Исследование токсических и аллергенных свойств мелиттина, полученного из отечественного пчелиного яда

Импакт фактор - 0,651*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Антиплагиат
Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 14.12.2020 стр. 50-55
Рубрика: Аллергология

Цель исследования: изучить токсическую и аллергенную активность мелиттина — основного компонента яда пчел, составляющего 35–50% общей массы сухого яда, с применением различных методов диагностики.

Материал и методы: в работе использован мелиттин из пчелиного яда фирмы Sigma (США) и мелиттин, полученный из отечественного яда пчелиного сырца (ЯПС). Токсическую и аллергенную активность исследуемого пептида изучали на модели различных экспериментальных животных, с разной степенью чувствительности. Изучение уровня специфических IgE осуществляли методом иммуноферментного анализа. С целью изучения сенсибилизирующих свойств мелиттина применен метод активной кожной анафилаксии.

Результаты исследования: показано, что по токсическому эффекту отечественный мелиттин из ЯПС не уступает мелиттину зарубежного производителя. Найдена модель экспериментальных животных, наиболее чувствительных к токсическим свойствам мелиттина. Отмечено совпадение дозозависимого эффекта по острой токсичности. При применении наименее токсических доз мелиттина (0,1 LD50) изучены аллергизирующие свойства исследуемого пептида.

Заключение: наличие у мелиттина выраженных токсических свойств и слабых аллергенных свойств свидетельствует о нецелесообразности его использования в составе противоаллергических препаратов.

Ключевые слова: инсектная аллергия, пчела медоносная, Apis mellifera, пчелиный яд, мелиттин, токсические свойства, аллергенные свойства.


Для цитирования: Федоскова Т.Г., Мартынов А.И., Пампура А.Н. и др. Исследование токсических и аллергенных свойств мелиттина, полученного из отечественного пчелиного яда. РМЖ. 2020;12:50-55.

Study of the toxic and allergenic properties of melittin obtained from honey bee venom

T.G. Fedoskova1, A.I. Martynov1, A.N. Pampura2, O.V. Mislavsky1, D.V. Shabanov1, S.R. Mashtakova1, E.D. Golovkina1

1State Research Center "Institute of Immunology" of the Federal Medical and Biological Agency, Moscow

2Veltischev Research and Clinical Institute for Pediatrics of the Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

Aim: to study the toxic and allergenic activity of melittin, the main component of bee venom, which makes up 35–50% of the venom total dry weight, using various diagnostic methods.

Patients and Methods: we used melittin from the bee venom of the company Sigma (USA) and melittin obtained from domestic raw bee venom (RBV). The toxic and allergenic activity of the studied peptide was studied on the model of various laboratory animals with different degrees of sensitivity. Specific IgE level was studied by the method of enzyme Immunoassay. The method of active cutaneous anaphylaxis was applied in order to study the melittin sensitizing properties.

Results: it was shown that the toxic effect of domestic melittin from RBV was not inferior to the foreign melittin. Laboratory animal model most sensitive to the melittin  toxic properties was found. The coincidence of the dose-dependent effect for acute toxicity was noted. The allergenic properties of the studied peptide were studied when administrating the least toxic doses of melittin (0.1 LD50).

Conclusion: the presence of pronounced toxic properties and weak allergenic properties of melittin indicate that it is not advisable to use melittin as part of antihistamines.

Keywords: insect sting allergy, honey bee, Apis mellifera, bee venom, melittin, toxic properties, allergenic properties.

For citation: Fedoskova T.G., Martynov A.I., Pampura A.N. et al. Study of the toxic and allergenic properties of melittin obtained from honey bee venom. RMJ. 2020;12:50–55.

Введение

Инсектная аллергия (ИА) представляет собой иммуноопосредованные реакции, возникающие при ужалениях, укусах насекомыми, при соприкосновении с ними, вдыхании частиц тел насекомых и/или продуктов их жизнедеятельности. Аллергические реакции на ужаление пчелой, осой, шершнем — насекомыми, относящимися к отряду перепончатокрылых (Hymenoptera), характеризуются тяжестью симптомов, бурным течением и возможностью летального исхода [1].

Распространенность ИА к яду перепончатокрылых в России составляет 0,4–8% [2]. Среди взрослого населения Европы сенсибилизацию к жалящим насекомым (ЖН) выявляют в 9,2–28,7% случаев, а статистическое наблюдение системных реакций колеблется от 0,3% до 7,5% [3, 4]. В России системные реакции к яду ЖН отмечены у 5,3% обследованных пациентов [5]. Смертность от анафилактических реакций на яд ЖН составляет 0,03–0,48% на 1 млн населения ежегодно [6].

Согласно данным WHO/IUIS субкомитета по номенклатуре аллергенов в составе яда медоносных пчел вида Apis mellifera содержится 12 аллергенов: Api m1 — фосфолипаза А2, Api m2 — гиалуронидаза, Api m3 — кислая фосфатаза, Api m4 — мелиттин, Api m5 — дипептидилпептидаза IV (аллерген С), Api m6 — ингибитор протеазы, Api m7 — протеаза, Api m8 — карбоксилэстераза, Api m9 — карбок­сипептидаза, Api m10 — икарапин (богатый углеводами протеин), Api m11.0101, Api m11.0201 — главные протеины молочка для питания матки (маточного молочка) 8 и 9, Api m 12 — вителлогенин [6]. Известно, что наивысшую аллергенную активность проявляют фосфолипаза А2 (Api m1), гиалуронидаза (Api m2), кислая фосфатаза (Api m3). Аллергенную активность проявляет и мелиттин (Api m4) [1], который является основным компонентом яда пчелиного (ЯП). Это щелочной пептид, состоящий из 26 аминокислот (молекулярная масса 2840 Да) [7–10], составляет 35–50% общей массы сухого яда. Мелиттин образует в растворе нити, которые могут создать впечатление о большей молекулярной массе. Он способен находиться в растворе в равновесном состоянии в виде мономера или агрегата (димер-тетрамер) [8, 11]. Особенность строения мелиттина определяет не только его поверхностную активность как детергента, но и исключительную мембранную токсичность на клеточном и субклеточном уровнях. Повреждение мембран клеток происходит, главным образом, посредством увеличения проницаемости. Это приводит к усиленному выходу ионов калия и в последующем — к цитолизу. Токсическое действие мелиттина усиливается при взаимодействии с органеллами клеток, что вызывает высвобождение ферментов из лизосом или медиаторов (гистамин, брадикинин) из гранул тучных клеток, базофилов крови [12] и тромбоцитов. Мелиттин реагирует также и со связанными с мембранами ферментными системами. Например, он повреждает катион-активированную аденозинтрифосфатазу и ацетил-холинэстеразу и прерывает окислительное фосфорилирование в митохондриях [13]. Эти эффекты свидетельствуют о высокой токсичности
мелиттина.

Во множестве зарубежных исследований сообщалось, что мелиттин может индуцировать апоптоз и проявлять антипролиферативные свойства. Мелиттин мог бы стать идеальным средством против рака, однако его применение ограничено литическими свойствами [14].

Мелиттин обладает потенциалом для использования в адъювантной иммунотерапии. Ответ иммунной системы на различные раздражители зависит от секреции различных метаболитов из макрофагов. Одним из мощных стимулов является липополисахарид (ЛПС) — компонент, выделенный из грамотрицательных бактерий, который индуцирует секрецию провоспалительных цитокинов в культурах клеток макрофагов. Эта секреция усиливается, когда ЛПС сочетается с мелиттином. Способность мелиттина повышать высвобождение фактора некроза опухоли α, интерлейкинов (ИЛ-1β, -6, -10), цитокинов из макрофагов была исследована на клеточной линии ТНР-1. Реакции на мелиттин и ЛПС, применяемые отдельно или в комбинации, характеризовались метаболическим профилированием, а результаты метаболизма использовались для оценки потенциала мелиттина в качестве иммунной адъювантной терапии. Добавление мелиттина усиливало выделение воспалительных цитокинов, индуцированных ЛПС. Уровни полярных и неполярных метаболитов были значительно изменены (p<0,05) после активации клеток комбинацией ЛПС и мелиттина по сравнению с необработанными контрольными клетками. В целом результаты этого исследования показали, что мелиттин может иметь потенциальное применение в качестве адъюванта вакцины [15].

Неоднократно были предприняты попытки создания лекарственных форм аллергенов для лечения ИА у больных с аллергией к яду пчел. В патенте RU 2279888 С1 [16] указана следующая информация: аллергоид для аллерген-специфической иммунотерапии больных с аллергическими реакциями на ужаления пчелами, характеризующийся тем, что он содержит аллергенные фракции с молекулярной массой 3–12, 16–31, 38–46, а также 20 и 60 кДа и полученный путем полимеризации суммарно аллергенной фракции формальдегидом и стабилизации NaBH4. Данный патент предусматривает использование мелиттина (3 кДа) в противоаллергическом препарате. В другом патенте, RU 2010 130 532 A [17], указано, что созданный препарат был получен путем диализа нативного пчелиного яда с использованием мембраны с границей пропускания 10 кДа. Первичные аминогруппы белковых частей мелиттин-истощенного пчелиного яда подвергали карбамилированию или тиокарбамилированию либо образованию групп гуанидинового типа для получения мономерного аллергоида. Данный патент в отличие от предыдущего патента не предусматривал использование мелиттина в противоаллергическом препарате.

Таким образом, существует необходимость в проведении исследований, позволяющих подтвердить или опровергнуть возможность использования мелиттина в противоаллергических препаратах.

Как правило, для работы используют мелиттин из пчелиного яда фирмы Sigma (США), отличающегося высокой стоимостью. Интерес представляет изучение токсических и аллергенных свойств мелиттина из отечественного яда пчелиного сырца (ЯПС).

Цель настоящей работы — изучение токсических и аллергенных свойств мелиттина пчелиного яда отечественного производителя.

Материал и методы

Работа выполнена на базе лаборатории молекулярных механизмов аллергии ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России.

Исследуемые вещества: мелиттин из пчелиного яда фирмы Sigma (США) — белый порошок без запаха, а также мелиттин, полученный из ЯПС ООО «Апис», — белый порошок без запаха. Контрольное вещество — фосфатно-солевой буферный раствор, рН от 7,2 до 7,4, фирмы Sigma.

Для изучения токсических свойств мелиттина использованы лабораторные животные (самцы, каждый вид — по 90 голов): беспородные мыши массой 20–22 г, мыши линии Balb/c массой 20–22 г, крысы линии Wistar массой 180–200 г, морские свинки массой 250–300 г.

Дизайн исследования токсических свойств мелиттина при однократном внутрибрюшинном (в/б) введении лабораторным животным представлен в таблицах 1, 2. Количество животных на каждую дозу мелиттина составляло 10 голов [18]. При определении токсичности учитывался показатель опасности ядовитых и умеренно-токсичных веществ, а именно LD50 — средняя доза вещества, вызывающая гибель половины животных исследуемой группы.

Таблица 1. Определение доз LD50 мелиттина на различных видах лабораторных животных

Таблица 2. Дизайн исследования токсических свойств мелиттина при многократном в/б введении лабораторным животным

Аллергенные свойства мелиттина изучались с применением исследуемого пептида, полученного из ЯПС ООО «Апис». В качестве контроля использовались: адъювант гидроксид алюминия (Sigma, США), в качестве сравнения — очищенный ЯПС ООО «Апис» (Россия), белый кристаллический порошок без запаха [43].

Лабораторные животные: мыши самцы линии Balb/c массой 20–22 г (90 голов), морские свинки самцы массой 250–300 г (90 голов).

Дизайн исследования аллергенных свойств мелиттина при 3-кратном введении исследуемого вещества лабораторным животным представлен в таблице 3.

Таблица 3. Дизайн исследования групп мышей линии Balb/с для определения специфических IgE и морских свинок для проведения реакции активной кожной анафилаксии, сенсибилизированных мелиттином и очищенным ЯП

Статистический анализ данных проводился с использованием программы Statistica (version 8.0, StaSoft Inc., США). Все данные были выражены как среднее значение ± ошибка среднего. Статистическая значимость была оценена при помощи t-критерия Стьюдента, различия считались значимыми при p≤0,05.

Результаты исследования

Изучение токсических свойств мелиттина

Проведено исследование токсических свойств мелиттина при однократном в/б введении беспородным мышам самцам и мышам самцам линии Balb/c. LD50 для беспородных мышей составила 13 мг/кг, для мышей линии Balb/c — 9 мг/кг при введении как мелиттина зарубежного производства, так и мелиттина из ЯПС. Полученные данные демонстрируют тождественность токсического эффекта мелиттина отечественного и зарубежного производства. Поэтому дальнейшие исследования токсических свойств мелиттина проводили, не используя дорогостоящий мелиттин производства США.

При проведении исследования токсических свойств мелиттина из ЯПС ООО «Апис» при однократном в/б введении крысам линии Wistar и морским свинкам отмечено, что LD50 составила 18 мг/кг и 3 мг/кг соответственно.

Также было проведено исследование токсических свойств мелиттина из ЯПС при многократном в/б введении беспородным мышам в следующих дозах: 1,3 мг/кг (0,1 LD50) и 3,25 мг/кг (0,25 LD50), по 10 мышей на каждую дозу, и мышам линии Balb/c 0,9 мг/кг (0,1 LD50) и 2,25 мг/кг (0,25 LD50), по 10 мышей на каждую дозу. Продолжительность введения составила 20 дней с последующим 20-дневным периодом наблюдения.

Во время курса введения мелиттина и восстановительного периода проводили определение массы животных на 0, 10, 20, 30, 40-й день. Масса тела (г) мышей в контрольной группе (группа 1): до введения растворителя — 21,4±1,6; 10-й день курса введения — 23,6±1,8; 20-й день курса введения — 25,8±1,5; 30-й день после курса введения — 27,2±1,4; 40-й день после курса введения — 29,5±1,7. Масса тела (г) мышей в экспериментальной группе (группа 2): до введения мелиттина в дозе 1,3 мг/кг — 21,2±1,5; 10-й день курса введения — 23,3±1,1; 20-й день курса введения — 24,5±1,6; 30-й день после курса введения — 25,8±1,3; 40-й день после курса введения — 26,9±1,5. Масса тела (г) мышей в экспериментальной группе (группа 3): до введения мелиттина в дозе 3,25 мг/кг — 20,6±1,7; 10-й день курса введения — 21,9±1,2; 20-й день курса введения — 21,8±1,5; 30-й день после курса введения — 23,7±1,3; 40-й день после курса введения — 24,8±1,4.

Результатами дальнейшего исследования было определение массы тела у мышей линии Balb/c в период курса введения мелиттина и в восстановительном периоде. Масса тела (г) мышей в контрольной группе (группа 4): до введения растворителя — 21,3±1,4; 10-й день курса введения — 23,4±1,7; 20-й день курса введения — 25,2±1,5; 30-й день после курса введения — 27,1±1,3; 40-й день после курса введения — 29,3±1,6. Масса тела (г) мышей в экспериментальной группе (группа 5): до введения мелиттина в дозе 0,9 мг/кг — 20,8±1,3; 10-й день курса введения — 23,1±1,5; 20-й день курса введения — 24,7±1,6; 30-й день после курса введения — 25,6±1,7; 40-й день после курса введения — 26,7±1,4. Масса тела (г) мышей в экспериментальной группе (группа 6): до введения мелиттина в дозе 2,25 мг/кг — 21,5±1,2; 10-й день курса введения — 22,7±1,8; 20-й день курса введения — 21,4±1,3; 30-й день после курса введения — 22,6±1,3; 40-й день после курса введения — 23,5±1,1. Полученные результаты представлены на рисунке 1.

Рис. 1. Масса тела беспородных мышей (А) и мышей линии Balb/c (В) в

Проведено также исследование токсических свойств мелиттина при многократном в/б введении крысам линии Wistar в следующих дозах: 1,8 мг/кг (0,1 LD50) и 4,5 мг/кг (0,25 LD50), по 10 крыс на каждую дозу, и морским свинкам в следующих дозах: 0,3 мг/кг (0,1 LD50) и 0,75 мг/кг (0,25 LD50), по 10 морских свинок на каждую дозу. Продолжительность введения также составила 20 дней с последующим 20-дневным периодом наблюдения. Определение массы животных осуществлялось на 0, 10, 20, 30, 40-й день эксперимента. Масса тела (г) крыс в контрольной группе (группа 7): до введения растворителя — 192,5±7,6; 10-й день курса введения — 205,2±9,2; 20-й день курса введения — 219,8±9,7; 30-й день после курса введения — 232,8±10,6; 40-й день после курса введения — 246,2±11,3. Масса тела (г) крыс в экспериментальной группе (группа 8): до введения мелиттина в дозе 1,8 мг/кг —195,7±8,4; 10-й день курса введения — 207,1±7,9; 20-й день курса введения — 217,6±8,9; 30-й день после курса введения — 229,4±10,3; 40-й день после курса введения — 242,3±10,7. Масса тела (г) крыс в экспериментальной группе (группа 9): до введения мелиттина в дозе 4,5 мг/кг — 193,4± 8,3; 10-й день курса введения — 202,8±7,5; 20-й день курса введения — 211,5±8,6; 30-й день после курса введения — 223,9±9,4; 40-й день после курса введения — 235,6±10,3.

Масса тела (г) морских свинок в контрольной группе (группа 10): до введения растворителя — 273,4±10,2; 10-й день курса введения — 287,5±11,6; 20-й день курса введения — 302,7±10,8; 30-й день после курса введения — 317,4±11,9; 40-й день после курса введения — 329,8±12,3. Масса тела (г) морских свинок в экспериментальной группе (группа 11): до введения мелиттина в дозе 0,3 мг/кг — 276,3±10,7; 10-й день курса введения — 284,8±11,2; 20-й день курса введения — 294,5±11,2; 30-й день после курса введения — 305,3±11,7; 40-й день после курса введения — 315,6±12,6. Масса тела (г) морских свинок в экспериментальной группе (группа 12): до введения мелиттина в дозе 0,75 мг/кг — 269,8±10,5; 10-й день курса введения — 282,1±10,3; 20-й день курса введения — 288,1±11,2; 30-й день после курса введения — 295,5±11,6; 40-й день после курса введения — 305,4±11,4. Полученные результаты представлены на рисунке 2.

Рис. 2. Масса тела крыс (А) и морских свинок (В) в период курса введения и в восстановительном периоде

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют, что наиболее стойкими к действию мелиттина являются крысы — доза LD50 мелиттина составила 18 мг/кг, а наиболее чувствительными — мыши линии Balb/c — 9 мг/кг и морские свинки — 3 мг/кг. Отмечено также, что динамика увеличения массы тела в восстановительном периоде (21–40-й дни опыта) у крыс идет с бо′льшим приростом массы, чем у морских свинок, а также то, что мелиттин в дозе 0,25 LD50 оказывает в 2 раза большее токсическое действие, чем в дозе 0,1 LD50.

Таким образом, найдена модель экспериментальных животных, наиболее чувствительных к токсическим свойствам мелиттина, а показанная в работе тождественность токсической активности мелиттина из ЯПС и яда зарубежного производства позволила в дальнейшей работе по изучению аллергенных свойств мелиттина использовать изучаемый пептид из ЯП отечественного производителя.

Изучение аллергенных свойств мелиттина

Определение специфических IgE (sIgE) в сыворотке крови животных после сенсибилизации мелиттином и очищенным ЯП. Проведено исследование аллергенных свойств мелиттина из ЯП при 3-кратном в/б введении мышам линии Balb/с с адъювантом (гидроксидом алюминия) в дозе 0,9 мг/кг на 1 животное и очищенного ЯП с адъювантом в дозе 1,8 мг/кг на 1 животное, 3-кратно с интервалом 7 дней. На 21-й день от начала сенсибилизации проводили методом иммуноферментного анализа определение уровней sIgE в сыворотке крови животных с использованием набора Mouse IgE ELISA Set (Becton Dickinson, США) по уровню оптической плотности (optical density — OD): уровень sIgE к мелиттину у мышей, сенсибилизированных мелиттином, составил 0,118±0,016 OD; уровень sIgE к мелиттину у мышей, сенсибилизированных ЯП, — 0,146±0,014 OD (р<0,05); уровень sIgE к ЯП у мышей, сенсибилизированных ЯП, — 0,963±0,047 OD.
Результаты представлены на рисунке 3. Уровень sIgE к мелиттину был незначительно выше у мышей после сенсибилизации ЯП в сравнении с уровнем sIgE у мышей, сенсибилизированных одним мелиттином. Для сравнения проведенной сенсибилизации к ЯП определяли уровень sIgE к очищенному ЯП.

Рис. 3. Результаты определения sIgE в сыворотке крови животных после сенсибилизации мелиттином и очищенным ЯП

Проведено исследование аллергенных свойств мелиттина при в/б введении морским свинкам с адъювантом (гидроксидом алюминия) в дозе 0,3 мг/кг на 1 животное и очищенного ЯП с адъювантом в дозе 0,6 мг/кг на 1 животное, 3-кратно с интервалом 7 дней. На 21-й день от начала сенсибилизации проводили постановку реакции активной кожной анафилаксии (АКА). Результаты исследования по определению уровней гомоцитотропных специфических антител, определяемых по вычислению среднего диаметра окрашенных красителем синим Эванса пятен (см × см) после в/к введения различных доз мелиттина, представлены в таблице 4.

Таблица 4. Результаты постановки реакции АКА на морских свинках после сенсибилизации мелиттином и очищенным ЯП

Значения средних диаметров окрашенных пятен у морских свинок, сенсибилизированных мелиттином, после в/к введения мелиттина были незначительно меньше, чем у морских свинок, сенсибилизированных ЯП, после разрешения реакции АКА мелиттином.

Проведено также исследование сыворотки крови 16 пациентов с аллергией к ЯП по определению уровней sIgE к ЯП и мелиттину, определяемых по оптической плотности, с использованием набора фирмы Dr. Fooke (Германия). Получены следующие результаты: у 5 пациентов уровень sIgE к ЯП составил 0,765±0,058 OD (3 класс), уровень sIgE к мелиттину — 0,169±0,037 OD (1 класс), уровни sIgE к ПЯ и мелиттину в сыворотке крови 11 пациентов составили 0,236±0,043 OD (2 класс) и 0,078±0,026 OD (0 класс) соответственно. Результаты представлены на рисунке 4.

Рис. 4. Уровни sIgE к ЯП и мелиттину в сыворотке крови пациентов с аллергией к ЯП

Проведенные исследования свидетельствуют о слабых аллергенных свойствах мелиттина по сравнению с ЯП.

Заключение

Таким образом, изученные показатели динамики увеличения массы тела различных животных в восстановительном периоде при воздействии различных доз мелиттина, выраженное токсическое воздействие 0,25 LD50 в сравнении с дозой 0,1 LD50, а также низкий уровень содержания специфических IgE в крови животных, сенсибилизированных мелиттином, в сравнении с уровнем исследуемых антител при сенсибилизации ЯП, небольшие значения средних диаметров окрашенных пятен у морских свинок, сенсибилизированных мелиттином, после в/к введения указанного белка, наличие низкого уровня специфических IgE в крови пациентов с инсектной аллергией к яду пчел свидетельствуют о наличии у мелиттина выраженных токсических свойств, но слабых аллергенных, что указывает на нецелесообразность использования исследуемого пептида в составе противоаллергических препаратов. Наличие доказанного токсического эффекта мелиттина позволяет сделать вывод о целесообразности применения исследуемого белка с выраженными цитотоксическими свойствами в составе препаратов для лечения онкопатологии, заболеваний опорно-двигательного аппарата, а также препаратов с антибактериальной направленностью.


Литература
1. Гущин И.С., Читаева В.Г. Аллергия к насекомым М.: Фармарус Принт; 2003. [Gushchin I.S., Chitaeva V.G. Insect Allergy. M.: Farmarus Print; 2003 (in Russ.)].
2. Швец С.М. Аллергические реакции на яд жалящих насекомых. Российский аллергологический журнал. 2004;3:9–18. [Shvets S.M. Allergic reactions to the poison of stinging insects. Russian Allergological Journal. 2004;3:9–18 (in Russ.)].
3. Antonicelli L., Bilo M.B., Bonifazi F. Epidemiology of hyme-noptera allergy. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2002;2:341–346.
4. Bilo M.B., Bonifazi F. Epidemiology of insect-venom anaphylaxis. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2008;8:330–337.
5. Шабанов Д.В., Мартынов А.И., Федоскова Т.Г. и др. Проблема аллергии к жалящим насекомым в условиях мегаполиса: распространенность, патогенетическое лечение. Сборник материалов IX Международного симпозиума «Экология человека и медико-биологическая безопасность населения». Франтишковы Лазне, 25 октября — 1 ноября 2014 г. [Shabanov D.V., Martynov A.I., Fedoskova T.G. et al. The problem of allergy to stinging insects in a megacity: Prevalence, Pathogenetic treatment. Proceedings of the IXth International Symposium "Human Ecology and Medical and Biological Safety of the Population". Františkovy Lázně, October 25 — November 1, 2014 (in Russ.)].
6. Radauer C., Nandy A., Ferreira F. et al. Update of the WHO/IUIS Allergen Nomenclature Database based on analysis of allergen sequences. Allergy. 2014;69:413–419.
7. Brown Т.С. Reactions to honeybee stings: an allergic prospective. Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2013;13:365–371.
8. Гущин И.С., Читаева В.Г. Повышенная чувствительность к насекомым. Итоги науки и техники. Иммунология. 1987;16:49–99. [Gushchin I.S., Chitaeva V.G. Hypersensitivity to insects.. Collection: Results of science and technology. Immunology. 1987;16:49–99 (in Russ.)].
9. Гущин И.С., Читаева В.Г. Аллергия к жалящим насекомым. Терапевтический архив. 1987;1:111–118. [Gushchin I.S., Chitaeva V.G. Allergy to stinging insects. Therapeutic archive. 1987;1:111–118 (in Russ.)].
10. Levin I.W. Vibrational studies of model membrane-melittin interactions. Insect poisons, allergens and other invertebrate. Ed. Tu A.T., Dekker M. Inc. New York, Basel. 1983;2:87–105.
11. Talbot J.C., Bernard E., Maurel J.P. et al. Melittin — phospholipid interactions: binding of the mono- and tetrameric from of this peptide and perturbations of the thermotropic of bilayes. Toxicon. 1982;20(1):199–202.
12. Iwadate M., Asakura T., Williamson M.P. The structure of the melittin tetramer at different temptratures-an NOE-based calculation with chemical shift refinement. Eur. J. Biochem. 1998;257(2):479–487.
13. Domitas E.M., Hider R.C. Honey bee venom. Bee Wored. 1987;68(2):51–70.
14. Kreil G., Kreil-Kiss G. The isolation of N-formylyeine from a polypeptide present in the bee venom. Biochem Biophys Res Commun. 1967;27:275–280.
15. Alqarni A.M., Ferro V.A., Parkinson J.A. et al. Effect of Melittin on Metabolomic Profile and Cytokine Production in PMA-Differentiated THP-1 Cells. Vaccines (Basel). 2018;6(4):72.
16. RU Патент № 2279888. Аллергоид из яда пчел для аллерген-специфической иммунотерапии больных с аллергическими реакциями на ужаление пчелами и способ его получения. Федосеева В.Н., Орлова И.А., Мартынов А.И., Федоскова Т.Г. Дата публикации: 17.11.2004. [Patent No. 2279888. An Allergoid from bee venom for allergen-specific immunotherapy of patients with allergic reactions to bee sting and a method for its preparation. Fedoseeva V.N., Orlova I.A., Martynov A.I., Fedoskova T.G. Publication date: 17.11.2004 (in Russ.)].
17. RU Патент 2010 130 532 A. Аллергены и аллергоиды из пчелиного яда. Мистрелло Д., Ронкароло Д., Дзанони Д., Фаланджи П. Аллергены и аллергоиды из пчелиного яда. Дата публикации: 27.01.2012. [Patent 2010 130 532 A. Allergens and allergoids from bee venom Mistrello D., Roncarolo D., Zanoni D., Falanji P. Allergens and allergoids from bee venom. publication date: 27.01.2012 (in Russ.)].
18. Миронов А.Н., Бунятян Н.Д., Васильев А.Н. и др. Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. М.: Гриф и К; 2012. [Mironov A.N., Bunyatyan N.D., Vasiliev A.N. et al. Guidelines for conducting preclinical studies of drugs. M.: Grief and K; 2012 (in Russ.)].

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен