ИММУНОДЕПРЕССИВНАЯ ТЕРАПИЯ ГЛОМЕРУЛОНЕФРИТА

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №23 от 05.12.1997 стр. 4
Рубрика: Урология

Для цитирования: Шилов Е.М., Краснова Т.Н. ИММУНОДЕПРЕССИВНАЯ ТЕРАПИЯ ГЛОМЕРУЛОНЕФРИТА // РМЖ. 1997. №23. С. 4

История иммунодепрессивной терапии гломерулонефрита (ГН) берет начало с конца 1940-х – начала 1950-х годов, с момента первого применения Baldwin азотистого иприта и Luetscher кортизола. Теоретическим обоснованием этого лечения было предположение, что воспаление в почечных клубочках - результат иммунного ответа на чужеродный антиген; эта идея была выдвинута еще в начале нашего столетия Pirquet при изучении сывороточной болезни. Поэтому подавление иммунной реактивности казалось логичной мерой, направленной на прерывание развития ГН.
   Введение в 1951 г. безопасной для человека диагностической процедуры - чрескожной биопсии почки с последующим гистологическим и иммуногистохимическим исследованием биоптата, а также достижения в изучении экспериментальных моделей ГН у животных позволили выявить основные иммунопатологические механизмы ГН, детально описать различные морфологические типы ГН, углубить наше понимание этих вопросов. Несмотря на многократно возросший к настоящему времени объем теоретических знаний о механизмах возникновения и прогрессирования ГН, этиология и патогенез ГН у конкретного больного в большинстве случаев остаются неизвестными, а терапевтические меры поэтому - все еще чисто эмпирическими.
   Данный обзор
, посвященный иммунодепрессивной терапии ГН, предваряется кратким изложением общей стратегии лечения, далее рассматриваются главные звенья патогенетической цепи ГН, на которые могут воздействовать основные группы фармакологических препаратов, обладающих иммунодепрессивной и противовоспалительной активностью, после чего обсуждаются современные методы лечения отдельных форм ГН. Механизмам действия иммунодепрессивных препаратов и общей тактике их применения был посвящен наш предыдущий обзор [1].

Общая стратегия лечения ГН

   За исключением быстропрогрессирующего ГН (БПГН), при котором после подтверждения диагноза срочно требуется иммунодепрессивная терапия, при остальных формах ГН необходимо оценить следующие моменты.
   1. Существует ли возможность этиологической терапии ?
   2. Превышает ли риск прогрессирования риск осложнений иммунодепрессивной терапии ?
   3. Можно ли дождаться спонтанной ремиссии ?
   4. Можно ли использовать неиммунные методы лечения ?
   5. Позволяет ли выраженность склеротических изменений надеяться на существенное улучшение после подавления воспалительного компонента с помощью иммунодепрессантов ?

Существует ли возможность этиологической терапии ?

   Попытка выявить этиологическую связь ГН с определенными внешними или внутренними факторами крайне важна, так как вовремя проведенные специфические мероприятия (прекращение приема лекарства, удаление опухоли или антимикробная терапия) могут привести к полному излечению нефрита.
   Эпидемиологические данные свидетельствуют, что успешная борьба с малярией, шистосомозом и гепатитом В в странах третьего мира могла быть причиной снижения частоты гломерулярных заболеваний. Но в развитых странах в большинстве случаев ГН все еще является идиопатическим.

Превышает ли риск прогрессирования риск осложнений иммунодепрессивной терапии?

   Иммуносупрессивную терапию следует назначать в первую очередь тем больным, у которых высок риск прогрессирования ГН и развития хронической почечной недостаточности (ХПН).
   1. Прогрессирование ГН более вероятно у мужчин и лиц пожилого возраста.
   2. Прогрессирование ГН более вероятно при наличии артериальной гипертонии. В последние годы доказано, что при почечных заболеваниях, протекающих с протеинурией (например, при ГН, диабетической нефропатии), наличие гипертонии или даже повышение артериального давления (АД) до уровня, который считается нормальным (до 140/90 мм рт. ст.), ускоряет развитие ХПН. Это объясняется тем, что при ГН афферентные артериолы дилатированы, вследствие чего повышение давления в системной циркуляции непосредственно передается на клубочковые капилляры, вызывая внутриклубочковую гипертензию.
   3. Риск прогрессирования ГН зависит и от выраженности протеинурии. Если раньше проводилась прогностическая грань между протеинурией ненефротического (менее 3,5 г/1,73 м2) и нефротического уровня (более 3,5 г/1,73 м2), то по современным представлениям прогноз, нефрита ухудшает и длительно существующая протеинурия более 1 г/сут и еще в большей степени - более 5 г/ сут. Это важно учитывать, обсуждая необходимость терапии и прогноз ГН. Причем при большой протеинурии неважно, имеется или отсутствует нефротический синдром (НС). Протеинурия не только представляет собой "маркер" плохого прогноза, но сама активно способствует ухудшению функции почек, активируя клетки канальцевого эпителия с выделением ими цитокинов (факторов роста) и последующим интерстициальным фиброзом.

Можно ли дождаться спонтанной ремиссии?

   Возможность спонтанной ремиссии НС при некоторых формах ГН низка или отсутствует (фокально-сегментарный гломерулосклероз – ФСГС, мезангиопролиферативный ГН – МПГН, мезангиокапиллярный ГН – МКГН), но при других может быть достаточно высокой: рано или поздно ремиссия может развиться практически у всех больных с минимальными изменениями в клубочках (МИ) и у 30% больных с мембранозной нефропатией (МН). Однако высокий риск опасных осложнений, связанных с длительным тяжелым НС (инфекции, гиповолемический шок, тромбозы, ранний атеросклероз с сосудистыми катастрофами), оправдывает попытки достижения лекарственной ремиссии.

Можно ли использовать неиммунные методы лечения?

   У больных ГН можно испробовать ряд неиммунных (неспецифических) методов лечения; некоторые из них могут оказать влияние на течение заболевания.
   Имеются доказательства, что строгий контроль АД замедляет скорость прогрессирования почечной недостаточности независимо от вида гломерулярной болезни (разные формы ГН, диабетическая нефропатия) [2, 3]. Поэтому у больных ГН АД в течение суток должно поддерживаться на уровне не выше 130/80-85 мм рт. ст., а у больных с протеинурией более 1 г/сут - на уровне 120-125 / 70-75 мм рт. ст., если для такого снижения нет противопоказаний (например, наличие церебрального атеросклероза). Предпочтительно использовать ингибиторы ангиотензии АКФ, хотя накапливаются данные о таком же благоприятном действии ингибиторов кальциевых каналов (некоторых групп)[2 – 4]. Важной терапевтической задачей является снижение протеинурии с помощью ингибиторов ангиотензии-конвертирующего фермента (АКФ).
   Больным с НС должна быть назначена диета с низким содержанием соли (5-7 г NaCl) и нормальным количеством белка (1 г на 1кг массы тела в сутки + количество белка, равное суточной потере с мочой). Предварительно необходимо исключить синдром мальабсорбции и обеспечить достаточную калорийность пищи, чтобы избежать отрицательного белкового баланса (следить за мышечной массой, уровнем общего белка и альбумина сыворотки).
   Выраженные отеки можно контролировать диуретиками (лучше сильными петлевыми, калийсберегающие диуретики можно добавлять к фуросемиду, сами же по себе они недостаточно эффективны). Необходима осторожность, чтобы не вызвать гиповолемию с развитием острой почечной недостаточности.
   Ожирение само по себе ведет к развитию протеинурии и фокального гломерулосклероза. Поэтому больным ГН с ожирением необходимо снизить избыточную массу тела.
   Курение (особенно при диабетической нефропатии) - фактор риска развития протеинурии и быстрого ухудшения функции почек. Поэтому рекомендуется немедленный отказ от курения.
   У больных с НС наличие гиперхолестеринемии (дислипидемии) резко повышает риск коронарной болезни сердца, поэтому, если НС не удается ликвидировать другими фармакологическими методами, показана гиполипидемическая терапия, предпочтительно ингибиторами GMK – CoA - редуктазы (ловастатин, симвастатин и др.). В эксперименте эти препараты оказывают положительное влияние на протеинурию и функцию почек, их клиническая эффективность недостаточно определена, хотя имеются отдельные обнадеживающие сообщения.
   При большой протеинурии (НС) высока опасность тромбозов, поэтому необходимы небольшие дозы препаратов, тормозящих агрегацию тромбоцитов (аспирин 100 мг/сут), а при наличии в анамнезе тромбозов и эмболий - профилактическое применение непрямых антикоагулянтов.
   Длительно существующий НС повышает опасность инфекций (вторичный иммунодефицит), что оправдывает профилактическое назначение антибиотиков, выявление и лечение хронических очагов инфекции (кариозные зубы, тонзиллит, синусит).

Позволяет ли выраженность склеротических изменений надеяться на существенное улучшение после подавления воспалительного компонента с помощью иммунодепрессантов?

   Повышенный уровень креатинина - признак серьезных функциональных нарушений, обусловленных как текущим активным воспалительным процессом, потенциально обратимым, так и необратимыми склеротическими изменениями. Предсказать, насколько обратимо повышение уровня креатинина, исходя только из клинической информации, не зная реальной тяжести и соотношения активных и хронических изменений, как правило, затруднительно. Только биопсия почки дает ответ на этот вопрос. Если произвести биопсию почки невозможно, то у больных идиопатическим ГН назначение иммунодепрессантов обычно оправдано при уровне креатинина не выше 2 – 2,5 мг%. У больных с системными заболеваниями вопрос решается иначе: при БПГН у больного с системной красной волчанкой (СКВ) или системным васкулитом активная иммунодепрессивная терапия может оказаться эффективной даже при уровне креатинина, требующем проведения гемодиализа.

Звенья патогенетической цепи ГН, на которые могут воздействовать фармакологические препараты

   Можно выделить три главных звена [1].
   Иммунный ответ на воздействие антигена ведет к формированию эффекторных механизмов - выработке антител с образованием иммунных комплексов, или активации реакций клеточного иммунитета (эффекторов реакции гиперчувствительности замедленного типа или цитотоксических Т-клеток), или обоих механизмов одновременно.
   Кардинальный подход - устранение антигенной стимуляции, экзогенной (искоренение инфекций или их своевременное лечение антибиотиками, прекращение поступления лекарственных препаратов) или эндогенной (удаление опухолевых или травмированных тканей и т.д.). Этот подход возможен в очень небольшом проценте случаев, основной массе больных назначают патогенетическую терапию, т.е. прибегают к неспецифическому подавлению иммунного ответа с помощью иммунодепрессантов (глюкокортикостероидов – ГК, цитостатиков, циклоспорина А).
   Иммунное воспаление - следствие повреждения эффекторными реакциями гуморального или клеточного иммунитета, проявляется активацией гуморальных систем воспаления (комплемента, свертывающей, кининовой) и привлечением в очаг повреждения в клубочках воспалительных клеток (моноцитов-макрофагов, нейтрофилов, тромбоцитов и др.). Активированные клетки выделяют повреждающие факторы (активные радикалы кислорода, прокоагулянтные молекулы, протеазы и др.), а также цитокины (интерлейкин–1, фактор некроза опухоли, тромбоцитарный фактор роста и др.), которые стимулируют пролиферацию собственных клеток почечных клубочков (мезангиальных, эндотелиальных, эпителиальных).
   Эта фаза является мишенью для воздействия противовоспалительных препаратов (ГК и цитостатиков), антиагрегантов, подавляющих активацию тромбоцитов (курантил), антикоагулянтов, предотвращающих внутриклубочковую коагуляцию (гепарин, фенилин).
   Склеротические процессы. Активированные клетки почечных клубочков (мезангиальные и подоциты) одновременно с пролиферацией усиливают синтез внеклеточного матрикса, избыточное накопление которого - склероз - является морфологическим субстратом прогрессирующей потери почечной функции, развития ХПН.
   В настоящее время нет фармакологических препаратов, способных кардинально повлиять на процесс развития склероза. Возможно, таким эффектом в определенной степени могут дать цитостатики, особенно алкилирующие препараты, подавляющие пролиферацию фибробластов и синтез коллагена и других белков матрикса, а также курантил.

Методы лечения отдельных форм ГН

Быстропрогрессирующий ГН

   БПГН - клинический синдром, включающий в себя активный нефрит и быстрое ухудшение функции почек (снижение клубочковой фильтрации на 50% в течение последних месяцев). БПГН рассматривается как ургентная нефрологическая ситуация, которая требует быстрых диагностических и терапевтических мероприятий для сохранения функции почек. В типичных случаях световая микроскопия почечного биоптата выявляет ГН с полулуниями (расположенными экстракапиллярно пластами клеток и соединительной ткани), которые занимают более чем 50% клубочков.
   Только постинфекционные формы БПГН имеют относительно хороший прогноз: без дополнительных терапевтических мероприятий спонтанно выздоравливают около 50% больных, частично - 18%, но у 32% развивается ХПН. БПГН может наблюдаться в сочетании с другими типами первичного ГН (например, IgA-нефропатией, мембранозным ГН), в сочетании с системными заболеваниями (СКВ, геморрагическим васкулитом, криоглобулинемией) или как первичный, или идиопатический, БПГН. Основываясь на результатах иммунофлюоресцентного исследования биоптата, в последней категории БПГН выделяют: нефрит с антителами к базальной мембране клубочка – анти-БМК-нефрит (линейное свечение вдоль базальной мембраны клубочка – БМК; одновременное вовлечение легких формирует синдром Гудпасчера); "pauci-immune" ГН - нефрит с отсутствием иммунных реактантов (существенных отложений иммунных депозитов в клубочках нет, обычно это проявление васкулита) и иммунокомплексный ГН (гранулярное свечение депозитов в клубочках).

Анти-БМК- нефрит

   Достаточно редкое почечное заболевание (1-2% всех биопсий), которое вызывает быстрое необратимое поражение почек. Выбор метода лечения в первую очередь зависит от состояния функции почек в момент выявления болезни. Больным с олигурией и уровнем креатинина в сыворотке более 600 мкмоль/л, нуждающимся в гемодиализе, агрессивная иммунодепрессивная терапия на этой стадии обычно не приносит пользы, и ее применение оправдано только в том случае, если у больного имеется тяжелое поражение легких. У больных без олигурии важно срочное начало терапии ГК, циклофосфаном (ЦФА) и плазмаферезом. Это единственный тип ГН, при котором, как показано в контролированных исследованиях, плазмаферез, осуществляемый в дополнение к лекарственной терапии, дает положительный эффект, поскольку отчетливо ускоряет выведение анти-БМК- антител из циркуляции.
   Плазмаферез проводится в течение 2 нед, а ЦФА принимают в течение 8 нед для того, чтобы избежать "рикошета" синтеза анти-БМК-антител. Введение ГК часто начинают с пульс-терапии метилпреднизолоном внутривенно (0,5-1,0 г/день в течение 3 дней подряд или через день) с последующим приемом преднизолона внутрь (1 мг/кг в день). В зависимости от клинического ответа дозу ГК постепенно снижают. Доза ЦФА составляет 2-3 мг/кг в день и подбирается так, чтобы поддерживать уровень лейкоцитов крови в пределах 3000-4000 в 1 мкл. Через 8 нед ЦФА можно заменить азатиоприном (2 мг/кг в день) для предотвращения развития тяжелых побочных реакций. Поскольку возможны рецидивы, требуется тщательный контроль за клиническим течением болезни, а также за уровнем анти-БМК- антител в крови.

Другие типы идиопатического БПГН

   Из-за сходного клинического течения "pauci-immune" ГН и иммунокомплексный ГН могут рассматриваться вместе. В предыдущие десятилетия больные, леченные обычными ГК и цитостатиками внутрь, имели плохой прогноз. Введение W.Couser и K.Boulton стероидной пульс-терапии резко улучшило прогноз. Однако плазмаферез, как установлено в двух контролированных исследованиях, дополнительной пользы не давал. В отличие от анти-БМК- нефрита терапия при этом типе БПГН оправдана даже у больных с олигурией или нуждающихся в гемодиализе, так как возможен благоприятный исход с восстановлением функции почек. Предложенный W.Couser протокол включает в себя пульс-терапию метилпреднизолоном внутривенно (по 20 – 30 мг/кг в день, 3 раза через день) с последующим приемом ГК внутрь со снижением дозы в течение нескольких месяцев. При наличии признаков системного васкулита оправдано добавление цитостатиков.

Болезнь с минимальными изменениями в клубочках (МИ)

   МИ могут развиться в любом возрасте: у детей охватывают до 85% всех случаев НС (ФСГС - 10%, МПГН - 5%), у взрослых - до 20% случаев НС. Хотя у большинства больных с НС и МИ могут наблюдаться спонтанные ремиссии, до их развития часто проходит несколько лет. Поэтому, принимая во внимание опасность осложнений НС (инфекции, гипергидратация или, наоборот, гиповолемия с развитием коллапса, тромбозы и др.), для ускорения развития ремиссий общепринято проведение иммунодепрессивной терапии.
   Терапией выбора является прием ГК внутрь. Обычно в течение 8 нед от начала лечения полной ремиссии удается достичь у 90 – 95% детей и 80% взрослых. Однако, как показали исследования в клинике проф. J. Cameron, взрослые больные отвечают на стероиды медленнее, чем дети, поэтому заключение о резистентности к терапии ГК у взрослых может быть сделано только после 16 нед лечения, в то время как у детей – после 8 нед. Начальная доза преднизолона у детей 2 – 3 мг/кг в день или 60 мг/м2 в день, у взрослых дозы варьируют в большей степени - от 0,33 до 2 мг/кг в день. В настоящее время наблюдается тенденция к более длительному начальному лечению большими дозами ГК для того, чтобы предотвратить развитие рецидивов.
   После достижения стероидной ремиссии приблизительно у 50% больных развиваются рецидивы НС. В таких случаях обычно повторяют курс лечения ГК. Больным с частыми рецидивами или зависимым от стероидов с момента наступления ремиссии рекомендуют проводить длительное профилактическое лечение ГК через день, причем наименьшими из возможных дозами. Больным с тяжелыми осложнениями ГК- терапии, пожилым больным или резистентным к ГК принято назначать цитостатики – ЦФА (2-3 мг/кг в день) или хлорбутин (0,2 мг/кг в день), последнее время все шире применяется циклоспорин. У резистентных к ГК больных достаточно эффективным и менее токсичным (чем алкилирующие препараты) может быть длительное лечение азатиоприном. У детей пульс-терапия метилпреднизолоном (20 мг/кг в день) с последующим приемом низких доз преднизолона внутрь (0,5 мг/кг в день или 20 мг/м
2) в течение 4 нед характеризовалась хорошей переносимостью и быстрым ответом, в то время как у взрослых этот вид лечения не был столь эффективным [9].
   Несмотря на частые рецидивы и длительное течение, прогноз больных с МИ обычно хороший. Если выявляется резистентность к иммунодепрессивной терапии и длительно сохраняется большая протеинурия, высока вероятность наличия у больного ФСГС.

Фокальный и сегментарный гломерулосклероз (ФСГС)

   Считается, что НС с этой морфологической картиной представляет собой более тяжелый вариант МИ. ФСГС встречается во всех возрастных группах, но относительно чаще среди детей до 10 лет, страдающих НС. Раньше считалось, что большинство больных с ФСГС резистентны к ГК и у 50% состояние прогрессирует до терминальной почечной недостаточности (ТПН). Однако анализ данных последних лет показал, что в действительности 25 – 30% детей отвечают на ГК- терапию, в дальнейшем болезнь принимает рецидивирующее течение и возможен ответ на алкилирующие препараты. У взрослых чувствительность к ГН ниже: только у 17% наблюдается полная ремиссия НС, в то время как у 60% эффект отсутствует [4].
   J. Cameron рекомендует детям с резистентным к ГК ФСГС 8-недельное лечение ЦФА.

Мембранозный гломерулонефрит (МГН)

   У взрослых МГН является причиной 25-50% случаев НС, у детей встречается редко. Течение этого варианта ГН крайне вариабельно: приблизительно у 1/3 больных развивается спонтанная ремиссия, у 1/3 - частичная ремиссия, а у остальных развивается ТПН в течение 10-20 лет (у очень небольшого числа больных наблюдается быстрое развитие ТПН в течение 1-3 лет). Несмотря на 30-летний опыт применения ГК и цитостатиков, все еще нет единого мнения о роли иммунодепрессивной терапии при этом заболевании. К настоящему времени проведено несколько крупных контролированных исследований, оценивавших возможности активной терапии. В некоторых из них обнаружено благоприятное влияние ГК (или ГК в комбинации с цитостатиками) на течение МГН, в других исследованиях результаты были отрицательными. Сравнивать эти результаты трудно из-за различий в протоколах (методах применения и дозах ГК, длительности лечения, приеме цитостатиков) и неполной сопоставимости групп больных.
   Наиболее распространенный подход на сегодняшний день - не лечить больных МГН с небольшой протеинурией, но учитывать возможность благоприятного действия иммунодепрессантов у больных с НС. J. Cameron рекомендует наблюдать больных с НС в течение 1– 2 лет для выявления тех, у кого разовьется спонтанная ремиссия. Оставшимся больным со стойкой протеинурией и особенно с медленным снижением функции рекомендуется назначение больших доз преднизолона (в частности, в виде альтернирующей терапии в течение 2 мес), а в случае отсутствия эффекта – проведение "циклической терапии", предложенной C.Ponticelli, состоящей из трех двухмесячных циклов: в 1-й месяц каждого цикла в течение первых 3 дней проводится пульс-терапия метилпреднизолоном по 1000 мг внутривенно, в последующие 27 дней – прием преднизолона внутрь, 0,5 мг/кг, во 2-й месяц – прием хлорбутина, 0,2 мг/кг)[7].

Мезангиопролиферативный ГН (МПГН)

   МПГН – клинически и морфологически гетерогенная группа. При НС возможна попытка лечения ГК с использованием тех же доз, что и при болезни с МИ: если нет выраженной гематурии и тяжелых морфологических изменений в клубочках, часто развивается полная ремиссия и отдаленный прогноз в таких случаях хороший.
   Исследования с применением цитостатиков не привели к однозначному заключению. В одном исследовании, использовавшем азатиоприн, циклофосфамид, преднизолон и курантил, не было обнаружено различий между группами леченых и контрольных больных [5], в другом – лечение циклофосфамидом, курантилом и варфарином привело к снижению протеинурии и замедлению прогрессирования болезни по сравнению с контролем [9].

Мезангиокапиллярный ГН (МКГН)

   Выделяют по меньшей мере два типа этой болезни. При I типе имеются удвоение БМК, депозиты иммунных комплексов под эндотелием и выраженная пролиферация мезангиальных клеток. При II типе отложения электронно-плотных депозитов присутствуют внутри БМК ("болезнь плотных депозитов").
   Тип I. При наличии НС прогноз плохой - у половины больных в течение 10 лет развивается ТПН. При отсутствии НС прогноз лучше. Применение ГК и цитостатиков в нескольких контролированных исследованиях не дало убедительных доказательств их эффективности. В то же время у детей высокие дозы ГК через день привели к улучшению "почечной" выживаемости по сравнению с контролем. Заслуживают внимания данные контролированного исследования о снижении частоты развития ХПН при лечении аспирином и курантилом.
   Тип II. Опубликованы результаты всего лишь нескольких исследований, посвященных этому достаточно редкому ГН. Прогноз значительно ухудшается при наличии НС, заметного влияния иммунодепрессивной терапии на течение болезни не было обнаружено.

Литература:

   1. Шилов Е.М., Краснова Т.Н.: Иммуносупрессивная терапия гломерулонефрита // Врач, 1997, N 3, с. 2-6.
   2. Шилов Е.М.: Последние достижения в предупреждении прогрессирования почечных заболеваний. // Практическая нефрология, 1997, N 1, с
. 4-7.
   3. Jacobson H., Striker G.: Report on a workshop to develop management recommendations for the prevention of progression in chronic renal disease. Amer. J. Kidney Diseases, 1995, 25 103-5.
   4. Remuzzi G., Ruggenenti P., Benigni A.: Understanding the nature of renal disease progression. Kidney International, 1997, 51 2-15.
   5. Nolasco F., Cameron J.S., Heywood E.F. et al. Adult-onset minimal change nephrotic syndrome: a long-term follow-up // Kidney Int.,1986, v.29, p.1215-23.
   6. Yeung C.K., Wong K.L.,Ng W.L. Intravenous methylprednisolone pulse therapy in minimal change nephrotic syndrome // Aust. N.Z. J.Med., 1983, v.13, p.340-51.
   7. Cameron J.S. Treatment of primary glomerulonephritis using immunosuppressive agents // Am. J. Nephrol., 1989, v.9, Suppl. 1, p.33-40.
   8. Matousovic I., Matl I., Zabka J. et al. Effect of combined immunosuppressive, anticoagulant and antiplatelet therapy on the course of chronic mesangial-proliferative glomerulonephritis. // Czech. Med., 1985, v.8, p.151-7.
   9. Woo K.T., Edmonson R.P.S., Yap H.K. et al. Effects of triple therapy on the progression of mesangial proliferative glomerulonephritis // Clin. Nephrol., 1987, v.27, p.56-64.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak