Сексуальная функция сибиряков по данным анкетирования (исследование СЕЗАН)

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №29 от 26.12.2007 стр. 2241
Рубрика: Урология

Для цитирования: Кульчавеня Е.В., Казанцева К.П., Романовский М.Д., Неймарк А.И., Брижатюк Е.В., Щербань М.Н., Тарасова Т.С., Лапченко Е.В., Ноздрачев Н.А. Сексуальная функция сибиряков по данным анкетирования (исследование СЕЗАН) // РМЖ. 2007. №29. С. 2241

Введение Во всех работах, посвященных сексуальной дисфункции мужчин, исследователи ссылаются на данные Массачусетского университета. Ни в коей мере не умаляя значения этой поистине эпохальной работы, мы, тем не менее, полагаем, что экстраполяция данных, полученных в результате наблюдения за американцами, не всегда правомочна в отношении жителей России, особенно сибиряков. Особенности климата, менталитета, уровень жизни, местные обычаи, безусловно, накладывают отпечаток на сексуальную функцию жителей Сибири и Дальнего Востока.

Во всех работах, посвященных сексуальной дисфункции мужчин, исследователи ссылаются на данные Массачусетского университета. Ни в коей мере не умаляя значения этой поистине эпохальной работы, мы, тем не менее, полагаем, что экстраполяция данных, полученных в результате наблюдения за американцами, не всегда правомочна в отношении жителей России, особенно сибиряков. Особенности климата, менталитета, уровень жизни, местные обычаи, безусловно, накладывают отпечаток на сексуальную функцию жителей Сибири и Дальнего Востока.
Материал и методы. С целью получения базового представления о состоянии сексуального статуса мужского населения Сибири и Дальнего Востока было запланировано исследование СЕЗАН – СЕксуального Здоровья АНализ. Мы провели анкетирование в Новосибирской области, Алтайском крае, в Амурской области. Всего опрошено 1280 мужчин сплошной выборкой. Возрастные границы – от 20 до 64 лет, средний возраст – 36,0 лет. 93% постоянно проживали в Сибири или на Дальнем Востоке, а 7% были приезжие.
Результаты. 23% респондентов были практически здоровы, у остальных отмечены те или иные хронические заболевания. Наиболее часто встречались хронический простатит (18%), гипертоническая болезнь (17%), заболевания желудочно–кишечного тракта (9%), мочекаменная болезнь (9%).
53% опрошенных имели высшее образование, а 26% – среднее специальное. Вместе с тем 2% даже не закончили школу. В профессиональной структуре треть приходилась на рабочих (34%), военнослужащих было 15%, служащих – 13%, руководителей среднего и высшего звена соответственно 23 и 4%. Сообразно образованию распределился и уровень доходов: очень высоким и высоким он был у 1% и 4%, выше среднего – у 17%, средним – у 51% респондентов. 27% мужчин сочли свой доход низким.
7% мужчин–холостяков проживали в отдельной квартире, 13% – с родителями, а 80% – со своей семьей.
Половую жизнь 3% мальчиков начали в 14 лет; самый поздний дебют отмечен в 24 года (1% респон­дентов). Пики половой активности приходятся на 16 и 18 лет; в 19 – закономерный спад, обусловленный службой в армии (рис. 1).
Выяснилось, что сибиряки в основном склонны к моногамии: 81% опрошенных имеют только одну постоянную партнершу, 10% – 2; 3% – 3 и 2% мужчин живут в постоянной связи более чем с тремя женщинами. Вместе с тем 4% респондентов вообще не имели постоянной половой партнерши. 9% на момент опроса в браке не состояли, 72% были женаты в первый раз, у 15% был второй брак, у остальных 4% – третий и более.
60% мужчин допускали внебрачные связи, причем только 17% всегда использовали при этом презерватив, 48% делали это иногда, а 35% никогда не практиковали защищенный секс.
Самооценка эрекции оказалась невысока. Только каждый третий мужчина (33%) расценивал свою эрекцию как «отличную» по пятибалльной шкале, 27% считали, что у них эрекция «хорошая», 20% оценили ее на 3 балла, 13% – на 2 и 7% – на единицу. Учитывая достаточно молодой возраст опрошенных, такие низкие цифры удручают.
Выявлена интересная закономерность. Оказы­вается, структура качества эрекции полностью соответствует таковой по половой функции и по успешности в целом, что наглядно демонстрирует рисунок 2.
То есть оценка жизненного успеха полностью совпадает с оценкой сексуальной потенции.
Почти половина мужчин (43%) регулировала рождаемость в семье при помощи презерватива, 2% практиковали физиологический метод, а 39% вообще не думали о контрацепции. Впрочем, это отнюдь не означает, что в их семье не применялись противозачаточные средства (может быть, они просто не знали об этом). Зато 16% оставшихся мужчин отлично были осведомлены, чем пользуются их жены – гормональными контрацептивами или внутриматочными средствами.
84% мужчин убеждены, что алкоголь они принимают редко. В нашей анкете не было конкретного временного промежутка, характеризующего понятие «редко», поэтому ответ на данный вопрос, пожалуй, наиболее субъек­тивен. Кому–то редко 1 раз в неделю, а кому–то – 1 раз в месяц. 7% признались в злоупотреблении алкоголем, зато 9% отрицали прием крепких напитков вообще. К сожалению, только 29% мужчин оказались вне стана курильщиков, остальные курили – от «иногда» (29%) до «более пачки в день» (16%).
42% регулярно посещали спортзал или бассейн, 4% делали это от случая к случаю, а 54% мужчин спортом не занимались.
Мы также проследили корреляцию между отдельными признаками. Была установлена высокая прямая зависимость между степенью эрекций и общей успешностью. Случайные связи чаще отмечались у женатых мужчин, впрочем, у неженатых все связи неслучайные, так сказать, поисковые.
Удивительно, но удовлетворенность от половой жизни партнерши спортсменов испытывали в меньшей степени, чем подруги сибаритов, презирающих физкультуру. Вероятно, физическая нагрузка оказалась чрезмерно утомительной.
Совершенно очевидна высокая степень зависимости частоты внебрачных связей от жилищных условий. Понятно, что проживание совместно с многочисленными родственниками в тесной квартире не располагает к сексуальным утехам даже с собственной женой, не то, что с подругой.
Очень интересной оказалась зависимость контрацепции от уровня доходов. Оказалось, что мужчины с высоким, а тем более с очень высоким благосостоянием уже могут себе позволить не предохраняться от нежелательной беременности; в таких семьях все беременности – желанные (рис. 3).
Максимальный уровень контрацепции в семьях со средним доходом – денег на контрацептивы уже хватает, а на детей – еще нет. Соответственно невысока частота применения противозачаточных средств, которые не так уж и дешевы, в семьях с низкими доходами (рис. 4).
Убедительным нам показался факт, что наиболее склонны к внесупружеским связям люди с высшим образованием – а чем его уровень ниже, тем более добропорядочен семьянин.
У 52 из всей когорты опрошенных определен уровень общего тестостерона в плазме крови. Результаты оказались плачевны: у половины мужчин была выявлена андрогенная недостаточность, причем у 35% уровень тестостерона не достигал 8 нмоль/л. Считается, что в здоровой популяции мужчин средний уровень общего тестостерона в плазме держится в пределах нормальных величин (то есть превышает 12 нмоль/л) до 40 лет, и лишь затем снижается со скоростью примерно 1% в год [1]. По данным Массачусетского исследования старения у мужчин, снижение секреции свободного тестостерона происходит на 2,8%, а общего – на 1,6% ежегодно [2].
Таким образом, зарубежные исследователи полагают, что вторичный андрогенный дефицит может регистрироваться только после 40–50 лет. Однако И.И. Де­дов и С.Ю. Калинченко обнаружили, что среди мужчин с вторичным гипогонадизмом 45% моложе 49 лет [3]. Эти данные, равно как и наши результаты, свидетельствуют о том, что в России тестостероновая недостаточность наступает значительно раньше.
Мы привели сравнение по ряду параметров между мужчинами с нормальным уровнем тестостерона в так называемой «серой зоне» – от 10 до 12 нмоль/л и мужчин с выраженной андрогенной недостаточностью.
Выяснилось, что гипогонадизм преобладал у молодых (до 30 лет). Группа с андрогенной недостаточностью в 2 раза чаще допускала случайные связи (возможно, с целью самоутверждения), но в 1,5–2 раза реже занималась спортом.
В 5–7 раз чаще в группе с гипогонадизмом встречались курильщики и злоупотребляющие алкоголем, из чего следует вывод, что вредные привычки пагубно влияют на выработку мужского полового гормона (рис. 5).
Успешных, состоявшихся мужчин среди лиц с андрогенодефицитом было в 2 раза меньше; хорошая и отличная половая функция при андрогенодефиците также регистрировалась в 2 раза реже.
Таким образом, в Сибири в целом состояние здоровья мужчин вполне удовлетворительное, однако проблема вторичного андрогенного дефицита сохраняет повышенную актуальность.
Современная медицина имеет возможность помочь им – в частности, путем назначения экзогенных препаратов тестостерона (в настоящее время в России существует 2 зарегистрированных препарата этой группы).
Необходимо помнить, что существует ряд ограничений в назначении препаратов тестостерона, больные должны находиться под диспансерным наблюдением для своевременного выявления побочных реакций и осложнений. Тем не менее положительные эффекты, оказываемые препаратами тестостерона, позволяют рекомендовать их к более широкому применению, безусловно, с учетом противопоказаний.
Заключение. В целом состояние здоровья мужчин в Сибири и на Дальнем Востоке удовлетворительное, однако велика частота вторичного гипогонадизма. Сексуальная дисфункция отражает снижение общей успешности индивидуума, поэтому восстановление потенции важно не только для полового здоровья пациента, но и для его уровня жизни в целом.









Литература
1. Vermeulen A. Some reflections on the endocrinology of the aging male. //The aging male, 1998; 16: 163–8.
2. Feldman H.R. et al. Age trends in the level of serum testosterone and other hormones in middle–aged men: longitudinal results from the Massachusets Male Aging study. //J. Clin. Endocrinol. Metab., 2002; 87–2.
4. Дедов И.И., Калинченко С.Ю. Возрастной андрогенный дефицит у мужчин. – М., 2006. – с. 160–161.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak