Клиническая эффективность хондропротекторов в комплексной терапии остеоартроза коленных суставов

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №21 от 11.09.2009 стр. 1486
Рубрика: Ревматология

Для цитирования: Пешехонова Л.К., Пешехонов Д.В., Кузовкина Т.Н. Клиническая эффективность хондропротекторов в комплексной терапии остеоартроза коленных суставов // РМЖ. 2009. №21. С. 1486

В настоящее время обязательным компонентом комплексной терапии остеоартроза (ОА) являются хондропротекторы, так как патогенетическую основу этого заболевания составляет дисбаланс процессов синтеза и резорбции суставных тканей, преимущественно гиалинового хряща и субхондральной кости [8,11,14,21]. Деструкция хряща чаще обусловлена профессиональной деятельностью человека, перегрузками суставов, спортивными травмами, нарушением обмена веществ, а не возрастным изнашиванием суставов [4,6]. Таким образом, ОА называется гетерогенная группа заболеваний различной этиологии со сходными биологическими, морфологическими, клиническими проявлениями и исходом, в основе которых лежит поражение всех компонентов сустава, в первую очередь хряща, а также субхондральной кости, синовиальной оболочки, связок, капсулы, околосуставных мышц [1,8].

ОА имеет значительную распространенность, особенно в старших возрастных группах, где частота его встречаемости превышает 50% [20]. По эпидемиологическим данным, в США ОА, диагностированный врачами, имеется у 20 млн взрослых [12]. Наиболее значимым в наше время становится гонартроз, встречаемость которого в 2 раза чаще, чем коксартроза. Не менее важна утрата трудоспособности, как временная, так и стойкая: по количеству дней нетрудоспособности ОА сопоставим с сердечно–сосудистой патологией. Значительный процент инвалидизации при ОА коленных суставов обусловлен растущей частотой артропластики [6,9].
По современным представлениям, в основе ОА лежит множество эндогенных и экзогенных факторов. К первым соответственно относятся возраст, пол, дефекты развития, наследственная предрасположенность, а ко вторым – травмы, профессиональная деятельность, спортивная активность и избыточная масса тела. Поскольку многие факторы риска не являются модифицируемыми, ОА имеет тенденцию к прогрессированию заболевания [1,4].
В настоящее время выделяют 2 основные формы ОА: первичный (локализованный или генерализованный) и вторичный (посттравматический, обусловленный врожденными, метаболическими, эндокринными и рядом других заболеваний) [9,12].
Таким образом, современная терапия ОА представляет собой сложную комплексную задачу, включающую коррекцию нагрузок, использование дополнительной опоры, снижение массы тела, увеличение силы мышц, в целом представляющую собой программу физической реабилитации, и медикаментозную терапию, направленную на уменьшение боли и увеличение подвижности суставов [5,15]. Безусловно, методики лечения ОА коленных суставов более сложны, что послужило основанием для формулирования международных рекомендаций специальной Комиссии постоянного комитета Европейской антиревматической лиги (EULAR) по международным клиническим исследованиям 2003 г. В соответствии с этими рекомендациями при лечении ОА коленных суставов необходимо учитывать наличие факторов риска (ожирение, нежелательные механические факторы, повышенную физическую активность), наличие общих факторов риска (возраст, сопутствующие заболевания, прием медикаментозных препаратов различных групп), выраженность болевого синдрома и функциональной недостаточности суставов, наличие признаков воспаления, в том числе синовита, локализацию и степень структурных повреждений [1,9].
По данным доказательной медицины и мнению международных экспертов EULAR, комплексная терапия ОА должна включать препараты замедленного действия (глюкозамин сульфат, хондроитин сульфат, неомыляемые соединения авокадо/сои, диацереин и гиалуроновую кислоту). Сущность этого принципиально нового подхода к лечению ОА обусловлена воздействием этой группы препаратов на метаболические процессы хрящевой ткани и регенерацию репаративных возможностей хондроцитов [5,10,13,22]. Использование хондроитина, глюкозамина и гиалуронана (ГЛ) осуществляется в клинической практике с начала 1980–х гг. В настоящее время накоплена значительная научная база, представленная десятками контролируемых исследований с высоким уровнем доказательности 1А–1В, по данным Амери­канского колледжа ревматологов (ACR) 2000, 2005 [3,9].
В комплексную терапию ОА, как было сказано выше, необходимо включать нефармакологическое лечение с регулярным образовательными программами, физическими упражнениями, поддерживающими средствами (фиксаторами коленного сустава, ортезами, палочками) [12,16]. К медикаментам симптоматического действия, способными устранять болевой синдром и понижать степень функциональной недостаточности, относятся парацетамол, нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), опиоидные анальгетики, местные аппликации с применением НПВП и капсаицина. При обострениях болевого синдрома в коленном суставе, особенно при наличии сопутствующего синовита, показаны внутрисуставные инъекции длительно действующих кортикостероидов [2,15,18].
При проведении терапии ОА одной из ведущих задач является комплексное воздействие на дегенерирующий хрящ, теряющий амортизационные свойства (рис. 1). Патогенез ОА определяет значительное увеличение нагрузки на субхондральную кость с нарушением костного ремоделирования, развитием остеоида и появлением остеофитов [4,13].
Лечение хондроитин сульфатом (ХС) оказывает существенное влияние на процессы метаболизма различных структур сустава, воздействуя практически на все основные патогенетические механизмы развития ОА [7,14,21]. В первую очередь уменьшается ги­перэкспрессия провоспалительных медиаторов, способствующих воспалительно–деге­не­ративным процессам в суставе и апоптозу хондроцитов, восполняющих синтез глюкозаминогликанов. Возможность ХС влиять на метаболизм хряща была продемонстрирована в годичном плацебо–контро­лиру­е­мом исследовании у больных ОА коленных суставов [22], при котором отмечалось достоверное снижение маркеров деградации хряща (кератан сульфата) и маркеров деструкции костной ткани (пи­ридинолина и дезоксипиридинолина). Не ме­нее значим и симптом–модифицирующий эффект ХС, зарегистрированный как уменьшение боли по сравнению с монотерапией НПВП и улучшение функциональной способности су­­ставов [22].
Особое место среди хондропротекторов за­нимают препараты гиалуроновой кислоты – гиалуронана (ГЛ), так как эти препараты вводятся в пораженные суставы [2,3,17]. Высокая частота поражения коленных суставов при ОА определяет необходимость дифференцированного подхода к назначению хондропротекторов: при полиостеоартрозе – системное назначение хондроитина и глюкозамина, а при локальных формах – ГЛ [3,19].
Гиалуронан в комбинации с коллагеном является основным компонентом протеогликана, то есть биополимера соединительной ткани (рис. 2).
Протеогликану присуща способность образовывать твердую среду гиалинового хряща. ГЛ обладает уникальными вязко–эластичными свойствами, присутствуя на поверхности суставного хряща и синовиальной оболочки, действует как любрикант и поглотитель механических сотрясений (рис. 2).
Гиалуронан, помимо любрикантных и демпферных свойств, используется хондроцитами в процессе синтеза протеогликанов гиалинового хряща [13]. Так, на рисунке 3 показаны функциональные и метаболические взаимосвязи синовиальной жидкости и суставного хряща, хондроцитами и хрящевым матриксом, где ведущая роль принадлежит гиалуронану. При остеоартрозе концентрация ГЛ снижается, молекулы синовиальной гиалуроновой кислоты укорачиваются, что уменьшает вязкость синовиальной жидкости (рис. 3).
Таким образом, очевидно показание для введения в пораженный сустав препаратов гиалуронана [3].
В проведенном нами исследовании у больных гонартрозом изучалась клиническая эффективность и переносимость комплексной терапии ОА ХС (как системным хондропротектором) и внутрисуставно вводимым препаратом Синокром (препаратом гиалуронана) в течение 6 мес. В открытое клиническое исследование после предварительно подписанного информированного согласия были включены 60 амбулаторных больных (мужчин 15 и женщин 45) в возрасте 42–68 лет (табл. 1). Пациенты были разделены на 2 группы. Больные 1–й группы получали ХС 500 мг 2 раза/сут. в течение 1–го месяца и 250 мг 2 раза/сут. в течение последующих 5 мес. Больным 2–й группы, принимавшим ХС по той же схеме, дополнительно внутрисуставно трижды с интервалом в 1 неделю вводился Синокром. По показаниям больные обоих групп в индивидуально подобранных дозировках принимали НПВП (диклофенак 100 мг/сут. при отсутствии гастроэнтерологической патологии, мелоксикам 15 мг/сут. при наличии язвенного анамнеза).
ОА диагностировался в соответствии с критериями ACR 1987. В обеих группах наблюдения преобладали 2 немодифицируемых фактора риска – наличие травмы в анамнезе и возрастной фактор, а также избыточная масса тела как модифицируемый фактор (рис. 4).
У обследованных больных оценивалась боль по ВАШ (100 мм визуально–аналоговой шкалы) в покое и при ходьбе, утренняя скованность в минутах, определялась функциональная недостаточность суставов (по опроснику WOMAC), оценивался терапевтический эффект, по мнению больного и врача, а также нежелательные явления при проведении терапии. Клинические показатели наблюдались до начала терапии, через 3 и 6 мес.
В результате проведенного исследования на фоне приема системной хондропротективной терапии ХС отмечалась положительная динамика при оценке болей по ВАШ как в покое, так и при ходьбе. Однако дополнительное внутрисуставное введение препарата Синокром через 3 мес. терапии показало статистически достоверное отличие от результатов динамики болевого синдрома в 1–й группе. На протяжении последующих 3 мес. анальгетический эффект пролонгировался дольше и также статистически достоверно отличался от результата пациентов в первой группе (рис. 5, 6).
Наблюдаемая нами динамика длительности утренней скованности у обследованных пациентов в группах наблюдения статистически достоверно не отличалась (табл. 2).
Для оценки функциональной активности больных нами изучалась динамика индекса WOMAC, которая была положительной у пациентов первой группы наблюдения, получавших системную терапию ХС. В то же время у больных ОА 2–й группы стабилизация состояния и расширение функциональных возможностей наблюдались с 3–го месяца комбинированной терапии, что обеспечивалось выраженным обезболивающим и противовоспалительным эффектом комплексной терапии, существенно и стойко оптимизировало функциональную активность (рис. 7).
Общая оценка эффективности лечения пациентом и врачом по итогам 6–мес. терапии представлена в таблице 3, результаты которой отражают улучшение функционального состояния коленных суставов на фоне проводимой фармакотерапии хондропротекторами, особенно при внутрисуставном введении Синокрома, при этом нет значительной разницы в оценке эффекта пациентом и врачом.
Оценивая переносимость комплексной терапии в группах наблюдения, следует отметить, что она была хорошей и отменялась в связи с побочными эффектами в обеих группах наблюдения. У 2 больных 1–й группы и у одной больной 2–й группы отмечались диспепсические явления, которые купировались коррекцией диеты, медикаменты не назначались.
По результатам проведенной терапии 6 больных (20%) 1–й группы и 10 больных (33,33%) 2–й группы смогли полностью отказаться от НПВП.
Таким образом, больным ОА необходимо включать в комплексную терапию хондропротекторы группы хондроитин сульфата и при локализованном поражении дополнительно вводить Синокром, так как указанными медицинскими препаратами обеспечивается эффективное воздействие на критические звенья патогенеза, болевой синдром и выраженность функциональной недостаточности.







Литература
1. Алексеева Л.И., Цветкова Е.С. Остеоартроз: из прошлого в будущее // Научно–практическая ревматология. №2. 2009, приложение. С. 31–37.
2. Бадокин В.В., Годзенко А.А., Корсакова Ю.Л. Локальная терапия остеоартроза // Лечащий врач. №10. 2007. С. 2–4.
3. Беленький А.Г. Препараты гиалуронана в лечении остеоартроза коленного и тазобедренного суставов Учебное пособие ГОУ ДПО РМАПО Росздрава от 23.04.2007.
4. Берглезов М.А., Андреева Т.М. Остеоартроз (этиология, патогенез) // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова.– 2006.– №4.– С. 79–86.
5. Везикова Н.Н. Оценка эффективности болезнь–модифицирующих препаратов и локальных методов терапии при остеоартрозе коленных суставов. Автореф. дисс. докт. мед. наук. Ярославль, 2005. 30 с.
6. Верткин А.Л., Алексеева Л.И., Наумов А.В. и др. Остеоартроз в практике врача–терапевта // РМЖ. 2008. Т.16. №7. С. 478–480.
7. Горячев Д.В. Место препаратов хондроитин сульфата в арсенале средств для лечения остеартроза // РМЖ. Т.16. №10, 2008. С. 3–7.
8. Клиническая ревматология. СПб., 2005. С. 386–388.
9. Клинические рекомендации. Остеоар­трит. Диагностика и ведение больных остеоартритом коленных и тазобедренных суставов / Под ред. О.М. Лесняк.– М.: ГЭОТАР–Медиа, 2006. 176 с.
10. Насонова В.А., Алексеева Л.И. Архангельская Г.С. и др. Итоги многоцентрового клинического исследования препарата Структум в России. Новые возможности в лечении остеоартроза и остеохондроза. М., 2006. С. 5–7.
11. Насонова В.А., Эрдес Ш.Ф. О всемирной декаде костно–суставных заболеваний 2000–2010 // Научно–практическая ревматология. 2004. №4. С. 14–16.
12. Национальное руководство. Ревмато­ло­гия / Под ред. Е.Л. Насонова, В.А. Насоновой.– М.: ГЭОТАР–Медиа, 2008. С. 573–588.
13. Павлова В.Н., Капьева Т.Н., Слуцкий Л.И., Павлов Г.Г. Хрящ. М.: Медицина, 1998. 320 с.
14. Проценко Г.А. Хондропротекторы в комплексном лечении деформирующего артроза. Тезисы III съезда ревматологов. Научно–практическая ревматология, 2001. №3. С.98.
15. Рациональная фармакотерапия ревматических заболеваний. М., 2003. Т.3. С. 143–149.
16. Руководство для врачей. Школа здоровья. Остеоартрит / Под ред. О.М. Лесняк.– М.: ГЭОТАР–Медиа, 2008.– С.81–89.
17. Салихов И.Г., Волкова Э.Р., Якупова С.П. Периартикулярное применение хондропротекторов у больных гонартрозом с признаками поражения сухожильно–связочного аппарата // Consislium medicum. 2006. Т.8. №2. С.59–61.
18. Условия и требования к внутрисуставному и периартикулярному введению ГКС препаратов (метод. указания МЗ РФ №2001/25). М., 2001.
19. Цурко В.В. Местное лечение суставного синдрома при остеартрозе: рациональный выбор препарата и лекарственной формы // Справочник поликлинического врача. №8. 2006. С. 3–8.
20. Цурко В.В. Остеоартроз: гериатрическая проблема // РМЖ. Т.13. №24. 2005. С. 1627–1631.
21. Чичасова Н.В. Место медленнодействующих препаратов в рациональной терапии деформирующего остеоартроза // Consislium medicum. 2005. Т.7. №8. С. 634–638.
22. Чичасова Н.В. Хондроитин сульфат (Структум) в лечении остеоартроза: патогенетическое действие и клиническая эффективность // РМЖ. Т.17. №3. 2009. С. 3–7.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak