Резистентность к антибактериальным препаратам возбудителей инфекций мочевых путей, выделенных у амбулаторных больных: окончательные результаты Североамериканского объединенного исследования инфекций мочевых путей (North American Urinary Tract Infection Co

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №17 от 28.08.2006 стр. 1237
Рубрика: Урология

Для цитирования: Шанель Г.Г., Хисанага Т.Л., Лейниг Н.М., ДеКорби М.Р., Нихол К.А., Палатник Л.П., Джонсон Дж., Нореддин А., Хардинг Г.К.М., Николь Л.Е., Хоубан Д.Дж. Резистентность к антибактериальным препаратам возбудителей инфекций мочевых путей, выделенных у амбулаторных больных: окончательные результаты Североамериканского объединенного исследования инфекций мочевых путей (North American Urinary Tract Infection Co // РМЖ. 2006. №17. С. 1237

Введение Инфекции мочевых путей (ИМП) в форме цистита и пиелонефрита распространены среди амбулаторных и госпитализированных больных [1–6]. Этиология ИМП хорошо известна, преобладающим возбудителем является Escherichia coli [2,7–11], в то же время у больных с осложненными формами заболевания большое значение имеют также и другие микроорганизмы [12,13]. Согласно рекомендациям Американского Общества по инфекционным заболеваниям неосложненные ИМП следует лечить эмпирически с применением сульфаметаксозола с триметопримом (СМКС/ТМП) если резистентность E. coli к этому препарату не превышает 10–20%. В последнем случае необходимо назначать фторхинолоны [14]. Вместе с тем резистентность E. coli и других энтеробактерий постоянно меняется, при этом снижается чувствительность к препаратам первой линии, таким как ампициллин, нитрофурантоин, СМКС/ТМП, а в последнее время и к фторхинолонам, таким как ципрофлоксацин и левофлоксацин [7–13,15–20]. Так как антибактериальная терапия при ИМП назначается эмпирически, необходимо знать как местный, так и национальный и даже международный профиль резистенстности возбудителей.

Инфекции мочевых путей (ИМП) в форме цистита и пиелонефрита распространены среди амбулаторных и госпитализированных больных [1–6]. Этиология ИМП хорошо известна, преобладающим возбудителем является Escherichia coli [2,7–11], в то же время у больных с осложненными формами заболевания большое значение имеют также и другие микроорганизмы [12,13]. Согласно рекомендациям Американского Общества по инфекционным заболеваниям неосложненные ИМП следует лечить эмпирически с применением сульфаметаксозола с триметопримом (СМКС/ТМП) если резистентность E. coli к этому препарату не превышает 10–20%. В последнем случае необходимо назначать фторхинолоны [14]. Вместе с тем резистентность E. coli и других энтеробактерий постоянно меняется, при этом снижается чувствительность к препаратам первой линии, таким как ампициллин, нитрофурантоин, СМКС/ТМП, а в последнее время и к фторхинолонам, таким как ципрофлоксацин и левофлоксацин [7–13,15–20]. Так как антибактериальная терапия при ИМП назначается эмпирически, необходимо знать как местный, так и национальный и даже международный профиль резистенстности возбудителей.
Целью Североамериканского объединенного исследования инфекций мочевых путей (North American Urinary Tract Infection Collaborative Alliance (NAUTICA)) являлось выяснение чувствительности к широко применяемым антибактериальным препаратам возбудителей амбулаторных ИМП, выделенных в разных областях США и Канады.
Материалы и методы
Забор образцов
NAUTICA – это исследование возбудителей ИМП, проводившееся в 41 медицинском центре (30 в США и 11 в Канаде). Большинство географических областей США и Канады были представлены в данном исследовании. В период с апреля 2003 по июнь 2004 года включительно каждый центр представил до 50 возбудителей, полученных из мочи амбулаторных больных. Все изоляты были оценены с точки зрения их значения в качестве возбудителей ИМП, также был определен вид всех микроорганизмов с применением стандартного протокола. Не было известно, получены ли те или иные возбудители у больных с клинической картиной инфекции нижних или верхних мочевых путей или же у пациентов с бессимптомной бактериурией, тем не менее все включенные в исследование образцы микроорганизмов должны были быть оценены, как возбудители ИМП, также предстояло определить их вид и чувствительность к антибактериальным препаратам. Все изоляты были доставлены в координирующую лабораторию (Health Sciences Centre, Winnipeg, Canada). После поступления изоляты были выращены в координирующей лаборатории, помещены в обезжиренное молоко и заморожены до –80°С до исследования чувствительности к антибиотикам [11]. Для каждого изолята также были зафиксированы демографические данные, включая возраст, пол и географическое нахождение пациента.
Антибактериальные препараты
Все препараты, применявшиеся в тестах, были в виде порошков лабораторного качества: ампициллин (Sigma Chemical Co., St Louis, MO), СМКС/ТМП (Sigma Chemical Co.), нитрофурантоин (Procter&Gamble Inc., Cincinnati, OH), ципрофлоксацин (Bayer Inc., Toronto, ON) и левофлоксацин (Ortho–McNeil Pharmaceuticals, Toronto, ON).
Исследование чувствительности
к антибиотикам
Чувствительность к препаратам определяли в соответствии с рекомендациями Национального Комитета по клиническим лабораторным стандартам (НККЛС) методом микроразведений в бульоне М7–А6 [21]. Панели для микроразведений, с катионно уравновешенным бульоном Mueller–Hinton (Ca2+, 25 мкг/мл; Mg2+, 12,5 мкг/мл) были приготовлены в координирующем центре и содержали удваивающиеся концетрации исследованных антибактериальных препаратов [21]. Объем лунки составлял 100 мкл, бактерии добавляли в количестве 5х105 колониеобразующих единиц в мл. Результаты оценивали после 16–20 часов инкубации при температуре окружающего воздуха 35°С. Минимальную ингибирующую концентрацию (МИК) определяли как наименьшую концентрацию препарата, угнетавшую видимый рост микроорганизмов [11]. При оценке результатов применяли пороговые значения, рекомендованные НККЛС, в частности: ампициллин (чувствительный <8 мкг/мл, умеренно чувствительный 16 мкг/мл и резистентный >32 мкг/мл), сульфаметоксазол/триметоприм (СМКС/ТМП) (чувствительный <2/38 мкг/мл и резистентный >4/76 мкг/мл), нитрофурантоин (чувствительный <32 мкг/мл, умеренно чувствительный 64 мкг/мл и резистентный >128 мкг/мл), ципрофлоксацин (чувствительный <1 мкг/мл, умеренно чувствительный 2 мкг/л и резистентный >4 мкг/мл) и левофлоксацин (чувствительный <2 мкг/мл, умеренно чувствительный 4 мкг/мл и резистентный >8 мкг/мл) [22].
Статистический анализ
Значения р были рассчитаны с применением c2 для двузначных показателей, теста Манна–Уитни (Mann– Whitney) для дискретных величин и t–теста Стьюдента (Student’s t–test) для непрерывных величин. Достоверными считали значения р<0,05.
Результаты
Характеристики пациентов
Характеристики больных, у которых были получены образцы мочи, представлены в таблице 1. Средний возраст составил 48,3 лет (разброс значений от 1 месяца до 99 лет). У женщин в возрасте 15–50 лет были получены 39,3% изолятов, а у мужчин и женщин в возрасте от 65 лет и старше – 34,1% изолятов. В США получены 75,1% изолятов и в Канаде 24,9%.
Бактериологические
характеристики изолятов
Бактериологические характеристики 1990 изолятов, из которых 1494 (75,1%) получены в США и 496 (24,9%) в Канаде, представлены в таблице 2. Escherichia coli составила 57,5% от всех изолятов и данный показатель не различался в США и Канаде. Наиболее частыми возбудителями (>1%) также являлись Klebsiella pneumoniae (12,4%), Enterococcus spp. (6,6%), Proteus mirabilis (5,4%), Pseudomonas aeruginosa (2,9%), Citrobacter spp. (2,7%), Staphylococcus aureus (2,2%), Enterobacter cloacae (1,9%), коагулаза–негативные стафилококки (1,3%), Staphylococcus saprophyticus (1,2%), Klebsiella spp. (1,2%), Enterobacter aerogenes (1,1%) и Streptococcus agalactiae (1,0%). Существенных различий в бактериологических данных между Американскими и Канадскими центрами выявлено не было. В целом значимые различия также отсутствовали между разными центрами, за исключением выраженного преобладания Enterococcus spp. в Альберте (Канада).
Резистентность выделенных
изолятов к антибиотикам
В таблице 3 представлены данные о резистентности выделенных в США и Канаде изолятов к антибактериальным препаратам. Среди всех 1990 образцов к ампициллину были резистентны 45,9%, к СМКС/ТМП – 20,4%, нитрофурантоину – 14,3%, ципрофлоксацину – 9,7% и левофлоксацину – 8,1% (табл. 3). В целом резистентность ко всем исследованным препаратам среди возбудителей, выделенных в США, была выше по сравнению с выделенными в Канаде (p<0,05).
Значения МИК выделенных изолятов
Таблица 4 содержит данные о значениях МИК ампициллина, СМКС/ТМП, нитрофурантоина, ципрофлоксацина и левофлоксацина в отношении выделенных изолятов. Резистентные к ампициллину микроорганизмы имели очень высокие значения МИК (>128 мкг/мл). Резистентные к СМКС/ТМП возбудители также имели высокие значения МИК (>128 мкг/мл). У большинства резистентных к нитрофурантоину штаммов значения МИК также были около 128 мкг/мл. В случае фторхинолонов, ципрофлоксацина и левофлоксацина большинство резистентных изолятов имели МИК >16 мкг/мл.
 Влияние возраста и пола
на резистентность к антибиотикам
Таблица 5 демонстрирует влияние возраста, пола и географического положения (США или Канада) пациентов на резистентность выделенных возбудителей к ампициллину, СМКС/ТМП, нитрофурантоину, ципрофлоксацину и левофлоксацину. В случае ампициллина резистентность была более высокой у людей в возрасте до 14 лет включительно, а резистентность к СМКС/ТМП была наименьшей у женщин в возрасте от 15 до 50 лет, в то же время статистически достоверных различий в обоих случаях не было выявлено. Резистентность к нитрофурантоину не была связана с возрастными и половыми особенностями. Резистентность к фторхинолонам (ципрофлоксацину и левофлоксацину) увеличивалась с возрастом и была более высокой у мужчин, чем у женщин, являясь наиболее высокой у мужчин в возрасте от 65 лет и старше (p<0,05).
Резистентность изолятов E. coli
к антибактериальным препаратам
Таблица 6 содержит данные об активности ампициллина, СМКС/ТМП, нитрофурантоина, ципрофлоксацина и левофлоксацина в отношении изолятов E. coli (n=1142). Наиболее высокой была резистентность к ампициллину (37,7%), за которым следовал СМКС/ТМП (21,3%), ципрофлоксацин (5,5%), левофлоксацин (5,1%) и нитрофурантоин (1,1%). Резистентность ко всем антибиотикам была выше в США по сравнению с Канадой. Так, для ампициллина эти показатели составили 39,3 и 33,0%, СМКС/ТМП – 22,6 и 17,7%, ципрофлоксацина – 6,8 и 1,1%, левофлоксацина – 6,4 и 0,7% и нитрофурантоина – 1,4 и 0% соответственно (p<0,05).
Географические различия в резистентности
Резистентность к антибактериальным препаратам различалась в разных районах США. В случае ампициллина резистентность варьировала от 40,9% в Южно–Атлантическом районе до 62% в Юго–Западном центральном районе. Резистентность к СМКС/ТМП колебалась от 14% в Северо–Западном районе до 38% в Юго–Западном. Резистентность к нитрофурантоину составила 6,0% в горных районах до 19,7% в районе средней Атлантики. Частота резистентности к фторхинолонам ципрофлоксацину и левофлоксацину была наименьшей в горных районах (4,7% к ципрофлоксацину и 4,0% к левофлоксацину) и наибольшей в Юго–Западном районе (18,0% к ципрофлоксацину и 15,0% к левофлоксацину). Существенные географические различия в резистентности были выявлены и в Канаде. Частота резистентности к ампициллину колебалась от 33,3% в Квебеке до 66,0% в Манитобе. Резистентность к СМКС/ТМП варьировала от 9,2% в Квебеке до 40,0% в Манитобе. Резистентность к нитрофурантоину была наименьшей в Nova Scotia (4,0%) и наибольшей в Онтарио (15,5%). Наконец, резистентность к фторхинолонам ципрофлоксацину и левофлоксацину варьировала от 0% в Манитобе и Nova Scotia до 16,0% к ципрофлоксацину и 14,0% к левофлоксацину в Альберте.
Обсуждение
NAUTICA – продолжающееся исследование, проводимое в Северной Америке, целью которого является оценка резистентности к антибиотикам возбудителей внебольничных инфекций мочевых путей. Хотя некоторая часть данных была получена при обследовании детей в возрасте до 14 лет включительно и женщин в возрасте 51–64 года, находящихся в постменопаузальном периоде, большая часть материала была собрана у женщин предменопаузального возраста (38,3% изолятов) и пожилых (>65 лет) женщин (20,1% изолятов) (табл. 1). Кроме того, большая часть изолятов была получена в США (75,1%), значительно меньшая – в Канаде (24,9%). Среди выделенных возбудителей преобладали энтеробактерии (E. coli, K. pneumoniae, P. mirabilis), за которыми следовали грамположительные кокки (Enterococcus spp., S. aureus, S. saprophiticus) (табл. 2). Эти данные согласуются с результатами других подобных исследований [2,5,7,11–13,17,19,23–25]. Все проведенные ранее исследования показывали, что E. coli является основным патогеном, вызывающим инфекции мочевых путей у амбулаторных больных. Интересно, что в нашем исследовании доля E. coli составила лишь 57,5%, в то время как в предыдущих работах она колебалась в пределах от 80 до 90% [7,8,12]. По нашему мнению, это связано с тем, что многие больные, особенно молодые женщины с острым циститом, не сдают посев мочи и получают эмпирическую антибактериальную терапию в соответствии с существующими рекомендациями [14]. Кроме того, среди больных, сдающих мочу на посев в амбулаторных условиях, есть большая группа пациентов, имеющих осложненные инфекции мочевых путей. С этим предположением согласуется значительное количество людей в возрасте старше 65 лет в настоящем исследовании. Таким образом, данные, полученные в этой работе, могут не отражать особенностей заболевания у молодых женщин, страдающих циститом, в большей степени согласуясь со случаями осложненных ИМП у пожилых. В этой связи рекомендации Американского Общества по инфекционным заболеваниям [14] о том, что неосложненные ИМП следует лечить эмпирически, назначая фторхинолоны только в случае, если резистентность E. coli к СМКС/ТМП превышает 10–20% (в нашем исследовании 21,3%) не применимы в данном случае, так как наши данные не отражали ситуации, имеющей место у молодых женщин. Одним из существенных недостатков крупных многоцентровых интернациональных исследований, подобных нашему, является недостаточное количество данных о пациентах. В этой связи, хотя все изоляты были расценены как важные патогены, были ли они получены у пациентов с симптоматическими ИМП или у людей с бессимптомной бактериурией, неизвестно.
Результаты настоящего исследования показывают, что частота резистентности к ампициллину среди всех изолятов составила 45,9%, а к СМКС/ТМП – 20,4% (табл. 3). Эти данные согласуются с результатами ранее проведенных исследований, показавшими, что резистентность к ампициллину и СМКС/ТМП в Северной Америке продолжает расти [7–9,11–13,15–17,19,20]. Резистентность к нитрофурантоину имела место у 14,3% изолятов. Этот показатель достаточно велик и, по–видимому, отражает тот факт, что лишь 57,5% изолятов были E. coli и значительную часть выделенных микроорганизмов составляли такие энтеробактерии, как Klebsiella spp. и Proteus spp., относительно резистентные к действию нитрофурантоина [7,11,26,27]. Среди E. coli частота резистентности к нитрофурантоину составила 1,1% (табл. 6). Данные о резистентности к ципрофлоксацину (9,7%) и левофлоксацину (8,1%) согласуются с полученными ранее [7,20].
Данное исследование представило важные данные о существовании значительных различий в резистентности возбудителей ИМП в США и Канаде. Частота резистентности к ампициллину, СМКС/ТМП, нитрофурантоину и фторхинолонам была ниже в Канадских центрах, по сравнению с Американскими (табл. 3). Хотя подобные данные о возбудителях ИМП получены впервые, ранее было известно о большей частоте других резистентных к антибиотикам микроорганизмов, таких как резистентные к ванкомицину энтерококки, резистентные к пенициллину Streptococcus pneumoniae, а также обладающие бета–лактамазной активностью E. coli и Klebsiella spp., в США по сравнению с Канадой [28,29].
Настоящее исследование показало, что среди E. coli частота резистентности к ампициллину составила 37,7%, а к СМКС/ТМП – 21,3% (табл. 6). Эти данные согласуются с опубликованными ранее работами, указывающими на рост резистентности к ампициллину и СМКС/ТМП среди E. coli в Северной Америке [7–12,16,17,20]. Как и в целом среди всех изолятов, частота резистентности среди E. coli, выделенных в США, была выше по сравнению с выделенными в Канаде (табл. 6). Ранее было показано, что возраст, пол и географическое положение оказывают влияние на резистентность возбудителей ИМП к антибактериальным препаратам [2,7–9,11,15,20]. В нашем исследовании вероятность резистентности возбудителей к ампициллину, СМКС/ТМП, нитрофурантоину и фторхинолонам была выше, если они были получены в Американских центрах. Вероятность резистентности к фторхинолонам была выше среди микроорганизмов, полученных у мужчин (табл. 5). Более того, вероятность резистентности к фторхинолонам была выше у возбудителей, полученных у пожилых. Более высокая частота резистентности к фторхинолонам у пожилых была показана и в других работах [12,20]. Это неудивительно, так как изоляты, полученные у мужчин и пожилых людей, с большей вероятностью являлись возбудителями осложненных ИМП. В одном из проведенных ранее исследований было показано, что основными факторами риска наличия резистентности к фторхинолонам у E. coli являются недавний (в течение последних 4 недель) прием фторхинолонов и рецидивная ИМП [30].
Это исследование, как и многие другие, показывает, что существуют значительные географические различия в чувствительности возбудителей к разным антибактериальным препаратам, применяющимся в лечении ИМП [7,8,11,12,20]. В США наименьшая частота резистентности была отмечена в горном, Тихоокеанском и Северо–Западном районах, а наибольшая – в Юго–Западном. Для подтверждения выявленных различий необходимо проведение дальнейших исследований с большим количеством изолятов из каждого района, так как небольшое количество материала, полученного в том или ином районе, может существенно исказить истинную картину резистентности возбудителей в данной географической области. Следует также отметить, что сопоставление данных о резистентности на разных территориях имеет ряд ограничений, связанных, в частности, с тем, что сравниваются результаты, полученные в разных медицинских центрах, работающих с разными больными, что может оказывать влияние на частоту резистентности. Тем не менее практикующие врачи должны быть знакомы с данными о резистентности возбудителей в том или ином районе и учитывать их при принятии решения о назначении эмпирической терапии по поводу ИМП, так как резистентность возбудителя к применяемому препарату повышает риск неэффективности проводимого лечения [5,25,31,32]. Существенные различия в резистентности к ампициллину, СМКС/ТМП, нитрофурантоину и фторхинолонам также были выявлены в разных Канадских провинциях. Трудно судить о достоверности этих различий, так как в каждой из провинций получено относительно небольшое количество образцов (23–59). Так, резистентность к фторхинолонам варьировала от 0% в Манитобе до 16,0% (к ципрофлоксацину) в Альберте.
Данные этого интернационального многоцентрового исследования подтверждают высокую частоту резистентности к ампициллину и СМКС/ТМП среди возбудителей ИМП. Кроме того, эти данные подтверждают умеренный рост резистентности к фторхинолонам среди пожилых пациентов. Значительные различия в результатах, полученных в разных центрах, подтверждают необходимость получения данных о частоте резистентности в каждом регионе, а также предоставления этих данных местным врачам, которые проводят эмпирическое лечение ИМП. Для оценки динамики развития резистентности возбудителей амбулаторных ИМП необходимо постоянное проведение исследований, подобных описанному в данной статье.
Благодарность
Проведение данного исследования было частично оплачено Университетом Манитобы, Procter&Gamble Inc. и Orth–McNeil. Доктор Ayman Noreddin получает финансирование от ACCP/Aventis Postdoctoral Fellowship. Авторы благодарят M. Tarka за помощь в редактировании настоящей работы.
 
Реферат подготовлен В.В. Иремашвили
По материалам статьи G.G.Zhanel, T.L.Hisanaga, N.M.Laing, M.R.DeCorby, K.A.Nichol, L.P.Palatnick, J.Johnson, A.Noreddin, G.K.M.Harding, L.E.Nicolle, D.J.Hoban
«Antibiotic resistance in outpatient urinary isolates: final results from the North American Urinary Tract Infection Collaborative Alliance (NAUTICA)»
International Journal of Antimicrobial Agents 2005; 26: 380–388

Литература
1. Huang ES, Stafford RS. National patterns in the treatment of urinary tract infections in women by ambulatory care physicians. Arch Intern Med 2002;162:41–7.
2. Nicolle LE. Epidemiology of urinary tract infection. Infect Med 2001;18:153–62.
3. Nicolle LE. Resistant pathogens in urinary tract infections. J Am Geriatr Soc 2002;50(Suppl. 7):230–5.
4. Nicolle LE. Urinary tract infection: traditional pharmacologic therapies. Am J Med 2001;113(Suppl. 1A):35–44.
5. Raz R, Chazan B, Kennes Y, et al.; Israeli Urinary Tract Infection Group. Empiric use of trimethoprim–sulfamethoxazole (TMP–SMX) in the treatment of women with uncomplicated urinary tract infections, in a geographical area with a high prevalence of TMP–SMXresistant uropathogens. Clin Infect Dis 2001;34:1165–9.
6. Ronald AR, Nicolle LE, Stamm W, et al. Urinary tract infection in adults: research priorities and strategies. Int J Antimicrob Agents 2001;4:343–8.
7. Gupta K, Sahm DF, Mayfield D, et al. Antimicrobial resistance among uropathogens that cause community–acquired urinary tract infections in women: a nationwide analysis. Clin Infect Dis 2001;33:89–94.
8. Karlowsky JA, Kelly LJ, Thornsberry C, Jones ME, Sahm DF. Trends in antimicrobial resistance among urinary tract infection isolates of Escherichia coli from female outpatients in the United States. Antimicrob Agents Chemother 2002;46:2540–5.
9. Karlowsky JA, Thornsberry C, Jones ME, Sahm DF. Susceptibility of antimicrobial–resistant urinary Escherichia coli isolates to fluoroquinolones and nitrofurantoin. Clin Infect Dis 2003;36:183–7.
10. Mazzulli T. Resistance trends in urinary tract pathogens and impact on management. J Urol 2002;168:1720–2.
11. Zhanel GG, Karlowsky JA, Harding GKM, et al. A Canadian national surveillance study of urinary tract isolates from outpatients: comparison of the activities of trimethoprim–sulfamethoxazole, ampicillin, mecillinam, nitrofurantoin, and ciprofloxacin. The Canadian Urinary Isolate Study Group. Antimicrob Agents Chemother 2000;44:1089–92.
12. Karlowsky JA, Jones ME, Thornsberry C, Critchley I, Kelly LJ, Sahm DF. Prevalence of antimicrobial resistance among urinary tract pathogens isolated from female outpatients across the US in 1999. Int J Antimicrob Agents 2001;18:121–7.
13. Mathai D, Jones RN, Pfaller MA; SENTRY Participant Group North America. Epidemiology and frequency of resistance among pathogens causing urinary tract infections in 1,510 hospitalized patients: a report from the SENTRY Antimicrobial Surveillance Program (North America). Diagn Microbiol Infect Dis 2001; 40:129–36.
14. Warren JW, Abrutyn E, Hebel JR, Johnson JR, Schaeffer AJ, Stamm WE. Guidelines for antimicrobial treatment of uncomplicated acutebacterial cystitis and acute pyelonephritis in women. Clin Infect Dis 1999;29:745–58.
15. Brown PD, Freeman A, Foxman B. Prevalence and predictors of trimethoprim–sulfamethoxazole resistance amonguropathogenic Escherichia coli isolates in Michigan. Clin Infect Dis 2002;34:1061–6.
16. Gupta K, Hooton TM, Wobbe CL, Stamm WE. The prevalence of antimicrobial resistance among uropathogens causing acuteuncomplicated cystitis in young women. Int J Antimicrob Agents 1999;11:305–8.
17. Gupta K, Hooton TM, Stamm WE. Increasing antimicrobial resistance and the management of uncomplicated community–acquiredurinary tract infections. Ann Intern Med 2001;135:41–50.
18. Hooton TM. Fluoroquinolones and resistance in the treatment of uncomplicated urinary tract infection. Int J Antimicrob Agents 2003;2:65–72.
19. Sahm DF, Marsilio MK, Piazza G. Antimicrobial resistance in key bloodstream bacterial isolates: electronic surveillance with the surveillance network database – USA. Clin Infect Dis 1999;29:259–63.
20. Sahm DF, Thornsberry C, Mayfield DC, Jones ME, Karlowsky JA. Multi–drug resistant urinary tract isolates of Escherichia coli: prevalence and patient demographics in the United States in 2000. Antimicrob Agents Chemother 2001;45:1402–6.
21. National Committee for Clinical Laboratory Standards. Methods for dilution antimicrobial susceptibility tests for bacteria that grow aerobically. 6th ed. Approved standard M7–A6, Vol. 23, No. 2. Wayne, PA: NCCLS; 2003.
22. National Committee for Clinical Laboratory Standards. Performance standards for antimicrobial susceptibility testing; twelfth informational supplement (M100–S12), Vol. 22, No. 1. Wayne, PA: NCCLS; 2002.
23. Masterton RG, Bochsler JA. High–dosage co–amoxiclav in a single dose versus 7 days of co–trimoxazole as treatment of uncomplicated lower urinary tract infection in women. J Antimicrob Chemother 1995;35:129–37.
24. McCarty JM, Richard G, Huck W, et al. A randomized trial of shortcourse ciprofloxacin, ofloxacin, and trimethoprim/sulfamethoxazole for the treatment of acute urinary tract infection in women. Ciprofloxacin Urinary Tract Infection Group. Am J Med 1999;106:292–9.
25. Talan DA, Stamm WE, Hooton TM, et al. Comparison of ciprofloxacin (7 days) and trimethoprim–sulfamethoxazole (14 days) for acute uncomplicated pyelonephritis in women – a randomized trial. J Am Med Assoc 2000;283:1583–90.
26. Hooper DC. Urinary tract agents: nitrofurantoin and methenamine. In: Mandell GL, Bennett JE, Dolin R, editors. Mandell, Douglas, and Bennett’s principles and practice of infectious diseases, vol. 1, 5th ed. Philadelphia, PA: Churchill Livingstone; 2000. p. 423–8.
27. McOsker CC, Fitzpatrick PM. Nitrofurantoin mechanisms of action and implications for resistance development in common uropathogens. J Antimicrob Chemother 1994;33(Suppl. A): 23–30.
28. Zhanel GG, Laing NM, Nichol KA, et al.; The NAVRESS Group. Antibiotic activity against urinary tract infection (UTI) isolates of vancomycin resistant enterococci (VRE): results from the North America Vancomycin Resistant Enterococci Susceptibility Study (NAVRESS). J Antimicrob Chemother 2003; 52:382–8.
29. Zhanel GG, Palatnick L, Nichol KA, Bellyon T, Low D, Hoban DJ. Antimicrobial resistance in respiratory tract Streptococcus pneumoniae isolates: results of the Canadian Respiratory Organism Susceptibility Study (CROSS), 1997 to 2002. Antimicrob Agents Chemother 2003;47:1867–74 [Erratum. Antimicrob Agents Chemother 2003;47:2716].
30. Killgore KM, Marc KL, Guglielmo BJ. Risk factors for community acquired ciprofloxacin–resistant Escherichia coli urinary tract infection. Ann Pharmacother 2004;38:1148–52.
31. Carrie AG, Metge CJ, Collins DM, Harding GKM, Zhanel GG. Use of administrative healthcare claims to examine the effectiveness of trimethoprim–sulfamethoxazole versus fluoroquinolones in the treatment of community–acquired acute pyelonephritis in women. J Antimicrob Chemother 2004;53:512–7.
32. Gupta K, Stamm WE. Outcomes associated with trimethoprim/ sulfamethoxazole (TMP/SMX) therapy in TMP/SMX resistant community acquired UTI. Int J Antimicrob Agents 2002;19: 554–6.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak