www.rmj.ru - Независимое издание для практикующих врачей
Главная    |    Подписка    |    Контакты    |    Форум    |    Карта номеров    |    Карта сайта    |    Условия использования
Независимое издание для практикующих врачей Независимое издание для практикующих врачей
Текущий номер
Номера 2014 года
Архив журналов по годам
Анонс новых номеров
Каталог статей
Подписка
Условия публикации
Контакты
О журнале
Выставки
Полезная информация
Опросы
Форум
Баннерная система
Мнения врачей
Вакансии
Видеоконференции
Завтрашний номер уже сегодня!




Современные аспекты диагностики и лечения синдрома болезненного мочевого пузыря/интерстициального цистита

1084
Зайцев А.В., Пушкарь Д.Ю., Корсунская И.Л., Ковылина М.В., Цыбуля О.А.

Природа интерстициального цистита (ИЦ) остается до конца неизвестной. Среди этиологических факторов рассматриваются аутоиммунные, аллергические, инфекционные, неврологические, сосудистые заболевания, а также инфильтрация стенки мочевого пузыря повышенным количеством тучных клеток, повреждение защитного слоя муцина и воздействие на стенку мочевого пузыря токсических субстанций, содержащихся в моче. Многообразие симптомов и различия в восприимчивости пациентов к лечению указывают на поли­этиологичность заболевания [1].
Название «интерстициальный цистит»; нередко фокусирует внимание исследователей лишь на мочевом пузыре, в то время как он может быть лишь местом сосредоточения действия различных этиологических факторов. Практика показывает, что окончательный диагноз «интерстициальный цистит»; устанавливается в среднем спустя 3–4 года от начала заболевания, при этом больные нередко обращаются к нескольким специалистам (гинеколог, уролог, невролог и др.). Строгим критериям ИЦ, разработанным NIDDK (1987,1988), соответствует меньшая часть обращающихся пациентов (по некоторым оценкам, это только 30–40% от общего их числа) [2].
Европейское Общество по изучению интерстици­ального цистита (ESSIC), созданное в 2003 году признанными специалистами в этой области, проводит работу по уточнению определения заболевания, исследованию его клинических проявлений, стандартизации методов объективных исследований, лабораторных тестов, уродинамических исследований, технике и классификации цистоскопических и гистологических исследований [3]. Результаты этой работы, безусловно, будут способствовать ранней диагностике заболевания и своевременному началу лечения у большего контингента нуждающихся больных, многие из которых являются глубокими инвалидами.
В настоящее время достигнут консенсус в том, что название синдром болезненного мочевого пузыря (Bladder Pain Syndrome) лучше соответствует нашим знаниям и современной номенклатуре болевых синдромов, чем «интерстициальный цистит»;. Паци­енты с типичными симптомами синдрома болезненного мочевого пузыря (СБМП), но нормальной цистоскопической и гистологической картиной исключаются из классификации заболевания, поскольку термин «интерстициальный цистит» обращает внимание только на мочевой пузырь и воспаление. Невозможность классифицировать этих пациентов может иметь негативные последствия для пациентов в терапевтическом, персональном, социальном и многих других аспектах. Интерстициаль­ный цистит, первоначально считавшийся заболеванием мочевого пузыря, в настоящее время подразумевает хронический болевой синдром. Пони­мание этого и привело к настоящей попытке пересмотреть название заболевания [4,5]. Отстаиваемая точка зрения ESSIC заключается в том, что существующая терминология препятствует прогрессу в этой области. В течение некоторого времени международные организации ведут большую работу по созданию логичной и удобной терминологии для состояний, сопровождающихся хроническими болями. В Рекомендациях по хронической тазовой боли 2007–2010 гг. Европейской ассоциацией урологов (EAU) [6] используется аксиальная структура классификации Международной Ассо­циации по изучению боли (IASP) [7]. Создана своеобразная системная классификация, в которой термин «синдром хронической тазовой боли» играет роль объединяющего («зонтичного») термина. Даль­нейшая идентификация основывалась на клинических данных, указывающих на первичный пораженный орган. Уроло­гические тазовые болевые синдромы разделены на синдром болезненного мочевого пузыря, уретральный синдром, синдром болезненного полового члена, синдром болезненной простаты и др. Более специфическая терминология основывается на идентификации, например, воспаления или инфекции. Целью этой системы классификации синдромов хронической тазовой боли является сведение воедино опыта множества групп специалистов. Влияние этой системы классификации синдромов хронической тазовой боли распространяется далеко за рамки «интерстициального цистита». Еще одной ее неотъ­емлемой чертой является то, что система классификации и знания о патофизиологических механизмах не противоречат друг другу.
В данном контексте термин болезненный мочевой пузырь был признан более удачным новым названием для интерстициального цистита, поскольку это название находится в одном ряду с названиями других тазовых болевых синдромов, не противоречит клиническим проявлениям данного синдрома и уровню знаний о его патофизиологии.
СБМП диагностируется на основании хронической (>6 мес. [8]) тазовой боли, давления или дискомфорта, связанных по ощущениям с мочевым пузырем в сочетании, по крайней мере, с одним из мочевых симптомов, таких как ургентное или учащенное мочеиспускание. Сходные заболевания, как причина имеющихся симптомов, должны быть исключены. Дальнейшая документация и классификация BPS предпринимаются в зависимости от результатов цистоскопии с гидробужированием и патоморфологического исследования биоптатов.
Характерным цистоскопическим признаком СБМП следует считать наличие гломеруляций 2–3 степени или Гуннеровского поражения (возможно, их сочетание) в мочевом пузыре. Гломеруляции представляют собой подслизистые петехиальные кровоизлияния, которые выявляются при цистоскопии с максимальным наполнением мочевого пузыря (гидробужированием). При 2 сте­пени тяжести поражения мочевого пузыря это большие субмукозные кровоизлияния (ecchymosis), а при 3 степени – диффузные, тотальные кровоизлияния в слизистую. Многие годы в урологии для описания изменений в мочевом пузыре, выявляемых при данном заболевании, использовался термин Гуннеровская язва. Вместе с тем Гуннеровская «язва» является, скорее, не хронической язвой, а особым воспалительным поражением, представляющим глубокий разрыв слизистой и подслизистого слоя, спровоцированных растяжением мочевого пузыря. Слово «язва» подразумевает, что она может быть видна при цистоскопии без гидробужирования. Поэтому термин Гуннеровская «язва» был заменен термином «Гуннеровское поражение». Принято следующее определение, предложенное проф. M. Fall: «Гунне­ровское поражение выглядит типично, как…, окрашенная в красный цвет зона слизистой с небольшими сосудами, сходящимися радиально к центральному рубцу, покрытому депозитами фибрина или сгустком, прикрепленным к этой зоне. Это место разрывается при увеличении наполнения мочевого пузыря, отмечается петехиальное просачивание крови из зоны поражения и краев слизистой, напоминающее водопад. После растяжения развивается довольно типичный, легкий буллезный отек с различной периферической протяженностью».
Изменения в биоптатах, признанные характерными морфологическими чертами СБМП – это воспалительные инфильтраты и/или грануляционная ткань, и/или детрузорный мастоцитоз, и/или интафасцикулярный фиброз. Детрузорный мастоцитоз определяется при патоморфологическом исследовании, как наличие тучных клеток в биоптате мочевого пузыря в количестве, превышающем 28 клеток/мм2.
Согласно предложениям ESSIC обозначение типа СБМП состоит из двух символов: символ 1,2 или 3 показывает данные, полученные при цистоскопии с гидробужированием мочевого пузыря, и символ А, В или С – данные биопсии. Символ Х указывает, что цистоскопия с гидробужированием мочевого пузыря (первый символ) или биопсия (второй символ) не выполнялись (табл. 1).
Вместе с тем ряд опубликованных недавно исследований свидетельствуют, что корреляция между морфологическими находками при биопсии мочевого пузыря, цистоскопической картиной и клиническими проявлениями заболевания существует не всегда [8–10]. Для опре¬деления корреляционных взаимоотношений между длительностью заболевания, эндоскопическими изменениями и морфологической картиной в урологической клинике МГМСУ было обследовано 80 женщин в возрасте от 23 до 68 лет. Все пациентки имели типичную для СБМП клиническую картину заболевания: отсутствие лабораторных признаков инфекции нижних мочевыводящих путей; сумму баллов по опроснику O’Leary–Sant >12; уровень тазовой боли по визуальной аналоговой шкале >7. Всем были выполнены цис¬тоскопия под общей анестезией, гидробужирование и биопсия мочевого пузыря из 4 точек – верхушка, дно, шейка моче¬вого пузыря и уретра. Ткань мочевого пузыря во всех случаях фиксировали в растворе формалина, проводили по специальным растворам, готовили серийные срезы. Все препараты окрашивали гема-токсилином и эозином, а также толуидиновым синим для выявления тучных клеток.
По результатам цистоскопии все пациентки были разделены на 4 группы: первая группа из 7 пациенток с незначительным сни¬жением анатомической емкости мочевого пузыря и без эндоскопических изменений уротелия; вторая группа – 34 пациентки со снижением анатомической емкости мочевого пузыря от 200 до 350 мл; третья группа – 22 пациентки с анатомической емкостью мочевого пузыря от 100 до 200 мл и четвертя группа – 17 пациенток со значительным снижением анато¬мической емкости мочевого пузыря (<100 мл).
Гуннеровские поражения мочевого пузыря при цистоскопии были выявлены у 20 (25%) пациенток во 2, 3 и 4 группах. При патоморфологическом исследовании биоптатов плоскоклеточная метаплазия эпителия отмечена в 9 (11,3%) случаев, отек собственной пластинки слизистой оболочки в 15 (18,8%) случаях и наличие гнезд Брунна у 22 (27,5%) больных. Лимфоидная инфильтрация собственной пластинки слизистой оболочки была скудной в 19 (23,8%), умеренной в 6 (7,5%) и выраженной в 18 (22,5%) случаях. Морфологические признаки фиброзно–склеротического процесса во всех слоях стен¬ки мочевого пузыря определялись в биоптатах у 17 (21,3%) пациенток, а гипертрофия мышечного слоя – у 39 (48,8%).
Анализ полученных данных выявил корреляцию между длительностью течения заболевания, цис­тоскопической картиной и результатами патоморфологического исследования. Цисто­ско­пи­ческие и морфологические изменения у пациентов этой группы показывают значительную вариабельность. При цистоскопической картине Гун­неровских поражений во всех случаях выявлялась вы¬раженная лимфогистиоцитарная инфиль­трация, иногда с явлениями метаплазии эпителия и отека собственной пластинки слизистой оболочки, а фиброзно–склеротические изменения в большинстве случаев затра¬гивали все слои стенки мочевого пузыря. Зави¬симости между наличием «гнезд Брунна» и степенью выраженности воспалительных и склеротических изменений не установлено, это соответствует мне¬нию других авторов о том, что «гнезда Брунна» могут являться частью нормальной морфологической кар¬тины.
Анализ полученных данных показал, что морфологическая картина была представлена разной степени выраженности клеточной инфильтрацией (преимущественно лимфоплазмоцитарной с примесью тучных кле¬ток), отеком подслизистого слоя и выраженными склеротическими изменениями стенки пузыря. Проведен­ное исследование обнаружило существенную корреляцию между поражением эпителия и наличием воспалительных инфильтратов. Выявлена также корреляция между поражением эпителия и мастоцитозом детрузора. Не получено подтверждения о взаимосвязи между наличием воспалительных инфильтратов и мастоцитоза. Кроме этого, цистоскопическая картина (наличие гломеруляций, Гуннеровских поражений, выраженность гематурии и емкость мочевого пузыря) не имела прямой корреляции с морфологическими изменениями в биоптатах. Примерно аналогичные данные при обследовании пациенток с СБМП были получены J.J. Wyndaele с соавт. (2010) в урологической клинике Университета г. Антверпен (Бель­гия).
Однако пока этиология СБМП остается неизвестной, лечение его является во многом эмпирическим. В лечении СБМП решающим фактором успеха яв­ляется разработка и проведение многоплановой терапии.
Основными принципами лечения в настоящее время являются: выбор лечебной тактики должен основываться, насколько это возможно, на плацебо–контролируемых исследованиях; лечение начинают с менее инвазивных методов; планирование лечения основывается на индивидуальных особенностях пациента; применение более инвазивных методик рассматривать только при отсутствии эффекта от преоральной фармакотерапии и внутрипузырного лечения; непроверенные методы лечения должны применяться в рамках клинических исследований; инвазивные оперативные методы должны применяться в последнюю очередь (за редким исключением) [11].
Лечение 1–й линии: консервативная терапия, образование пациентов, модификация диеты, ненаркотические анальгетики, релаксация тазового дна, адресное лечение боли.
Лечение 2–й линии: пероральная фармакотерапия, внутрипузырная терапия, физиотерапия, адресное лечение боли.
Лечение 3–й линии: цистоскопия под общей анестезией с гидробужированием мочевого пузыря, коагуляция Гуннеровских поражений, адресное лечение боли.
Лечение 4–й линии: экспериментальные виды лечения – нейромодуляция, подслизистые инъекции ботулинического токсина, фармакологическое лечение, адресное лечение боли. Суправезикальное отведение мочи с или без цистэктомии, увеличительная цистопластика.
Основные средства
фармакотерапии СБМП
• Пентозанполисульфат
• Антигистаминные препараты
• Антидепрессанты
• Антихолинергические препараты
• Ненаркотические анальгетики
• Наркотические анальгетики
• Габапентин
• Препараты других групп

КГюПДШю10ю07ю02
Пентозанполисульфат
(уровень доказательности 1,
степень рекомендованности D)
Пентозанполисульфат (PPS) остается краеугольным камнем в фармакотерапии СБМП/ИЦ у большинства пациентов в США, в странах Европы и России применение этого препарата ограничено. Вместе с тем точная природа действия PPS на мочевой пузырь окончательно не ясна, предположительно он может способствовать восстановлению разрушенного ГАГ слоя и препятствовать поступлению калия в интерстициальное пространство. Рекомендуемая доза препарата 100 мг, однако применяются и большие дозы PPS – 200 или 300 мг. Пациенты, получающие PPS, должны быть информированы о том, что максимальный положительный эффект может наступить через 6–9 месяцев лечения, хотя в некоторых случаях он отмечается в течение первых 4 недель. Воз­можные побочные эффекты (головная боль, желу­дочно–кишечные расстройства, выпадение волос) выражены, как правило, умеренно и не требуют отмены препарата.
Антигистаминные препараты
(уровень доказательности 1b,
степень рекомендованности D)
Многоплановая терапия СБМП нередко включает в себя применение антигистаминных препаратов. Гидро­ксизина гидрохлорид остается наиболее эффективным средством лечения дисфункции тучных клеток. По­скольку он обладает седативным действием, то обычно назначается на ночь в дозе от 25 до 75 мг, а у наиболее чувствительных пациентов доза препарата уменьшается до 10 мг. Весной и осенью, когда многие больные страдают от сезонной аллергии, дополнительно назначают 10–25 мг препарата каждые 6 часов. Имеются сообщения о добавлении к стандартной антигистаминной терапии Н2–блокаторов, однако результаты нельзя считать убедительными.
Антидепрессанты
(уровень доказательности 2,
степень рекомендованности B)
Больные СБМП часто отмечают улучшение состояния на фоне приема антидепрессантов, таких как амитриптилина гидрохлорид. Трициклические антидепрессанты обладают тремя различными механизмами фармакологического воздействия. К ним относятся: (а) центральное и периферическое антихолинергическое действие; (б) блокада активной транспортной системы в пресинаптических нервных окончаниях и (в) седативный эффект, преимущественно центрального механизма, однако нельзя исключить и возможное антигистаминное действие. Теоретически трициклические антидепрессанты способны вызывать преимущественно b–адренергическую стимуляцию, что приводит к улучшению накопительной функции мочевого пузыря за счет релаксации детрузора и снижению возбудимости гладкой мускулатуры. Седативный эффект препарата в ночное время также способствует улучшению состояния больных. Амитриптилин назначают в дозе от 25 до 100 мг на ночь с титрованием дозы до наступления определенного клинического эффекта. Если пациент принимает одновременно антигистаминный препарат, доза амитриптилина может быть уменьшена до 10 мг. В случаях, когда пациенты не переносят амитриптилин, им могут быть назначены альтернативные трициклические антидепрессанты: трозодон или доксепин. Антидепрессан­том, которого следует избегать, является имипрамин, поскольку его симпатомиметический эффект нередко обостряет течение болезни и расстройства мочеиспускания.
При наличии противопоказаний к назначению трициклических антидепрессантов с успехом используют ингибиторы захвата серотонина в синапсах (SSRI). Их применение особенно оправдано при наличии также фибромиалгии. К препаратам из группы SSRI относятся флуокситин, пароксетин, циталопрам и сертралин. К сожалению, отсутствуют плацебо–контролируемые исследования эффективности SSRI при СБМП.
Габапентин
У части больных СБМП боли и расстройства мочеиспускания сохраняются после применения перечисленных выше препаратов «первой линии». Это может быть результатом нарушения центральных механизмов регуляции функции мочевого пузыря и развития нейрогенного воспаления в спинном мозге. Лечение хронической тазовой боли включает в ряде случаев применение нового ненаркотического анальгетика габапентина. Препарат назначают дробно в дозе от 300 до 2400 мг в сутки, при этом необходимо тщательное титрование дозы, а также сбалансированный контроль за клиническим эффектом и побочным (седативным) действием.
Дополнительная фармакотерапия
В комплексной фармакотерапии СБМП применяются также различные анальгетики, антисептики и спазмолитики (например, феназоперидина гидрохлорид). Кроме этого, применяются препараты, ощелачивающие мочу, которые способны несколько уменьшить дискомфорт в мочевом пузыре при повышенных значениях рН. Поскольку при СБМП нередко наблюдается дисфункция мышц тазового дна, в комплексное лечение включают препараты из группы релаксантов скелетных мышц (диазепам, баклофен). В некоторых случаях наблюдается положительный эффект при применении a–адреноблокаторов.
Антагонисты цистенил лейкотриеновых
D4–рецепторов в лечении
интерстициального цистита
Тучные клетки выделяют при дегрануляции гистамин, простагландины, лейкотриены и другие вазоактивные субстанции, которые воздействуют на гладкую мускулатуру мочевого пузыря и сенсорные нервные окончания. Количество тучных клеток в стенке мочевого пузыря увеличено примерно у 30–50% больных СБМП, при этом как световая, так и электронная микроскопия выявляет высокий процент активированных (дегранулированных) клеток. На поверхности тучных клеток обнаружены эстрогенные рецепторы, поэтому усиление боли, императивных позывов и поллакиурии во время менструации у больных СБМП может быть результатом дегрануляции тучных клеток при изменении уровня половых гормонов. Лейкотриены являются мощными биологическими медиаторами, обра¬зующимися в результате метаболиз¬ма арахидоновой кислоты, которая содержится в фосфолипидных мемб¬ранах различных клеток (тучных, эозинофилов, эпителиальных и др.). Очевидно, что аналогичные процессы могут протекать и в стенке мочевого пузыря больных СБМП. В ряде исследований обнаружена повышенная экскреция с мочой лейкотриена Е4 у больных СБМП/ИЦ и мастоцитозом детрузора.
Лекарственные препараты, кото¬рые селективно воздействуют на лейкотриеновые патофизиологические механизмы, принято называть антилейкотриеновыми. На сегодняшний день для лечения бронхиальной астмы во многих стра¬нах уже зарегистрированы антагони¬сты цистенил–лейкотриенов – монтелукаст, пранлукаст и зафирлу¬каст. В настоящее время появился интерес к этим препаратам и при лечении СБМП.
Монтелукаст является вторым антагонистом лейкотриеновых рецепторов, разрешен¬ным к применению в России. Препарат обладает широким терапевтическим диапазоном (от 5 до 250 мг). Монтелукаст имеет быстрое начало действия: клинический эффект препарата про¬является уже после однократной принятой внутрь дозы. В клинически значимой дозе (10 мг/сут.) монтелукаст предотвращал развитие ранней и поздней фаз аллергических реак¬ций при использовании провоциру¬ющих тестов с аллергеном у боль¬ных с легкой персистирующей фор¬мой астмы.
Внутрипузырная фармакотерапия
В группе больных, устойчивых к фармакотерапии «первой линии», а также при наличии эндоскопических и патоморфологических признаков более выраженного воспаления в мочевом пузыре применяется внутрипузырное введение лекарственных препаратов. Внутри­пузырное лечение СБМП проводится как в виде монотерапии, так и комбинации из нескольких лекарственных средств.
Одним из основных препаратов служит диметилсульфоксид (ДМСО, RIMSO–50), обладающий способностью проникать через биологические мембраны, оказывающий противовоспалительное, анальгетическое, умеренно антисептическое и фибринолитическое действие. Кроме этого, ДМСО вызывает мышечную релаксацию, стимуляцию тучных клеток и растворение коллагена. Внутрипузырное введение 50–60 мл 50%–го раствора ДМСО (разбавленного 1%–м лидокаином) выполняется после анестезии уретры гелем. Препарат вводится на 15–30 минут, более длительный контакт его со стенкой мочевого пузыря вызывает у больных выраженный дискомфорт. В начале лечения 10–15% пациентов могут отмечать усиление симптомов заболевания, что обусловлено стимуляцией тучных клеток и секрецией ими гистамина, а также развитием транзиторного химического цистита. Курс лечения составляет обычно 4–8 инстилляций с интервалом в одну неделю. В случае недостаточной эффективности ДМСО в виде монотерапии к лечению могут быть добавлены стероиды (гидрокортизон 100 мг или триамцинолон 40 мг). Противо­воспалительное действие стероидов особенно заметно в группе больных, у которых при биопсии мочевого пузыря была выявлена микроскопическая картина эозинофильной инфильтрации (степень доказательности 2, уровень рекомендованности В).
Внутрипузырное введение гепарина в целях восстановления защитного слоя кислых мукополисахаридов применяется как в виде монотерапии, так и в сочетании с ДМСО. Гепарин в дозе 10 000 – 20 000 ЕД, разведенный в 10 мл стерильной воды, вводится три раза в неделю в течение 3 месяцев (степень доказательности 3, уровень рекомендованности С).
К новым и малоизученным средствам для внутрипузырного лечения СБМП относятся препараты гиалуроновой кислоты, хондроитинa сульфата (степень доказательности 4, уровень рекомендованности D).
Эндовезикальный ионофорез
Попытки улучшить результаты лечения больных с ИЦ и получить более стойкий положительный эффект были предприняты в клинике урологии МГМСУ, где и был разработан и внедрен метод эндовезикального ионофореза (эндовезикального введения лекарственных препаратов под действием электрического постоянного тока). Для осуществления метода применяются источник постоянного тока, специально разработанные катетеры и растворы. Источником постоянного тока низкого напряжения (60–80 В) является аппарат «Поток–1». Специальный катетер представляет собой силиконовую полую трубку небольшого диаметра, в просвет которой вмонтирован электрод. Второй электрод с противоположной полярностью является индифферентным и представлен двумя одноименными токонесущими электродами с гидрофильными прокладками, смоченными водой.
Для лечения используются следующие препараты, подходящие по своей фармакодинамической характеристике: гидрокортизон ацетат, гепарин, лидокаин, лидаза, диметилсульфоксид, новокаин, которые при диссоциации несут на себе различные заряды. Внутрипузырная терапия СБМП/ИЦ, на наш взгляд, является методом выбора или лечением «первой линии» у больных с сохраненной анатомической емкостью мочевого пузыря (>200, но <400 мл). В то же время этот метод может быть резервным в случаях неэффективности медикаментозного, перорального лечения у больных с начальными формами заболевания [12,13].
С учетом результатов патоморфологических исследований у больных СБМП, свидетельствующих о преобладании явлений фиброзно–склеротического процесса в стенке мочевого пузыря (особенно в случаях наличия Гуннеровских поражений) целесообразно также проведение противосклеротической терапии. Для лечения склеротического процесса в мочевом пузыре необходимо комплексное воздействие как на сформировавшуюся соединительную ткань, так и на имму­но–воспалительный процесс, вызывающий ее формирование. Клиника урологии МГМСУ располагает опытом применения с этой целью отечественного комплексного лекарственного препарата Лонгидаза (производитель ООО «НПО Петровакс Фарм»). Препарат представляет собой конъюгат гиалуронидазы с активированным производным N–оксидаполи–1,4–этилен­пиперазина, аналогом им­муно­модулятора полиоксидония. Наличие двух лекарственных форм этого препарата (для в/м введения и в виде ректальных свечей) дает широкие возвожности для его применения в комплексном лечении пациентов этой группы. Результаты проведенного сравнительного исследования показали положительное влияние Лонгидазы за счет регресса иммуно–воспалительного процесса и увеличения эластичности детрузора на такие показатели, как уровень боли, интервал между мочеиспусканиями и эффективный объем мочевого пузыря. Терапевтический эффект оказался стойким и сохранился на протяжении 6 месяцев у 83,3% больных [14–18].
В заключение следует подчеркнуть, что вероятная полиэтиологичность заболевания требует многоплановой терапии. По мере накопления клинического опыта необходима критическая оценка эффективности и безо­пасности существовавших ранее и появляющихся новых методов лечения СБМП. На конгрессе Амери­канской ассоциации урологов в 2010 г. представлена новая предварительная версия рекомендаций по лечению СБМП, подготовку публикации окончательной версии планируется завершить к концу этого года. Меди­ка­мен­тозное лечение, безусловно, имеет ряд преимуществ, однако эффективность медикаментозной терапии всецело зависит от совершенствования наших знаний об этиологии и патогенезе данного заболевания.

Таблица 1. Классификация типов синдрома болезненного мочевого пузыря на основании данных цистоскопии с гидробужированием и биопсии мочевого пузыря (ESSIC, 2008)

Литература
1. Wein A, Hanno P, Gillenwater J. Interstitial cystitis: an introduction to the problem. In: Interstitial cystitis. London: Springer–Verlag, 1990.
2. Gillenwater JY,WeinAJ. Summary of the National Institute of Arthritis,Diabetes, Digestive and Kidney DiseasesWorkshop on Interstitial Cystitis, National Institutes of Health, Bethesda, Maryland, August 28–29, 1987. J Urol 1988; 140:203–6.
3. Nordling J, Anjum FH, Bade JJ, et al. Primary evaluation of patients suspected of having interstitial cystitis (IC). Eur Urol 2004;45:662–9.
4. Hanno P, Keay S, Moldwin R, Van Ophoven A. International Consultation on IC – Rome, September 2004/Forging an International Consensus: progress in painful bladder syndrome/interstitial cystitis. Report and abstracts. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct 2005;16(Suppl 1):S2–34.
5. van de Merwe JP, Nordling J, Bouchelouche P, Bouchelouche K, Cervigni M, Daha LK, Elneil S, Fall M, Hohlbrugger G, Irwin P, Mortensen S, van Ophoven A, Osborne JL, Peeker R, Richter B, Riedl C, Sairanen J, Tinzl M, Wyndaele JJ. Diagnostic Criteria, Classification, and Nomenclature for Painful Bladder Syndrome/Interstitial Cystitis: An ESSIC Proposal. Eur Urol 2008;53:60–7. Epub 2007 Sep 20
6. Fall M., et al. EAU Guidelines on Chronic Pelvic Pain. Eur Urol 2009; doi:10.1016/
j.eururo.2009.08.020
7. Merskey H, Bogduk N. Classification of chronic pain, descriptions of chronic pain syndromes and definitions of pain terms. IASP Press; 2002
8. Пушкарь Д.Ю., Зайцев А.В., Гундорова Л.В., Ковылина М.В. Ретроспективный анализ морфологических исследований у больных интерстициальным циститом. Урология 2005; 4:53–56.
9. Zamecnik L, Hanus T, Pavlik I. Statistical analysis of symptoms, endoscopy and urothelial morphology in 58 female bladder pain syndrome/interstitial cystitis patients.
Urol Int 2009;83:193–9. Epub 2009 Sep 10. PMID: 19752616
10. Wyndaele JJ, Van Dyck J, Toussaint N. Cystoscopy and bladder biopsies in patients with bladder pain syndrome carried out following ESSIC guidelines. Scand J Urol Nephrol 2009 Aug 25:1–5.
11. Hanno P, Nordling J, van Ophoven A. Lin A., Ueda T., Nyberg L. A review of the 4th INTERNATIONAL CONSULTATION ON INCONTINENCE 5–8 July, 2008, Paris, France.
12. Пушкарь Д.Ю., Зайцев А.В., Корсунская И.Л. Эндовезикальный ионофорез в лечении больных, страдающих хроническим рецидивирующим циститом. Фарматека 2002;10:40–44.
13. Pushkar D., Zaitcev A., Korsunskaya I., Kosko J.Endovesical electromotive drug administration in females with PBS/IC. 5th Meeting of the Association of Academic European Urolgists (AAEU), Amsterdam 7–10 December 2006; p. 58–59
14. Зайцев А.В., Пушкарь Д.Ю. Лонгидаза в лечении больных интерстициальным циститом. Урология 2007; 5: 35–37.
15. Зайцев А.В., Пушкарь Д.Ю. Безопасность и эффективность инъекций лонгидазы в дозе 3000 МЕ больным, страдающим интерстициальным циститом. Иммунология 2006; 27 (2): 121–124.
16. Зайцев А.В., Пушкарь Д.Ю., Мацаев А.Б. Опыт применения лонгидазы у больных, страдающих интерстициальным циститом Сборник научных трудов V региональной научно–практической конференции урологов Сибири «Актуальные вопросы детской и взрослой урологии», Томск, 14–15.09.2006; с.98–100.
17. Зайцев А.В., Пушкарь Д.Ю. Новое в лечении интерстициального цистита Материалы V Всероссийской конференции «Расстройства мочеиспускания у женщин»– Москва, 22–23 мая 2006; с. 26–27.
18. Зайцев А.В., Пушкарь Д.Ю., Мацаев А.Б. Эффективность лонгидазы для инъекций 3000 МЕ в комплексном лечении хронического цистита у женщин XII Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». – Тезисы докладов, с. 664.
Ключевые слова статьи: мочевого, лечения, цистита, болезненного, синдрома


       
Copyright “РМЖ (Русский Медицинский Журнал)” 2006-2014.
Зарегистрировано в Министерстве по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РФ ПИ № ФС77-41718.
Мнение редакции журнала и администрации сайта не всегда совпадает с мнениями авторов.
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации RMJ.ru
Другие ресурсы издательского дома "РМЖ":  Журнал для провизоров и фармацевтов "Да Сигна"
Актуальная тема | Акушерство | Аллергология | Анальгетики | Анестезиология | Антибиотики | Болевой синдром | Болезни дыхательных путей | Болезни органов пищеварения | Витамины | Гастроэнтерология | Гематология | Гериатрия | Гинекология | Дерматология | Иммунология | Инфекция | История медицины | Кардиология | Клиническая фармакология | Клинические исследования | Косметология | Косметология и пластическая хирургия | Наркология | Неврология | Неотложная терапия | Нефрология | Онкология | Оториноларингология | Офтальмология | Педиатрия | Психиатрия | Пульмонология | Ревматология | Стоматология | Терапия | Токсикология | Травматология | Урология | Фтизиатрия | Фундаментальная медицина | Хирургия | Эндокринология | Юбилейные поздравления | Медицинский форум | Синдром раздраженного кишечника | Дисбактериоз кишечника | Аллергия у детей | Гепатопротекторы | Кишечные инфекции | Хронический панкреатит | Остеохондроз поясничного отдела | Сахарный диабет | Запоры при беременности | Туберкулез | Инсульт | Фортранс | Эглонил | Кипферон | Псориаз, лечение | ОРВИ у детей | остеоартроз коленного сустава: причины развития, диагностика и профилактика | Витамины группы в | Сахарный диабет 2 типа | Псориаз лечение | Арбидол | Деменция | Крапивница у детей

Rambler's Top100 Яндекс цитирования