Помощь психически больным в период беременности

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №25 от 28.12.2001 стр. 1204
Рубрика: Психиатрия

Для цитирования: Шмуклер А.Б. Помощь психически больным в период беременности // РМЖ. 2001. №25. С. 1204

НИИ психиатрии МЗ РФ, Москва



Представления о связи психических нарушений с репродуктивной функцией восходят к глубокой древности. Между тем, основная масса исследований посвящена психозам послеродового периода, а психические нарушения в период беременности изучены значительно меньше. Это, возможно, связано с их существенно меньшей распространенностью. Так, риск развития психоза генерационного периода (ГП) в общей популяции составляет 0,1–0,25% [18]. При этом на послеродовые психозы приходится 45%–86% всех психозов ГП, на лактационные (то есть в период кормления) – 10%–42% и психозы периода беременности – 3%–15%. Считается, что уровень тяжелых психических расстройств в период беременности такой же или даже более низкий по сравнению с уровнем болезненности вне деторождения, но он резко возрастает после родов, превышая даже частоту возникновения заболевания у нерожавших женщин. Послеродовые психозы встречаются с частотой 1–2 на 1000 родов [12, 19].

Психозы периода беременности являются сборной нозологической группой. При этом беременность сама по себе не является причиной психозов (за исключением экламптических), а может лишь провоцировать начало или обострение уже имеющихся психических нарушений. Психотическим расстройствам может способствовать различная соматическая патология, развивающаяся в этот период. Существенное значение имеют психологические трудности (семейная дисгармония, одиночество, смерть близких) [5, 11]. В целом, однако, беременность заключает в себе оздоровительный, сдерживающий фактор. Некоторое учащение психотических расстройств наблюдается лишь в последний триместр беременности и достигает максимума на 6–15 день после родов.

Наиболее типичным расстройством периода беременности является депрессия различной этиологии. При этом, если расстройства неглубокого уровня наблюдаются на ранних сроках беременности, то глубокие депрессивные нарушения чаще развиваются в поздние сроки [5]. Достаточно характерной является тревожная депрессия. Иногда высказываются идеи самообвинения. После родов нередко отмечается ухудшение состояния со склонностью к затяжному течению.

Шизофрения является одной из самых распространенных во время беременности психических болезней, уступая по частоте только психогенным заболеваниям. Приступы шизофрении, развивающиеся непосредственно в период беременности, зачастую носят транзиторный характер, а расстройства аффективного уровня, наблюдающиеся незадолго до родов, характеризуются стертыми, невыраженными нарушениями. Вместе с тем можно выделить «критические» периоды – во втором (на 18–22 неделях) и последнем триместре (на 34–39 неделях) – наиболее уязвимые для возникновения приступов шизофрении.

Аффективные расстройства на начальном этапе развивающегося в поздние сроки беременности приступа шизофрении, как правило, носят атипичный характер, что обусловливает необходимость дифференциальной диагностики с нарушением психической деятельности при тяжелых формах поздних токсикозов беременности. Разграничению указанных состояний способствует обнаружение за астеническим фасадом снижения витального тонуса, чувства соматопсихической измененности, депрессивного реагирования, установление связи замедленности действий и реакций не с повышением порога реагирования на внешние раздражители, что характерно для состояний оглушенности, а с идеомоторной заторможенностью, наличие суточных колебаний, диффузной тревоги, ощущение витального неблагополучия.

Беременность, наступающая на фоне уже имеющейся психотической симптоматики у больных шизофренией, как правило, не оказывает существенного влияния на клинику заболевания, которая соответствует обычному стереотипу развития болезненного процесса. В некоторых случаях в последнем триместре возможно, однако, резкое обострение симптоматики приступа, характеризующегося до этого затяжным подострым течением.

Следует отметить, что дородовой период и роды у больных шизофренией в случаях ее длительного неблагоприятного течения беременности протекают обычно с незначительным числом осложнений. Достоверно чаще осложнения беременности наблюдаются в группе больных с более благоприятным – эпизодическим течением процесса.

В связи с развитием в ряде случаев психотических расстройств в период беременности встает вопрос о показаниях для ее прерывания. Очевидно, что его необходимо решать строго индивидуально. Единственным абсолютным психиатрическим показанием для производства искусственного выкидыша являются лишь те, которые представляют угрозу жизни матери и плода: эклампсия и эпилептический статус. В остальных случаях необходимо учитывать многочисленные факторы, позволяющие прогнозировать ухудшение психического состояния в связи с беременностью и родами. Адекватные профилактические мероприятия могут позволить сохранить беременность даже в случае, если женщина перенесла психоз в одну из фаз генерационного периода. В этих случаях рекомендуется предохранение от беременности в течение 3–4 лет после перенесенного психоза. В то же время повторные (более двух) психозы, связанные с деторождением, могут служить основанием для контрацепции. Следует также рекомендовать предохранение от беременности в случае неблагоприятного течения шизофренического процесса с частыми обострениями, затяжным течением и выраженными изменениями личности, несмотря на то, что психозы беременности считаются хорошо курабельными.

Вопросы использования психотропных средств в период беременности обсуждаются с самого начала их применения в психиатрии и не становятся менее актуальными. Считается, что до 80–90% беременных принимают лекарственные средства, причем 10%–35% используют психотропные препараты. Проблемы безопасности применения лекарственных, в том числе и психотропных, средств в гестационный период имеет разные аспекты: с одной стороны, учитывается степень риска их патогенного влияния на плод, с другой – выраженность патологических нарушений у будущей матери, обусловливающая необходимость их применения. Общим правилом здесь является применение лекарственных средств только в случае, когда риск осложнений для матери или плода при не использовании медикаментов превышает риск их побочного действия.

Транквилизаторы

Транквилизаторы довольно широко применяются не только в психиатрической, но и собственно акушерской практике. Они легко проходят через плацентарный барьер. После внутривенного введения диазепама роженицам он обнаруживается в крови плода через 5 минут, причем в концентрации более высокой, чем в крови матери [1]. Это может приводить к накоплению препарата в крови плода. Кроме того, у новорожденных увеличен по сравнению со взрослыми период полуэлиминации препарата, и значительное его количество может определяться в крови еще длительное время после рождения.

Выявлено, что при применении диазепама в первый триместр беременности возрастает вероятность возникновения у новорожденных незаращения твердого неба, верхней губы и развития паховой грыжи [16,17]. Длительный прием препарата во время беременности может приводить к его накоплению в тканях плода (особенно в жировой ткани и печени) и обусловливать тем самым токсическое действие. У новорожденных может отмечаться мышечная гипотония, гипотермия, гипербилирубинемия [6]. Возможно угнетение дыхания вплоть до его остановки и нарушения сосательного рефлекса [1,3]. Использование диазепама в низких дозах в период родов, как правило, не оказывает какого–либо неблагоприятного действия на плод, однако высокие дозы могут приводить у новорожденных к приступам удушья, снижению мышечного тонуса, патологическим метаболическим реакциям на снижение температуры.

Возможность токсического влияния диазепама (как и других транквилизаторов) на плод и новорожденного заставляет с осторожностью рекомендовать его применение во время беременности, хотя в большинстве случаев выявить какие–либо функциональные нарушения, превышающие уровень, обнаруживаемый у детей, матери которых не принимали диазепам, не удается. Вероятно, это связано с кратковременностью и относительно невысокими дозами используемых препаратов.

Антидепрессанты

При применении трициклических антидепрессантов может возрасти вероятности развития врожденных скелетных аномалий, главным образом уродств конечностей [10]. Вместе с тем, эти данные не выглядят до конца убедительными. По–видимому, данная группа препаратов обладает относительно низкой тератогенностью, по крайней мере в низких–средних дозах и в поздние сроки беременности. Применение сверхвысоких доз приводит к множественным тяжелым аномалиям развития у плода.

При использовании трициклических антидепрессантов в поздние сроки беременности у новорожденных могут отмечаться функциональные нарушения, связанные, в частности, с холинолитическим действием препаратов: задержка мочи, тахикардия, дыхательные нарушения, периферический цианоз, повышение мышечного тонуса, тремор, клонические подергивания [6,15].

Риск использования в период беременности препаратов нового поколения, и, в частности, ингибиторов обратного захвата серотонина, изучен недостаточно. Имеются данные, указывающие на отсутствие в этих случаях выраженных пороков развития у детей [9], хотя сообщается о возможности возникновения у них нерезко выраженной патологии в послеродовом периоде [4,13].

Соли лития

Особенностью препаратов лития является то, что они не метаболизируются в организме. Их фармакокинетика определяется интенсивностью экскреции почками, уровень которой изменяется при беременности. Это приводит к необходимости модификации схемы использования препарата у беременных. Так, увеличение клиренса лития почками требует увеличения дозы препарата для поддержания его оптимальной концентрации в крови. В то же время резкое падение уровня гломерулярной фильтрации и клиренса лития после родов может привести к интоксикации [1,6].

Считается, что разовая доза лития для беременных не должна превышать 300 мг, а уровень терапевтической концентрации в крови следует поддерживать за счет частоты приема. Контроль концентрации препарата в крови должен производиться еженедельно. В целом, однако, особенности использования солей лития в период беременности определяются, главным образом, риском патогенного влияния на плод.

Литий относительно легко проходит через плаценту и обнаруживается в крови плода. Данные о последствиях применения лития в период беременности у женщин наиболее систематизированы по сравнению с данными о других психофармакологических средствах. С целью такой систематизации был введен так называемый литиевый регистр (Lithium Register). По его данным, уровень аномалий сердечно–сосудистой системы и, в частности, аномалии Эбштейна (тяжелая трикуспидальная недостаточность) значительно выше в случаях употребления женщинами в период беременности лития, чем в общей популяции [20]. Таким образом, литий противопоказан в первый триместр беременности, однако его использование в этот опасный период не может служить абсолютным показанием к аборту. Так, для контроля за сердечно–сосудистой системой (с 16 недели) и диагностики аномалии Эбштейна (с 23 недели) может быть использована эхокардиография [2,20].

Интоксикация новорожденного литием может проявляться в виде так называемого синдрома вялого ребенка. У детей отмечается снижение мышечного тонуса, сонливость, поверхностное дыхание, цианоз, угнетение сосательного и хватательного рефлексов, а также отсутствие рефлекса Моро [6,8]. Отмеченные явления могут сохраняться до 10 дней после родов.

В качестве альтернативного препарата для профилактики аффективных фаз может быть использован карбамазепин. Этот препарат считается достаточно надежным при монотерапии, однако риск врожденных уродств значительно увеличивается при его комбинации с другими антиконвульсантами [6].

Нейролептики

Нейролептики легко проникают через плаценту и быстро обнаруживаются в тканях плода и амниотической жидкости. Однако, как правило, препараты данной группы не вызывают значительных пороков развития у детей, рожденных от матерей, принимавших их во время беременности [14]. Сообщения о врожденных аномалиях при их использовании немногочисленны и не поддаются четкой систематизации. Это тем более важно, что ряд препаратов этой группы (этаперазин, галоперидол) иногда назначаются акушерами в небольших дозах на ранних сроках беременности в качестве противорвотного средства.

Описания функциональных нарушений при использовании беременными «старых» нейролептиков также немногочисленны: выявлены единичные случаи синдрома отмены у новорожденных, матери которых длительное время получали нейролептическую терапию, а также дыхательная недостаточность при использовании в поздние сроки беременности высоких доз хлорпромазина. Каких–либо интеллектуальных нарушений у дошкольников, подвергшихся пренатальному воздействию нейролептиков, не обнаружено [8].

Сообщения об использовании во время беременности атипичных нейролептиков немногочисленны. Указывается, в частности, на возможное увеличение риска самопроизвольных выкидышей и мертворождения [7].

Заключение

Таким образом, очевидно, что применение психотропных средств в период беременности должно быть ограничено, а женщины детородного возраста, получающие психотропные препараты, должны избегать беременности. В случае же возникновения настоятельной необходимости применения этих препаратов потенциальный тератогенный риск должен быть сопоставлен с тяжестью психического расстройства. При этом, поскольку влияние новых препаратов (нейролептиков, антидепрессантов) на плод в настоящее время в достаточной степени не изучено, предпочтительно назначать «старые», более предсказуемые в отношении тератогенного действия лекарственные средства [2].

Учитывая приведенные выше сведения, предлагается ряд рекомендаций по использованию психотропных средств в период беременности [6,14]:

 

  • следует избегать применения психотропных средств в первый триместр беременности;
  • при развитии у беременной женщины психических нарушений психотического уровня показана госпитализация для решения вопроса о назначении терапии;
  • рекомендуется получить согласие на лечение не только от больной, но и от ее мужа;
  • при настоятельной необходимости психотропного лечения «старым», хорошо изученным препаратам должно отдаваться предпочтение, поскольку тератогенный риск новых еще не изучен;
  • целесообразно применение минимально эффективных доз препаратов; при этом не должна ставиться цель любой ценой полностью купировать симптоматику, так как для этого могут потребоваться высокие дозы лекарств, увеличивающие риск осложнений для плода;
  • нежелательно использовать комбинации психотропных средств;
  • снижение и отмена препаратов должны проводиться как можно быстрее, за исключением случаев медикаментозных ремиссий, когда отмена лечения может привести к обострению заболевания;
  • необходимо осуществлять тщательный клинический и инструментальный контроль за плодом, особенно в ранние сроки, для своевременного выявления патологии;
  • на протяжении всей беременности должно осуществляться тесное взаимодействие между психиатрами и врачами–акушерами;
  • пациентки нуждаются в наблюдении и в послеродовой период, поскольку в это время возрастает риск возникновения (обострения) психических расстройств;
  • важным звеном в работе с беременными, особенно страдающими психическими расстройствами, является создание благоприятной психотерапевтической среды и подготовка к родам.

 

Литература:

1. Кирющенков А.П., Тараховский М.Л. Влияние лекарственных средств на плод. – М., 1990. – 271 с.

2. Arnon J., Shechtman S., Ornoy A. The use of psychiatric drugs in pregnancy and lactation // Isr. J. Psychiatr. Relat Sci . – 2000. – Vol. 37, N 3. – P.205–222.

3. Autret E., Rey E., Laugier J. et al. Retentissement neonatal de la consommation de benzodiazepines au cours de la grossesse // Therapie. – 1987. – Vol. 421, N 3. – P.305–310.

4. Cohen L.S., Heller V.L., Bailey J.W., et al. Birth outcomes following prenatal exposure fluoxetine // Biol. Psychiatr. – 2000. – Vol. 48, N 10. – P. 996–1000.

5. Dean C., Kendell R.E. The symptomatology of puerperal illneses // Brit. J. Psychiatr. – 1981. – Vol. 139, Aug. – P.128–133.

6. Elia J., Katz I.R., Simpson G.M. Teratogenicity of psychotherapeutic medication // Psychopharm. Bull. – 1987. – Vol. 23, N 4. – P.531–586.

7. Goldstein D.J., Corbin L.A., Fung M.C. Olanzapine–exposure pregnancies and lactation: early experience // J. Clin. Psychopharmacol. – 2000. – Vol. 20, N 4 . – P.399–403.

8. Kerns L.L. Treatment of mental disorders in pregnancy: A review of psychotropic drug risk and benefits // J. Nerv. Ment. Dis. – 1986. – Vol. 174, N 11. – P.652–659.

9. Kulin N.A., Pastuszak A., Sage S.R., et al. Pregnancy outcome following maternal use of the new selective serotonine reuptake inhibitors: A prospective controlled multicentre study // JAMA. –1998. – Vol. 279, N 23. – P.1873.

10. McBride W.G. Limb deformities associated with iminodibenzyl hydrochloride // Med. J. Aust. – 1972. – Vol. 1, N 10. – P.492.

11. McNeil T.F., Blennow G. A prospective study of postpartum psychoses in a highrisk group. 6. Relationship of birth complication anf neonatal abnormality // Acta Psychiatr. Scand. – 1988. – Vol. 78, N 4. – P.478–484.

12. Meltzer E.S., Kumar R. Puerperal mental illness, clinical features and classification: A study of 142 mother and baby admissions // Brit. J. Psychiatr. – 1985. – Vol. 147, Dec. – P.647–654.

13. Misri S., Burgmann A., Kostaras D. Are SSRI safe for pregnant and breastfeeding women? // Can Fam. Physician – 2000. Vol. 46, Mar. – P.626–628, 631–633.

14. Nurnberg H., Prudic J. Guidelines for treatment of psychoses during pregnancy // Hosp. Comm. Psychiatr. – 1984. – Vol. 35, N 1. – P.67–71.

15. Rao J.M., Arulappu R. Drug use in pregnancy: How to avoid problems // Drugs – 1981. – Vol. 22, N 5. – P.409–414.

16. Safra M., Oakley G. Association between cleft lip with or without cleft palate and prenatal exposure of diazepam // Lancet. – 1975. – Vol. 2, N 7933. – P.478–480.

17. Saxen I., Saxen L. Association between maternal intake of diazepam and oral clefts // Lancet. – 1975. – Vol. 2, N 7933. – P.498.

18. Targum S.D. Dealing with psychosis during pregnancy // Amer. Pharmacy – 1979. – Vol. NS, N 9. – P.18–21.

19. Ticknor C.B., Vogstberger K.N. Development of psychosis during premature labor // Hosp. Comm. Psychiatr. – 1987. – Vol. 38, N.4. – P.406–407.

20. Weistein M.R., Goldfield M.D. Cardiovascular malformation with lithium use during pregnancy // Amer. J. Psychiatr. – 1975. – Vol. 132, N 5. – P.529–531.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak