Клинический и молекулярно-генетический спектр врожденного дефицита рецептора лептина

Читайте в новом номере

Новости

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

29.01.2007

Ожирение само по себе является широко распространенной проблемой. Это нарушение возникает вследствие разрушения лептин-меланокортиновых сигнальных путей в гипоталамусе. В исслeдовании GOOS (Genetic of Obesity Study) изучaли ген рецептора лептина у 300 пациентов с гиперфагией и тяжелым рано начавшимся ожирением.

В одной семье был описан случай ожирения вследствие мутации в гене рецептора лептина (LEPR), но преобладание таких мутаций при тяжелом рано возникшем ожирении не было систематически подтверждено.
В исслeдовании GOOS (Genetic of Obesity Study) изучaли ген рецептора лептина у 300 пациентов с гиперфагией и тяжелым рано начавшимся ожирением, включая 90 пробандов из кровнородственных семей, и исследовали некоторые мутации, ассоциированные с ожирением и нарушением функции рецептора. Авторы оценили метаболическую, эндокринную и иммунную функцию у пробандов, которые изменяются сходным образом.
Из 300 пациентов, 8 имели нонсенс-мутацию или миссенс-мутацию LEPR – 7 были гомозиготны и 1 был гетерозиготен. Все миссенс-мутации вызывали нарушение работы рецепторов лептина. Характерными признаками врожденного дефицита рецептора лептина являются гиперфагия, тяжелое ожирение, нарушения в системе иммунитета и полового развития вплоть до гипогонадотропного гипогонадизма. Уровни лептина сыворотки были в пределах прогнозируемых значений, что соответствовало повышенной жировой массе у этих пациентов.
Преобладание мутаций гена рецептора лептина в когорте пациентов с тяжелым рано возникшим ожирением составило 3%. Уровни циркулирующего лептина не были диспропорционально повышены, вследствие чего лептин не может быть использован как маркер дефицита рецептора лептина. Однако врожденный дефицит рецептора лептина следует включать в дифференциальную диагностику у каждого ребенка с гиперфагией и тяжелым ожирением при отсутствии развивающегося ухудшения или случаев дисморфизма.


«The New England Journal of Medicine»
January 2007 Vol. 356, N.3


Поделитесь новостью в социальных сетях

Предыдущая новость Следующая новость
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak