Дизурические расстройства в практике семейного врача (обзор зарубежной литературы)

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 03.06.2009 стр. 846
Рубрика: Урология

Для цитирования: Хворов В.В., Мельниченко О.А. Дизурические расстройства в практике семейного врача (обзор зарубежной литературы) // РМЖ. 2009. №12. С. 846

Наиболее частой причиной дизурических расстройств у пожилых мужчин является доброкачественная гиперплазия простаты (ДГП). Гистологически она характеризуется появлением отдельных узлов в периуретральной зоне предстательной железы [8]. Клинические проявления ДГП связаны с внешним давлением на простатическую уретру, ведущим к ухудшению мочеиспускания. Невозможность полного опорожнения мочевого пузыря может привести к его растяжению в сочетании с гипертрофией и нестабильностью детрузора. У части больных с ДГП может быть гематурия. Поскольку тяжесть симптомов не коррелирует со степенью гиперплазии и подобные симптомы могут быть связаны с другими причинами, клинический синдром проявлений ДГП принято именовать симптомами нижних мочевых путей.

Заболеваемость ДГП повышается с возрастом. В од­ном из исследований утверждается, что ее встречаемость составляет 20% у 40–летних мужчин и повышается до 90% у мужчин старше 70 лет [5]. Наиболее частыми симптомами нижних мочевых путей являются задержка мочеиспускания, слабая струя, никтурия и недержание мочи. ДГП может также осложниться рецидивирующей уроинфекцией [13] и камнями мочевого пузыря [21]. Отмечено, что половина мужчин с ДГП имеют средние и тяжелые симптомы нижних мочевых путей [28]. Острая задержка мочеиспускания (полная невозможность опорожнения мочевого пузыря), требующая немедленной катетеризации, возникает нечасто – ежегодный риск менее 1%; еще реже встречается хроническая почечная недостаточность [3,19]. Следо­вательно, лечебная тактика должна основываться на наличии и тяжести симптомов.
Клинические рекомендации
• Мужчины с подозрением на ДГП должны быть обследованы с помощью общепринятого вопросника для определения тяжести симптомов (IPSS).
• Мужчинам с симптомами ДГП необходимо провести пальцевое ректальное исследование и анализ мочи для исключения других урологических болезней [3].
• Наблюдение с ежегодным обследованием – наилучший способ ведения мужчин с легкими симптомами ДГП [3].
• a–блокаторы обеспечивают ослабление симптомов при средних и тяжелых проявлениях ДГП [14,18].
• Мужчинам с объемом простаты больше 40 см3 по­казаны ингибиторы 5–a–редуктазы [19,25].
• Направляйте больных к оперирующему урологу при неэффективности медикаментозного лечения (если прогрессирует хроническая задержка мочи, рецидивирует гематурия, появляются камни мочевого пузыря), а также в случае предпочтения пациентом хирургического лечения сразу [1,3,10].
Диагностика
Анамнез и физикальное обследование
При обращении мужчины с симптомами нижних мочевых путей сбор анамнеза должен быть направлен на выявление тяжести проявлений, возможных причин, не связанных с ДГП (табл. 1), а также противопоказаний для потенциальных методов лечения.
Международная шкала простатических симптомов (IPSS) (табл. 2) – удобный инструмент для объективной оценки тяжести ДГП.
Сумма баллов 7 и менее свидетельствует о легком течении, от 8 до 19 – о среднетяжелом варианте, 20–35 бал­лов соответствуют тяжелым проявлениям болезни.
Несколько групп лекарственных препаратов могут вызвать или усилить симптомы нижних мочевых путей, также их причиной может быть ряд болезней (табл. 3).
Предшествующие хирургические вмешательства повышают риск структуры уретры и других анатомических расстройств. Родственники первой степени больного с раком простаты имеют повышенный риск заболевания [8].
При наличии дизурических симптомов пациенту необходимо провести пальцевое ректальное исследование для оценки размера и формы простаты [3]. Объем простаты определяет прогноз эффективности лечения финастеридом. Финастерид наиболее эффективен при объеме простаты более 40 см3 [25] (в норме объем простаты 20–30 см3). Пальпируемый узел подозрителен и требует биопсии. Ненор­маль­ный тонус анального сфинктера свидетельствует о неврологических расстройствах, которые могут проявляться и дизурическими симптомами [3].
Лабораторные исследования
Рекомендуется выполнение общего анализа мочи всем мужчинам с симптомами нижних мочевых путей. Нормальный анализ мочи при наличии симптомов нижних мочевых путей практически исключает рак мочевого пузыря, камни мочевого пузыря, уроинфекцию. Анализ крови на простатспецифический антиген (ПСА) необходимо выполнять всем пациентам, тактика ведения которых изменится при его повышенных значениях. Уровень ПСА коррелирует с риском прогрессии симптомов; мужчины с повышенным ПСА лучше отвечают на финастерид [25]. Уровень ПСА также коррелирует с объемом простаты. ПСА более 1,6 нг/мл у мужчин 50–60 лет, 2 нг/мл у мужчин 60–70 лет и 2,3 нг/мл у мужчин 70–80 лет свидетельствует об объеме простаты более 40 см3 с чувствительностью и специфичностью 70% [26].
Цитологическое исследование мочи должно быть выполнено мужчинам группы риска рака мочевого пузыря (т.е. курильщикам, с гематурией). Рутинное исследование креатинина крови необязательно, поскольку ДГП не изменяет существующий риск заболеваний почек.
Лечение
Наблюдение
Рандомизированное исследование лекарственных методов лечения больных со среднетяжелым и тяжелым течением ДГП показало, что в группе плацебо имелась клиническая прогрессия (т.е. повышение на 4 балла и более по шкале IPSS, эпизод острой задержки мочеиспускания или рецидивирующая уроинфекция) с частотой 4,5 на 100 пациентов в год при среднем сроке наблюдения 4,5 года [19]. Частота острой задержки мочеиспускания составила 0,6 на 100 пациентов в год. Случаев почечной недостаточности, связанных с ДГП, не было.
Наблюдение рекомендовано мужчинам со слабо выраженными симптомами ДГП (IPSS не более 7) и тем, кого, по собственному мнению, симптомы особо не беспокоят. Больные, выбравшие этот путь, должны наблюдаться ежегодно на предмет прогрессии симптомов [15].
a–блокаторы
Гладкие мышцы предстательной железы сокращаются в ответ на стимуляцию a–адренорецепторов, что ведет к сужению простатической уретры. Анта­го­ни­сты a1–адренорецепторов улучшают симптомы нижних мочевых путей у мужчин со среднетяжелым и тяжелым течением ДГП [14,17] вследствие расслабления гладких мышц. Рандомизированное исследование сравнения теразозина, финастерида и плацебо выявило значительное уменьшение симптомов у больных, получавших теразозин, в сравнении с пациентами других групп [14]. Комбини­рованная терапия теразозином и финастеридом не была более эффективной, чем один теразозин. Участники этого исследования имели небольшой объем простаты.
Более позднее исследование по сравнению доксазозина, финастерида и плацебо выявило, что доксазозин более эффективен, чем плацебо, в снижении клинического прогрессирования [19]. Эффективность лечения доксазозином была сравнима с финастеридом, комбинированное же лечение было более эффективным, чем каждым из лекарств в монотерапии [19].
a–блокаторы могут быть причиной ортостатической гипотонии, особенно доксазозин, теразозин и празозин, которые снижают артериальное давление воздействием на гладкие мышцы сосудов. Хотя эти три ле­кар­ства показаны для лечения гипертонии, они менее эффективны, чем тиазидные диуретики и ингибиторы АПФ в предотвращении кардиоваскулярных осложнений и не считаются антигипертензивными средства­ми первой линии [2]. Лечение неселективными ле­карствами должно начинаться с малых доз с постепенным увеличением. Риск ортостатической гипотонии повышается при сочетании этих лекарств с ингибиторами фосфодиэстеразы, применяемыми для лечения эректильной дисфункции; при этом требуется максимально низкая стартовая доза и осторожное титрование. Силденафил в дозе более 25 мг может применяться в сочетании с a–блокатором с перерывом в приемах лекарств не менее 4 ч [20].
Тамсулозин – более селективное средство расслабления гладких мышц простаты; он не влияет на артериальное давление. Кроме того, если при терапии неселективными a–блокаторами улучшение симптомов обычно отмечается на 2–4–й неделе от начала лечения [15], то при использовании селективных a–блокаторов эффект наступает уже на 1–й неделе при­ема. Так, при назначении тамсулозина симптомы учащенного мочеиспускания и чувства неполного опорожнения исчезают на следующий день, прерывистое и затрудненное мочеиспускание – на 3–й день, императивные позывы и симптом вялой струи – на 4–й день, никтурия к концу недели приема препарата [32]. Также тамсулозин обладает одними из лучших фармакоэкономических показателей (табл. 4).
Ингибиторы 5–a–редуктазы
Рост простаты стимулируется андрогенными гормонами, главным образом дигидротестостероном [8]. Финастерид и дутастерид тормозят превращение тестостерона в дигидротестостерон, по­дав­ляя рост простаты [20]. Выявлена наибольшая эффективность этих средств при объеме простаты более 40 см3 [18]. Ингибиторы 5–a–ре­дук­тазы не обеспечивают немедленного облегчения симптомов, требуется около шести месяцев для достижения клинического эффекта [15]. В отличие от a–блокаторов, ингибиторы 5–a–ре­дуктазы влияют на клиническое течение ДГП, уменьшая риск острой задержки мочеиспускания и хирургического вмешательства в течение четырех лет лечения [19]. Побочные эффекты финастерида включают снижение либидо, эякуляторную и эректильную дисфункцию, а также повышение риска агрессивного рака простаты [4,7,23,31].
Лекарственная терапия ДГП обобщена в таблице 4.
Альтернативные препараты
Экстракт Serenoa repens применяется в лечении симптомов нижних мочевых путей, связанных с ДГП. Европейское исследование показало, что половина немецких урологов предпочитают его для лечения ДГП у своих больных [16]. В базе данных доказательной медицины Cochrane указано, что экстракт Serenoa repens обеспечивает слабое или среднее улучшение дизурии и показателей уродинамики, сравнимые с финастеридом [35]. Однако более современные высококачественные рандомизированные контролируемые исследования не выявили эффекта экстракта Serenoa repens на дизурические симптомы и показатели уродинамики через год от начала лечения (средний объем простаты участвовавших в исследовании 34 см3) [6]. Но если эффект экстракта Serenoa repens опосредован ингибированием 5–a–редуктазы, эти больные не были оптимальными кандидатами, так как блокаторы 5–a–редуктазы наиболее эффективны при объеме простаты более 40 см3 [28].
Поиск в базе данных Cochrane по экстракту пыльцы плевела [34] и африканской сливы [36] обнаружил, что эти средства обеспечивают средний эффект по уменьшению дизурических симптомов. Однако проводимые исследования были ограничены малой выборкой, коротким сроком наблюдения и отсутствием стандартизации. Европейская ассоциация урологов не рекомендует применение фитотерапии.
Трансуретральная резекция простаты
Хирургическое лечение ДГП (табл. 5) применяется при неэффективности консервативного лечения, рефрактерной к лечению задержке мочеиспускания, персистирующей гематурии и камнях мочевого пузыря [10].
Трансуретральная резекция простаты (ТУРП) считается эталоном хирургических методов благодаря своей эффективности, доказанной в большом числе исследований. Рандомизированное исследование по сравнению ТУРП с наблюдением показало снижение симптомов и осложнений у мужчин после вмешательства [9].
Хотя у большинства больных ТУРП окончательно устраняет симптомы, недавнее исследование выявило, что двое из 30 больных после ТУРП повторно оперируются в течение 2 лет [33]. Основными осложнениями ТУРП являются половая дисфункция, стриктуры, кровотечение, ТУР–синдром (т.е. гипонатриемия, обусловленная абсорбцией гипотоничного промывного раствора) [30].
Новые хирургические технологии
Новые хирургические технологии направлены на уменьшение симптомов – и при этом без осложнений, – присущих традиционной ТУРП. База данных Cochrane утверждает, что лазерная аденомэктомия – эффективная альтернатива ТУРП [11]. Лазерная энуклеация простаты проводится при условии госпитализации больного и обеспечивает уменьшение времени катетеризации и нахождения в стационаре в сравнении с традиционной ТУРП; уродинамика и показатели качества жизни аналогичны таковым для ТУРП через 24 мес. [33]. Хотя лазерная энуклеация приводит к ретроградной эякуляции, ее влияние на потенцию, либидо и удовлетворенность пациента половой жизнью минимальны [22].
Существуют также несколько амбулаторных процедур, но они не доказали сравнимую с ТУРП эффективность. Трансуретральная игольчатая абляция – амбулаторное вмешательство, при котором радиочастотная энергия используется для удаления периуретральной простатической ткани. Она подходит мужчинам с легкими и средними симптомами и объемом простаты до 60 см3 [27]. Процедура не имеет значительных осложнений, но частота неэффективности составляет 23% к 5 годам [27] и 83% к 10 годам [29].
Трансуретральная инцизия простаты подходит мужчинам с небольшими железами (объемом менее 30 см3) [30]. Хотя она реже, чем ТУРП, приводит к ретроградной эякуляции (35% и 68%) [24], метаанализ выявил менее выраженное улучшение уродинамических параметров и несколько большую частоту повторных операций [37]. Рандомизированное исследование выявило, что трансуретральная микроволновая терапия обеспечивает сравнимое с ТУРП устранение симптомов, но необходимость повторных вмешательств была выше [17]. В ко­нечном итоге выбор хирургического метода зависит от риска осложнений общей анестезии у конкретного больного и предпочтений пациента и уролога.









Литература
1. Agency for Health Care Policy and Research. Benign prostatic hyperplasia: diagnosis and treatment. Rock¬ville, Md.: United States Department of Health and Human Services, Public Health Service, Agency for Health Care Policy and Research; 1994. AHCPR publica¬tion no. 94–0582.
2. ALLHAT Collaborative Research Group. Major cardio¬vascular events in hypertensive patients randomized to doxazosin vs chlorthalidone: the antihypertensive and lipid–lowering treatment to prevent heart attack trial (ALLHAT) [published correction appears in JAMA. 2002;288(23):2976]. JAMA. 2000;283(15):1967–1975.
3. American Urological Association. Guideline on the management of benign prostatic hyperplasia (BPH). http://www.auanet.org/guidelines/bph.cfm. Accessed September 19, 2007.
4. Andriole GL, Guess HA, Epstein JI, et al. Treatment with finasteride preserves usefulness of prostate–specific antigen in the detection of prostate cancer: results of a randomized, double–blind, placebo–controlled clini¬cal trial. PLESS Study Group. Proscar Long–term Efficacy and Safety Study. Urology. 1998;52(2):195–201.
5. Arrighi HM, Metter EJ, Guess HA, Fozzard JL. Natural history of benign prostatic hyperplasia and risk of pros¬tatectomy. The Baltimore Longitudinal Study of Aging. Urology. 1991;38(1 suppl):4–8.
6. Bent S, Kane C, Shinohara K, et al. Saw palmetto for benign prostatic hyperplasia. N Engl J Med. 2006;354(6):557–566.
7. Civantos F, Soloway MS, Pinto JE. Histopathological effects of androgen deprivation in prostatic cancer. Semin Urol Oncol. 1996;14(2 suppl 2):22–31.
8. Cotran RS, Kumar V, Robbins SL. Male genital system. In: Robbins Pathologic Basis of Disease. 5th ed. Philadel¬phia, Pa.: Saunders;1994.
9. Donovan JL, Peters TJ, Neal DE, et al. A randomized trial comparing transurethral resection of the prostate, laser therapy and conservative treatment of men with symp¬toms associated with benign prostatic enlargement: the CLasP study. J Urol. 2000;164(1):65–70.
10. Dull P, Reagan RW Jr, Bahnson RR. Managing benign prostatic hyperplasia. Am Fam Physician. 2002;66(1):77–84.
11. Hoffman RM, MacDonald R, Wilt TJ. Laser prostatec¬tomy for benign prostatic obstruction. Cochrane Data¬base Syst Rev. 2004;(1):CD001987.
12. Hollingsworth JM, Wei JT. Economic impact of surgical intervention in the treatment of benign prostatic hyper¬plasia. Rev Urol. 2006;(8 suppl 3):S9–S15.
13. Jacobsen SJ, Girman CJ, Lieber MM. Natural history of benign prostatic hyperplasia. Urology. 2001;58(6 suppl 1):5–16.
14. Lepor H, Williford WO, Barry MJ, et al., for the Veterans Affairs Cooperative Studies Benign Prostatic Hyperpla¬sia Study Group. The efficacy of terazosin, finasteride, or both in benign prostatic hyperplasia. N Engl J Med. 1996;335(8):533–539.
15. Logan YT, Belgeri MT. Monotherapy versus com¬bination drug therapy for the treatment of benign prostatic hyperplasia. Am J Geriatr Pharmacother. 2005;3(2):103–114.
16. Lowe FC, Ku JC. Phytotherapy in treatment of benign prostatic hyperplasia: a critical review. Urology. 1996;48(1):12–20.
17. Mattiasson A, Wagrell L, Schelin S, et al. Five–year fol¬low–up of feedback microwave thermotherapy versus TURP for clinical BPH: a prospective randomized multi¬center study. Urology. 2007;69(1):91–96.
18. McConnell JD, Bruskewitz R, Walsh P, et al., for the Fin¬asteride Long–Term Efficacy and Safety Study Group. The effect of finasteride on the risk of acute urinary retention and the need for surgical treatment among men with benign prostatic hyperplasia. N Engl J Med. 1998;338(9):557–563.
19. McConnell JD, Roehrborn CG, Bautista OM, et al., for the Medical Therapy of Prostatic Symptoms (MTOPS) Research Group. The long–term effect of doxazosin, fin¬asteride, and combination therapy on the clinical pro¬gression of benign prostatic hyperplasia. N Engl J Med. 2003;349(25):2387–2398.
20. McNaughton–Collins M, Barry MJ. Managing patients with lower urinary tract symptoms suggestive of benign pros¬tatic hyperplasia. Am J Med. 2005;118(12):1331–1339.
21. Meigs JB, Barry MJ. Natural history of benign pros¬tatic hyperplasia. In: Kirby R. Textbook of Benign Pros¬tatic Hyperplasia. Oxford, U.K.: Isis Medical Media;1996:125–135.
22. Meng F, Gao B, Fu Q, et al. Change of sexual function in patients before and after Ho:YAG laser enucleation of the prostate. J Androl. 2007;28(2):259–261.
23. Nickel JC, Fradet Y, Boake RC, et al. Efficacy and safety of finasteride therapy for benign prostatic hyperpla¬sia: results of a 2–year randomized controlled trial (the PROSPECT study). PROscar Safety Plus Efficacy Cana¬dian Two year study. CMAJ. 1996;155(9):1251–1259.
24. Riehmann M, Knes JM, Heisey D, Madsen PO, Bruske¬witz RC. Transurethral resection versus incision of the prostate: a randomized, prospective study. Urology. 1995;45(5):768–775.
25. Roehrborn CG, Boyle P, Bergner D, et al., for the PLESS Study Group. Serum prostate–specific antigen and prostate volume predict long–term changes in symp¬toms and flow rate: results of a four–year, randomized trial comparing finasteride versus placebo. Urology. 1999;54(4):662–669.
26. Roehrborn CG, Boyle P, Gould AL, Waldstreicher J. Serum prostate–specific antigen as a predictor of pros¬tate volume in men with benign prostatic hyperplasia. Urology. 1999;53(3):581–589.
27. Roehrborn CG, Issa MM, Bruskewitz RC, et al. Trans¬urethral needle ablation for benign prostatic hyper¬plasia: 12–month results of a prospective, multicenter U.S. study [published correction appears in Urology. 1998;52(1):159]. Urology. 1998;51(3):415–421.
28. Roehrborn CG, McConnell JD. Etiology, pathophysiol¬ogy, epidemiology and natural history of benign pros¬tatic hyperplasia. In: Cambell MF, Walsh PC, Retic AB. Campbell’s Urology. 8th ed. Philadelphia, Pa.: Saun¬ders; 2002:1297–1330.
29. Rosario DJ, Phillips JT, Chapple CR. Durability and cost–effectiveness of transurethral needle ablation of the prostate as an alternative to transurethral resection when alpha–adrenergic antagonist therapy fails. J Urol. 2007;177(3):1047–1051.
30. Shabbir M, Kirby R. Fact or fiction: what do the benign prostatic hyperplasia data tell us? Curr Urol Rep. 2005;6(4):243–250.
31. Thompson IM, Goodman PJ, Tangen CM, et al. The influence of finasteride on the development of prostate cancer. N Engl J Med. 2003;349(3):215–224.
32. Tomita M, Egawa S, Ikemoto I, Nakajo H, et al. One–week effects of Tamsulosin on benign prostatic hyperplasia assessed with daily symptom score. Hinyokika Kiyo. 2009 Apr;55(4):193–7.
33. Wilson LC, Gilling PJ, Williams A, et al. A randomised trial comparing holmium laser enucleation versus transurethral resection in the treatment of prostates larger than 40 grams: results at 2 years. Eur Urol. 2006;50(3):569–573.
34. Wilt T, Ishani A, Mac Donald R, Rutks I, Stark G. Pygeum africanum for benign prostatic hyperplasia. Cochrane Database Syst Rev. 2002;(1):CD001044.
35. Wilt T, Ishani A, Mac Donald R. Serenoa repens for benign prostatic hyperplasia. Cochrane Database Syst Rev. 2002;(3):CD001423.
36. Wilt T, Mac Donald R, Ishani A, Rutks I, Stark G. Cernilton for benign prostatic hyperplasia. Cochrane Database Syst Rev. 2000;(2):CD001042.
37. Yang Q, Peters TJ, Donovan JL, Wilt TJ, Abrams P. Trans¬urethral incision compared with transurethral resection of the prostate for bladder outlet obstruction: a system¬atic review and meta–analysis of randomized controlled trials. J Urol. 2001;165(5):1526–1532.
38. Zlotta AR, Giannakopoulos X, Maehlum O, Ostrem T, Schulman CC. Long–term evaluation of transurethral needle ablation of the prostate (TUNA) for treatment of symptomatic benign prostatic hyperplasia: clinical outcome up to five years from three centers. Eur Urol. 2003;44(1):89–93.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak