Хронический простатит: оптимизация подходов к лечению

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №32 от 29.12.2011 стр. 2057
Рубрика: Урология

Для цитирования: Аляев Ю.Г., Шпоть Е.В., Султанова Е.А. Хронический простатит: оптимизация подходов к лечению // РМЖ. 2011. №32. С. 2057

Распространенность хронического простатита (ХП) в общей популяции составляет 5–8%. Это самое часто встречающееся урологическое заболевание у мужчин до 50 лет и третье по частоте – у лиц старше 50 лет. По данным отечественных и зарубежных авторов, ХП страдают от 20 до 35% мужчин в возрасте от 20 до 40 лет [4,8,7,11,14].

В настоящее время наиболее часто используется классификация Национального института здоровья и Национального института по проблемам диабета, питания и болезней почек США (1995), одобренная Европейской международной согласительной комиссией по проблемам простатита:
1. Острый бактериальный простатит.
2. Хронический бактериальный простатит.
3. Синдром хронической тазовой боли (СХТБ).
А. Воспалительный СХТБ (лейкоциты в эякуляте, моче, секрете простаты).
Б. Невоспалительный СХТБ (нет лейкоцитов в эякуляте, моче, секрете простаты).
4. Бессимптомный воспалительный простатит (асимптоматический инфекционный простатит. В отсутствие клинических симптомов заболевания диагноз устанавливается на основании микроскопического исследования биопсийных образцов предстательной железы или секрета простаты, полученного во время диагностического процесса, предпринимаемого по поводу иных заболеваний).
ХП и СХТБ представляют собой большую социальную и психологическую проблему, так как приводят к значительному снижению качества жизни мужчин. По мнению ряда авторов, качество жизни у пациентов с ХП иногда сопоставимо с такими заболеваниями, как инфаркт миокарда, стенокардия и болезнь Крона [11].
В 90% случаев инфекция проникает в предстательную железу через уретру, а простатит является осложнением воспаления мочеиспускательного канала. Следует подчеркнуть, что при проникновении возбудителей может возникнуть как острый или хронический простатит, так и бессимптомное носительство микроорганизмов без каких–либо признаков воспалительного процесса. Это зависит не столько от путей инфицирования, сколько от биологических свойств возбудителей и индивидуальных особенностей защитных реакций организма. Даже внедрение заведомо патогенных микроорганизмов не всегда влечет за собой развитие воспаления.
На сегодняшний день существует огромный перечень препаратов, применяемых при простатите, однако эффективность лечения заболевания часто остается неудовлетворительной.
Среди причин неэффективности традиционных схем лечения можно выделить следующие:
• изменение спектра возбудителей ХП;
• выбор антибактериального или противомикробного препарата, плохо проникающего в предстательную железу, или препарата с низкой антибактериальной активностью;
• короткий курс лечения (менее 4 нед.);
• полирезистентная флора.
Следует отметить, что еще несколько лет назад в структуре возбудителей ХП превалировала Escherichia coli. В настоящее время все чаще выявляются представители рода Enterocobacter, а также Enterococcus faecalis. 10–15% случаев приходятся на Pseudomonas aeruginosa, виды Serratia, Klebsiella и Enterobacter aerogenes, а также Acinetobacter spp. Высказываются предположения об этиологической роли таких грамположительных организмов, как Staphylococcus saprophyticus, гемолитических стафилококков, Staphylococcus aureus и других коагулазонегативных стафилококков. Все чаще при обследовании обнаруживают уреаплазмы, микоплазмы, хламидии, трихомонады, гарднереллы, анаэробы, грибы рода Candida, которые относятся к вероятным этиологическим факторам ХП [12,13,20,21].
Особенностью этих возбудителей является иной спектр антибактериальной чувствительности, а также высокий процент антибиотикорезистентных штаммов [3]. По данным микробиологического мониторинга, отмечается высокая частота резистентности возбудителей ХП к различным группам антибиотиков (фторхинолонам, тетрациклинам, ко–тримаксозолу), иногда превышающая 50%. Поэтому одним из путей оптимизации терапии ХП является назначение антимикробного препарата на основании результатов бактериологического исследования секрета простаты или спермы с определением антибактериальной чувствительности [6].
Вторым путем повышения эффективности антибактериальной и противовоспалительной терапии при ХП является одновременное применение иммуномодулирующих средств.
Среди антибактериальных препаратов, используемых в терапии ХП, наиболее предпочтительными являются фторхинолоны. При выявлении внутриклеточных микроорганизмов возможно назначение тетрациклинов и макролидов.
Выбор антибиотика для лечения простатитов определяется его фармакокинетическими свойствами, проявляющимися в первую очередь проникновением препарата в ткань предстательной железы и созданием бактерицидных концентраций для микроорганизмов [1,2].
Фторхинолоны в отличие от нефторированных хинолонов имеют большой объем распределения, создают высокие концентрации в органах и тканях, проникают внутрь клеток [10]. Результаты сравнения антибактериальных препаратов, применяемых при лечении ХП, представлены в таблице 1 [23].
С появлением фторхинолонов третьего поколения, таких как левофлоксацин (Лефокцин), а также четвертого поколения (моксифлоксацин), расширяются возможности для антимикробной терапии простатитов, обусловленных грамположительными, анаэробными и атипичными внутриклеточными микроорганизмами.
Левофлоксацин (Лефокцин) обладает широким спектром антимикробного действия. Он входит в новую группу фторхинолонов, отличительной особенностью которых, наряду с высокой активностью в отношении многих грамотрицательных бактерий, является повышенная активность в отношении грамположительных микробов, атипичных микроорганизмов и анаэробов. Важным свойством препарата является его высокая активность в отношении внутриклеточных патогенов [6].
Левофлоксацин (Лефокцин) блокирует ДНК–гиразу (топоизомеразу II) и топоизомеразу IV, нарушает суперспирализацию и сшивку разрывов ДНК, ингибирует синтез ДНК, вызывает глубокие морфологические изменения в цитоплазме, клеточной стенке и мембранах.
Как и другие фторхинолоны, препарат имеет выраженный постантибиотический эффект – продолжение антимикробного действия после удаления препарата из среды, длительность которого зависит от вида микроорганизма и величины ранее действовавшей концентрации [6].
Левофлоксацин характеризуется высокой степенью биодоступности и устойчивостью к трансформации в организме. Он хорошо проникает в разные органы и ткани; в тканях мочеполовой системы концентрация левофлоксацина при использовании в терапевтических дозах соответствует или превышает концентрацию в сыворотке крови [3,5]. Выводится препарат преимущественно с мочой (70%), в которой создаются высокие концентрации, достаточные для подавления чувствительной к нему микрофлоры в течение долгого времени [6]. Длительная циркуляция препарата в организме в терапевтических концентрациях позволяет применять его 1 раз/сут. [6].
Как правило, левофлоксацин хорошо переносится пациентами. Наиболее часто встречающимися побочными эффектами являются тошнота (1,3%), диарея (1,1%), головокружение (0,4%) и бессонница (0,3%). Крайне редко встречаются фототоксичность, реакции гиперчувствительности, удлинение интервала QT на ЭКГ, тендинит. Все вышеуказанные эффекты являются дозазависимыми и быстро исчезают после снижения дозы или отмены препарата.
Противопоказания к приему препарата – гиперчувствительность, возраст до 18 лет, беременность, кормление грудью, эпилепсия, дефицит глюкозо–6–фосфатдегидрогеназы [6].
Устойчивость к левофлоксацину, связанная со спонтанными мутациями in vitro, встречается сравнительно редко.
Анализ научных публикаций, посвященных исследованиям эффективности и переносимости левофлоксацина, позволяет более четко представить его отличия от других препаратов группы хинолонов [15–19].
Проведенное в США двойное слепое клиническое исследование эффективности перорального приема 1 раз/сут. 500 мг левофлоксацина или ципрофлоксацина 500 мг 2 раза/сут. в течение 28 дней у 377 больных хроническим простатитом показало, что клиническая эффективность левофлоксацина/ципрофлоксацина составила 75/73%, а бактериологическая эффективность – 75/77%. Таким образом, продемонстрирована эквивалентность обоих режимов дозирования препаратов. Вместе с тем преимущества левофлоксацина заключаются в его однократном суточном приеме и более широкой активности в отношении грамположительной микрофлоры [22].
Дальнейшие исследования фармакокинетики ципрофлоксацина и левофлоксацина продемонстрировали преимущество левофлоксацина (более высокую концентрацию в простатическом секрете), что позволяет препарату стать хорошей альтернативой в лечении хронического бактериального простатита [24–26]. Согласно данным A. Trinchiere (2001), антибактериальная терапия у больных ХП категорий I–IIIA должна проводиться в течение 14–42 дней. Применение левофлоксацина в дозе 250 мг/сут. при нехламидийном ХП позволило авторам добиться бактериологического излечения у 85,4% пациентов [27]. Пальто, это не выходящая из моды классика.
По данным исследования в клинике урологии РГМУ, из 105 больных с клинической картиной ХП хронический бактериальный простатит был диагностирован у 40 пациентов [9]. При бактериологическом исследовании 62,8% выделенных штаммов составили грамположительные микроорганизмы, среди которых доминировали Enterococcus faecalis и Staphylococcus haemolyticus. Среди 16 (37,2%) штаммов грамотрицательных бактерий наиболее часто выделяемой флорой была Escherichia coli. К левофлоксацину оказались чувствительными 88,9%, а к ципрофлоксацину – 74% штаммов коагулазо–негативных стафилококков. Анализ чувствительности грамотрицательных микроорганизмов показал, что к левофлоксацину оказались чувствительными 93,8%, а к ципрофлоксацину – 62,5% штаммов. Наличие у больных как грамположительной, так и грамотрицательной флоры, а также в ряде случаев – внутриклеточной инфекции дало авторам основание применить в лечении пациентов фторхинолон широкого спектра действия – левофлоксацин. Лечение левофлоксацином в дозе 500 мг/сут. в течение 2 нед. привело к эрадикации возбудителей у 80–85% пациентов в разных группах [9].
Лечение левофлоксацином или ципрофлоксацином в течение 4 нед. пациентов, страдающих хроническим бактериальным простатитом, при наличии в секрете простаты Escherichia coli и Enterococcus faecalis, а также коагулазо–негативного Staphylococcus sp. и Streptococcus sp., показало равную эффективность фторхинолонов в обеих группах. Бактериологическая эрадикация возбудителей составила 74% в 1–й группе и 78,3% – во 2–й группе, а клиническая эффективность – 76,6 и 70,4% соответственно. Положительная динамика симптомов заболевания сохранилась через 6 мес. у 70,5% пациентов 1–й группы и у 72,8% пациентов 2–й группы, что, по мнению авторов, свидетельствует об отсутствии зависимости ближайших и отдаленных результатов терапии фторхинолонами от вида возбудителя, выделенного при обследовании у больных бактериальным простатитом [27].
Сравнение эффективности нового фторхинолона прулифлоксацина и левофлоксацина в лечении 97 больных ХП не выявило существенных различий в клинической и бактериологической эффективности этих препаратов в ходе рандомизированного двойного слепого исследования. Лечение проводилось в течение 4 нед., суточная доза препаратов составляла 600 и 500 мг соответственно. Микробиологическая эрадикация достигла 72,73% в группе больных, получавших прулифлоксацин, и 71,11% – в группе больных, получавших левофлоксацин.
Эффективность и безопасность левофлоксацина в лечении больных хроническим бактериальным простатитом была подтверждена исследованием, проведенным в 8 странах Европы. В проспективное открытое мультицентровое исследование были включены 117 пациентов с симптомами ХП. Грамотрицательная микрофлора была выделена у 57 пациентов (Escherichia coli в 37 случаях), грамположительная микрофлора – у 60 пациентов (в основном Enterococcus faecalis (n=18) и Staphylococcus epidermidis (n=14)). Больным проведен курс лечения левофлоксацином в однократной суточной дозе 500 мг в течение 28 дней. Клиническая эффективность составила 92% (95% доверительный интервал (ДИ) 84,8–96,5%), 77,4% (95% ДИ 68,2–84,9%), 66,0% (95% ДИ 56,2–75,0%) и 61,9% (95% ДИ 51,9–71,2%) на 5–12–й день лечения, через 1, 3 и 6 мес. после лечения. Микробиологическая эрадикация возбудителя наблюдалась в 83,7% случаев (95% ДИ 74,8–90,4%) через 1 мес. и в 91,2% случаев (95% ДИ 80,7–97,1%) спустя 6 мес. после лечения. Только 4 (3,4%) пациента прекратили прием препарата из–за развития нежелательных явлений [28].
В другом исследовании проведено сравнение эффективности левофлоксацина, доксазозина и их комбинации в лечении больных ХП (категория IIIA). Лечение в течение 6 нед. проведено 81 больному (средний возраст – 40,1 года), применялись левофлоксацин (n=26), доксазозин (n=26) или комбинация этих препаратов (n=29). Суммарный балл по шкале симптомов NIH/CPSI до лечения составил 22,6, 22,4, и 24,1 соответственно. Через 6 нед. суммарный балл был 11,2 (коэффициент ответа – 50,3%), 17,7 (коэффициент ответа – 21,1%) и 13,1 (коэффициент ответа – 45,6%) соответственно. В группе пациентов, принимавших левофлоксацин, через 6 нед. лечения уровень ответа был достоверно выше, чем в группе пациентов, принимавших доксазозин (p<0,001). Авторы исследования пришли к выводу о том, что у больных ХП, с синдромом хронической тазовой боли 6–недельный курс лечения левофлоксацином более эффективен, чем терапия доксазозином или комбинированное лечение [29].
В клинике урологии 1 МГМУ имени И.М. Сеченова эффективность Лефокцина оценена у 96 пациентов с хроническим бактериальным простатитом. Всем больным для подтверждения диагноза «хронический простатит» проводилась микроскопия секрета простаты. В редких случаях (около 10%), когда не удавалось получить сок предстательной железы, выполнялась спермограмма.
Большинству пациентов выполнялось исследование соскоба из уретры методом ПЦР. Отказ от выполнения соскоба уретры у ряда пациентов был связан с отрицательным результатом данного анализа до обращения в нашу клинику.
Материалом для бактериологического посева всегда являлась сперма, собранная утром в день исследования в стерильную банку. Данный анализ проводился не всем пациентам. Критерием отбора для выполнения исследования являлся длительный анамнез лечения хронического простатита, что могло быть причиной множественной антибиотикорезистентности возбудителя.
После лечения больных хроническим бактериальным простатитом жалобы полностью отсутствовали у 79 (82,3%) больных. У 3 пациентов отмечалось уменьшение клинической симптоматики. У 14 пациентов жалобы сохранялись, однако только у 5 среди 14 при контрольном микроскопическом исследовании секрета простаты сохранялись признаки воспаления.
Процент больных, у которых возбудители при контрольном обследовании не были выявлены, составил 89,6.
Клиническая эффективность применения Лефокцина у больных хроническим бактериальным простатитом составила 85,4%, микробиологическая – 89,6% [30].
Таким образом, в проведенном исследовании доказана высокая клиническая эффективность Лефокцина в лечении хронического простатита. Лефокцин может быть рекомендован в качестве препарата выбора при лечении этого заболевания.
Что касается иммуномодулирующей терапии, упомянутой выше, то целесообразность ее применения при ХП была доказана в ходе исследования, проведенного на базе урологической клиники 1 МГМУ и включавшего 82 пациента.
Как видно из определения, иммуномодуляторы должны действовать только на измененные параметры, понижая завышенные и повышая заниженные показатели иммунной системы.
Возможными причинами возникновения иммунных нарушений при хронических инфекционно–воспалительных заболеваниях, таких как простатит, является, с одной стороны, прямое токсическое воздействие токсинов, длительно персистирующих микроорганизмов на костный мозг, вилочковую железу, Т– и В–лимфоциты, с другой – длительная антибиотикотерапия, угнетающая иммунную систему.
При исследовании иммунного статуса у больных ХП отмечалось изменение свойств фагоцитирующих клеток – увеличение относительного и абсолютного числа моноцитов у 67 и 70% больных, что указывает на активацию данного звена иммунитета. Однако индекс фагоцитоза (среднее число бактериальных клеток, поглощенное 1 фагоцитом) оставался сниженным у 52% больных, а его среднее значение приближалось к нижней границе нормы. Это свидетельствует о дисфункции иммунной системы, когда рост фагоцитарной реакции обратно пропорционален ее незавершенности и характеризует дефекты опсонизации и киллинга фагоцитирующих клеток, или переваривающей способности фагоцитов (рис. 1).
NK–клетки (или натуральные киллеры) способны лизировать клетки, инфицированные возбудителем, или собственные измененные клетки. Отмечено, что общее число NK–клеток и их цитолитические свойства (которые оценивались по содержанию внутриклеточного перфорина) изменены не были. Однако наблюдалось нарушение соотношения между фенотипами в популяции NK–клеток. Количество NK–клеток с низкой и высокой цитолитической активностью (CD16+56–NK и CD16–56+NK) оказалось значительно выше верхней границы нормы у 61 и 64% больных соответственно, в то время как число NK–клеток с умеренной цитолитической активностью (CD16+56+NK), которые составляют большую часть естественных киллеров, было снижено у 64% больных (рис. 2).
Возможно, данные изменения свидетельствуют о нарушении клеточного звена иммунной защиты при ХП.
При анализе популяционного состава лимфоцитов количественных изменений выявлено не было, однако имелись изменения функциональных показателей Т–клеток. У 58% обследованных количество активированных CD4+HLA–DR+Т–лимфоцитов было снижено, что может свидетельствовать о недостаточной антигенной стимуляции Т–клеток. Таким образом, можно предполагать, что при длительных вялотекущих инфекциях иммунная система не всегда распознает возбудителя в качестве антигена, вследствие чего возникает недостаточность Т–клеточного звена иммунитета (рис. 3).
Отдельного внимания заслуживают CD4+25+Т–клетки, популяция которых была увеличена у 73% обследованных нами больных. Эти клетки являются естественными регуляторами или супрессорами активности других Т–клеток, а повышение их количества и активности свидетельствует о наличии у больного интенсивной или продолжительной иммунной реакции, т.е. длительного воспалительного процесса.
Что касается CD8+Т–клеток (цитолитические клетки/супрессоры), то у 52% больных регистрировались признаки их активации, что выражалось в повышении количества CD8+CD25+ Т–клеток. При этом дифференцировка CD8+Т–клеток была замедленной: на фоне повышения количества «наивных» CD8+45RA+Т–клеток (у 50% больных) количество CD8+28–Т–клеток, «стареющих» после реакции на антиген, было снижено у 48% больных (рис. 4).
Данные изменения указывают на наличие длительной иммунной реакции, отражающей хронический воспалительный процесс, и недостаточность Т–клеточного звена иммунитета.
Существенных изменений состояния гуморального иммунитета у обследованных больных выявлено не было.
Таким образом, у пациентов с ХП отсутствовали значимые количественные нарушения иммунитета; были выявлены функциональные отклонения фагоцитов крови, NK–клеток и Т–лимфоцитов.
В ходе исследования все пациенты с ХП были разделены на 2 сопоставимые группы в зависимости от применяемых методов лечения. Лечение больных простатитом 1–й, основной группы (n=41) проводилось антибактериальными препаратами и иммуномодулятором полиоксидоний. 2–я группа (n=41) получала только антибактериальные препараты. Длительность антибактериальной терапии в обеих группах составляла 28 дней.
При анализе субъективной и объективной симптоматики определялась заметная положительная динамика в группе больных, получавших полиоксидоний в сочетании с антибактериальным препаратом (1–я группа). После лечения жалобы полностью отсутствовали у 94,3% больных. При монотерапии антибактериальными препаратами у 20% больных в той или иной степени сохранялась субъективная симптоматика.
По результатам контрольных обследований были получены следующие итоговые показатели эффективности лечения больных: 1–я группа – возбудителей не обнаружено у 88,6% больных, 2–я группа – у 72,9% больных. Таким образом, наибольшая эффективность лечения больных ХП была достигнута в 1–й группе при использовании антибиотиков в сочетании с иммуномодулятором полиоксидоний.
При исследовании иммунного статуса у больных хроническим простатитом отмечены следующие изменения:
• нормализация количества активированных CD4+25+T–лимфоцитов (у 62,5% больных);
• увеличение числа больных с нормальным содержанием перфорина в NK–клетках (с 70 до 87,5%) и нормальным количеством NK–клеток с умеренной цитолитической активностью (с 36 до 75% больных);
• повышение индекса пролиферации Т–лимфоцитов в ответ на активацию ФГА (нормальное значение было отмечено у 39% больных исходно и 50% больных после лечения);
• повышение фагоцитарного индекса.
Таким образом, при использовании полиоксидония одновременно с антибактериальными препаратами по возбудителю наносится «двойной» удар: антибиотик или другое химиотерапевтическое средство понижает функциональную активность микроба, а иммуномодулятор повышает функциональную активность фагоцитарных клеток, за счет чего достигается более эффективная элиминация возбудителя из организма.
В заключение следует отметить, что лечение ХП часто представляет определенные трудности. Длительно существующий хронический воспалительный процесс в предстательной железе может привести к ее склерозированию. Поэтому терапия заболевания должна быть комбинированной, опираться на результаты клинических испытаний и учитывать индивидуальные особенности каждого пациента.

Таблица 1. Сравнение антибактериальных препаратов, применяемых при лечении ХП [Bjerclund Johansen T.E. et al., 1998]
Рис. 1. Свойства фагоцитирующих клеток у больных хроническим простатитом (n=82)
Рис. 2. Свойства NK–клеток у больных хроническим простатитом (n=82)
Рис. 3. Свойства CD4+ Т–клеток у больных хроническим простатитом (n=82)
Рис. 4. Свойства CD8+ T–клеток у больных хроническим простатитом (n=82)

Литература
1. Кубанова А.А., Кисина В.И. и др. Рациональная фармакотерапия заболеваний кожи и инфекций, передаваемых половым путем. – М.: Литтерра, 2005.
2. Лопаткин Н.А., Перепанова Т.С. и др. Рациональная фармакотерапия в урологии. – М.: Литтерра, 2006.
3. Лоран О.Б., Пушкарь Д.Ю., Тевлин К.П. Левофлоксацин в лечении инфекции мочевыводящих путей // Русский медицинский журнал. – 2001. – № 9. – С. 16–17.
4. Пушкарь Д.Ю., Зайцев А.В., Раснер П.И. Оптимизация алгоритма диагностики и лечения хронического бактериального простатита // Русский медицинский журнал.
5. Падейская Е.Н., Яковлев В.П. Антимикробные препараты группы фторхинолонов в клинической практике. – М.: Логата, 1998.
6. Яковлев В.П., Яковлев С.В. и др. Рациональная антимикробная фармакотерапия. – М.: Литтерра, 2003.
7. Ткачук В.Н., Горбачев А.Г., Агулянский Л.Н. Хронический простатит. – Л., 1989.
8. Лопаткин Н.А., Сивков А.В., Аполихин О.И. и др. Хронический простатит. Монография на CD–ROM. НИИ урологии МЗ РФ. – М., 2004.
9. Мазо Е.Б., Ковальчук Л.В., Ганковская Л.В., Долгина Е.Н., Попов С.В., Вирясов А.В. Эффективность применения Суперлимфа в комплексном лечении хронического бактериального простатита и воспалительного синдрома хронической тазовой боли. Материалы 3–й Всероссийской конференции «Мужское здоровье». – М., 2006. – С. 72–73.
10. Дьяков В.В., Пушкарь Д.Ю., Тевлин К.П. Фторхинолоны в урологии // Русский медицинский журнал. – 2002. – № 8–9. – С.16–17.
11. Степенский А.Б., Попов С.В., Муфагед М.Л. Диагностика и лечение хронического простатита // Consilium medicum. – 2003. – Т. 5. – № 7. – С. 396–401.
12. Набер К., Бергман Б. и др. Рекомендации Европейской ассоциации урологов по лечению инфекций мочевыводящих путей и инфекций репродуктивной системы у мужчин // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. – 2002. – Т. 4. – № 4. – С. 347–363.
13. Bergman B. On the relevance of gram–positive bacteria in prostatitis. Infection 1994; 22 (Supp l):22.
14. Nickel J.C. Urologic Clinics of North America. 1999, vol. 26, N 4.
15. Botto H. Place de la levofloxacine dans la prise en charge des infections prostatiques // Med Mal Infect 2003; 33(Suppl.B):62–3.
16. Schaeffer A.J., Wu S.C., Tennenberg A.M., Kahn J.B. Treatment of chronic bacterial prostatitis with levofloxacin and ciprofloxacin lowers serum prostate specific antigen // J Urol 2005; 174:161–4.
17. Abrams P., Blaivas J.G., Stanton S.L., Andersen J.T. The standardization of lower urinary tract function recommended by the International Continence Society // Int Urogynecol J 1990; 1:45–58.
18. Guercio S., Terrone C., Tarabuzzi R. et al. PSA decrease after levofloxacin therapy in patients with histological prostatitis // Arch Ital Urol Androl 2004; 76(4): 154–8.Nickel J.C., Weidner W. Infect Urol 2000.
19. Weidner W., Schiefer H.G., Krauss H. et al. Chronic prostatitis: A thorough search for etiologically involved microorganisms in 1461 patients // Infection 1991b; 19:119–125.
20. Bergman B. On the relevance of gram–positive bacteria in prostatitis // Infection 1994; 22(Supp l):22.
21. Bundrick W., Heron S.P., Ray P. et al. Levofloxacin versus ciprofloxacin in the treatment of chronic bacterial prostatitis: a randomized double–blind multicenter study // Urology 2003; 62(3):537–41.
22. Bjerclund Johansen T.E., Gruneberg R.N., Guibert J. et al. The Role of Antibiotics in the Treatment of Chronic Prostatitis: A Consensus Statement // Eur. Urol 1998; 34: 457–466.
23. Croom K.F., Goa K.L. Levofloxacin: a review of its use in the treatment of bacterial infections in the United States // Drugs 2003; 63(24):2768–802.
24. Naber K.G. Levofloxacin in the treatment of urinary tract infection and prostatitis // J Chemotherapy. 2004; 16 Suppl 2:18–21.
25. Naber K.G. Management of bacterial prostatitis: what’s new? // BJU Int 2008 Mar;101 Suppl 3:7–10.
26. Trinchiere A. Role of levofloxacin in the treatment of urinary tract infections // Arch Ital Urol Androl 2001; 73(2):105–13.
27. Nickel JC, Xiang J. Clinical significance of nontraditional bacterial uropathogens in the management of chronic prostatitis // J Urol 2008 Apr;179(4):1391–5.
28. Naber K.G., Roscher K., Botto H., Schaefer V. Oral levofloxacin 500mg once daily in the treatment of chronic bacterial prostatitis // International Journal of Antimicrobial Agents 2008 Jun 19. [Epub ahead of print].
29. Jeong C.W., Lim D.J., Son H., Lee S.E., Jeong H. Treatment for chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: levofloxacin, doxazosin and their combination // Urol Int. 2008;80(2):157–61.
30. Аляев Ю.Г., Шпоть Е.В., Султанова Е.А. Применение левофлоксацина (Лефокцина) при хроническом простатите. // РМЖ. – 2011, – № 16: – С.1018–1023.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak