количестве основные нутриенты.
Среднесуточные нормы физиологических потребностей в основных нутриентах и энергии для детей 1–3 лет, принятые в Российской Федерации, представлены в таблице 1.
Белки в организме выполняют важную пластическую функцию, являясь структурными компонентами клеток и тканей организма, участвуя в образовании ферментов, гормонов, синтезе антител и компонентов системы кроветворения. Качество белка, поступающего в организм человека с продуктами питания, определяется наличием в нем полного набора незаменимых аминокислот в определенном соотношении как между собой, так и с заменимыми аминокислотами. Жиры являются важным источником энергии и образуют резерв энергетического материала. В комплексе с белками (липопротеиды), производными ортофосфорной кислоты (фосфолипиды), углеводами (гликолипиды) жиры являются неотъемлемыми структурными компонентами клеточных мембран. Биологическая ценность жиров определяется содержанием в них полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), которые относятся к эссенциальным нутриентам, выполняющим в организме важнейшие пластические и регуляторные функции [5]. Углеводы являются основным легкоусвояемым источником энергии для ребенка в период активного роста, участвуют совместно с белками в синтезе иммуноглобулинов, ферментов, гормонов, факторов свертывания крови. Они входят в состав гликопротеинов цитоплазматических мембран и играют ведущую роль в процессах клеточной рецепции и межклеточного взаимодействия, что имеет значение для роста и дифференцировки клеток организма. Неперевариваемые углеводы (пищевые волокна), достигая в неизменном виде толстой кишки, утилизируются представителями кишечной флоры, являясь для нее пищевым субстратом. В процессе ферментации происходит высвобождение короткоцепочечных жирных кислот (КЖК), которые служат важным источником энергии для клеток кишечного эпителия, а также снижают рН содержимого кишечника, создавая неблагоприятные условия для роста патогенной микрофлоры [6–8].
Для гармоничного развития ребенка в раннем возрасте рацион питания должен быть сбалансирован не только по белкам, жирам и углеводам, но и включать в оптимальном количестве витамины и микронутриенты, потребность в которых также существенно возрастает в период активного роста (табл. 2).
Кальцию принадлежит особая роль в питании детей раннего возраста. Для нормального роста организма ребенка должен быть постоянный положительный баланс кальция, то есть поступление минерала с пищей должно превышать его количество, теряемое с калом и мочой. Это является необходимым условием для поддержания его «запаса» в костной ткани в течение всей последующей жизни. Недостаточное потребление кальция в детском возрасте нарушает нормальное развитие скелета и препятствует достижению оптимальной генетически предопределенной пиковой массы и плотности костей, существенно увеличивая тем самым риск развития остеопороза в последующем [9]. Имеются данные, что недостаточное потребление кальция в раннем возрасте может приводить к снижению пиковой костной массы на 5–10%, что увеличивает частоту переломов шейки бедра в последующем на 50% [10].
В период активного роста существенно возрастает потребность организма в железе. В России, по различным данным, железодефицитная анемия регистрируется у 6–40 % детского населения [11,12]. Дети раннего возраста составляют одну из основных групп риска по формированию железодефицитных состояний. Повы­шенная потребность активно растущего организма в железе, истощение антенатальных запасов микроэлемента и недостаточное его поступление с продуктами питания нередко приводят к развитию сидеропении.
Железо является эссенциальным микроэлементом, играющим важную роль в процессах жизнедеятельности организма. С участием железа осуществляются перенос электронов (цитохромы, железосеропротеиды), транспорт и депонирование кислорода (миоглобин, гемоглобин), а также происходит формирование активных центров окислительно–восстановительных ферментов (оксидазы, гидроксилазы, супероксиддисмутазы) [13]. Железо входит в состав рибонуклеотид–редуктазы, участвующей в синтезе ДНК, что определяет роль микроэлемента в регуляции процессов клеточной пролиферации и дифференцировки [14]. Уменьшение количества железа в организме (в тканевых депо, в сыворотке крови и костном мозге) приводит к нарушению образования гемоглобина и снижению темпов его синтеза, накоплению свободных протопорфиринов в эритроцитах, развитию гипохромной анемии и трофических расстройств в различных органах и тканях. Железо играет важную роль в функционировании факторов неспецифической защиты, клеточного и местного иммунитета. Нормальное содержание железа в организме необходимо для полноценного фагоцитоза, высокой активности естественных киллеров и бактерицидной способности сыворотки, а также достаточного синтеза пропердина, комплемента, лизоцима, интерферона, секреторного иммуноглобулина А (sIgA) [15].
Дефицит железа в первые годы жизни может оказать негативное влияние на процессы постнатального формирования центральной нервной системы, что может иметь отдаленные последствия для развития ребенка [16,17]. При развитии сидеропении в раннем возрасте снижается продукция миелина, нарушаются процессы допаминового обмена в полосатом теле головного мозга, следствием чего может явиться замедление становления моторных функций и поведенческие нарушения у ребенка [18]. В условиях дефицита железа дети первых лет жизни имеют более низкие индексы психомоторного развития в соответствии со шкалой Бейли, чем их здоровые сверстники [19,20]. Дефицит железа приводит к снижению памяти, способности к обучению и концентрации внимания, задержке речевого развития и снижению физической активности [21–23]. Следует отметить, что изменения со стороны центральной нервной системы могут развиваться уже на стадии латентного дефицита железа и сохраняться в течение длительного времени даже при проведении адекватной терапии [24].
Особое внимание специалистов в настоящее время привлекает проблема дефицита йода у детей раннего возраста. К эндемичным по дефициту микроэлемента относится более половины густонаселенных промышленных и сельскохозяйственных регионов России. Эндемическим зобом в центральной части РФ страдают 15–25% детей и подростков, а по отдельным регионам этот показатель достигает 40% [25]. Основными последствиями дефицита йода для детей раннего возраста являются формирование зоба, отставание в нервно–психическом развитии, нарушение когнитивных функций.
Для удовлетворения физиологической потребности организма в макро– и микроэлементах суточный рацион питания ребенка от 1 года до 3 лет должен включать все основные группы пищевых продуктов: мясо и мясопродукты, рыбу и рыбопродукты, яйца, пищевые жиры, овощи, фрукты, бобовые, крупы и макаронные изделия, а также сахар и кондитерские изделия [26]. Однако, к сожалению, в процессе приготовления содержание многих витаминов и микроэлементов в продуктах снижается, что создает определенные трудности в адекватном обеспечении ими растущего организма. С целью профилактики развития дефицитных состояний в питании детей старше года возможно использование специализированных обогащенных продуктов, к которым, в частности, относятся молочные смеси 3 формулы.
В настоящее время компанией Abbott выпускается смесь Симилак 3, предназначенная для питания детей 1–3 лет жизни. Продукт содержит все основные макро– и микронутриенты, необходимые для полноценного роста и развития ребенка, включая полиненасыщенные жирные кислоты, олигосахариды, таурин, карнитин, инозитол. Отличительной особенностью смеси Сими­лак 3 является использование при ее производстве уникальной смеси жиров без пальмового масла, что препятствует образованию нерастворимых солей пальмитиновой кислоты с кальцием в кишечнике ребенка, обеспечивает лучшее усвоение элемента и его участие в процессе минерализации костной ткани. По содержанию кальция и белков Симилак 3 не уступает коровьему молоку. В то же время, количество таких нутриентов, как эссенциальные ПНЖК, железо, йод, цинк, витамины А, D, E, и В1 в Симилаке 3 значительно превышает их содержание в коровьем молоке. Кроме того, в состав Симилака 3 включены пребиотики ГОС, которые в коровьем молоке практически отсутствуют.
Сбалансированный состав смеси Симилак 3, включающий все необходимые микроэлементы и витамины в соответствии с возрастной потребностью ребенка, позволяет рекомендовать ее в качестве альтернативы неадаптированным молочным продуктам на втором и третьем году жизни.

Таблица 1. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для детей раннего возраста в РФ [4]

Таблица 2. Нормы физиологических потребностей и биологическая роль минеральных веществ и витаминов у детей раннего возраста

Литература
1. Гультикова О.С. Питание детей в возрасте старше года.//Педиатрия.–2009.–Том 88.–№5.–с. 76–79.
2. Berenson GS, Srinivasan SR, Bao W et al. Association between multiple cardiovascular risk factors and atherosclerosis in children and young adults. N. Engl. J. Med. 1998; 338(23):1650–1656.
3. Mossberg HO. 40 year follow–up of overweight children. Lancet. 1989; 2(8661): 491–493.
4. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации, методические рекомендации, МР 2.3.1.2432 –08 от 18.12.2008 г.
5. Шилина Н.М., Конь И.Я.. Современные представления о физиологических и метаболических функциях полиненасыщенных жирных кислот. Вопросы детской диетологии, 2004, т.2, №6, с.25–30.
6. Конь И.Я. Углеводы: новые взгляды на их физиологические функции и роль в питании. Вопросы детской диетологии. 2005; 1(3): 18–20.
7. Carbohydrates: nutritional and health aspects ILSI Press Europe / ed. by J. Gray. —2003. —Р. 30.
8. Gibson G.R., Roberfroid M.B. Dietary modulation of the human colonic microbiota: introducing the concept of prebiotics // J. Nutr. —1995: —№ 125. —Р. 1401–12.
9. Спиричев В.Б. Роль витаминов и минеральных веществ в остеогенезе и профилактике остеопатии у детей. Вопросы детской диетологии, 2003, т.1, №1, с.40–49.
10. Matkovic V., IIich J.Z. Calcium requirements for growth: are current recommendations adequate? Nutr Rev 1993;51:6; 171–180.
11. Анемии у детей: диагностика, дифференциальная диагностика, лечение / под ред. А.Г. Румянцева и Ю.Н. Токарева. 2–е изд. доп. и перераб. М.: МАКС Пресс, 2004. – 216 с.
12. Румянцев А.Г., Коровина Н.А. Диагностика и лечение железодефицитной анемии у детей. М.:2004. – 48с.
13. Эллиот В., Эллиот Д. Биохимия и молекулярная биология. М.– 2000 – Издательство НИИ Биомедицинской химии РАМН – с. 311–321.
14. Beard J.L. Iron biology in immune function, muscle metabolism and neuronal functioning. J Nutr. 2001 Feb;131(2S–2):568S–579S.
15. Кудрин А.В., Скальный А.В., Жаворонков А.А. и др. Иммунофармакология микроэлементов. М.: КМК – 2000 – с. 342–353.
16. Lozoff B, Jimenez E, Smith JB. Double burden of iron deficiency in infancy and low socioeconomic status: a longitudinal analysis of cognitive test scores to age 19 years. Arch Pediatr Adolesc Med. 2006;160(11):1108–1113.
17. McCann JC, Ames BN. An overview of evidence for a causal relation between iron deficiency during development and deficits in cognitive or behavioral function. Am J Clin Nutr. 2007;85(4):931–945.
18. Erikson K., Pinero D., Connor J., Beard J. L. Iron status and distribution of iron in the brain of developing rats. J. Nutr. 1997;127:2030–2038.
19. Beard J.L. Iron biology in immune function, muscle metabolism and neuronal functioning. J Nutr. 2001 Feb;131(2S–2):568S–579S.
20. Oski FA, Honig AS. The effects of therapy on the developmental scores of iron deficient infants. J Pediatr 1978; 92: 21–25.
21. Walter T et al. Cognitive effect at 5 years of age in infants who were anemic at 12 months: a longitudinal study. Pediatr Res 1990;28:295.
22. Lozoff B. et al. Long term development outcome of infants with iron deficiency. N Eng J Med 1991; 325:687–94.
23. Roncagliolo M et al. Evidence of altered central nervous system development in infants with iron deficiency anemia at 6 mo: delayed maturation of auditory brainstem responses. Am J Clin Nutr 1998; 68:683–90.
24. Lozoff B., Jimenez E., Hagen J. Et al. Poorer behavioral and developmental outcome more than 10 years after treatment for iron deficiency in infancy. Pediatrics 2000;105:E51.
25. Wayne EJ, Koutras DA, Alexander WD. 1964 Clinical aspects of iodine metabolism. Oxford: Blackwell Scientific Publications.
26. В.А.Тутельян, И.Я.Конь, Б.С.Коганова. Питание здорового и больного ребенка. Пособие для врачей, 2008, с 45–54.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak