Капсулит («замороженное плечо»)

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №21 от 23.10.2006 стр. 1511
Рубрика: Ревматология

Для цитирования: Беленький А.Г. Капсулит («замороженное плечо») // РМЖ. 2006. №21. С. 1511

Капсулит представляет собой диффузное поражение капсулы и синовиальной оболочки плечевого сустава, нередко приводящее к длительной инвалидизации пациента.

Впервые своеобразный «плечевой» синдром, сопровождающийся болью и значительным ограничением объема движений, но не связанный с поражением собственно плечевого сустава, в 1882 г. описал Duрlay. Он же ввел в практику термин «плече–лопаточный периартрит», который позже стал необоснованно применяться ко всей группе периартикулярных заболеваний области плечевого сустава. В 1932 г. Codman предложил для обозначения этого состояния термин «замороженное плечо», который до настоящего времени популярен в англоязычной ортопедической литературе [6,7,8]. Данное название отражает один из наиболее характерных признаков заболевания – закономерное наступление в течении заболевания периода «скованности» – безболевого ограничения движений в плечевом суставе. В отечественной медицине использовались аналогичные термины – «блокированное плечо» [1], плече–лопаточный периартрит с ограничением движений в плечевом суставе [2]. В 1945 г. Naviesar предложил современное название – «адгезивный капсулит». Несмотря на то, что под таким названием заболевание фигурирует в Международной классификации болезней 10–го пересмотра (шифр М75.0), термин справедливо критикуется в связи с тем, что при этом заболевании адгезии ни капсулы, ни синовии не наблюдается, скорее, имеет место ретракция капсулы сустава. В большинстве современных научных статей состояние обозначают просто как «капсулит» [4,9,10,13–15].
Кто болеет капсулитом?
В ограниченном количестве работ по эпидемиологии капсулита показана его значительная распространенность. В частности, в скандинавских странах заболеваемость среди взрослого населения составляет около 2 % в год [6,7]. В абсолютном большинстве случаев капсулит встречается у лиц в возрасте от 50 до 70 лет. Заболевание редко встречается до 40 лет, практически всегда это вторичная форма. Женщины болеют чаще мужчин (соотношение 3:1–5:1). Доминирующая и недоминирующая конечность поражаются с равной частотой. В 7–10% случаев на фоне разрешения процесса в одном суставе развивается поражение второго сустава с интервалом от 6 месяцев года до 5 лет. Развитие процесса во втором суставе автономно и не влияет на течение заболевания в первоначально пораженном. После выздоровления повторные эпизоды капсулита в том же суставе крайне редки.
Этиология и патогенез
Этиология капсулита до настоящего времени неизвестна. Предполагается, что причиной являются нейротрофические нарушения в капсуле и синовиальной оболочке сустава, приводящие к специфичным морфологическим изменениям – фиброзу и значительному уменьшению объема полости сустава. Артроскопические данные в болевой фазе свидетельствуют о наличии умеренного воспалительного процесса (гиперемии) в синовии. При биопсии в капсуле обнаруживаются отклонения в содержании цитокинов, факторов роста и матриксных металлопротеиназ, которые, возможно, участвуют в патологических процессах. Однако насколько воспаление имеет отношение к основному патологическому процессу – фиброзу капсулы, неизвестно. По крайней мере, при других причинах асептического синовита, таких как ревматоидный артрит или вторичный синовит при остеоартрозе, столь выраженного фиброза капсулы никогда не наблюдается. Ряд признаков сближает капсулит с заболеваниями группы рефлекторной симпатической дистрофии или комплексным регионарным болевым синдромом I типа [3], ярким представителем которых является синдром Зудека. Эти признаки включают: фазность течения, развитие фиброза в поздней стадии, отчетливый лечебный эффект глюкокортикостероидов. Хорошо известно одновременное ипсилатеральное поражение плечевого сустава и кисти в виде классических вариантов капсулита и синдрома Зудека («синдром плечо–кисть» или Штайнброкера) [2], что предполагает общий патогенез этих заболеваний.
Капсулит встречается самостоятельно или может развиваться на фоне какого–либо другого состояния. В последнем случае говорят о вторичном капсулите. Среди причин вторичного капсулита известен сахарный диабет 2 типа, при котором капсулит встречается в 10–30% случаев. Описаны нередкие случаи капсулита у пациентов с гипертиреоидизмом, онкологическими заболеваниями, после инфаркта миокарда, инсульта, оперативных вмешательств на сердце и катетеризации брахиальной артерии. Помимо ассоциации капсулита с синдромом Зудека, доказана связь этого заболевания с еще одним загадочным представителем нейротрофических расстройств – контрактурой Дюпиитрена. Это заболевание также ассоциировано с диабетом и имеет общий с капсулитом признак – при нем также развивается фиброз, но без болевого синдрома, ладонного апоневроза [6,7].
В настоящее время нет данных, свидетельствующих, что простой тендинит ротаторной манжеты плеча (наиболее частая причина болей в области плечевого сустава) может эволюционировать в капсулит. Это различные как по патогенезу, так и по клиническим проявлениям заболевания.
Клиническая картина
Для капсулита характерна фазность течения. Клинические проявления различны в разные периоды заболевания. Начало обычно спонтанное, без каких–либо предшествующих событий, носит подострый характер, когда в течение 1–3 недель нарастают боли в одном плечевом суставе. При этом боль мало связана с каким–то определенным движением, часто усиливается ночью и в положении лежа на больном плече. Первая, болевая фаза без лечения длится от 3 месяцев до года, затем боли постепенно уменьшаются и наступает фаза «скованности» – собственно безболевое ограничение объема движений в суставе. Характерный вид пациента в этот период заболевания и дал название болезни – «анкилозированное» или «замороженное плечо». Данная фаза длится от 4 до 12 месяцев, сменяясь периодом разрешения, в течение которого объем движений в суставе постепенно восстанавливается. В большинстве случаев заболевание завершается выздоровлением, однако у половины пациентов полного возвращения к первоначальному объему движений не происходит, что, однако, не мешает им в повседневной жизни. Длительность фазы разрешения – 12–24 месяца. Существует определенная закономерность – чем дольше длится болевая фаза, тем дольше протекает и фаза выздоровления. В среднем длительность заболевания без лечения составляет от 1,5 до 2 лет, однако в отдельных случаях может достигать 4 лет. В единичных случаях наблюдается значительное остаточное ограничение объема движений в плечевом суставе. Несмотря на общий хороший прогноз, в течение всего периода болезни нетрудоспособность пациента ограничена, в первые две фазы он испытывает значительные трудности в самообслуживании, что предполагает активное вмешательство, имеющее цель сократить период инвалидизации. Классическое фазное течение болезни может нарушаться. Так, в период стихания острой боли неосторожное движение (рывок за руку, падение), грубые манипуляции с суставом могут вновь усилить болевой синдром.
Диагноз и дифференциальный
диагноз
В связи с очевидностью клинической картины заболевания диагностических критериев капсулита не существует. При постановке диагноза используются в основном клинические признаки. При осмотре типична следующая картина: пациент держит руку прижатой к туловищу в положении внутренней ротации плеча (предплечье прижато к животу). По прошествии 2–3 недель от начала заболевания заметна гипотрофия дельтовидной мышцы на пораженной стороне. Это неспецифический признак, встречающийся при всех заболеваниях области плечевого сустава, и развивающийся от «неупотребления» мышцы из–за болей. Пальпация выявляет диффузную болезненность капсулы сустава и прилегающих мышц. Наиболее важные для диагноза данные получают при анализе объема движений в пораженном плечевом суставе. В первой фазе болезни из–за боли значительно ограничены движения в суставе. При этом в равном объеме нарушены как активные, так и пассивные движения. Данная особенность является ключевым признаком, позволяющим провести дифференциальный диагноз капсулита с поражением сухожильного аппарата ротаторной манжеты плеча (субакромиальным синдромом), при котором пассивные движения в суставе, особенно ротация, сохранены. В наибольшей степени при капсулите страдает наружная ротация плеча (рис. 1), затем отведение (его проверяют, фиксируя лопатку) и затем внутренняя ротация.
Нередко можно видеть, что наружная ротация отсутствует. В норме ее объем составляет 150–170 градусов. Тесты на сопротивление активному движению, столь важные в диагностике простых тендинитов области плечевого сустава [4,5], при капсулите малоинформативны. Пациент или не отмечает усиления боли в ответ на напряжение, или она имеет разлитой характер, не позволяющий локализовать конкретное пораженное сухожилие. Если в первую фазу заболевания главным фактором, ограничивающим движения в суставе, является боль, то во вторую, безболевую фазу, активные и пассивные движения в суставе ограничены только механическим фактором – пациент боли не испытывает, однако двигать рукой в обычном объеме не в состоянии. Соответственно, в завершающей фазе заболевания пациент сообщает, что в недавнем прошлом у него (нее) плечо болело, затем почти не двигалось, а сейчас постепенно «разрабатывается». В большинстве случаев диагностика капсулита трудностей не составляет. Единственное необходимое условие (особенно в первую, болевую фазу заболевания) – это исключение заболеваний собственно плечевого сустава, которые также проявляются выраженным ограничением объема как активных, так и пассивных движений. В таблице 1 представлен перечень заболеваний плечевого сустава, с которыми необходимо проводить дифференциальный диагноз капсулита, и их характерные диагностические признаки.
Таким образом, постановка диагноза капсулита предполагает стандартное рентгенологическое исследование и определение острофазовых показателей (СОЭ и С–реактивного белка) с целью исключения других (внутрисуставных) причин тяжелой дисфункции плечевого сустава. В случае капсулита каких–либо отклонений от нормы не выявляется. При многомесячном течении капсулита на рентгенограмме иногда виден регионарный остеопороз при сохранной суставной щели. Причиной данного явления является как ограничение нагрузки на конечность (так называемый disuse osteoporosis), так и проявление основного процесса – известно, что и при других формах рефлекторной симпатической дистрофии определяется регионарный остеопороз.
Единственным инструментальным методом, позволяющим подтвердить диагноз капсулита, является артрография, выявляющая резкое уменьшение объема полости плечевого сустава и исчезновение аксиллярного кармана. Однако в практике метод не применяется в связи с инвазивностью и достаточностью информации, получаемой при клиническом обследовании. Также малоценным в диагностике капсулита является ультразвукое исследование. Разрешающие возможности метода не позволяют зафиксировать диффузные фиброзные изменения тонкой капсулы плечевого сустава. Обнаруживаемые изменения в виде отека прилегающих сухожилий ротаторной манжеты плеча не специфичны и встречаются при обычных тендинитах. Магнитно–резонансная томография обладает большей разрешающей способностью, позволяя обнаружить утолщение капсулы, однако в связи с высокой стоимостью исследования в диагностике капсулита применяется редко. Сцинтиграфия выявляет повышенный захват радиофармпрепарата (технеция–99) в зоне пораженного сустава, однако эти данные неспецифичны для капсулита [6,7].
Таким образом, основой диагностики капсулита является сбор анамнеза и данные клинического осмотра. Стандартную рентгенографию плечевых суставов и лабораторные исследования используют для исключения других заболеваний.
Лечение
Лечение капсулита зависит от фазы заболевания. Необходимо обнадежить пациента, сообщив ему об общем хорошем прогнозе болезни. Это важно, так как пациенты нередко обеспокоены нарастающим ограничением движений и отсутствием эффекта от предпринятых методов лечения. Лечение и исходы идиопатического капсулита и его вторичных форм не отличаются, однако при развитии капсулита на фоне сахарного диабета имеются определенные ограничения в применении ГКС.
Лечение в болевую фазу заболевания
 В этот период заболевания лечение направлено на уменьшение болевого синдрома. Необходимо ограничить нагрузку на сустав пределом переносимости. Критерием является боль. Разрешаются (и рекомендуются) все движения, которые не вызывают усиления боли. Покой (ношение руки в «косыночной» повязке) рекомендуется только при очень сильной боли, и то лишь на несколько часов в день. Известно, что длительная иммобилизация усиливает в дальнейшем функциональную недостаточность сустава.
Лекарственная терапия в этой фазе заболевания направлена на скорейшее купирование боли и перевода болезни в фазу разрешения процесса. Традиционно лечение болевого синдрома при капсулите начинают с нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). Несмотря на своеобразие воспалительного процесса при капсулите, он присутствует, и применение НПВП при этом заболевании имеет патогенетическое обоснование. Однако, принимая во внимание возрастной контингент заболевших (это люди зрелого и старшего возрастов), необходимо учитывать риск развития нежелательных реакций (лекарственной гастропатии, поражения почек, кишечника, сердечно–сосудистой системы). В этой связи преимуществами перед другими НПВП обладает ацеклофенак (Аэртал). Не уступая по противовоспалительной активности таким стандартным НПВП, как диклофенак и индометацин, ацеклофенак в то же время обладает достоверно лучшей переносимостью, что доказано в многочисленных исследованиях. Выгодный профиль переносимости ацеклофенака обусловлен преимущественным ингибированием в организме ЦОГ–2. Ацеклофенак относится к препаратам с коротким периодом полураспада (4–6 часов), что исключает кумулятивный эффект (наблюдаемый, например, у пироксикама и лорноксикама), нежелательный у лиц старшего возраста.
Суточная доза ацеклофенака составляет 50–200 мг и определяется самим пациентом по критерию достаточности. Длительность приема также определяется эффективностью в отношении болевого синдрома. Препарат принимают, пока боль не исчезнет.
При капсулите эффективно внутрисуставное введение глюкококортикостероидов (ГКС). Необходимо проводить введение ГКС именно в пораженный сустав, а не «обкалывание» периартикулярных тканей, которое если и оказывает действие, то только за счет системного действия препарата. Раннее проведение внутрисуставной инъекции ГКС позволяет купировать болевой синдром, сокращая естественную длительность болевой фазы. Схема и сама пункция плечевого сустава показаны на рисунке 2.
Эффект ГКС обусловлен не только противовоспалительным действием, но, возможно, каким–то другим механизмом воздействия на патологический процесс. Известен эффект ГКС при синдроме Зудека, при котором воспаления практически нет. Режим внутрисуставных введений определяется конкретной ситуацией. У ряда пациентов эффект от инъекции ГКС длится ограниченный период времени (2–3 недели), после которого боли вновь усиливаются. Таким пациентам внутрисуставные инъекции ГКС повторяют с интервалом, определяемым длительностью эффекта предыдущей инъекции (через 2–4 недели), но не более 3 инъекций. При отсутствии противопоказаний к инъекциям ГКС используют полные разовые дозы длительнодействующих препаратов, так как показана дозозависимость наступающего эффекта. Сложности возникают при сопутствующем сахарном диабете. В этом случае применение длительнодействующих препаратов с отчетливым системным эффектом (триамсинолона и бетаметазона) чревато повышением уровня глюкозы в крови, хотя специальных исследований в этом направлении не проводилось. Однако показано, что внутрисуставное введение 35 мг метилпреднизолона ацетата у пациентов с диабетом не влияет на уровень глюкозы в крови [12].
ГКС при болевой фазе капсулита могут применяться и перорально. Так, в плацебо–контролированном исследовании Buchbinder et al. [13] показали эффективность при капсулите приема 30 мг преднизолона в сутки в течение 4 недель. Однако учитывая риск нежелательных реакций системного приема ГКС в такой большой дозе, метод не рекомендован для широкой практики. Данный способ показан в случаях особо выраженного болевого синдрома, торпидного к другим методам лечения (синдром «плечо–кисть»).
Другие методы купирования болевого синдрома при капсулите применяются, когда указанные выше не имели эффекта или не могли быть использованы из–за высокого риска нежелательных реакций (при сахарном диабете или неконтролируемой артериальной гипертензии). Среди этих методов описана блокада надлопаточного нерва, внутрисуставные инъекции высокомолекулярных препаратов гиалуроновой кислоты [14]; патогенетически обосновано применение кальцитонина, так как он эффективен при синдроме Зудека.
Эффективность при капсулите какого–либо из физиотерапевтических методов не доказана.
В исследованиях, при которых проводился проспективный анализ зависимости исхода капсулита от вида лечения, не показано преимущество какого–либо из методов в отношении долгосрочного прогноза – через год наблюдения абсолютное большинство пациентов отмечали заметное улучшение [9]. Однако в отношении непосредственных результатов (через месяц лечения) показано преимущество ГКС терапии в сравнении с физиотерапевтическими методами [10,11].
Лечение в фазу скованности
В этот период болезни медикаментозная терапия (НПВП и внутрисуставные инъекции ГКС) не показаны. Целью лечения в эту фазу является увеличение объема движений в пораженном суставе, что достигается агрессивной реабилитационной тактикой. Напомним, что в болевую фазу капсулита лечебная гимнастика ограничена допустимым болью объемом движений. Особенностью реабилитации при капсулите является использование низконагрузочного длительного режима растяжения тканей. Преимущество такого режима показано в сравнении с режимом, при котором растяжение проводится кратковременными усилиями с большой нагрузкой и сопротивлением тканей [15]. В настоящее время в ряде клиник имеются специальные тренажеры, позволяющие в программном режиме осуществлять дозированное растяжение капсулы плечевого сустава. Однако подобные манипуляции могут проводиться и в обычных кабинетах реабилитации под руководством специалиста по лечебной гимнастике. При этом задача специалиста заключается в обучении пациента технике и режиму упражнений, которые он в дальнейшем будет выполнять самостоятельно. Наиболее употребительные упражнения, направленные на растяжение капсулы плечевого сустава, показаны на рисунке 3.
Важно убедить пациента в необходимости ежедневного многоразового выполнения упражнений. В дальнейшем мотивация пациента подкрепляется очевидными результатами предпринимаемых им усилий. Сколько времени должна продолжаться реабилитация? Это зависит от начальной степени нарушения функции, скорости положительной динамики, достижения желательного результата и может проводиться месяцами. Как уже упоминалось, у большинства пациентов с капсулитом небольшое ограничение объема движений в пораженном суставе сохраняется пожизненно.
Ранее при лечении контрактуры плечевого сустава, вызванной капсулитом, рекомендовалась мобилизация сустава под общей анестезией. Однако результаты такого лечения неоднозначны. Известны случаи ухудшения состояния после излишне грубой манипуляции на суставе и даже переломов плечевой кости. Метод может быть рекомендован пациентам при отсутствии положительной динамики в течение 6 месяцев во 2–й фазе болезни и нежелании пациента ожидать естественного завершения процесса. Манипуляция должна проводиться ортопедом, имеющим опыт подобных процедур.
Имеются сообщения об эффективности при капсулите артроскопических манипуляций на пораженном плечевом суставе. Последние включают синовэктомию (при наличии признаков синовита) и/или частичную мобилизацию фиброзно–измененной капсулы.
Если пациент обратился в стадии разрешения процесса, лечение ограничивают советом постепенно увеличивать нагрузку на конечность. Регулярные занятия лечебной гимнастикой, направленные на растяжение капсулы сустава, в определенной степени ускоряют процесс выздоровления.
Заключение
Капсулит плечевого сустава представляет собой нередкое заболевание в практике ревматолога. Как правило, состояние не представляет трудностей в диагностике. Несмотря на впечатляющее нарушение функции сустава в дебюте, заболевание склонно к саморазрешению и имеет в целом хороший прогноз. Задачей лечения является ускорение естественного процесса выздоровления. Лечение проводится в амбулаторных условиях и заключается в купировании болевого синдрома (НПВП, анальгетики, внутрисуставное введение ГКС) и реабилитации. Результаты лечения во многом зависят от правильного представления больного о своем заболевании и от его активного участия в реабилитационном процессе. Пациент должен быть готов к тому, что в пораженном суставе после выздоровления останется минимальное ограничение движений.

Литература
1. Астапенко М.Г., Эрялис Внесуставные заболевания мягких тканей опорно–двигательного аппарата, М. Москва, 1975.
2. Зулкарнеев Р.А. «Болезненное плечо» – плече–лопаточный периартрит и синдром плечо–кисть. Издательство Казанского университета; 1979.
3. Новиков А.В., Яхно Н.Н. Комплексный регионарный болевой синдром как вариант хронической нейропатической боли. РМЖ, 2001, том 9, № 25, 1152–1160
4. Беленький А. Г. Патология плечевого сустава. Плечелопаточный периартрит. Прощание с термином: от приблизительности к конкретным нозологическим формам. «Consilium medicum», 2004, т. 6, №2.
5. Никифоров А.С., Мендель О.И., Плечелопаточный болевой синдром: современные подходы к диагностике и лечению. РМЖ, 2006, том 14, №8, с.621–6
6. Dias R. et al. Frozen shoulder. BMJ, 2005.331: 1453–56
7. Rizk TE, Pinals RS. Frozen shoulder. Seminars Arthritis Rheumatism 1982;11:440–52.
8. Reeves B.The natural history of the frozen shoulder syndrome. Scand J Rheumatol 1975;4:193–6
9. Dudkiewicz I et al. Idiopathic adhesive capsulitis: long–term results of conservative treatment. Isr Med Assoc J. 2004 Sep;6(9):524–6..
10. Carette S, et al. Intraarticular corticosteroids, supervised physiotherapy or a combination of the two in the treatment of adhesive capsulitis of the shoulder: a placebo controlled trial. Arthritis Rheum 2003;48:829–838.
11. Van der Windt DA, et al. Effectiveness of corticosteroid injections versus physiotherapy for the treatment of painful stiff shoulder in primary care: randomised trial. BMJ 1998; 317: 1292–6.
12. Habib GS, Abu–Ahmad R. Lack of effect of corticosteroid injection at the shoulder joint on blood glucose levels in diabetic patients. Clin Rheumatol. 2006 Jun 29;
13. Buchbinder R, et al. Short course prednisolone for adhesive capsulitis (frozen shoulder or stiff painful shoulder): a randomised, double blind, placebo controlled trial. AnnRheum Dis 2004;63:1460–9.
14. Calis M. et al. Is intraarticular sodium hyaluronate injection an alternative treatment in patients with adgesive capsulitis? Rheumatol Int 2006, 26; 536–40
15. Vermeulen HM et al. Comparison of high–grade and low–grade mobilization techniques in the management of adhesive capsulitis of the shoulder: randomized controlled trial.
Phys Ther. 2006 Mar;86 (3):355–68.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Леонид
Специальность: Терапия
Прекрасная статья. Освещены практически все грани заболевания. Однако ряд моментов упущено. Не освещена роль шейного остеохондроза в развитии болезни. Совершенно не освещена роль физиотерапии в лечении данного заболевания. А между тем, только лишь физиотерапия обладает набором мощных противофиброзирующих инструментов: УВТ, ультразвук, ЛВИ и т.д. В моей практике фаза ограничения движения редко превышает 2-3 месяца, что, согласитесь, значительно отличается от заявленных 12 - 24.

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak