Фасеточная артропатия: избранные вопросы терминологии, диагностики и терапии

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №2 от 05.04.2016 стр. 77-84
Рубрика: Ревматология

Для цитирования: Долгова Л.Н., Красивина И.Г., Кириллов Н.В. Фасеточная артропатия: избранные вопросы терминологии, диагностики и терапии // РМЖ. 2016. №2. С. 77-84
Боль в спине является актуальной междисциплинарной медицинской проблемой. В обзоре литературы систематизированы современные классификационные подходы к терминологии и нозологической принадлежности данного широко распространенного синдрома. Предложена дифференциально-диагностическая таблица основных дорсопатических синдромов: миофасциального, артропатического,  мышечно-тонического и сегментарной нестабильности. Основное внимание уделено фасеточной артропатии как одной из частых локализаций остеоартроза. Обсуждаются диагностические возможности комплексного интервенционного алгоритма ведения пациента с болью в спине, предполагающего выполнение фасеточной, эпидуральной либо крестцово-подвздошной инъекции местного анестетика и/или глюкокортикостероидного препарата. Продемонстрирована доступность визуализации дугоотросчатых суставов при мультиспиральной компьютерной томографии (МСКТ). В лечении фасеточной артропатии  в качестве первого ряда терапевтических мероприятий рекомендуется назначение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), а также медленнодействующих симптом-модифицирующих средств, содержащих хондроитина сульфат и глюкозамин. Приведены данные об эффективности и безопасности лечебных блокад дугоотросчатых суставов, о повышении точности выполнения манипуляций при ультразвуковом контроле. Систематизированы сведения о значении препаратов глюкокортикостероидного ряда в лечении синдрома болей в спине, адаптирована таблица сравнительной противовоспалительной и минералокортикоидной активности основных  представителей глюкокортикостероидов (ГК) для локального введения. Обсуждается такой инновационный метод лечения болевого фасеточного синдрома, как радиочастотная денервация межпозвонковых суставов. Анализ современного состояния проблемы фасеточной артропатии позволяет говорить о высокой распространенности данной патологии среди пациентов с болью в спине, повышении эффективности лечебно-диагностических процедур при комплексном междисциплинарном подходе. 

Ключевые слова: фасеточная артропатия, компьютерная томография дугоотростчатых суставов, нестероидные противовоспалительные средства, глюкокортикостероиды, хондропротекторы, локальная терапия.

Для цитирования: Долгова Л.Н., Красивина И.Г., Кириллов Н.В. Фасеточная артропатия: избранные вопросы терминологии, диагностики и терапии // РМЖ. Ревматология. 2016. № 2. С. –84.

Back pain is an actual interdisciplinary problem of modern medicine. The review summarizes current classification approaches to the nomenclature and nosology of this common syndrome. The paper includes the table of differential diagnosis of major dorsopathies (i.e., myofascial, arthropathic, myotonic, and segmental instability). The attention is mainly focused on facet arthropathy since facet joints are often affected by osteoarthrosis. Diagnostic potentialities of the complex interventional management approach to a patient with back pain which includes facet, epidural, or sacroiliac injections of local anesthetic and/or glucocorticoid are discussed. Facet joints can be easily visualized with spiral computed tomography. Non-steroidal anti-inflammatory drugs (NSAIDs) as well as symptom modifying slow-acting drugs (which contain chondroitin sulfate and glucosamine) are considered as a first-line treatment of facet arthropathy. The data on the efficacy and safety of therapeutic blocks of facet joints are presented. Performing manipulations under ultrasound control improves their accuracy. The role of glucocorticoids in the treatment of back pains is systematized. The table of comparative anti-inflammatory and mineralocorticoid activities of main glucocorticoids is adapted for local injections. An innovative method of facet pain syndrome treatment, radio-frequency denervation of intervertebral joins, is discussed. The current state of the field demonstrates that facet arthropathy is common amongst the patients with back pain. Complex interdisciplinary approach increases the effectiveness of therapeutic and diagnostic procedures.

Keywords: facet arthropathy, computed tomography of facet joints, non-steroidal anti-inflammatory drugs, glucocorticoids, chondroprotectors, local therapy.

For citation: Dolgova L.N., Krasivina I.G., Kirillov N.V. Facet arthropathies: selected issues of nomenclature, diagnosis, and therapy // RMJ. Rheumatology. 2016. № 2. P. 77–84.

Статья посвящена фасеточной артропатии: избранным вопросам терминологии, диагностики и терапии

     Боль в спине знакома большинству населения земного шара  – от подростков до престарелых. В течение жизни хотя бы однократно эпизод боли в спине отмечался у 70–80% людей [1]. Широкомасштабное эпидемиологическое исследование 2005 г. в США выявило рост числа больных остеоартритом с 21 млн в 1995 г. до 27 млн, а также сохранение преобладания синдромов  болей  в пояснице (59 млн) и шее (более 30 млн) в структуре всей ревматологической патологии [2]. Огромное количество публикаций с различными диагностическими и терминологическими подходами специалистов разного профиля (ревматологов, неврологов, нейрохирургов) может вызывать некоторые противоречия и разночтения. 
     Российским пациентам и врачам общей практики более привычен термин «остеохондроз» (М42 по МКБ-10) как причина болей в спине. В российской статистической отчетности по ревматологии отдельного учета синдромов болей в спине не отражено, а количество больных с остеоартрозом всех локализаций на 2013 г. составило более 4 млн [3].  Между тем Национальное руководство по ревматологии [4] выделяет главу, посвященную синдрому болей в нижней части спины (БНС) (М 54.5 по МКБ-10) как регистрационной категории с высокой распространенностью и частой невозможностью уточнения конкретной нозологической причины боли. Введено понятие «дорсопатия», под которым понимают болевой синдром в области туловища и конечностей, связанный с дегенеративными заболеваниями позвоночника, но не с патологией внутренних органов. Дорсопатии – широкое понятие, объединяющее поражения собственно позвоночника и мышечно-связочных структур спины. В 1987 г. G. Waddell сформулирована диагностическая триада болей в спине (цит. по: Н.А. Шостак, Н.Г. Правдюк, 2011), разделяющая их на 1) неспецифическую (механическую) патологию; 2) специфическую патологию; 3) радикулопатии [5].   Структура триады представлена на рисунке 1. 

77-1.jpg

     Наиболее распространенный первичный механический синдром может быть обусловлен дегенеративными и функциональными изменениями межпозвонковых дисков, фасций, мышц, сухожилий, связок, дугоотросчатых суставов. Остеоартроз последних (спондилоартроз, фасет-синдром, фасеточная артропатия) играет важнейшую роль в  формировании хронической боли в спине – от 5 до 40% случаев в зависимости от диагностических критериев [6, 7]. Первичный спондилоартроз занимает 2-е место среди причин нарушения трудоспособности людей старше 50 лет [8].
     Межпозвонковые суставы представляют собой классические синовиальные суставы с поверхностями, покрытыми суставным гиалиновым хрящом, с суставной капсулой, ограничивающей содержащуюся в их полости синовиальную жидкость [5]. Экспериментальная модель дегенеративного поражения фасеточных суставов поясничного отдела позвоночника у крыс создана традиционно – путем введения в них полного адъюванта Фрейнда. Помимо макроскопического соответствия остеоартриту и гистологического балльного счета OARSI (рекомендации Международного научного общества по изучению остеоартроза) получено повышение уровня ИЛ-1- и фактора некроза опухоли (ФНО)- в синовиальной оболочке этих суставов, что подтверждает единство патогенеза фасеточной артропатии и остеоартрита других локализаций [9]. Дегенеративные изменения позвоночника могут развиваться уже с 25–30 лет, что может быть связано с врожденными аномалиями позвоночника (люмбализация, сакрализация), гипермобильностью позвоночных сегментов, травматизацией, избыточным передним наклоном таза из-за генетических и поведенческих особенностей [10–12].
     Диагностика фасеточной артропатии первоначально предполагает клинико-анамнестическое дифференцирование характерного для нее артропатического синдрома от синдрома сегментарной нестабильности, мышечно-тонического и миофасциального болевого синдрома (табл. 1).

77-2.jpg
 
     На основе доказательств, базирующихся на большом количестве эпидемиологических и клинических данных, предложен комплексный интервенционный алгоритм ведения пациента с болью в спине. Так, при хронической БНС после оценки анамнеза и клинического обследования рекомендуется выполнение блокады фасеточного сустава либо эпидуральной, либо крестцово-подвздошной инъекции местного анестетика с (или без) ГК. При отсутствии эффекта от первой манипуляции рекомендуется выполнение следующей, причем при неудаче и эпидуральной, и крестцово-подвздошной интервенции вторым шагом предлагается блокада дугоотросчатого сустава. При хронической торакальной или цервикальной боли алгоритм предполагает выбор между фасеточной и эпидуральной блокадой. Подчеркивается важность тщательной оценки клинических, анамнестических, психосоциальных сведений для исключения противопоказаний к применению интервенционного алгоритма. Предпочтителен 2-недельный интервал между диагностическими инъекциями [13]. Интервенционный алгоритм выполним в условиях доступности  высококвалифицированной медицинской помощи. 
     Внедрение в практику МСКТ сделало доступной визуализацию дугоотросчатых суставов, которая была затруднительна при стандартной рентгенографии.  Представляем серию томограмм (рис. 2 и 3), демонстрирующих различные стадии спондилоартроза.  

77-3.jpg
77-4.jpg

     Начальные проявления фасеточной артропатии заключаются в незначительном сужении суставных щелей, склерозировании суставных поверхностей, появлении единичных мелких остеофитов. Артропатия II стадии характеризуется сужением и деформацией суставной щели, выраженным остеосклерозом и остеофитозом. При артропатии III стадии определяются резкое сужение и деформация суставных щелей, остеосклероз с выраженным остеофитозом, деформирующим позвоночный канал. 
     Лечение фасеточной артропатии является комплексной мультидисциплинарной проблемой. Назначение НПВП относится к первому ряду терапевтических мероприятий при болях в спине. Как показывают результаты многочисленных контролируемых исследований, отсутствуют убедительные данные о преимуществах какого-либо отдельного препарата данной группы для купирования болевого синдрома в спине. НПВП назначаются с момента развития клинических симптомов (с 1–2 сут от начала болевого синдрома). Рекомендуется начинать с более безопасных препаратов короткого действия в минимально эффективной дозе [14]. НПВП различаются по своей селективности в отношении циклооксигеназы 2-го типа (ЦОГ-2): неселективные (н-НПВП), селективные и высокоселективные (или специфические ЦОГ-2 ингибиторы) – так называемые коксибы. Блокада ЦОГ-1 (свойственная н-НПВП) приводит к существенному повышению риска развития серьезной, угрожающей жизни патологии желудочно-кишечного тракта (ЖКТ): НПВП-гастропатии и НПВП-энтеропатии. В этом плане коксибы значительно менее опасны. Селективное подавление ЦОГ-2 (без влияния на ЦОГ-1) может приводить к дисбалансу синтеза тромбоксана А2 и простациклина, что повышает риск сосудистого тромбоза и развития кардиоваскулярных катастроф. В клинической практике наиболее целесообразно рекомендовать коксибы относительно молодым пациентам без клинически выраженной патологии сердечно-сосудистой системы (ССС), имеющим факторы риска НПВП-гастропатии и/или диспепсию, нуждающимся в относительно кратковременном лечении боли.  Неселективные НПВП (кроме кеторолака, пригодного лишь для очень кратковременного приема) целесообразно применять у пациентов старшей возрастной группы с умеренным кардиоваскулярным риском, но без существенных факторов риска НПВП-гастропатии. В большинстве случаев эти препараты могут быть использованы лишь в комбинации с мощными гастропротекторами, предпочтительно с ингибиторами протонной помпы [15, 16]. В практической деятельности лорноксикам с более коротким периодом полувыведения (3–4 ч) ) зарекомендовал себя лучше, чем другие оксикамы. Обладая способностью к сбалансированному ингибированию ЦОГ-1 и ЦОГ-2, лорноксикам проявляет выраженную анальгетическую и противовоспалительную активность в сочетании с низким риском развития нежелательных явлений [10, 17].  Подгруппа селективных НПВП, занимающих  «промежуточное» положение между неселективными и специфическими, представлена нимесулидом и мелоксикамом. Оба препарата заняли свою терапевтическую нишу в лечении больных остеоартрозом, в т. ч. пациентов с болью в спине [16, 18–20]. 
В исследовании сравнительной эффективности эторикоксиба в дозе 60 мг/сут и диклофенака в дозе 150 мг/сут при лечении пациентов с хронической болью в спине в течение 4 нед. отмечено, что эторикоксиб  сопоставим по  анальгетическому эффекту с диклофенаком [21]. Применение эторикоксиба в течение 3 мес. приводило к статически значимомому снижению интенсивности боли и уменьшению ограничений движений по сравнению с таковыми при применении плацебо. Исследование по сравнению эффективности эторикоксиба в дозе 60 и 90 мг/сут не выявило преимуществ большей дозы препарата в этой популяции пациентов [22].
     Различие между НПВП связано с их безопасностью, и это различие весьма существенно [16]. При длительном применении НПВП возрастает риск побочных явлений, в первую очередь желудочно-кишечных и кардиоваскулярных осложнений. Поэтому необходимо применять их недолго и с учетом индивидуальных особенностей пациента. Длительность применения НПВП при хронической боли в спине в клинических рекомендациях четко не оговаривается. 
     Европейское общество по клиническим и экономическим аспектам остеопороза и остеоартроза (ESCEO) предлагает алгоритм ведения больных остеоартрозом, в котором подчеркивается осторожный подход к применению НПВП и эффективность медленнодействующих средств: хондроитина сульфата (ХС) и глюкозамина (ГА). При этом эксперты считают, что хондропротекторы следует назначать уже на первых этапах лечения ОА, а НПВП – в случае недостаточного симптом-модифицирующего действия ХС и ГА  [23].  
     ХС и ГА являются естественными хондропротекторами. ГА необходим для биосинтеза таких соединений, как гликолипиды, гликопротеины, гликозаминогликаны, гиалуронат и протеогликаны, ХС – для формирования протеогликанов суставного хряща [24].   Совместное применение ХС и ГА гидрохлорида (ГАХ) увеличивает продукцию гликозаминогликанов хондроцитами на 96,6% по сравнению с 32% при монотерапии [25]. Комбинацию ХС (400 мг) и ГАХ (500 мг) содержит лекарственный препарат для перорального приема Терафлекс,  для старта терапии предложено сочетание ХС 200 мг, ГАХ 250 мг и низкой дозы относительно безопасного н-НПВП ибупрофена 100 мг (Терафлекс Адванс). В экспериментальном исследовании сочетание ГА и ибупрофена расценено как синергическое. Для достижения адекватного обезболивающего эффекта больным ОА требуется в 2,4 раза меньшая доза ибупрофена [26]. Терафлекс Адванс рекомендуют в начале терапии по 2 капсулы 2 р./сут в течение 3 нед. с последующим переходом на Терафлекс [27, 28]. Согласно прогностической модели, максимальный эффект Терафлекса следует ожидать на начальных этапах поражения суставного аппарата позвоночника, особенно при наличии симптомов, подозрительных в отношении фасеточного синдрома [29]. 
     Открытое рандомизированное клиническое исследование с целью оценки симптом-модифицирующего эффекта препарата Терафлекс, его переносимости и длительности последействия, проведено у 60 больных ОА коленных суставов и спондилоартрозом позвоночника в течение 6-месячного периода наблюдения. В первой группе пациенты получали Терафлекс по 1 капсуле  2 р./сут в течение 1-го мес., затем по 1 капсуле  1 р./сут еще 2 мес. в сочетании с диклофенаком в дозе 75 мг/сут, во 2-й – диклофенак в суточной дозе 75 мг. Через 1 мес. уменьшение боли при приеме Терафлекса соответствовало  наблюдаемому при приеме диклофенака, причем данный эффект сохранялся на протяжении всего срока наблюдения [25, 30]. 
     Имеются данные о высокой эффективности препарата Терафлекс в лечении вертеброгенных синдромов, обусловленных дегенеративно-дистрофическими изменениями в позвоночнике. Проведено клиническое наблюдение за 30 больными с рефлекторными и компрессионными синдромами спондилоартроза (средний возраст – 49 лет). 18 пациентов получали комплексную терапию,  включающую Терафлекс, НПВП, витамины, сосудистые препараты, физиолечение, 12 – только Терафлекс. Значительное улучшение состояния с купированием болевого синдрома и положительной неврологической симптоматикой зарегистрировано у 28 человек. Высокая эффективность монотерапии Терафлексом отмечена у 9 пациентов. Переносимость препарата расценена как хорошая у 27 больных, у 1 пациента появились диспептические расстройства, у 1 – незначительное головокружение, у 1 больного препарат был отменен из-за выраженного головокружения [31].  
     40 пациентам (средний возраст – 48,5 года) с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями шейного, грудного и поясничного отделов позвоночника, сопровождавшимися острой и хронической болью разной интенсивности, назначался Терафлекс. Значительное улучшение состояния (в частности, купирование боли и положительная динамика неврологической симптоматики) достигнуто у 75% пролеченных, преимущественно молодого возраста. У 20% уменьшалась интенсивность болевого синдрома, эффект отсутствовал только в 5% случаев. Восстановление объема движений соответствовало редукции болевого синдрома. Переносимость препарата у всех больных была хорошей [32]. 
     В настоящее время доказана эффективность сочетания ХС и ГС в дозировке 1200 мг/сут и 1500 мг/ сут у больных ОА коленных суставов с выраженной болью (Western Ontario and McMaster osteoarthritis index (WOMAC) score ≥301; 0–500 scale) при длительности приема 6 мес. [33]. Параартикулярная блокада фасеточного сустава анестетиком (с или без ГК) имеет не только диагностическое значение. Инъекции в фасеточные суставы – распространенный и безопасный метод лечения боли в спине при фасеточной артропатии. В США данный способ интервенции занимает 2-е место среди всех вмешательств, выполняемых для купирования боли [34]. Как интервенционные процедуры они отличаются ничтожно малым риском развития осложнений, включая инфекционные, повреждение нервных стволов. 
     100 больным с установленным диагнозом «спондилоартроз»  выполняли диагностические блокады дугоотросчатых суставов  и провоцирование болевого синдрома введением химического раздражителя к суставам. В случаях воспроизведения характерных болевых проявлений делали спирт-новокаиновую блокаду с целью денервации (дерецепции) пораженного сустава.  Отличные результаты лечения отмечены у 24% пациентов, значительное улучшение – у 65%, незначительное улучшение – у 11%. Неудовлетворительных результатов или осложнений при проведении данной процедуры не отмечено [35]. 
     Несмотря на эффективность и надежность пункций фасеточных суставов, изредка  могут встречаться осложнения при их выполнении, в т. ч. и жизнеопасные. При проведении диагностической пункции фасеточных суставов С6-С7 билатерально у мужчины 36 лет через 1–2 мин после введения местного анестетика справа появились плохое самочувствие, беспокойство, двусторонние парестезии в конечностях, грудной клетке, верхней части живота. При объективном обследовании выявлен дефицит чувствительности без двигательных нарушений, сохранявшийся 35–40 мин. Следовательно, блокады фасеточных суставов должны проводиться только при наличии готового к работе реанимационного оборудования, а персонал, проводящий интервенционные процедуры, должен быть обучен выполнению реанимационных мероприятий [34]. 
     Для достижения большей клинической эффективности рекомендуется проводить пункции фасеточных суставов под контролем ультразвукового исследования (УЗИ). Проведенное сравнительное исследование клинической эффективности пункций фасеточных суставов «вслепую» и под контролем УЗИ [36] продемонстрировало, что время пункции было достоверно меньше (p<0,05), а интенсивность боли по ВАШ через 30 мин после введения – значимо ниже (p<0,05). Из 37 блокад фасеточных суставов под контролем УЗИ 32 были безошибочно выполнены с первой попытки, что составляет 86,5%. В то же время из 35 пункций, проведенных «вслепую», первая попытка была корректной только у 11 пациентов, что составляет 31,4%. Через 6 нед. после манипуляции ремиссия была достигнута у 72,3%, пролеченных под контролем УЗИ,  и у 56,7% – без УЗ-контроля [36]. 
     Введение ГК для лечения болей в спине остается дискутабельным вопросом. В рекомендациях 2005 г. по терапии БНС Агентства по здравоохранению и научным исследованиям США инъекции в фасеточные суставы при хронической БНС отнесены к неэффективным или даже вредным процедурам  [13, 37]. Однако ряд исследований доказывают эффективность данной манипуляции у больных с поражением фасеточных суставов. Обсуждается применение разных техник введения ГК: внутрисуставного введения и блокады срединных ветвей нервных стволов [38].  При интраартикулярном введении триамцинолона и лидокаина при патологии поясничных фасеточных суставов отмечалось снижение боли и функциональной недостаточности по индексу Освестри [38].  Однако другие исследователи не рекомендуют интраартикулярные фасеточные инъекции для снижения БНС [39]. Основное преимущество параартикулярной блокады перед внутрисуставным введением лекарственных средств заключается в том, что вокруг дугоотросчатых суставов имеется большое количество ноцицептивных вегетативных образований, которые играют основную роль  в формировании многообразных рефлекторных синдромов спондилоартроза [35]. Поэтому сначала должны применяться параартикулярные блокады, т. к. они более эффективны и их легче выполнить.  Периартикулярные инъекции 2% лидокаина были эффективны у всех 25 больных, тогда как интраартикулярные – только у 9 из 25 [40]. 
     Определенная роль в лечении болей в спине отводится эпидуральному введению лекарственных препаратов (анестетиков, ГК). Больным с хронической болью в спине с отсутствием или наличием патологии фасеточных суставов, радикулопатии вводили 10 мл 0,5%  лидокаина или 9 мл 0,5% лидокаина в  смеси с 1 мл ГК (триамцинолон 40 мг). В 1-й группе пациентов значительное снижение интенсивности боли (на 50% и более) достигнуто в 72 и 81% случаев, среднее число повторных инъекций в течение года было 3,6 и 3,9 [41]. Во 2-й группе пациентов значительное уменьшение интенсивности боли (на 50% и более) через 12 мес. продемонстрировано в 79 и 81% случаев, функциональной недостаточности по опроснику Освестри (<40%) — в 83 и 91% [42]. 
     При выборе конкретного ГК для локального введения должны учитываться основные фармакологические характеристики [13], которые представлены в таблице 2. 

77-5.jpg

     «Золотым стандартом»  лечения фасеточной суставной боли  на сегодняшний день считается радиочастотная невротомия. К преимуществам методики можно отнести контролируемый размер деструкции, контроль термического воздействия за счет постоянного мониторинга нагревания и электрического сопротивления тканей на конце иглы, подтверждение правильности расположения иглы методом электростимуляции, проведение манипуляции под местной анестезией в амбулаторных условиях, короткий восстановительный период после проведения денервации, низкую частоту осложнений, возможность повторного проведения деструкции [43].  Техника процедуры, впервые описанной в 1975 г. Shealy, неоднократно усовершенствовалась. Снижение интенсивности боли, связанной с фасеточной артропатией, после выполнения радиочастотной невротомии сохраняется в течение  9–12 мес. и более [44]. Как интервенционная процедура метод радиочастотной невротомии имеет ничтожно малый риск развития осложнений, включая инфекционные и повреждение нервных волокон [45, 46]. Положительный результат методики радиочастотной денервации межпозвонковых суставов на поясничном уровне получен при лечении 124 пациентов с болью в поясничном отделе позвоночника, обусловленной фасеточным болевым синдромом. Оценка эффективности процедуры основывалась на применении шкалы оценки степени выраженности дегенеративного заболевания пояснично-крестцового отдела позвоночника, разработанной в НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН. У 80% (112 человек) установлен регресс болевого синдрома. Таким образом, в алгоритм лечения болевых синдромов, обусловленных дегенеративными изменениями поясничных фасеточных суставов, была внесена радиочастотная денервация межпозвонковых суставов в качестве хирургической методики, применяемой при неэффективности консервативной терапии [47]. 
     Ударно-волновая терапия – неинвазивный метод лечения различных мышечно-скелетных патологий, основанный на трансдукции механической энергии, приводящей к каскаду различных биомеханических процессов в тканях. Существуют доказательства эффективности данной процедуры и у пациентов с фасеточной артропатией. У 62 пациентов с болью в люмбальных фасеточных суставах проведен сравнительный анализ эффективности ударно-волновой терапии, радиочастотной невротомии, локального введения ГК. Максимальный по длительности эффект достигнут в группе ударно-волновой терапии.  Переносимость ежедневных нагрузок увеличивалась статистически  сопоставимо у больных после ударно-волновой терапии и радиочастотной невротомии. Побочных эффектов и осложнений манипуляции не зарегистрировано [48]. 
     Таким образом, анализ современного состояния проблемы фасеточной артропатии позволяет говорить о высокой распространенности данной патологии среди больных с болью в спине, повышении эффективности лечебно-диагностических процедур при комплексном междисциплинарном подходе к ведению пациентов. 

Литература
1. Цурко В.В., Хитров Н.А., Некрасова Н.И. Дорсопатия у пожилых: рекомендации по диагностике и лечению // РМЖ. 2013. № 21. С. 1059–1062. [Curko V.V., Hitrov N.A., Nekrasova N.I. Dorsopatija u pozhilyh: rekomendacii po diagnostike i lecheniju // RMJ. 2013. № 21. S. 1059–1062 (in Russian)].
2. Lawrence R.C., Felson D.T., Helmick C.G., Arnold L.M., Choi H., Deyo R.A. et al. National Arthritis Data Workgroup. Estimates of the prevalence of arthritis and other rheumatic conditions in the United States. Part II // Arthritis Rheum. 2008. Vol. 58(1). P. 26–35. Doi: 10.1002/art.23176.
3. Балабанова Р.М., Эрдес Ш.Ф. Распространенность ревматических заболеваний в России в 2012–2013 гг. // Научно-практическая ревматология. 2015. № 2 (53). С. 120–124 [Balabanova R.M., Jerdes Sh.F. Rasprostranennost' revmaticheskih zabolevanij v Rossii v 2012–2013 gg. // Nauchno-prakticheskaja revmatologija. 2015. № 2 (53). S. 120–124 (in Russian)].
4. Ревматология. Национальное руководство / под ред. Е.Л. Насонова, В.А. Насоновой. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. 720 с. [Revmatologija. Nacional'noe rukovodstvo / pod red. E.L. Nasonova, V.A. Nasonovoj. M.: GJeOTAR-Media, 2010. 720 s. (in Russian)].
5. Сустав: морфология, клиника, диагностика, лечение / под ред. В.Н. Павловой, Г.Г. Павлова, Н.А. Шостак, Л.И. Слуцкого. М.: Медицинское информационное агентство, 2011. 552 с. [Sustav: morfologija, klinika, diagnostika, lechenie / pod red. V.N. Pavlovoj, G.G. Pavlova, N.A. Shostak, L.I.Sluckogo. M.: Medicinskoe informacionnoe agentstvo, 2011. 552 s. (in Russian)].
6. Beresford Z.M., Kendall R.W., Willick S.E. Lumbar facet syndromes // Curr Sports Med Rep. 2010. Vol. 9 (1). P. 50–56.
7. Van Kleef M., Vanelderen P., Cohen S.P., Lataster A., Van Zundert J., Mekhail N. Pain originating from the lumbar facet joints // Pain Pract. 2010. Vol. 10 (5). P. 459–469.
8. Хабиров В.А., Девликамова Ф.И. Некоторые аспекты терапии спондилоартрозов // РМЖ. 2002. № 25. С. 1187–1188 [Habirov V.A., Devlikamova F.I.. Nekotorye aspekty terapii spondiloartrozov // RMJ. 2002. № 25. S. 1187–1188 (in Russian)].
9. Shuang F., Zhu J., Song K., Hou S., Liu Y., Zhang C., Tang J. Establishment of a rat model of adjuvant-induced osteoarthritis of the lumbar facet joint // Cell Biochem Biophys. 2014. Vol. 70 (3). P. 1545–1551.
10. Подымова И.Г., Данилов А.Б. Фасет-синдром // РМЖ. Болевой синдром. 2014. С. 47–50 [Podymova I.G., Danilov A.B. Faset-sindrom // RMJ. Bolevoj sindrom. 2014. S. 47–50 (in Russian)].
11. Herrington L. Assessment of the degree of pelvic tilt within a normal asymptomatic population // Man Ther. 2011. Vol. 16 (6). P. 646–648.
12. Nam W.D., Chang B.S., Lee C.K., Cho J.H. Clinical and radiological predictive factors to be related with the degree of lumbar back muscle degeneration: difference by gender // Clin Orthop Surg. 2014. Vol. 6 (3). P. 318–323.
13. Manchikanti L., Helm S., Singh V., Benyamin R.M., Datta S., Hayek S.M., Fellows B., Boswell M.V. ASIPP. An algorithmic approach for clinical management of chronic spinal pain // Pain Physician. 2009. Vol. 12 (4). P. 225–264.
14. Эрдес Ш. Принципы диагностики и лечения болей в нижней части спины. // Научно-практическая ревматология. 2006. № 2. С. 37–44 [Jerdes Sh. Principy diagnostiki i lechenija bolej v nizhnej chasti spiny // Nauchno-prakticheskaja revmatologija. 2006. № 2. S. 37–44 (in Russian)].
15. Каратеев А.Е., Яхно Н.Н., Лазебник Л.Б. и сотр. Применение нестероидных противовоспалительных препаратов. Клинические рекомендации. М.: ИМА-ПРЕСС, 2009. 167 с. [Karateev A.E., Jahno N.N., Lazebnik L.B. i sotr. Primenenie nesteroidnyh protivovospalitel'nyh preparatov. Klinicheskie rekomendacii. M.: IMA-PRESS, 2009. 167 s. (in Russian)].
16. Каратеев А.Е. Нестероидные противовоспалительные препараты при лечении мышечно-скелетной боли: время золотой середины // Современная терапия в психиатрии и неврологии. 2013. № 1. С. 37–45 [Karateev A.E. Nesteroidnye protivovospalitel'nye preparaty pri lechenii myshechno-skeletnoj boli: vremja zolotoj serediny // Sovremennaja terapija v psihiatrii i nevrologii. 2013. № 1. S. 37–45 (in Russian)].
17. Данилов А.Б., Гак С.Е. Ксефокам (лорноксикам): возможности применения для лечения болевых синдромов // РМЖ. Болевой синдром. 2011. С. 37–39 [Danilov A.B., Gak S.E. Ksefokam (lornoksikam): vozmozhnosti primenenija dlja lechenija bolevyh sindromov // RMJ. Bolevoj sindrom. 2011. S. 37–39 (in Russian)].
18. Raicford K. Current satus of the therapeutic uses and actions of the preferential cyclo-oxigenase-2 NSAID, nimesulide // Inflamopharmacol. 2006. Vol. 14. P. 120–137.
19. Чичасова Н.В., Имаметдинова Г.Р., Иголкина Е.В., Насонов Е.Л. Хронические заболевания суставов // Лечащий врач. 2013. № 5. С 34–36 [Chichasova N.V., Imametdinova G.R., Igolkina E.V., Nasonov E.L. Hronicheskie zabolevanija sustavov // Lechashhij vrach. 2013. № 5. S. 34–36 (in Russian)].
20. Гутянский О.Г. Применение препаратов Амелотекс и Комплигам В в поликлинической практике у больных с болевым синдромом в области спины // РМЖ. 2010. № 18 (8). С. 483–486 [Gutjanskij O.G. Primenenie preparatov Ameloteks i Kompligam V v poliklinicheskoj praktike u bol'nyh s bolevym sindromom v oblasti spiny // RMJ. 2010. №18 (8). S. 483–486 (in Russian)].
21. Zerbini C., Ozturk Z.E., Grifka J. et al. Efficacy of etoricoxib 60 mg/day and diclofenac 150 mg/day in reduction of pain and disability in patients with chronic low back pain: results of a 4-week, multinational, randomized, double-blind study // Curr Med Res Opin. 2005. Vol. 21. P. 2037—2049.
22. Pallay R.M., Seger W., Adlar J. et al. Etoricoxib reduced pain and disability and improved quality of life in patients with chronic low back pain: a 3-month, randomized, controlled trial // Scand J Rheumatol. 2004. Vol. 33. P. 257—266.
23. Bruyere O., Cooper C.C., Pelletier J.P. et al. An algorithm recommendation for the management of knee osteoarthritis in Europe and internationally: A report from a task force of the European Society for Clinical and Economic Aspects of Osteoporosis and Osteoarthritis (ESCEO) // Semin Arthritis Rheum. 2014. Vol. 44 (3). P. 253–263.
24. Поворознюк В.В. Глюкозамин и хондроитин в лечении остеоартроза: данные литературы и результаты собственных исследований // РМЖ. 2006. № 14 (4). С. 1–5 [Povoroznjuk V.V. Gljukozamin i hondroitin v lechenii osteoartroza: dannye literatury i rezul'taty sobstvennyh issledovanij // RMJ. 2006. № 14 (4). S. 1–5 (in Russian)].
25. Лила А.М., Мазуров В.И., Шидловская О.В., Шостак М.С. Терафлекс в комплексной терапии остеоартроза коленных суставов и позвоночника (результаты клинического исследования) // РМЖ. 2005. № 13 (24). С. 1618–1622. [Lila A.M., Mazurov V.I., Shidlovskaja O.V., Shostak M.S. Terafleks v kompleksnoj terapii osteoartroza kolennyh sustavov i pozvonochnika (rezul'taty klinicheskogo issledovanija) // RMJ. 2005. № 13 (24). S. 1618–1622 (in Russian)].
26. Tallarida R.J., Cowan A., Raffa R. B. Antinociceptive synergy, additivity, and subadditivity with combinations of oral glucosamine plus nonopioid analgesics in mice // J. Pharmacol Exp Ther. 2003. Nov. 307 (2). P. 699–704.
27. Зонова Е.В. Остеоартроз. Выбор безопасной тактики лечения пациента с коморбидностью // Эффективная фармакотерапия. Ревматология, травматология и ортопедия. 2014. № 3 (56). С. 18–22 [Zonova E.V. Osteoartroz. Vybor bezopasnoj taktiki lechenija pacienta s komorbidnost'ju // Jeffektivnaja farmakoterapija. Revmatologija, travmatologija i ortopedija. 2014. № 3 (56). S. 18–22 (in Russian)].
28. Светлова М.С. Оптимизация лечения остеоартроза // Лечащий врач. 2015. № 10. С. 74–76 [Svetlova M.S. Optimizacija lechenija osteoartroza // Lechashhij vrach. 2015. № 10. S. 74–76 (in Russian)].
29. Воробьева О.В. Роль суставного аппарата позвоночника в формировании хронического болевого синдрома. Вопросы терапии и профилактики // РМЖ. 2010. № 16. С. 1008–1013 [Vorob'eva O.V. Rol' sustavnogo apparata pozvonochnika v formirovanii hronicheskogo bolevogo sindroma. Voprosy terapii i profilaktiki // RMJ. 2010. № 16. S. 1008–1013 (in Russian)].
30. Чичасова Н.В., Имаметдинова Г.Р. Лечение больных остеоартрозом различной локализации: место медленнодействующих препаратов // Современная ревматология. 2015. № 2. С. 66–74 [Chichasova N.V., Imametdinova G.R. Lechenie bol'nyh osteoartrozom razlichnoj lokalizacii: mesto medlennodejstvujushhih preparatov // Sovremennaja revmatologija. 2015. № 2. S. 66–74 (in Russian)].
31. Котов С.В., Якушина Т.И., Якушин М.А. Применение препарата Терафлекс в лечении вертеброгенных синдромов // Альманах клинической медицины. 2005. № 8-3. С. 164–166 [Kotov S.V., Jakushina T.I., Jakushin M.A. Primenenie preparata Terafleks v lechenii vertebrogennyh sindromov // Al'manah klinicheskoj mediciny. 2005. № 8–3. S. 164–166 (in Russian)].
32. Орлова С.П., Любарский Е.А., Термалаян Н.В., Хозин А.А. Отчет о применении препарата Терафлекс в лечении вертеброгенных болей // Медицинская панорама. 2005. № 11. С. 77–78 [Orlova S.P., Ljubarskij E.A., Termalajan N.V., Hozin A.A. Otchet o primenenii preparata Terafleks v lechenii vertebrogennyh bolej // Medicinskaja panorama. 2005. № 11. S. 77–78 (in Russian)].
33. Hochberg M/C., Martel-Pelletier J., Monfort J. Combined chondroitin sulfate and glucosamine for painful knee osteoarthritis: a multicentre, randomised, double-blind, non-inferiority trial versus celecoxib // Ann Rheum Dis. 2016. Vol. 75 (1). P. 37–44.
34. Ramos J.A. Spinal injection of local anesthetic during cervical facet jointinjection // Rev Bras Anestesiol. 2014. Vol. 14. P. 127–125.
35. Луцик А.А., Колотов Е.Б. Диагностика и лечение спондилоартроза // Хирургия позвоночника. 2004. № 1. С. 55–59 [Lucik A.A., Kolotov E.B. Diagnostika i lechenie spondiloartroza // Hirurgija pozvonochnika. 2004. № 1. S. 55–59 (in Russian)].
36. Wen C.B., Li Y.Z., Sun L. et al. A clinical trial of ultrasound-guided facet joint block in the lumbar spine to treat facet joint related low back pain // Sichuan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2014. Vol.45 (4). P. 712–716.
37. Пизова Н.В., Лаврухин В.В., Носков С.М. Локальная глюкокортикоидная терапия при боли в нижней части спины // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2010. № 4. С. 48–52 [Pizova N.V., Lavruhin V.V., Noskov S.M.. Lokal'naja gljukokortikoidnaja terapija pri boli v nizhnej chasti spiny // Nevrologija, nejropsihiatrija, psihosomatika. 2010. № 4. S. 48–52 (in Russian)].
38. Ackerman W.E., Ahmad M. Pain relief with intraarticular or medial branch nerve blocks in patients with positive lumbar facet joint SPECT imaging: a 12-week outcome study // South Med J. 2008. Vol. 101. P. 931—934.
39. Watters W.C., Resnick D.K., Eck J.C. et al. Guideline update for the performance of fusion procedures for degenerative disease of the lumbar spine. Part 13: injection therapies, low-back pain, and lumbar fusion // J Neurosurg Spine. 2014. Vol. 21 (1). P. 79–90.
40. Murakami E., Tanaka Y., Aizawa T. Effect of periarticular and intraarticular lidocaine injections for sacroiliac joint pain: prospective comparative study // J Orthop Sci. 2007. Vol. 12. P. 274—80.
41. Manchikanti L., Cash K.A., McManus C.D. et al. Preliminary results of a randomized, equivalence trial of fluoroscopic caudal epidural injections in managing chronic low back pain: Part 1 — Discogenic pain without disc herniation or radiculitis // Pain Physician. 2008. Vol. 11. P. 785—800.
42. Manchikanti L., Singh V., Cash K.A. et al. Preliminary results of a randomized, equivalence trial of fluoroscopic caudal epidural injections in managing chronic low back pain: Part 2— Disc herniation and radiculitis // Pain Physician. 2008. Vol. 11. P. 801—815.
43. Barbieri M., Bellini M. Radiofrequency neurotomy for the treatment of chronic pain: interference with implantable medical devices // Anaesthesiol Intensive Ther. 2014. Vol. 46 (3). P. 162–165.
44. Cho J., Park Y.G., Chung S.S. Percutaneous radiofrequency lumbar facet rhizotomy in mechanical low back pain syndrome // Stereotactic & Functional Neurosurgery. 1997. Vol. 68 (1–4 Pt 1). P. 212–217.
45. Geurts J.W., Van Wijk R.M., Stolker R.J., Groen G.J. Efficacy of radiofrequency procedures for the treatment of spinal pain: A systematic review of randomized clinical trials // Regional Anesthesia & Pain Medicine. 2001. Vol. 26 (5). P. 394–400.
46. Houra K., Ledić D., Kvesić D., Perović D., Radoš I., Kapural L. First guidelines of Croatian interest group in diagnosing and treating pain conditions of cervical and thoracic spine using minimally invasive procedures // Lijec Vjesn. 2014. Vol. 136 (9–10). P. 245–252.
47. Коновалов Н.А., Прошутинский С.Д., Назаренко А.Г., Королишин В.А. Радиочастотная денервация межпозвонковых суставов при лечении болевого фасеточного синдрома // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2011. Т. 75. № 2. С. 51–55 [Konovalov N.A., Proshutinskij S.D., Nazarenko A.G., Korolishin V.A. Radiochastotnaja denervacija mezhpozvonkovyh sustavov pri lechenii bolevogo fasetochnogo sindroma // Voprosy nejrohirurgii im. N.N. Burdenko. 2011. T. 75. № 2. S. 51–55 (in Russian)].
48. Nedelka T., Nedelka J., Schlenker J., Hankins C., Mazanec R. Mechano-transduction effect of shockwaves in the treatment of lumbar facet joint pain: comparative effectiveness evaluation of shockwave therapy, steroid injections and radiofrequency medial branch neurotomy // Neuro Endocrinol Lett. 2014. Vol. 35 (5). P. 393–397.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak