О безопасности применения Аводарта (дутастерида) у больных доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ)

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 17.06.2007 стр. 1020
Рубрика: Урология

Для цитирования: Аляев Ю.Г., Локшин К.Л. О безопасности применения Аводарта (дутастерида) у больных доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ) // РМЖ. 2007. №12. С. 1020

Ингибиторы 5a–редуктазы – группа препаратов, используемых в клинической практике с начала 90–х годов XX века. Самый первый препарат этой группы – финастерид.

После ряда доклинических и клинических испытаний [1] препарат был разрешен в США для широкого клинического применения у больных гиперплазией предстательной железы в 1992 году, а затем, в 1995 году, прошел регистрацию и в России. Несколько позже финастерида был разработан потенциально более мощный ингибитор 5a–редуктазы I и II типа – дутастерид: результаты первых клинических испытаний этого препарата появились в литературе в 1998 году [2]. В отличие от финастерида, дутастерид обладает способностью ингибировать 5a–редуктазу не только II, но и I типа [3] – таким образом препарат обеспечивает максимальное подавление выработки дигидротестостерона. В западных странах дутастерид под коммерческим названием «Аводарт» был зарегистрирован и разрешен для клинического использования в 2002 году, в России – в 2005 году.
Общеизвестно, что как до, так и после официальной регистрации медицинские препараты проходят испытания не только на предмет их эффективности, но и безопасности. Эффективности применения ингибиторов 5a–редуктазы у больных ДГПЖ всегда уделялось много внимания, и эта проблема хорошо освещена в медицинской литературе. В данной статье мы хотели бы остановиться на результатах недавно завершившихся больших клинических исследований, в которых были изучены вопросы безопасности и переносимости терапии Аводартом (дутастеридом).
Исчерпывающие данные по безопасности и переносимости Аводарта (дутастерида) у больных ДГПЖ были получены в ходе трех крупных рандомизированных двойных слепых плацебо–контролированных исследований (ARIA 3001, ARIA 3002 и ARIB 3003, [4]) и одного рандомизированного двойного слепого исследования (ARI 40001, [5]), в котором пациенты контрольной группы получали финастерид. В исследованиях ARIA 3001, ARIA 3002 и ARIB 3003 приняли участие 4325 больных ДГПЖ (2167 – в группе дутастерида, 2158 – в группе плацебо), продолжительность терапии составила 2 года. В финастерид–контролированное исследование с продолжительностью лечения 1 год было рандомизировано 1630 пациентов: 813 – в группу дутастерида и 817 – в группу финастерида. Отметим, что численность пациентов в группах и длительность терапии более чем достаточны для того, чтобы оценить эффективность и безопасность изучаемого препарата.
Анализ данных, полученных в ходе упомянутых выше плацебо–контролированных исследований, показал, что имевшие место нежелательные явления (НЯ), как правило, были слабой или умеренной степени выраженности и чаще всего относились к расстройствам сексуальной функции (табл. 1). При этом как в группе приема Аводарта, так и в плацебо–группе у подавляющего большинства пациентов (соответственно у 89% и 94%) расстройств сексуальной функции не было.
Интересно, что по частоте регистрируемых нежелательных явлений, связанных с приемом препаратов, статистически достоверные отличия между группами дутастерида и плацебо, как правило, наблюдались только в течение первых 6 месяцев терапии. В ходе дальнейшего лечения отличия между группами по наиболее частым нежелательным явлениям исчезали. Так, к примеру, в первые 6 месяцев лечения эректильная дисфункция (ЭД) отмечалась у 4,7% больных в группе дутастерида и у 1,7% пациентов в группе плацебо – различия между группами были статистически значимыми. Впоследствии частота ЭД в группах не имела достоверных отличий, составляя на 7–12–м месяце 1,4% и 1,5%; на 13–18–м месяце – 1% и 0,5%, а на 19–24–м месяце – 0,8 и 0,9%, соответственно. Аналогичная закономерность была выявлена в отношении несколько реже встречавшихся расстройств эякуляции и снижения либидо. Единственным нежелательным явлением, связанным с приемом препарата и достоверно чаще возникавшим у пациентов в группе дутастерида, начиная с 7–го месяца приема и до конца исследования, была гинекомастия. Частота гинекомастии в группе дутастерида, однако, в целом была небольшой и на протяжении всего исследования не превышала 1,1%. Немаловажно также, что из нежелательных явлений самой частой причиной прекращения приема препарата была эректильная дисфункция: в группе дутастерида таких пациентов было 24 (1,1%), а в группе плацебо – 15 (0,69%). Исходя из представленных данных, можно утверждать, что переносимость длительной (на протяжении 2 лет) терапии дутастеридом хорошая, и лишь у небольшого процента больных на фоне этого лечения могут возникать клинически значимые нежелательные явления.
Сходный профиль нежелательных явлений был зарегистрирован в ходе финастерид–контролированного исследования ARI 40001. Данные этого исследования свидетельствуют о том, что дутастерид и финастерид могут вызывать сходные нежелательные явления (табл. 2), частота и степень выраженности наиболее значимых из них невелики, а переносимость обоих препаратов в целом хорошая.
Следует отметить, что во всех вышеупомянутых исследованиях также проводился динамический контроль ряда гематологических (лейкоциты, тромбоциты, эритроциты, гемоглобин и др.) и биохимических (глюкоза, натрий, калий, альбумин, общий белок, креатинин) лабораторных показателей, включая показатели функции печени – щелочную фосфотазу, АЛТ и общий билирубин. Анализ полученных результатов показал, что прием дутастерида не оказывает негативного влияния ни на один из исследованнных лабораторных показателей. Изменения показателей в группе дутастерида не имели отличий от таковых в группе плацебо и в группе финастерида.
Безопасность применения Аводарта (дутастерида) у людей также была исследована на здоровых добровольцах. Так, в связи с теоретической возможностью препаратов, модулирующих метаболизм тестостерона, влиять на плотность костной ткани было проведено рандомизированное двойное слепое плацебо– и финастерид–контролированное исследование (ARIA 1009), в котором оценивалось воздействие дутастерида на плотность костей (методом рентгеновской денситометрии), показатели костного метаболизма (остеокальцин, костная щелочная фосфотаза сыворотки крови и n–телопептид мочи), а также на липидный профиль (холестерин, триглицериды, липопротеиды высокой и низкой плотности сыворотки крови) [5]. Продолжительность терапии составила почти 1 год (52 недели) c последующими контрольными обследованиями в течение 24 недель. Результаты проведенного исследования показали отсутствие признаков негативного влияния дутастерида на метаболизм костной ткани и на липидный профиль человека. Данные, полученные в группе дутастерида, не отличались от таковых в группах плацебо и финастерида.
Также в настоящее время хорошо изучены лекарственные взаимодействия дутастерида с препаратами, чаще всего используемыми у пожилых пациентов. Так, не было выявлено фармакодинамических и фармакокинетических взаимодействий между дутастеридом и тамсулозином (данные исследования ARIA1011), варфарином (данные исследования ARI10016), дигоксином (данные исследования ARI10017) и холестирамином (данные исследования ARIA1010). В проведенных затем исследованиях 3–й фазы было доказано отсутствие клинически значимых взаимодействий дутастерида с ингибиторами АПФ, b–блокаторами, антагонистами кальциевых каналов, диуретиками, кортикостероидами, антигиперлипидемическими средствами, нестероидными противовоспалительными препаратами, фторхинолонами и ингибиторами фосфодиэстеразы 5–го типа.
Таким образом, результаты исследований, проведенных с участием нескольких сотен здоровых добровольцев и более 6000 больных гиперплазией простаты, позволяют с уверенностью утверждать, что даже при длительном применении ингибитора 5a–редуктазы обоих типов Аводарта (дутастерида) переносимость препарата хорошая, и прием его сопряжен с минимальным риском нежелательных явлений.





Литература
1. Gormley GJ, Stoner E, Bruskewitz RC, et al. The effect of finasteride in men with benign prostatic hyperplasia. The Finasteride Study Group. N Engl J Med. 1992;327:1185–1191.
2. Gisleskog PO, Herman D, Hammarlund–Udenaes M, et al. A model of the turnover of dihydrotestosterone in the presence of the irreversible 5(–reductase inhibitors GI198745 and finasteride. Clin Pharmacol Ther. 1998; 64:636–647.
3. Bramson HN, Hermann D, Batchelor KW, et al. Unique preclinical characteristics of GG745, a potent dual inhibitor of 5AR. J Pharmacol Exp Ther. 1997;282:1496–1502.
4. Debruyne F, Barkin J, van Erps P, et al. ARIA3001, ARIA3002, ARIB3001 study investigators. Efficacy and safety of along term treatment with the dual 5–(–reductase inhibitor dutasteride in men with symptomatic benign prostatic hyperplasia. Eur Urol. 2004, 46:488–494.
5. GlaxoSmithKline Document BP2001/00017/00. Data on File. Clinical trial report study ARI 40001.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak