www.rmj.ru - Независимое издание для практикующих врачей
Главная    |    Подписка    |    Контакты    |    Форум    |    Карта номеров    |    Карта сайта    |    Условия использования
Независимое издание для практикующих врачей Независимое издание для практикующих врачей
Текущий номер
Номера 2014 года
Архив журналов по годам
Анонс новых номеров
Каталог статей
Подписка
Условия публикации
Контакты
О журнале
Выставки
Полезная информация
Опросы
Форум
Баннерная система
Мнения врачей
Вакансии
Видеоконференции
Завтрашний номер уже сегодня!




Применение Танакана® (EGb 761) в неврологической практике

335
Дамулин И.В.

Танакан® (EGb 761) в настоящее время широко используется более чем в 60 странах мира по целому ряду показаний, включая когнитивные нарушения и деменцию, шум в ушах и головокружение, заболевания периферических сосудов, диабетическую ретинопатию, сенильную макулярную дегенерацию [20,31,43]. В западной клинической практике препарат начал применяться с середины 70–х гг. прошлого века. Во Франции EGb 761 был зарегистрирован под торговым названием Танакан® в 1974 г.
Механизм действия
Танакан® содержит гинкголиды, флавоноидные гликозиды и билобалид [20]. Гинкголиды обладают антиоксидантной активностью, они также снижают активацию тромбоцитов, что объясняет многие его терапевтические эффекты. Помимо гинкголидов, антиоксидантной активностью обладают флавоноидные гликозиды [20]. В основе этого свойства лежит как их непосредственный эффект «чистильщиков» свободных радикалов, так и эффект опосредованный, обусловленный снижением образования свободных радикалов (вероятно, за счет ингибирования ферментов, катализирующих этот процесс) или усилением экспрессии генов, кодирующих антиоксидантные ферменты [20]. Также Танакан® (EGb 761) обладает способностью ингибировать монаминоксидазу A и B [49]. Экспериментальные данные позволяют рассматривать Танакан как препарат, обладающий нейротрофическими свойствами [45].
Танакан® способен предохранять митохондрии от повреждений в условиях оксидантного стресса [21], действуя, возможно, на ионные хлоридные каналы [40]. Патологии митохондрий в настоящее время придается ведущее значение при целом ряде первично–деге­неративных, сосудистых, наследственных и опухолевых заболеваниях нервной системы. Нарушение функционирования митохондрий может приводить к избыточному образованию свободных радикалов с формированием оксидантного стресса. В условиях ишемии при избыточном образовании свободных радикалов происходит повреждение клеточных структур – липидов, белков, ДНК. Возникающая при этом активация глутаматергических NMDA–рецепторов приводит к повышенному поступлению ионов кальция внутрь клеток с последующим нарушением их функций.
Повреждение, обусловленное оксидантным стрессом, может быть уменьшено под влиянием антиоксидантов. В условиях дефицита естественных антиоксидантов и увеличения содержания ионов железа образование перекисных соединений и свободных радикалов возрастает. Сочетание двух факторов – большого числа этих соединений с нарушением защитных механизмов, препятствующих перекисному окислению липидов – может приводить к гибели нейронов.
Значительная подверженность головного мозга к патологическим изменениям, обусловленным оксидантным стрессом, связана с целым рядом причин: высоким содержанием в ткани мозга полиненасыщенных жирных кислот; высоким по сравнению с другими тканями организма уровнем утилизации кислорода (составляя 2–3% веса тела, он потребляет 20% кислорода); наличием высокой концентрации ионов железа и относительным дефицитом защитных механизмов [11,37,39]. Так, было показано, что у пациентов с деменцией сосудистого и первично–дегенеративного генеза имеется снижение ряда антиоксидантов, особенно витаминов A, C и E, в сыворотке крови [11]. Сниженный уровень антиоксидантов отмечается и при умеренных когнитивных нарушениях [39].
Роль оксидантного стресса с образованием продуктов перекисного окисления липидов в патогенезе болезни Альцгеймера подтверждается клиническими и экспериментальными данными [10,11,34,37,39,44]. Оксидантный стресс может нарушать метаболизм белка–предшественника амилоида [44]. Отложение b–амилоида в стенках церебральных артерий и капилляров является одним из характерных проявлений болезни Альцгеймера и само по себе может приводить вследствие нейротоксичности к увеличению образования свободных радикалов. Еще одним подтверждением роли оксидантного стресса в патогенезе болезни Альцгеймера является повышенное содержание ионов железа и ферритина в наиболее часто повреждаемых при этом заболевании отделах коры, а также наличие патологии митохондрий [37,39].
Поскольку при болезни Альцгеймера и сосудистых поражениях головного мозга оксидантный стресс играет значительную патогенетическую роль, обусловливая не только выраженность нарушений, но также и прогрессирование заболевания, Танакан рассматривается как препарат, обладающий нейропротективными свойствами [20].
Помимо антиоксидантных свойств, Танакан® способен также влиять на нейротрансмиттерные (ацетилхолинергические) нарушения (хотя этот эффект пока изучен в меньшей степени), что также обосновывает его применение при болезни Альцгеймера [20,41,49]. Кроме того, упоминается его способность предохранять от повреждений допаминергические нейроны стриатума [49].
Следует подчеркнуть, что положительный церебральный эффект препарата не может быть объяснен ни одним механизмом, ни одной субстанцией, входящей в его состав [20,49]. Этот эффект определяется комплексным влиянием входящих в состав Танакана® биологически активных веществ на несколько ключевых звеньев (окислительно–восстановительные процессы, нейропластичность и др.), определяющих нормальное функционирование структур центральной нервной системы [20,40,48]. В результате всех этих процессов отмечается улучшение церебрального кровотока и метаболизма [20,26].
Сосудистый эффект Танакана® был продемонстрирован еще в конце 70–х годов XX века, когда в эксперименте было показано, что у животных, получавших препарат в течение 3 недель, не отмечалось гибели нейронов на фоне церебральной ишемии, которая моделировалась микроэмболизацией церебральных сосудов [20]. Позднее, в начале 80–х гг. была отмечена способность Танакана® влиять на тонус изолированных сосудов, что объяснялось его непрямым действием на адренергическую систему (ингибирование активности катехол–О–метилтрансферазы или монаминоксидазы) и/или деполяризацией клеточных мембран [20]. Также имеет значение и NO–зависимый механизм вазорелаксации, что объясняет эффективность данного препарата при вазоспастических состояниях [20]. Правда, последнее не является его уникальным свойством, поскольку и другие препараты обладают подобным действием. Помимо артерий, Танакан® способен влиять и на тонус вен [20]. Работы, проведенные в 80–90–е гг. XX века продемонстрировали его влияние на реологические свойства крови и агрегацию тромбоцитов и эритроцитов. Все это в конечном итоге приводит к улучшению кровоснабжения головного мозга (впрочем, как и других органов) [20].
Следует подчеркнуть, что нейропротективные свойства Танакана® в значительной степени связывают с гинкголидами A и B и билобалидом (последний способен нормализовать процессы окислительного фосфорилирования, препятствовать снижению активности митохондриальной цитохромоксидазы) [15,19,20]. В эксперименте было показано, что эти вещества способны уменьшать зону церебрального инфаркта, снижать выраженность повреждения нейронов гиппокампа и коры головного мозга при моделировании инсульта [20]. В основе нейропротективного действия препарата может лежать способность предотвращать повреждение митохондрий не только от свободных радикалов в условиях оксидантного стресса, но и от токсического влияния b–амилоида [15,21]. Имеются данные, свидетельствующие о том, что билобалид обладает наибольшей нейропротективной активностью. Именно он способствует торможению процессов апоптоза [5,19], уменьшая, в частности, выброс возбуждающих аминокислот [19]. Билобалид способен усиливать регенерацию мотонейронов у экспериментальных животных [19]. Свидетельством влияния билобалида на ионные каналы является и то, что он обладает противосудорожной активностью [19,16]. В основе положительного эффекта билобалида лежит его способность модулировать NMDA– и ГАМК–ергические рецепторы [19]. Экспе­ри­ментальные данные свидетельствуют о глутаматергической активности Танакана® [48]. При этом эффект на глутаматергические NMDA–рецепторы связан не столько с уменьшением поступления ионов кальция в клетки, сколько с торможением поступления ионов хлора [28]. В результате предотвращается повреждение фосфолипидов мембран клеток, что, как полагают, может и обусловливать его нейропротективный эффект [28]. Следует подчеркнуть, что экспериментальные данные позволяют высказывать предположение о том, что основой положительного влияния на структуры центральной нервной системы является нормализация функционирования ионных каналов [16].
Когнитивные расстройства
Имеется большое число публикаций, отражающих результаты применения Танакана® у пациентов с когнитивными нарушениями. Такие исследования проводятся на протяжении последних трех–четырех десятилетий. До 1989 г. в большинстве двойных слепых плацебо–контролируемых исследований препарат назначался по поводу «церебральной дисфункции» (термин, который не имеет аналога ни в DSM–IV, ни в МКБ–10 и охватывает значительный спектр расстройств – от негрубых когнитивных и аффективных нарушений органического генеза до деменции) в дозе от 120 до 160 мг в сутки [31]. Значимое улучшение в состоянии больных по сравнению с контролем выявлялось уже через 6–12 недель терапии. Помимо положительного влияния на когнитивную сферу на фоне проведенной терапии пациенты отмечали и субъективное улучшение – уменьшение выраженности системного и несистемного головокружения, головных болей.
Однако с начала 90–х гг. XX века был опубликован ряд работ, в которых использовались общепринятые критерии деменции, включая деменцию при болезни Альц­гей­мера [31]. В этих исследованиях EGb 761 назначался в суточной дозе от 120 мг (в США) – до 240 мг (в Европе), а продолжительность лечения составляла от 24 недель (в Европе) до 52 недель (в США). Статистически значимое улучшение в состоянии больных было отмечено как по результатам нейропсихологического тестирования, так и по параметрам, оценивающим качество жизни. Сравнительная оценка этих исследований показала, что при одинаковой длительности терапии (через 6 месяцев), но большей суточной дозе улучшение отмечается у более значительного числа больных: в Германии при суточной дозе 240 мг улучшение отмечено у 61% больных, в США (120 мг/сут.) – лишь у 44% [31].
У пожилых клинически здоровых лиц Танакан® (EGb 761) способствует повышению концентрации внимания, памяти, что проявляется и улучшением активности в повседневной жизни [20]. Обычно препарат назначается в суточной дозе от 120 до 240 мг, разделенных на 3, реже – на 2 приема [41,49]. Клинический эффект обычно проявляется после 4 недель приема [49]. На фоне терапии отмечается преимущественное улучшение мнестических функций и скорости психических процессов, что сопровождается усилением быстроволновой активности на ЭЭГ [43]. Следует подчеркнуть, что положительный эффект носит дозозависимый характер и наиболее выражен у лиц в возрасте 50–59 лет.
Имеющиеся данные свидетельствуют об эффективности EGb 761 при легкой/умеренной деменции вследствие болезни Альцгеймера, сосудистой патологии головного мозга и деменции смешанного (сосудистого и альцгеймеровского) типа [5,9,20,25,30,31,40]. При этом некоторыми авторами он рассматривается, как столь же эффективный препарат при болезни Альц­геймера, как центральные ингибиторы ацетилхолин­эстеразы, но характеризующийся лучшей переносимостью [35].
Следует подчеркнуть наличие различий в эффективности препарата как при различных заболеваниях, приводящих к деменции, так и в рамках одной нозологической формы [32]. При этом более значительный положительный эффект отмечается при меньшей выраженности когнитивных нарушений. Но даже при умеренной/тяжелой деменции ха­рактер прогрессирования ког­нитивного дефекта на фо­не терапии EGb 761 ме­няется по сравнению с плацебо: отмечается либо за­медление прогрессирования заболевания, либо его стабилизация [30–32].
Помимо вышеизложенных нозологий, Танакан® ис­пользуется при лечении дисциркуляторной энцефалопатии [3], а также при умеренных когнитивных на­ру­шениях первично–деге­не­ра­тив­ного и сосудистого ге­неза [1,2,4,27]. В частности, было отмечено, что наиболее зна­чительный эффект препарата отмечается в мнестической сфере [1,4]. По­лучен­ные данные свидетельствуют о его влиянии на первичные механизмы запоминания и консолидации следа памяти [1,4].
Имеющиеся данные пред­ставляются весьма важными не только в теоретическом, но и в практическом плане. В настоящее время показано, что более чем у половины больных сосудистой деменцией до ее развития имелись умеренные когнитивные нарушения [38]. Сосудистые умеренные когнитивные нарушения встречаются у 10% лиц в возрасте от 70 до 90 лет и составляют примерно треть всех случаев когнитивных нарушений у пожилых, не достигающих степени деменции [23]. Ког­ни­тивные нарушения, неспецифические по своему характеру и негрубые по тяжести, выявляются почти у 50% больных с окклюзией внутренней сонной артерии и ипсилатеральными транзиторными ишемическими атаками [7]. Умеренные когнитивные нарушения сосудистого генеза отмечаются у 30–70% больных, перенесших инсульт [8], и приводят к ограничениям в повседневной жизни [46].
Умеренные когнитивные нарушения сосудистого генеза рядом авторов считаются прогностически неблагоприятными [22]. В частности, смертность среди этой группы больных в 2,4 раза выше, чем у лиц соответствующей возрастной группы в популяции. За период наблюдения 32±8 месяцев летальный исход вследствие различных причин наступил у 30% больных с сосудистыми умеренными когнитивными нарушениями и сосудистой деменцией (за этот период времени не умер ни один больной среди пациентов с умеренными когнитивными нарушениями первично–дегенеративного генеза) [22]. Еще более удручающие цифры были получены при наблюдении продолжительностью 40 месяцев – за этот период умерли 50% больных с сосудистыми умеренными когнитивными нарушениями и сосудистой деменцией [22]. Однако проведение терапевтических мероприятий позволяет существенно улучшить прогноз.
Поведенческие нарушения
Не менее важными, чем когнитивные нарушения, при деменциях различного генеза являются поведенческие расстройства. Особое значение этим расстройствам стало придаваться в последние 10–15 лет – параллельно с внедрением в клиническую практику центральных ингибиторов ацетилхолинэстеразы [24]. В частности, оценивая эффективность того или иного «антидементного» препарата, важно понимать, происходит ли параллельно улучшению когнитивных функций и уменьшение выраженности поведенческих расстройств, поскольку они, также являясь одним из проявлений заболевания, не только влияют на качество жизни самих больных и их родственников, но могут отражать прогрессирование патологического процесса. Кроме того, даже если на фоне терапии и происходит уменьшение выраженности расстройств высших мозговых функций, нередко отмечающееся у пациентов усугубление поведенческих нарушений сводит эффективность лечения на «нет», негативно отражаясь на качестве жизни.
Танакан® (EGb 761) эффективен не только в плане коррекции когнитивных расстройств, он также позволяет нормализовать и поведенческие нарушения [40]. У пациентов с умеренными когнитивными нарушениями первично–дегенеративного и сосудистого генеза отмечено не только уменьшение выраженности мнестических расстройств, но и уменьшение депрессивных проявлений [4]. В трех рандомизированных плацебо–контролируемых двойных слепых исследованиях (в два из них вошли пациенты с болезнью Альцгеймера, в одно – с «атеросклеротической» сосудистой деменцией) было показано уменьшение выраженности поведенческих расстройств, оцениваемых по гериатрической шкале Сандоз [24]. Улучшение у пациентов, получавших EGb 761, составило в среднем от 15 до 35% по различным пунктам этой шкалы, у лиц, получавших плацебо – от 0 до 5%. Не менее интересные результаты были получены и у пожилых пациентов с депрессией органического генеза – было отмечено улучшение по шкале Гамильтона после 2–3–месячного курса терапии (в это время пациенты не получали никаких антидепрессантов) [24]. При этом в одно из исследований включались пациенты с резистентной к терапии депрессией.
В основе положительного влияния Танакана® (EGb 761) на поведенческие нарушения, как считается, лежит серотонинергическая активность этого препарата и его антиоксидантные свойства (оксидантный стресс рассматривается как одна из причин фармакорезистентности депрессии) [24]. Особое значение придается нормализации функционирования митохондрий, что связывают с влиянием компонентов, входящих в состав препарата, на ионные каналы [16,40]. И экспериментальные, и клинические данные свидетельствуют об антистрессорных (и антидепрессивных) свойствах Танакана® (EGb 761), что способствует ускорению адаптации в условиях стресса [20,40]. В основе подобного эффекта, как считается, лежит способность гинкголидов снижать синтез глюкокортикоидов корой надпочечников [20], а также (вместе с билобалидом) стабилизировать мембраны митохондрий [40].
Переносимость и побочные реакции
Побочные реакции на фоне терапии Танаканом® встречаются менее чем в 1% случаев и обычно носят легкий характер [5,33,43,49]. В большинстве работ подчеркивается, что риск осложнений аналогичен риску на фоне приема плацебо [41]. Среди основных побочных явлений, которые могут возникать на фоне его приема, обычно отмечают головную боль, кожные аллергические реакции, диарею и тошноту [5,42,43]. Танакан® не обладает мутагенными, тератогенными и эмбриотоксическими свойствами [49]. Не отмечено также какого–либо влияния на уровень АД, частоту сердечных сокращений и уровень триглицеридов в сыворотке крови [49].
Танакан® обычно хорошо переносится больными и имеет низкий риск развития побочных эффектов [49]. Так, в частности, возникновение субдуральной гематомы, зафиксированной в одном случае среди 309 больных с болезнью Альцгеймера и мультиинфарктной деменцией, включенных в исследование, произошло у пациента, получавшего плацебо [33]. Впрочем, некоторые авторы считают, что Танакан® следует с осторожностью использовать у пациентов с коагулопатиями, получающими варфарин, либо имеющих указание на геморраж в анамнезе [41]. В отношение нежелательности совместного назначения Танакана® и аспирина никаких достоверных данных нет. Следует подчеркнуть, что специально проведенное исследование на добровольцах никаких существенных изменений со стороны свертывающей системы крови при недельной терапии EGb 761 в дозе 240 мг/сут. не выявило [29].
Таким образом, имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют об эффективности использования Танакана® у пациентов с различными по патогенезу когнитивными расстройствами, головокружением, нарушениями равновесия, ушным шумом и целым рядом других заболеваний. Несомненным достоинством препарата является его хорошая переносимость, что представляется крайне важным при ведении пациентов пожилого и старческого возраста.

Литература
1. Локшина А.Б., Захаров В.В. Диагностика и лечение легких и умеренных когнитивных расстройств при дисциркуляторной энцефалопатии. //Врач. –2007. –№4. –С.60–64
2. Парфенов В.А., Старчина Ю.А. Лечение танаканом неврологических расстройств у больных артериальной гипертензией. //Русск. мед. журн. –2005. –№22. –С.1462–1465
3. Яхно Н.Н., Дамулин И.В., Захаров В.В. и соавт. Применение танакана при начальных стадиях сосудистой мозговой недостаточности: результаты открытого многоцентрового исследования. //Неврол. журн. –1998. –Т.3, №6. –С.18–23.
4. Яхно Н.Н., Захаров В.В., Локшина А.Б. и соавт. Танакан (EGb 761) в терапии умеренных когнитивных нарушений (мультицентровое исследование). //Журн. неврол. и психиатр. –2006. –Т.106, №12. –С.41–46.
5. Ahlemeyer B., Krieglstein J. Pharmacological studies supporting the therapeutic use of Ginkgo biloba extract for Alzheimer’s disease. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S8–S14
6. Andrieu S., Gillette S., Amouyal K. et al. Association of Alzheimer’s disease onset with Ginkgo biloba and other symptomatic cognitive treatments in a population of women aged 75 years and older from EPIDOS study. //J. Gerontol. –2003. –Vol.58A. –P.372–377.
7. Bakker F.C., Klijn C.J.M., Jennekens–Schinkel A. et al. Cognitive impairment in patients with carotid artery occlusion and ipsilateral transient ischemic attacks. //J. Neurol. –2003. –Vol.250. –P.1340–1347.
8. Ballard C., Rowan E., Stephens S. et al. Prospective follow–up study between 3 and 15 months after stroke: Improvements and decline in cognitive function among dementia–free stroke survivors >75 years of age. //Stroke. –2003. –Vol.34. –P.2440–2444.
9. Belgeri M., Morley J.E. A step back in time: is there a place for older drugs in the treatment of dementia? //J. Gerontol. –2004. –Vol.59A. –P.1025–1028.
10. Blass J.P. The mitochondrial spiral: an adequate cause of dementia in the Alzheimer’s syndrome. //Ann. New York Acad. Sci. –2000. –Vol.924. –P.170–183.
11. Bourdel–Marchasson I., Delmas–Beauvieux M.–C., Peuchant E. et al. Antioxidant defenses and oxidative stress markers in erythrocytes and plasma from normally nourished elderly Alzheimer patients. //Age Ageing. –2001. –Vol.30. –P.235–241.
12. Bracco L., Gallato R., Grigoletto F. et al. Factors affecting course and survival in Alzheimer’s disease. //Arch. Neurol. –1994. –Vol.51. –P.1213–1219.
13. Butters M.A., Lopez O.L., Becker J.T. Focal temporal lobe dysfunction in probable Alzheimer’s disease predicts a slow rate of cognitive decline. //Neurology. –1996. –Vol.46. –P.687–692.
14. Cappa A., Calcagni M.L., Villa G. et al. Brain perfusion abnormalities in Alzheimer’s disease: comparison between patients with focal temporal lobe dysfunction and patients with diffuse cognitive impairment. //J. Neurol. Neurosurg. Psychiatr. –2001. –Vol.70. –P.22–27.
15. Chandrasekaran K., Mehrabian Z., Spinnewyn B. et al. Neuroprotective effects of bilobalide, a component of Ginkgo biloba extract (EGb761) in global brain ischemia and in exitotoxicity–induced neuronal death. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S89–S94.
16. Chatterjee S.S., Kondratskaya E.L., Krishtal O.A. Structure–activity studies with Ginkgo biloba extract constituents as receptor–gated chloride channel blockers and modulators. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S68–S77.
17. Cummings J.L. Clinical diagnosis of Alzheimer’s disease. /In: Alzheimer’s Disease. Treatment and Long–Term Management. Ed. by J.L.Cummings, B.L.Miller. –New York, Basel: Marcel Dekker, Inc., 1990. –P.3–19.
18. Dartigues J.–F., Carcaillon L., Helmer C. et al. Vasodilators and nootropics as predictors of dementia and mortality in the PAQUID cohort. //J. Am. Ger. Soc. –2007. –Vol.55. –P.395–399.
19. Davies J.A., Johns L., Jones F.A. Effects of bilobalide on cerebral amino acid neurotransmission. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S84–S88.
20. DeFeudis F.V. A brief history of EGb761 and its therapeutic uses. //Pharmacopsych. – 2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S2–S7.
21. Eckert A., Keil U., Kressmann S. et al. Effects of EGb761 Ginkgo biloba extract on mitochondrial function and oxidative stress. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S15–S23.
22. Frisoni G.B., Galluzzi S., Bresciani L. et al. Mild cognitive impairment with subcortical vascular features. Clinical characteristics and outcome. //J. Neurol. –2002. –Vol.249. –P.1423–1432.
23. Geroldi C., Ferrucci L., Bandinelli S. et al. Mild cognitive deterioration with subcortical features: Prevalence, clinical characteristics, and association with cardiovascular risk factors in community–dwelling older persons (The InCHIANTI Study). //J. Amer. Ger. Soc. –2003. –Vol.51. –P.1064–1071.
24. Hoerr R. Behavioural and psychological symptoms of dementia (BPSD): effects of EGb761. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S56–S61.
25. Hofferberth B. The efficacy of EGb 761 in patients with senile dementia of the Alzheimer type, a double–blind, placebo–controlled study on different levels of investigation. //Human Psychopharmacol. –1994. –Vol.9. –P.215–222.
26. Hoyer S. Memory function and brain glucose metabolism. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S62–S67.
27. Ihl R. The impact of drugs against dementia on cognition in aging and mild cognitive impairment. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S38–S43.
28. Klein J., Weichel O., Hilgert M. et al. Exitotoxic hippocampal membrane breakdown and its inhibition by bilobalide: role of chloride fluxes. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S78–S83.
29. Kohler S., Funk P., Kieser M. Influence of a 7–day treatment with Ginkgo biloba special extract on bleeding time and coagulation: a randomized, placebo–controlled, double–blind study in healthy volunteers. //Blood Coagul. Fibrinol. –2004. –Vol.15. –P.303–309.
30. Le Bars P.L., Velasco F.M., Ferguson J.M. et al. Influence of the severity of cognitive impairment on the effect of the Ginkgo biloba extract EGb 761 in Alzheimer’s disease. //Neuropsychobiol. –2002. –Vol.45. –P.19–26.
31. Le Bars P.L. Magnitude of effect and special approach to Ginkgo biloba extract EGb761 in cognitive disorders. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S44–S49.
32. Le Bars P.L. Response patterns of EGb761 in Alzheimer’s disease: influence of neuropsychological profiles. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S50–S55.
33. Le Bars P.L., Katz M.M., Berman N. et al. A placebo–controlled, double–blind, randomized trial of an extract Ginkgo biloba extract for dementia. //J.A.M.A. –1997. –Vol.278. –P.1327–1332.
34. Lleo A., Greenberg S.M., Growdon J.H. Current pharmacotherapy for Alzheimer’s disease. //Ann. Rev. Med. –2006. –Vol.57. –P.513–533.
35. Loew D. Stellenwert von Ginkgo biloba in der Behandlung der Alzheimer–Demnez. //Wien. Med. Wschr. –2002. –Bd.152. –S.418–422.
36. Lopez O.L., Becker J.T. Pattern of progression in Alzheimer’s disease. /In: Dementia and cognitive impairments. Eds.Vellas B. J. et al. Facts and research in gerontology. 1994 (Supplement). – P. 53–63.
37. Malecki E.A., Connor J.R. The case for iron chelation and/or antioxidant therapy in Alzheimer’s disease. //Drug Devel. Res. –2002. –Vol.56. –P.526–530.
38. Meyer J.S., Xu G., Thornby J. et al. Is mild cognitive impairment prodromal for vascular dementia like Alzheimer’s disease? //Stroke. –2002. –Vol.33. –P.1981–1985.
39. Moreira P.I., Siedlak S.L., Aliev G. et al. Oxidative stress mechanisms and potential therapeutics in Alzheimer disease. //J. Neural. Transm. –2005. –Vol.112. –P.921–932.
40. Muller W.E., Chatterjee S.S. Cognitive and other behavioral effects of EGb761 in animal models. //Pharmacopsych. –2003. –Vol.36, suppl.1. –P.S24–S31.
41. Oken B.S. Ginko biloba. /In: Evidence–based Dementia Practice. Ed. by N.Qizilbash et al. –Oxford: Blackwell Sciences, 2002. –P.518–523.
42. Pirmohamed M. Herbal medicines. //Postgrad. Med. J. –2003. –Vol.79. –P.489.
43. Ponto L.L.B., Schultz S.K. Ginkgo biloba extract: Review of CNS effects. //Ann. Clin. Psych. –2003. –Vol.15. –P.109–119.
44. Reddy P.H. Amyloid precursor protein–mediated free radicals and oxidative damage: Implications for the development and progression of Alzheimer’s disease. //J. Neurochem. –2006. –Vol.96. –P.1–13.
45. Stackman R.W., Eckenstein F., Frei B. et al. Prevention of age–related spatial memory deficits in a transgenic mouse model of Alzheimer’s disease by chronic Ginkgo biloba treatment. //Exp. Neurol. –2003. –Vol.184. –P.510–520.
46. Stephens S., Kenny R.A., Rowan E. et al. Association between mild vascular cognitive impairment and impaired activities of daily living in older stroke survivors without dementia. //J. Amer. Ger. Soc. –2005. –Vol.53, N.1. –P.103–107.
47. Vellas B., Dekosky S. Consensus on preventive trials on Alzheimer’s disease. /In: Research and Practice in Alzheimer’s Disease. Vol.10. –Paris: Serdi Publisher, 2005. –P.47–58.
48. Williams B., Watanabe C.M.H., Schultz P.G. et al. Age–related effects of Ginkgo biloba extract on synaptic plasticity and excitability. //Neurobiol. Aging. –2004. –Vol.25. –P.955–962.
49. Zimmermann M., Colciaghi F., Cattabeni F., Di Luca M. Ginkgo biloba extract: from molecular mechanisms to the treatment of Alzheimer’s disease. //Cell. Molec. Biol. –2002. –Vol.48. –P.613–623.
Ключевые слова статьи: 761, EGb, Применение, практике, Танакана®


       
Copyright “РМЖ (Русский Медицинский Журнал)” 2006-2014.
Зарегистрировано в Министерстве по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РФ ПИ № ФС77-41718.
Мнение редакции журнала и администрации сайта не всегда совпадает с мнениями авторов.
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации RMJ.ru
Другие ресурсы издательского дома "РМЖ":  Журнал для провизоров и фармацевтов "Да Сигна"
Актуальная тема | Акушерство | Аллергология | Анальгетики | Анестезиология | Антибиотики | Болевой синдром | Болезни дыхательных путей | Болезни органов пищеварения | Витамины | Гастроэнтерология | Гематология | Гериатрия | Гинекология | Дерматология | Иммунология | Инфекция | История медицины | Кардиология | Клиническая фармакология | Клинические исследования | Косметология | Косметология и пластическая хирургия | Наркология | Неврология | Неотложная терапия | Нефрология | Онкология | Оториноларингология | Офтальмология | Педиатрия | Психиатрия | Пульмонология | Ревматология | Стоматология | Терапия | Токсикология | Травматология | Урология | Фтизиатрия | Фундаментальная медицина | Хирургия | Эндокринология | Юбилейные поздравления | Медицинский форум | Синдром раздраженного кишечника | Дисбактериоз кишечника | Аллергия у детей | Гепатопротекторы | Кишечные инфекции | Хронический панкреатит | Остеохондроз поясничного отдела | Сахарный диабет | Запоры при беременности | Туберкулез | Инсульт | Фортранс | Эглонил | Кипферон | Псориаз, лечение | ОРВИ у детей | остеоартроз коленного сустава: причины развития, диагностика и профилактика | Витамины группы в | Сахарный диабет 2 типа | Псориаз лечение | Арбидол | Деменция | Крапивница у детей

Rambler's Top100 Яндекс цитирования