Эндоваскулярные методы лечения синдрома тазового венозного полнокровия

Импакт фактор - 0,731*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Регулярные выпуски «РМЖ» №8(II) от 25.10.2019 стр. 103-107
Рубрика: Ангиология Гемостаз

Работа посвящена изучению современных данных литературы о возможностях различных эндоваскулярных вмешательств в лечении синдрома тазового венозного полнокровия (СТВП), венозной тазовой боли. В обзоре представлена информация об эпидемиологии и социально-экономическом значении проблемы своевременного и адекватного лечения СТВП, современных эмболизирующих агентах и стентах, сформулированы показания и противопоказания к выполнению эндоваскулярных вмешательств у пациентов с различной патологией вен таза. Тщательному анализу подвергнуты результаты применения эндоваскулярной эмболизации гонадных вен различными устройствами (спирали, окклюдеры, флебосклерозирующие препараты) в лечении пациентов с СТВП. Рассмотрены вопросы целесообразности и эффективности выполнения эндоваскулярного стентирования левых почечной и общей подвздошной вен у пациентов с сочетанием синдромов «щелкунчика», Мея — Тернера и тазового венозного полнокровия. Данные литературы указывают, что в ряде случаев коррекция венозного оттока по левой общей подвздошной вене служит эффективным и безопасным способом лечения СТВП, купирования тазовой боли. Результаты проведенного анализа современной литературы свидетельствуют о наличии важных нерешенных вопросов в области применения эндоваскулярных методов лечения СТВП, необходимости дифференцированного подхода к выбору способа лечения заболевания, применения гибридных оперативных вмешательств.

Ключевые слова: синдром тазового венозного полнокровия, хроническая тазовая боль, венозная тазовая боль, эндоваскулярное стентирование, эндоваскулярная эмболизация.




Для цитирования: Гаврилов С.Г., Красавин Г.В. Эндоваскулярные методы лечения синдрома тазового венозного полнокровия // РМЖ. 2019. №8(II). С. 103-107

Endovascular treatment of pelvic congestion syndrome

S.G. Gavrilov, G.V. Krasavin

Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

The article is devoted to the current literature data study on the possibilities of various endovascular interventions in the treatment of pelvic congestion syndrome (PCS), pelvic vein incompetence. The review provides information on the epidemiology and socio-economic problem significance of timely and adequate PCS treatment, modern embolizing agents and stents. Also, indications and contraindications for endovascular interventions in patients with various pathologies of the pelvic veins are formulated. The results of gonadal vein embolization with various devices (spirals, occluders, sclerosing agents) in the treatment of patients with PCS were subjected to thorough analysis. The questions of the feasibility and effectiveness in performing left renal and common iliac veins endovascular stenting in patients with a combination of «nutcracker», May-Thurner syndromes and PCS are considered. The literatur e data indicate that in some cases, venous outflow correction along the left common iliac vein is an effective and safe way to treat PCS and relieve pelvic pain. The analysis results of modern literature indicate the important unresolved issues presence in the endovascular treatment methods application of PCS, the need for a differentiated approach to choosing a treatment method, and the use of hybrid surgical interventions.

Keywords: pelvic congestion syndrome, chronic pelvic pain, pelvic vein incompetence, endovascular stenting, endovascular embolization.

For citation: Gavrilov S.G., Krasavin G.V. Endovascular treatment of pelvic congestion syndrome. RMJ. 2019;8(II):103–107.



Статья посвящена изучению современных данных литературы о возможностях различных эндоваскулярных вмешательств в лечении синдрома тазового венозного полнокровия и венозной тазовой боли.

Эндоваскулярные методы лечения синдрома тазового венозного полнокровия

Введение

Расширение и патологический рефлюкс крови по внутритазовым венам в 60–70% наблюдений сопровождается формированием синдрома тазового венозного полнокровия (СТВП), наиболее ярким симптомом которого служит хроническая тазовая боль (ХТБ) [1–3]. Данная патология является одной из частных причин возникновения ХТБ, ее выявляют у 15% женщин репродуктивного возраста и у 30% больных, обратившихся к гинекологу по поводу тазовых болей [4]. Экономические затраты на лечение ХТБ в США ежегодно превышают 800 млн долл. в год, а потери экономики, обусловленные временной нетрудоспособностью женщин с ХТБ, превышают 2 млрд долл. ежегодно [5]. Кроме того, тазовая боль служит причиной потери работы у 15% женщин, в 45% случаев она является причиной снижения трудоспособности [6]. По данным разных исследований, у 10% женской популяции имеет место расширение гонадных вен, из них у 60% формируется венозное полнокровие тазовых органов [7]. Характерными особенностями тазовой боли у пациентов с СТВП служат: локализация в левой либо правой подвздошной области, постоянный, тупой, ноющий характер боли, ее усиление во вторую фазу менструального цикла, при статических и физических нагрузках, использовании гестаген-содержащих препаратов, снижение или исчезновение боли после ночного отдыха, приема веноактивных средств. В Российских клинических рекомендациях по диагностике и лечению хронических заболеваний вен (2018) для характеристики болевого синдрома при СТВП рекомендован термин «венозная тазовая боль» (ВТБ) — нециклическая боль продолжительностью более 6 мес., возникающая на фоне расширения внутритазовых вен, локализующаяся в малом тазу, снижающая качество жизни пациента и требующая медикаментозного или хирургического лечения [3]. По мнению N. Fassiadis (2006), у 10–30% женщин с неустановленной этиологией ХТБ их причиной служит СТВП [8]. Таким образом, проблема свое­временного и эффективного лечения СТВП является значимой социально-экономической проблемой.

Несмотря на значительные успехи в сфере новейших медицинских технологий диагностики и лечения хронических заболеваний вен (ХЗВ), до настоящего времени вопросы выбора метода лечения СТВП, их эффективности в купировании симптомов заболевания далеки от своего решения. В равной мере это относится и к эндоваскулярным способам лечения СТВП [3, 9, 10]. Наиболее распространенным и изученным способом оперативного лечения СТВП служат вмешательства на гонадных венах [11, 12]. Одним из вариантов таких операций является эндоваскулярная эмболизация гонадных вен (ЭЭГВ) металлическими спиралями, химическими веществами либо специальными интравазальными окклюдерами. Вместе с тем, несмотря на большой опыт применения методики (более 1000 процедур), до настоящего времени нет объективных показаний к ее применению, данных об эффективности методики в купировании ВТБ в сравнении с альтернативными открытыми и эндоскопическими способами, а уровень рекомендаций к применению метода не превышает 2С [3, 13]. В связи с этим дальнейшее изучение вопросов патогенеза, диагностики и лечения СТВП, разработка новых лечебных методов и совершенствование имеющихся являются актуальными проблемами современной медицины.

Показания и противопоказания к эндоваскулярным вмешательствам при СТВП

Эмболизация гонадных вен. Основным показанием к выполнению вмешательства на гонадных венах при СТВП большинство авторов считает наличие клинических симптомов заболевания в сочетании с расширением и рефлюксом крови по яичниковым венам [14, 15]. Вместе с тем ряд исследователей указывают на клинические ситуации, когда выполнение ЭЭГВ нежелательно либо противопоказано. К ним относят синдром овариальных вен (СОВ), многоствольный тип строения гонадных вен, атипичное расположение устьев гонадных вен (например, в области почечного синуса), диаметр сосуда более 10 мм, непереносимость контрастных препаратов [13, 14]. По мнению В.Н. Шиповского с соавт. (2009), А. Laborda et al. (2013), диаметр гонадной вены более 10 мм служит значимым фактором риска миграции спирали в левую почечную вену либо легочные артерии [14, 16]. У пациентов с СОВ выполнение окклюзии яичниковых вен может сопровождаться усугублением явлений уретерообструкции, нарушений функции почек [17, 18]. В таких случаях авторы рекомендуют использовать открытую либо эндоскопическую резекцию гонадных вен. Безусловно, в случае обнаружения СОВ возможно использование химической эмболизации, но возникающий после нее тромбофлебит овариальной вены также может усилить сдавление мочеточника [19]. Немаловажным фактором выбора метода хирургического лечения служит многоствольный тип строения гонадной вены [9]. В таких случаях возникает необходимость эмболизации всех обнаруженных вен, что значительно увеличивает время операции, лучевую нагрузку на пациента и хирурга и, что немаловажно, стоимость вмешательства.

Эмболизацию ствола и притоков внутренних подвздошных вен (ВПВ) следует использовать в случае выявления у больных признаков пельвио-перинеального рефлюкса (ППР) — вульварного, промежностного варикоза [20, 21]. В исследовании J.L. Lasry et al. (2007) указано, что исчезновения расширенных вен вульвы и промежности удалось достичь лишь у 32% больных, перенесших эмболизацию притоков ВПВ [20]. В работе С.Г. Гаврилова с соавт. (2018) доказано, что клапанная недостаточность ВПВ при варикозной трансформации внутритазовых вен — редкое явление (3%), а прямых коммуникаций между венами таза и промежности, по данным тазовой флебографии, не получено ни в одном из наблюдений [22].

Эндоваскулярное стентирование левой почечной вены (ЛПВ). Основными показаниями к выполнению вмешательств на ЛПВ при синдроме «щелкунчика» служат болевой синдром, гематурия и повышение рено-кавального градиента (РКГ) давления более 3–10 мм рт. ст. О. Hurtung et al. (2005) указывают, что значение РКГ более 3 мм рт. ст. является показанием к стентированию ЛПВ [23]. А.В. Покровский с соавт. (1998) рассматривали РКГ более 4 мм рт. ст. показанием к операции на ЛПВ [24]. R. Liebl (2005) отметил, что следует различать «феномен» и «синдром» мезаортальной компрессии ЛПВ [25]. В первом случае какое-либо вмешательство на почечной вене не показано и возможна резекция либо эмболизация левой гонадной вены, во втором — значительное повышение РКГ диктует необходимость выполнения реконструктивной операции либо стентирования ЛПВ.

Эндоваскулярное стентирование подвздошных вен. В настоящее время общепризнано, что сужение просвета левой либо правой подвздошных вен при синдроме Мея — Тернера — Кокетта более чем на 50% диаметра является показанием к выполнению стентирования этих сосудов [26]. S. Raju (2013) утверждает, что эндовенозное стентирование — лучший метод коррекции стенозов и окклюзий подвздошных вен [27].

Эмболизирующие агенты и стенты

Металлические спирали наиболее часто используют при выполнении ЭЭГВ, для постоянной окклюзии сосуда. Они удобны в применении, бывают разных вариантов и размеров (0,11, 0,18, 0,35, 0,38 дюйма). Впервые использовали спирали в качестве эмболизационных агентов С. Gianturco et al. в 1975 г. [28]. Эмболизационные спирали разделяют на отделяемые и неотделяемые системы. Их можно классифицировать на основе размера катетера для доставки на микрокатетерные и не микрокатетерные [29]. Обычно размер спирали должен быть на 20–30% больше, чем диаметр эмболизируемой вены [29]. Помимо классических стальных в настоящее время имеется большое разнообразие различных видов эмболизационных спиралей: платиновые, гидрогелевые, гидролитические, их отличия заключаются в физических особенностях используемого материала и наличии специального покрытия.

Внутрисосудистые окклюдеры (Amplatzer Vascular Plugs, AVP). Устройство Amplatzer представляет собой сосудистую пробку, состоящую из трех сегментов и изготовленную из двух слоев нитиноловой сетки. В 2007 г. D.J. Tuite et al. впервые использовали AVP в лечении сосудистой патологии [30]. В 2008 г. A. Basile et al. представили первый опыт применения AVP для эмболизации гонадных вен при СТВП [31]. Для окклюзии овариальных вен рекомендуют использовать AVP, диаметром на 20–35% превышающие их калибр, для ВПВ — на 15–20% больше их диаметра [32]. Применение AVP существенно сокращает продолжительность лечебной манипуляции, лучевую нагрузку на пациента и врача, минимизирует риски вмешательства.

Химические вещества. Флебосклерозирующие препараты (полидоканол, натрия тетрадецилсульфат) используют в виде жидких и пенных форм, в качестве единственного эмболизирующего агента либо в сочетании со спиралями [33]. Для облитерации гонадных вен рекомендуют 3% раствор склерозанта, объем вводимого препарата зависит от используемой формы: жидкая — 4–6 мл, пенная — до 30 мл [34]. Cмесь этилен-винил-алкоголь кополимера (ЭВАК) c диметил сульфоксидом (ДМСО) — Onyx впервые использовали W. Taki et al. в 1990 г. для лечения интракраниальных артерио-венозных мальформаций [35]. ДМСО при внутрисосудистом введении вызывает выраженный спазм. Onyx представляет собой жидкую неадгезивную композицию. Каждый флакон содержит ЭВАК, ДМСО и тантал. Перед использованием флакон перемешивают в шейкере в течение 20 мин для распределения в смеси порошка тантала. Для эмболизации сосудистых структур используют препарат с индексом плотности 18. Цианакрилатный клей (N-butyl-2-cyanoacrylate — NBCA) широко используют для эмболизации сосудистых мальформаций, варикозных вен. Это синтетический клей, полимеризующийся сразу же после контакта с кровью, вызывает разрушение сосудистой стенки. Комплект состоит из 1 или 2 контейнеров с NBCA, 10 мл этиодированного масла (липиодол) и 1 г порошкообразного тантала, которые смешивают непосредственно перед использованием [36]. Для эмболизации гонадных вен используют не более 1 г клея в сочетании с 3 мл липиодола.

Внутрисосудистые стенты — металлические каркасные устройства цилиндрической формы, предназначенные для восстановления просвета артерий и вен. Стентирующие устройства, используемые для реканализации магистральных вен, отличаются от таковых, применяемых в эндоваскулярной хирургии артерий. Выделяют следующие особенности венозных стентов: большие диаметр и длина по сравнению с артериальными стентами; высокая радиальная устойчивость; повышенная гибкость и сохранение первоначальной формы при значительных изгибах [37].

В настоящее время для стентирования магистральных вен рекомендуют применять саморасширяющиеся устройства [23, 26, 27]. Крайне важным является правильный подбор диаметра венозного стента. По мнению S. Raju et al. (2018), выбор меньшего по диаметру стента является более опасным, чем имплантация стента, большего по отношению к стентируемому сосуду диаметра [38]. Р. Neglen et al. (2000), Raju S. et al. (2018) указывают, что размер стента должен превышать диаметр скомпрометированной вены не менее чем на 2 мм [35]. S.F. Daugherty et al. (2015) в лечении синдрома Мея — Тернера использовали стенты, диаметр которых превышал просвет контрлатеральных общих подвздошных вен на 4–6 мм [39].

Эндоваскулярное лечение СТВП

Главными задачами различных эндоваскулярных вмешательств при СТВП служат устранение тазового венозного рефлюкса, нормализация венозного оттока из органов малого таза, купирование симптомов заболевания, повышение качества жизни пациентов.

ЭЭГВ металлическими спиралями позволяет редуцировать кровоток по этим сосудам путем размещения в них интравенозных окклюдеров-спиралей, доставляемых в вены с помощью катетера путем пункции бедренной или яремной вены. Спирали, перерастягивая вену, прекращают ток крови в ней. Методика впервые применена в нашей стране, в 1991 г. Е.В. Галкин с коллегами провел серию ЭЭГВ пациентам с варикозной болезнью таза и овариальной дисфункцией [52]. Лишь через 2 года R.D. Edwards et al. (1993) провели успешную ЭЭГВ у пациента с ХТБ, обусловленной тазовым венозным полнокровием. П.Г. Таразов и соавт. (1995) выполнили ЭЭГВ с целью купирования ВТБ у пациентов с варикозными венами таза [41]. Данный способ отличает минимальная травматичность, хороший косметический эффект и надежная ликвидация патологического рефлюкса крови по гонадным венам [14, 15, 21]. Технический успех вмешательства — окклюзия вены, по данным авторов, составляет 98–100%. Вместе с тем результаты операции в отношении купирования ВТБ характеризуются широким диапазоном — от 37% до 100%. P.R. Cordts et al. (1998) оценили кумулятивный эффект ЭЭГВ в лечении СТВП в 88,9% [15]. В исследовании А. Laborda et al. (2013) пелвалгии исчезли после ЭЭГВ у 92% пациентов, М.А. Edo Prades et al. (2014) сообщили о купировании ВТБ у 61% больных с СТВП [16, 42]. H.S. Kim et al. (2006) указывают, что несмотря на то, что ЭЭГВ спиралями сопровождалась редукцией симптомов заболевания у 83% больных, у 13% сохранялись симптомы СТВП, а у 4% женщин отмечено усиление ХТБ [43]. К. Pyra et al. (2016) представили опыт применения спиралей, покрытых политетрафторэтиленом в виде «капюшона» (ArtVentive EOS), среди 11 пациентов с СТВП — уменьшение ВТБ отмечено у 100% больных [44]. А.С. Venbrux et al. (2002) не обнаружили какого-либо воздействия ЭЭГВ на менструальный цикл у пациенток с СТВП [45]. Исчезновение либо уменьшение ВТБ, по данным авторов, отмечено у 96% пациентов, у 4% тазовые боли остались на прежнем уровне. Значительный опыт использования ЭЭГВ в лечении СТВП (более 300 больных) представлен сотрудниками The Whiteley Clinic (Великобритания), в их работах доказана высокая эффективность и безопасность данной лечебной методики в купировании рефлюкса крови по гонадным венам [21]. Вместе с тем следует отметить, что основное направление указанных работ данной клиники — оценка возможностей ЭЭГВ в ликвидации тазового венозного рефлюкса, а не изучение клинической эффективности метода. В них лишь упоминается о наличии ХТБ у больных, но этот параметр никак не фигурирует в оценке результатов применения ЭЭГВ: нет указаний на динамику ВТБ, у скольких пациентов она купирована, были ли больные с сохранением либо усилением ВТБ, других признаков СТВП. Таким образом, данные работы демонстрируют в большей степени технические возможности ЭЭГВ, нежели его клиническую эффективность. Наиболее показательны исследования, в которых сравнивают влияние различных хирургических и эндоваскулярных вмешательств на гонадных венах на клиническое течение заболевания. В работах А.Н. Scultetus et al. (2002), А.И. Кириенко (2016) указано, что ЭЭГВ сопровождается купированием ВТБ в 88–92% наблюдений, а резекция этих сосудов (открытая или эндоскопическая) приводит к исчезновению тазовой боли у 92–100% пациентов [11, 13]. J. Traber et al. (2012), сравнив результаты ЭЭГВ и лапароскопической резекции яичниковых вен, заключили, что нет существенной разницы в купировании ХТБ и количестве интра- и послеоперационных осложнений среди больных 2 групп [46].

Представленные данные об эффективности ЭЭГВ в купировании симптомов СТВП свидетельствуют о необходимости проведения дальнейших исследований в этом направлении, совершенствовании техники эмболизации, разработки строгих критериев отбора больных для выполнения данной манипуляции.

Окклюзию гонадных вен с помощью AVP стали использовать в лечении СТВП недавно. Преимуществами AVP в сравнении со спиралями служат их прочная фиксация в просвете сосуда, возможность эмболизировать сосуды диаметром более 1 см. А. Basile et al. (2008) выполнили установку AVP в сочетании с катетерной склерооблитерацией левой гонадной вены и отметили купирование ВТБ у 90% больных [31]. J.A. Guirola et al. (2018) пришли к выводу, что окклюзия гонадных вен с помощью AVP сопровождается купированием симптомов СТВП у 92% пациентов, уменьшением осложнений вмешательства в 5 раз, снижением времени операции в 1,8 раза, уменьшением лучевой нагрузки в 2 раза [32]. С учетом вышесказанного использование AVP представляется адекватной альтернативой эмболизации гонадных вен спиралями.

Результаты использования методики катетерной склерооблитерации гонадных вен при СТПВ свидетельствуют о ее потенциальной способности вытеснить эмболизацию спиралями. В исследованиях G. Tropeano et al. (2008), R. Gandini et al. (2014) купирование ВТБ при СТВП достигнуто у 88–92% больных [19, 34]. В постэмболизационном периоде в 3% наблюдений отмечено возникновение тромбофлебита яичниковых вен, который эффективно купирован консервативными методами. О причинах сохранения ВТБ у остальных больных авторы не сообщают.

Эмболизация гонадных вен композицией Onyx — новый и недостаточно изученный метод коррекции ВТБ. С. Marcelin et al. (2017) опубликовали данные о применении эмболизации гонадных и притоков ВПВ c помощью Onyx 18 у пациентов с СТВП. Авторы сообщают о значительном уменьшении либо исчезновении симптомов заболевания у 78% больных, рецидив заболевания отмечен у 29% женщин в течение 2 лет наблюдений [36].

Эмболизация притоков ствола либо притоков ВПВ направлена на ликвидацию ретроградного кровотока по этим сосудам у пациентов с СТВП. M.S. Whitley et al. (2018) сообщают об улучшении результатов эмболизационного метода лечения в случае сочетанной окклюзии гонадных и ВПВ [21]. J.L. Lasry et al. (2007) отметили редукцию кровотока по пельвио-перинеальным коммуникантным венам и исчезновение вульварного варикоза у 31%, у 10% больных отсутствовал клинический эффект [20]. Вместе с тем ряд авторов указывают, что изолированная флебэктомия в промежности либо флебосклерозирующее лечение служат эффективным способом коррекции ППР, ликвидации вульварного варикоза [13]. А.Н. Scultetus et al. (2002) считают удаление либо склерооблитерацию варикозных вен наружных половых органов надежным способом устранения варикозного синдрома, обусловленного ППР. Е. Rabe et al. (2015) заключили, что удаление вульварных и промежностных вен у пациентов без признаков СТВП представляется оптимальным методом лечения ППР [47]. Авторы предполагают, что при СТВП показана ЭЭГВ, а не окклюзия ствола или притоков ВПВ.

Таким образом, в отношении эмболизации ВПВ и ее притоков при СТВП существуют диаметрально противоположные точки зрения и окончательного решения о необходимости применения этого метода в лечении СТВП нет.

Эндоваскулярное стентирование в лечении мезаортальной компрессии левой почечной вены (МАК ЛПВ) впервые использовали M.G. Neste et al. в 1996 г. [48]. О. Hartung et al. (2005) сообщили о положительном опыте стентирования ЛВП с использованием саморасширяющихся стентов Wallstent, купировании болевого синдрома, гематурии [23]. Значительный опыт эндоваскулярного лечения МАК ЛПВ (61 пациент) представили S. Chen et al. (2011), сообщив о снижении левосторонней почечной гипертензии у 96,7% больных [49]. В отдаленном послеоперационном периоде проходимость стентов была сохранена у всех больных, болевой синдром и гематурия отсутствовали. Авторы характеризуют стентирование почечных вен при МАК ЛПВ как эффективный и безопасный метод лечения.

Эндоваскулярное стентирование подвздошных вен служит безальтернативным методом лечения синдрома Мея — Тернера [26, 27]. Впервые данное вмешательство выполнили А. Berger et al. в 1995 г. Ряд авторов рассматривают это вмешательство как один из этапов лечения СТВП, коррекции тазовой боли [17, 39]. S.F. Daugherty et al. (2015) отметили полное купирование ВТБ у 78% больных после стентирования левых подвздошных вен по поводу компрессии левой общей подвздошной вены и СТВП [39]. В работе D.R. Hurst et al. (2001) зафиксирована редукция тазовых болей после выполнения стентирования левых подвздошных вен по поводу синдрома Мея — Тернера [50]. Следует заметить, что имеется крайне скудное количество публикаций, посвященных оценке эндоваскулярного стентирования подвздошных вен в лечении СТВП, в связи с чем необходимо продолжать исследования в этом направлении.

Осложнения эндоваскулярных вмешательств

Несмотря на малую инвазивность, эндоваскулярным операциям присущи специфические осложнения, которые нередко нивелируют их лечебный эффект. В соответствии с классификацией Общества интервенционной радиологии (2010) осложнения эндоваскулярных вмешательств разделяют на следующие классы: A — не требует лечения, нет последствий; B — требуется минимальное лечение, возможна краткосрочная (несколько часов) госпитализация, последствий нет; C — необходимо лечение, госпитализация до 2 сут; D — расширение объема лечения, применение дополнительных методов лечения, госпитализация не менее 48 ч; E — стойкие последствия вмешательства, в т. ч. инвалидизирующие; F — летальный исход [39]. Классы A, B относят к легким, классы C, D, E, F — к тяжелым. Легкими осложнениями считаются незначительные кровотечения в области венозного доступа, гематомы, местные аллергические реакции, лихорадка. Большие осложнения включают повреждения артерий, перфорацию вен, внутренних органов, тромбозы глубоких вен, миграцию окклюзирующего устройства или стента. В исследовании А. Laborda et al. (2013) миграция спиралей в легочное артериальное русло отмечена в 1,9% наблюдений [16]. В работе А.С. Venbrux et al. (2002) указали на миграцию металлических спиралей в легочную артерию после эмболизации ствола ВПВ у 3,6% больных [45]. Причиной этого осложнения чаще всего служит несоответствие диаметра вены и размера эмболизирующих спиралей [15, 29]. Одним из редко диагностируемых осложнений является протрузия витков спирали через стенку эмболизированной вены. С.Г. Гаврилов с соавт. (2010), А.И. Кириенко с соавт. (2016) указывают на сохранение либо усиление ВТБ после выполнения ЭЭГВ у 4–20% больных [9, 11]. Причина этого феномена до конца не изучена. Дислокация и миграция стента из почечной вены отмечены в исследованиях О. Hartung et al. (2005), S. Chen et al. (2011) [23, 49]. Причиной этих осложнений авторы считают неправильно подобранный размер стента (малые диаметр и длина). Тромбоз стента обычно возникает в раннем послеоперационном периоде, частота развития данного осложнения после эндоваскулярного лечения стенозов подвздошных вен нетромботического генеза не превышает 2,5% [26, 27].

Заключение

Представленные данные указывают на широкие возможности эндоваскулярных технологий в лечении СТВП, но результаты их применения характеризуются различной клинической эффективностью, и ряд важных вопросов нуждается в дальнейшем изучении. В частности, до настоящего времени не установлена причина сохранения или усиления тазовых болей после эндоваскулярной окклюзии гонадных вен спиралями, не изучено влияние стентирования подвздошных вен при синдроме Мея — Тернера на клинические проявления СТВП, нет объективных данных о воздействии эндоваскулярной эмболизации ствола и притоков ВПВ на выраженность вульварного и промежностного варикоза, отсутствует сравнительный анализ эффективности эндоваскулярных и хирургических методов лечения СТВП, недостаточно изучена проблема применения гибридных технологий в лечении СТВП. Исследования в этом направлении необходимо продолжить.


Литература
1. Hobbs J.T. The pelvic congestion syndrome. Practitioner. 1976;216:529–540.
2. Gloviczki P., Comerota A.J., Dalsing M.C. et al. The care of patients with varicose veins and associated chronic venous diseases: clinical practice guidelines of the Society for Vascular Surgery and the American Venous Forum. J Vasc Surg. 2011;53(5 Suppl):2S–48S.
3. Российские клинические рекомендации по диагностике и лечению хронических заболеваний вен. Флебология. 2018;12(3):146–240. [Russian clinical guidelines for the diagnosis and treatment of chronic venous diseases. Phlebology. 2018;12(3):146–240 (in Russ.)].
4. Ignacio E.A., Dua R., Sarin S. et al. Pelvic congestion syndrome: diagnosis and treatment. Semin Intervent Radiol. 2008;25:361–368.
5. Latthe P., Latthe M., Say L., et al. WHO systematic review of prevalence of chronic pelvic pain: a neglected reproductive health morbidity. BMC Public Health. 2006;6(177):1–7.
6. Mathias S.D., Kuppermann M., Liberman R.F. et al. Chronic pelvic pain: prevalence, health-related quality of life and economic correlates. Obstet Gynecol. 1996;87:321–327.
7. Belenky A., Bartal G., Atar E., Bachar G.N. Ovarian varices in healthy female kidney donors: incidence, morbidity and clinical outcome. Am J Roentgenol. 2002;179:625–627.
8. Fassiadis N. Treatment for pelvic congestion syndrome causing pelvic and vulvar varices. Int Angiol. 2006;25(1):1–3.
9. Гаврилов С.Г., Каралкин А.В., Ревякин В.И. и др. Результаты консервативного и хирургического лечения варикозной болезни вен таза. Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. 2010;3:39–46. [Gavrilov S. G., Karalkin A.V., Revyakin V.I. et al. Results of conservative and surgical treatment of varicose veins of the pelvis. Thoracic and cardiovascular surgery. 2010;3:39–46 (in Russ.)].
10. Riding D.M., Hansrani V., McCollum C. Pelvic vein incompetence: clinical perspectives. Vasc Health Risk Manag. 2017;13:439–447.
11. Кириенко А.И., Гаврилов С.Г., Янина А.М., Турищева О.О. Оценка эффективности хирургических способов лечения тазового венозного полнокровия. Флебология. 2016;(10) 1:44–49. [Kirienko A.I., Gavrilov S.G., Yanina A.M., Turishcheva O.O. Evaluation of the effectiveness of surgical methods for the treatment of pelvic venous congestion. Phlebology. 2016;(10) 1:44–49 (in Russ.)].
12. Borghi C., Dell’Atti L. Pelvic congestion syndrome: the current state of the literature. Arch Gynecol Obstet. 2016;293(2):291–301.
13. Scultetus A.H., Villavicencio J.L., Gillespie D.L. et al. The pelvic venous syndromes: analysis of our experience with 57 patients. J Vasc Surg. 2002;36(5):881–888.
14. Шиповский В.Н., Гаврилов С.Г., Капранов С.А., Беляева Е.С. Эндоваскулярные вмешательства при варикозной болезни вен таза. Груд. и серд-сосуд хир. 2009;5:33–37. [Shipovsky V.N., Gavrilov S.G., Kapranov S.A., Belyaeva E.S. Endovascular interventions for varicose veins of the pelvis. Thoracic and cardiovascular chirurgia. 2009;5:33–37 (in Russ.)].
15. Cordts P.R., Eclavea A., Buckley P.J. et al. Pelvic congestion syndrome: early clinical results after transcatheter ovarian vein embolization. J Vasc Surg. 1998;28(5):862–868.
16. Laborda A., Medrano J., de Blas I. Endovascular treatment of pelvic congestion syndrome: visual analog scale (VAS) long-term follow-up clinical evaluation in 202 patients. Cardiovasc. Intervent. Radiol. 2013;36(4):1006–1014.
17. Гаврилов С.Г., Сажин А.В., Масленников М.А. и др. Возможности гибридных технологий в лечении синдрома тазового венозного полнокровия. Флебология. 2018;12(3):134–141. [Gavrilov S.G., Sazhin A.V., Maslennikov M.A. Possibilities of hybrid technologies in the treatment of pelvic venous congestion syndrome. Phlebology. 2018;12(3):134–141 (in Russ.)].
18. Sato F., Nomura T., Shin T. et al. Retroperitoneoscopic treatment of ovarian vein syndrome. J Laparoendosc Adv Surg Tech A. 2008;18(5):739–742.
19. Gandini R., Konda D., Abrignani S. et al. Treatment of symptomatic high-flow female varicoceles with stop-flow foam sclerotherapy. Cardiovasc Intervent Radiol. 2014;37(5):1259–1267.
20. Lasry J.L., Coppe G., Balian E., Borie H. Pelvi-perineal venous insufficiency and varicose veins of the lower limbs: duplex Doppler diagnosis and endoluminal treatment in thirty females J. Mal. Vasc. 2007;32(1):23–31.
21. Whiteley M.S., Lewis-Shiell C., Bishop S.I. et al. Pelvic vein embolisation of gonadal and internal iliac veins can be performed safely and with good technical results in an ambulatory vein clinic, under local anaesthetic alone — Results from two years’ experience. Phlebology. 2018;33(8):575–557.
22. Гаврилов С.Г., Лебедев И.С., Масленников М.А., Москаленко Е.П. Тазовая флебография в диагностике пельвиоперинеального рефлюкса: клиническая необходимость или академический интерес? Флебология. 2018;12(4):252–260. [Gavrilov S.G., Lebedev I.S., Maslennikov M.A., Moskalenko E.P. Pelvic venography for the diagnosis of pelvioperineal reflux: a clinical need or academic interest? Phlebology. 2018;12(4):252–260 (in Russ.)].
23. Hartung O., Grisoli D., Boufi M. et al. Endovascular stenting in the treatment of pelvic vein congestion caused by nutcracker syndrome: lessons learned from the first five cases. J Vasc Surg. 2005;42(2):275–280.
24. Покровский А.В., Дан В.Н., Троицкий А.В., Цыгельников С.А. Резекция и реимплантация почечной вены при ее стенозе в аортомезентериальном «пинцете». Ангиология и сосудистая хирургия. 1998;2:131–138. [Pokrovskiy A.V., Dan V.N., Troitskiy A.V., Tsygelnikov S.A. Resection and reimplantation of the renal vein with its stenosis in the aortomesenteric forceps. Angiology and vascular surgery. 1998;2:131–138 (in Russ.)].
25. Liebl R. Nutcracker phenomenon or nutcracker syndrome? Nephrol Dial Transplant. 2005;20:201.
26. Neglen P., Hollis K.C., Olivier J., Raju S. Stenting of the venous outflow in chronic venous disease: long-term stent-related outcome, clinical, and hemodynamic result. J Vasc Surg. 2007;46(5):979–990.
27. Raju S. Best management options for chronic iliac vein stenosis and occlusion. J Vasc Surg. 2013;57(4):1163–1169.
28. Gianturco C., Anderson J.H., Wallace S. Mechanical devices for arterial occlusion. Am J Roentgenol Radium Ther Nucl Med. 1975;124(3):428–435.
29. Osuga K., Mikami K., Higashihara H. et al. Principles and techniques of transcatheter embolotherapy for peripheral vascular lesions. Radiat Med. 2006;24(4):309–314.
30. Tuite D.J., Kessel D.O., Nicholson A.A. et al. Initial clinical experience using the Amplatzer Vascular Plug. Cardiovasc Intervent Radiol. 2007;30(4):650–654.
31. Basile A., Marletta G., Tsetis D., Patti M.T. The Amplatzer vascular plug also for ovarian vein embolization. Cardiovasc Intervent Radiol. 2008;31(2):446–447.
32. Guirola J.A., Sánchez-Ballestin M., Sierre S. et al. A Randomized trial of endovascular embolization treatment in pelvic congestion syndrome: fibered platinum coils versus vascular plugs with 1-year clinical outcomes. J Vasc Interv Radiol. 2018;29(1):45–53.
33. Pieri S., Agresti P., Morucci M. de’ Medici L. Percutaneous treatment of pelvic congestion syndrome. Radiol Med. 2003;105(1–2):76–82.
34. Tropeano G., Di Stasi C., Amoroso S. et al. Ovarian vein incompetence: a potential cause of chronic pelvic pain in women. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2008;139(2):215–221.
35. Taki W., Yonekawa Y., Iwata H. et al. A new liquid material for embolization of arteriovenous malformations. AJNR Am J Neuroradiol. 1990;11(1):163–168.
36. Marcelin C., Izaaryene J., Castelli M. et al. Embolization of ovarian vein for pelvic congestion syndrome with ethylene vinyl alcohol copolymer (Onyx®). Diagn Interv Imaging. 2017;98(12):843–848.
37. Lichtenberg M., de Graaf R., Erbel C. Standards for recanalisation of chronic venous outflow obstructions. Vasa. 2018;47(4):259–266.
38. Raju S., Buck W.J., Crim W., Jayaraj A. Optimal sizing of iliac vein stents. Phlebology. 2018;33(7):451–457.
39. Daugherty S.F., Gillespie D.L. Venous angioplasty and stenting improve pelvic congestion syndrome caused by venous outflow obstruction. J Vasc Surg Venous Lymphat Disord. 2015;3(3):283–289.
40. Галкин Е.В., Гракова Л.С., Наумова Е.Б. Рентгеноэндоваскулярная хирургия гипофункции яичников при варикозном расширении овариальных вен. Вестн. рентгенол. 1991;5:51–59. [Galkin E.V., Grakova L.S., Naumova E.B. X-ray endovascular surgery of ovarian hypofunction with varicose ovarian veins. Vestn. rentgenol. 1991;5:51–59 (in Russ.)].
41. Таразов П.Г., Рыжков В.К., Прозоровский К.В. Чреcкатетерная эмболизация при хроническом болевом синдроме, вызванном варикозным расширением овариальных вен. Акушерство и гинекология. 1995;4:48–49. [Tarazov P.G., Ryzhkov V.K., Prozorovskiy K.V. Transcatheter embolization in chronic pain syndrome caused by varicose ovarian veins. Obstetrics and gynecology. 1995;4:48–49 (in Russ.)].
42. Edo Prades M.A., Puchol F., Hernández E.E., Asensi F.M. Pelvic congestion syndrome: outcome after embolization with coils. Radiologia. 2014;56(3):235–240.
43. Kim H.S., Malhotra A.D., Rowe P.C. et al. Embolotherapy for pelvic congestion syndrome: long-term results. J. Vasc. Interv. Radiol. 2006;17(2):289–297.
44. Pyra K., Woźniak S., Drelich-Zbroja A. et al. Evaluation of Effectiveness of Embolization in Pelvic Congestion Syndrome with the New Vascular Occlusion Device (ArtVentive EOS™): Preliminary Results. Cardiovasc Intervent Radiol. 2016 Aug;39 (8):1122–1127.
45. Venbrux A.C., Chang A.H., Kim H.S. et al. Pelvic congestion syndrome (pelvic venous incompetence): impact of ovarian and internal iliac vein embolotherapy on menstrual cycle and chronic pelvic pain. J. Vasc. Interv. Radiol. 2002;13(2 Pt. 1):171–178.
46. Traber J., Bekou V., von Weymann A., Bauer E.P. Pelvines Stauungssyndrom und periphere Varikose. Diagnostik und Therapieoptionen. Phlebologie. 2012;41(04):196–201.
47. Rabe E., Pannier F. Embolization is not essential in the treatment of leg varices due to pelvic venous insufficiency. Phlebology. 2015;30(1 Suppl):86–88.
48. Neste M.G., Narasimham D.L., Belcher K.K. Endovascular stent placement as a treatment for renal venous hypertension. J Vasc Interv Radiol. 1996;7:859–861.
49. Chen S., Zhang H., Shi H. et al. Endovascular stenting for treatment of nutcracker syndrome: report of 61 cases with long-term followup. The Journal of Urology. 2011;186(2):570–575.
50. Hurst D.R., Forauer A.R., Bloom J.R. et al. Diagnosis and endovascular treatment of iliocaval compression syndrome. J Vasc Surg. 2001;34(1):106–113.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?