Ангионевротический отек: анамнестические и клинико-лабораторные взаимосвязи

Импакт фактор - 0,628*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №12 от 23.12.2019 стр. 4-8
Рубрика: Дерматология Аллергология

Цель исследования: изучить частоту встречаемости ангионевротического отека (АО), ассоциированного с крапивницей, по материалам стационара г. Иркутска, а также проанализировать возможные причины развития этих заболеваний, семейную предрасположенность к ним, сопутствующую патологию и клинико-лабораторную характеристику пациентов.

Материал и методы: проведен ретроспективный анализ 113 историй болезни пациентов с диагнозом «АО и острая/хроническая крапивница», находившихся в круглосуточном или дневном стационаре в отделении аллергологии и иммунологии ОГАУЗ «ИГКБ № 10» в период с января 2016 г. по декабрь 2018 г., а также анализ частоты встречаемости данной патологии
за 5 лет.

Результаты исследования: с 2014 по 2018 г. доля АО, сочетанного с крапивницей, среди других аллерго-иммунологических заболеваний составила 7,3%. Установлено, что частота встречаемости пациентов с данным заболеванием в указанном отделении снизилась в 1,9 раза — с 9,1 до 4,8%. Среди причин развития АО чаще отмечалось сочетание различных факторов (продукты-гистаминолибераторы, лекарственные препараты, неврогенные механизмы, сопутствующие заболевания желудочно-кишечного тракта и почек, контакт с синтетическими моющими средствами и др.), у 8,5% пациентов уточнить причины было невозможно. У большинства больных аллергологический анамнез был отрицательным, семейной предрасположенности к аллергическим заболеваниям и вредных привычек не выявлено, отмечалась сочетанная сопутствующая патология. Клиническая картина была типичной в виде уртикарных высыпаний, сопровождавшихся зудом и жжением, и отеков в излюбленных локализациях и, чаще всего, в нескольких локусах одновременно (лицо, шея, ушные раковины, губы, гортань, язык, зев). В лабораторных показателях часто отмечались лейкоцитоз, повышение СОЭ и высокий уровень IgE.

Заключение: по частоте встречаемости среди аллергологических заболеваний АО занял 4-е место. В течение 5 лет доля АО, сочетанного с крапивницей, снизилась в 1,9 раза. Наиболее часто АО провоцировали несколько факторов. У превалирующего числа больных выявлена сопутствующая сочетанная патология. В большинстве случаев клинические симптомы были типичными, с локализацией отеков в нескольких локусах одновременно. В анализах отмечались признаки воспаления.

Ключевые слова: аллергические заболевания, ангионевротический отек, острая крапивница, хроническая крапивница.


Для цитирования: Филиппова А.И., Малова И.О., Хашкина Л.А. и др. Ангионевротический отек: анамнестические и клинико-лабораторные взаимосвязи. РМЖ. Медицинское обозрение. 2019;12:4-8.

Angioedema: anamnestic and clinical laboratory relations

A. Filippova1,2, I.O. Malova1, L.A. Khashkina4, P. Morand2,3, R. Germi2,3

1Irkutsk State Medical University

2University Hospital of Grenoble, France

3Institute of Structural Biology, University Grenoble Alpes, France

4Irkutsk City Clinical Hospital № 10

Aim: to study the angioedema (AO) incidence, associated with urticaria, based on the materials of the hospital in Irkutsk, as well as to analyze the possible causes of these diseases progression, hereditary susceptibility to them, comorbidities and clinical laboratory characteristics of patients.

Patients and Methods: 113 patient histories diagnosed with AO and acute/chronic urticaria, who were at the day and night hospitalization in the Department of Allergy and Clinical Immunology of the Irkutsk City Clinical Hospital № 10 from the period from January 2016 to December 2018, were retrospectively analysed. Besides, the analysis of this pathology incidence over 5 years was performed.

Results: from 2014 to 2018, the AO percentage associated with urticaria was 7.3% among other allergic immunological diseases. It was found that this disease incidence in patients in a specified department decreased by 1.9 times — from 9.1% to 4.8%. A combination of various factors (histamine liberators, medicinal products, neurogenic mechanisms, concomitant diseases of the gastrointestinal tract and kidneys, contact with synthetic detergents, etc.) was more often noted among the AO progression causes; it was impossible to clarify the causes in 8.5% of patients. In most patients, the allergic history was negative, hereditary susceptibility to allergic diseases and bad health habits were not revealed, and there was combined comorbidity. The clinical picture was typical in the form of urticarial eruptions accompanied by itching and burning, and oedema in most popular sites, predominantly, in several loci at the same time (face, neck, ears, lips, larynx, tongue,  pharynx). In laboratory parameters, leukocytosis, an increase in ESR and a high level of IgE were often noted.

Conclusion: AO took the 4th place according to the prevalence among allergic diseases. Within 5 years, the AO percentage associated with urticaria decreased by 1.9 times. Mostly, AO was provoked by several factors. Concomitant combined pathology was revealed in the prevailing number of patients. Commonly, the clinical symptoms were typical, with the localization of oedema in several loci at the same time. The tests showed signs of inflammation.

Keywords: allergic diseases, angioedema, acute urticaria, chronic urticaria.

For citation: Filippova A., Malova I.O., Khashkina L.A. et al. Angioedema: anamnestic and clinical laboratory relations. RMJ. Medical Review. 2019;12:4–8.



В статье представлены результаты исследования, посвященного изучению частоты встречаемости ангионевротического отека, ассоциированного с крапивницей, и анализу возможных причины развития этих заболеваний

Актуальность

Ангионевротический отек (АО) — острая аллергическая реакция, представляющая в настоящее время актуальную проблему. У человека хотя бы раз в жизни может возникнуть крапивница. При этом только крапивница возникает в 50% случаев, острый АО в сочетании с крапивницей — в 40% и изолированный АО — в 10% [1].

Острая крапивница (OK) характеризуется многократным возникновением волдырей, сопровождающихся или не сопровождающихся АО в течение 6 нед., а их рецидив, продолжающийся более 6 нед., считается хронической крапивницей (ХК) [2].

АО с крапивницей или без нее — это серьезное заболевание, которое помимо кожных проявлений может спровоцировать угрожающие для жизни человека состояния (анафилаксия с острой одышкой, симптомы шока, острые боли в животе) [3].

В Российской Федерации крапивница встречается довольно часто: распространенность ОК составляет 8–20%, а ХК поражает до 1,8% взрослого населения. При этом у каждого второго пациента с крапивницей регистрируется АО [4]. По данным зарубежных авторов, ОК поражает до 20% населения, а ХК — до 5% [5].

Крапивница возникает только на коже, тогда как АО поражает глубокие слои кожи, подкожно-жировую клетчатку и/или слизистые оболочки (включая верхние дыхательные пути и желудочно-кишечный тракт). Излюбленной локализацией АО являются лицо (чаще губы и периорбитальная область), конечности и гениталии. Для тяжелых случаев характерен отек языка, горла, гортани. Высыпания при этих двух состояниях отличаются длительностью (при крапивнице — менее 24 ч, при АО — 24–48 ч), цветом (при крапивнице — красные, при АО — цвета кожи или розовые), зудом (при крапивнице — постоянный, при АО — непостоянный), болью и чувствительностью (при крапивнице — редко, при АО — часто) [1, 3].

Интерес представляет анализ распространенности крапивницы и АО в отдельных регионах страны. Анализ частоты госпитализации пациентов с диагнозом «острая крапивница и/или ангионевротический отек» проведен в Казани. За период с 2012 по 2014 г. число госпитализированных с данной патологией составило 2933, при этом в большинстве случаев ОК и АО были ассоциированы с лекарственными препаратами [6]. Распространенность отека Квинке и крапивницы в Томской области в 2006 г. составила 1,0–4,1% [7]. В Смоленске установлена тенденция к уменьшению частоты АО среди взрослого и детского населения (с 1,6% в 2010 г. до 0,4% в 2014 г.) [8]. В республике Башкортостан среди профессиональных аллергических дерматозов за 20-летний период (1995–2015) крапивница и отек Квинке занимали 2-е место (26,6%) после экземы верхних конечностей [9]. В Днепропетровской области в 2010 г. крапивница и отек Квинке заняли 3-е место (18,3%) среди аллергических заболеваний [10]. По данным одного из стационаров Уфы, с 2009 по 2011 г. острая генерализованная крапивница встречалась у 42,9% пациентов, острый отек Квинке — у 18,3%, их сочетание — у 16,5% среди всех больных, поступивших с острыми аллергическими реакциями [11].

Информация о частоте встречаемости АО недоступна и может быть получена с помощью специального исследования. По городу Иркутску, как и по Иркутской области, мы не нашли подобных данных, в связи с чем было запланировано настоящее исследование.

Цель исследования: изучить частоту встречаемости АО, ассоциированного с крапивницей, по данным стационара г. Иркутска, а также проанализировать анамнестические и клинико-лабораторные данные.

Материал и методы

Пациенты с АО в г. Иркутске обращаются в несколько амбулаторных центров, но в силу острого процесса практически все они поступают в круглосуточный или дневной стационар аллергологического отделения ОГАУЗ «ИГКБ № 10».

Официальная отчетность по заболеваемости, принятая в здравоохранении, не предполагает данного диагноза, поэтому официальные сведения о распространенности и заболеваемости АО как самостоятельной нозологической единицы, так и в сочетании с другими диагнозами отсутствуют, что обусловило выбор методики исследования в виде выкопировки данных из медицинской документации больных, госпитализированных в аллергологическое отделение больницы. Полученные сведения представляют собой частоту встречаемости заболевания среди взрослых, по данным специального исследования.

Исследован состав больных по виду аллергических заболеваний в отделении аллергологии и иммунологии ОГАУЗ «ИГКБ № 10» за 5 лет (с 2014 по 2018 г.). Проведен ретроспективный анализ 113 историй болезни пациентов с диагнозом «ангионевротический отек и острая/хроническая крапивница», находившихся в круглосуточном или дневном стационаре в указанном отделении в период с января 2016 г. по декабрь 2018 г.

Результаты исследования

Общее число пациентов, получивших лечение в круглосуточном и дневном стационаре отделения аллергологии и иммунологии ОГАУЗ «ИГКБ № 10» за 2014–2018 г., составило 6002.

Среди аллергических заболеваний за 5 лет (рис. 1) наибольшую долю составили бронхиальная астма (47,08%), токсикодермия (17,43%), крапивница (13,73%), АО (7,38%). Остальные заболевания распределились в следующем порядке: наследственная гипогаммаглобулинемия (3,41%), аллергический ринит (3,04%), аллергический контактный дерматит (2,47%), анафилактический шок (2,13%), атопический дерматит (1,98%), многоформная эритема (1,27%), синдром Лайелла (0,05%), сывороточная болезнь (0,03%).

Рис. 1. Аллергические заболевания у пациентов отделения аллергологии и иммунологии ОГАУЗ «ИГКБ № 10» в 2014–2018 гг.

За пятилетний период диагноз АО (в сочетании с крапивницей) был поставлен 437 больным. С 2014 по 2018 г. количество пациентов с данным диагнозом уменьшилось (табл. 1).

Таблица 1. Частота встречаемости пациентов с ангионевротическим отеком среди общего числа пациентов аллергологического отделения ОГАУЗ «ИГКБ № 10» на 100 исследуемых лиц

Группу пациентов с диагнозом АО и ОК/ХК (113 человек) составили 86 женщин (76,1%) и 27 мужчин (23,9%). Средний возраст пациентов с АО в сочетании с ОК составил 41,6±13,9 года, в сочетании с ХК — 40,9±14,0 года.

Анализ причин АО в сочетании с ОК показал, что 1-е место по частоте встречаемости занимала неуточненная этиология (у 24 человек — 32,8%), 2-е место — сочетанная этиология (у 18 человек — 24,6%): на фоне употребления продуктов гистаминолибераторов, полипрагмазии, заболеваний желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) или почек, острой респираторной вирусной инфекции (ОРВИ). 17 человек (23,2%), анализируя причины развития АО в сочетании с ОК, назвали продукты-гистаминолибераторы (морепродукты, шоколад, орехи, алкоголь, мед, цитрусовые, пищевые добавки, сыр), 12 человек (16,4%) — лекарственную полипрагмазию (антибиотики, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента, нестероидные противовоспалительные средства), 2 человека (3%) — укусы перепончатокрылых насекомых.

В группе пациентов с диагнозом АО в сочетании с ХК среди причин заболевания на 1-е место по частоте встречаемости вышел сочетанный генез (у 16 человек — 40%). Отмечено взаимодействие различных факторов: гистаминолибераторов, полипрагмазии, заболеваний ЖКТ, щитовидной железы, неврогенных причин, ОРВИ, холода, физической нагрузки. На 2-м месте оказалась неуточненная этиология (у 13 человек — 32,5%), 3-е место заняли известные причины (у 11 человек — 27,5%): продукты-гистаминолибераторы, лекарственная непереносимость, физический фактор, контакт с синтетическими моющими средствами.

Таким образом, анализ причинных факторов АО показал, что сочетание АО+ОК чаще всего развивалось на фоне неуточненной этиологии, тогда как АО+ХК — на фоне сочетанного генеза.

Анализ аллергологического анамнеза пациентов показал, что 57 пациентов (78,1%) с диагнозом АО+ОК не имели аллергических заболеваний в прошлом, 7 человек (9,6%) отметили наличие «диатеза» в детстве, 5 человек (6,8%) — атопического дерматита и 4 человека (5,5%) — поллиноза. При АО+ХК аллергической патологии в анамнезе не было у 24 человек (60,0%), остальные виды патологии отмечались в следующем порядке: бронхиальная астма у 6 (15,0%), атопический дерматит у 4 (10,0%), «диатез» в детстве у 3 (7,5%), аллергический ринит у 2 (5,0%), холодовая крапивница в детстве у 1 (2,5%). Таким образом, разнообразие аллергических заболеваний в анамнезе при АО+ХК было выражено в большей степени, чем при АО+ОК.

Мы проанализировали наличие семейной предрасположенности к аллергическим заболеваниям у пациентов с АО и крапивницей. У 37 больных (50,7%) с АО+ОК такая предрасположенность не выявлена. У 8 человек (11,0%) установлена семейная предрасположенность по одной линии родственников, имеющих заболевания кожи (экзема, аллергический контактный дерматит, атопический дерматит, крапивница), у 20 человек (27,4%) — имеющих респираторные аллергические заболевания (бронхиальная астма, аллергический ринит, поллиноз). Семейная предрасположенность к аллергическим заболеваниям по нескольким линиям родственников, имеющих заболевания кожи (атопический дерматит, аллергический контактный дерматит, неуточненная сыпь, атопическая экзема, крапивница, ангиоотек), выявлена у 4 пациентов (5,5%); имеющих респираторные аллергические заболевания (аллергический ринит, бронхиальная астма) — у 2 человек (2,7%); имеющих респираторные аллергические заболевания и заболевания кожи (поллиноз, бронхиальная астма, диатез, крапивница) — у 2 человек (2,7%).

При АО+ХК семейная предрасположенность к аллергическим заболеваниям не выявлена у 20 человек (50,0%); по одной линии родственников, имеющих заболевания кожи (крапивница, диатез, атопический дерматит, АО, аллергический контактный дерматит), выявлена у 9 человек (22,5%); имеющих респираторные аллергические заболевания (бронхиальная астма, поллиноз) — у 2 человек (5%). По нескольким линиям родственников, имеющих заболевания кожи (АО, крапивница, атопический дерматит, диатез), семейная предрасположенность установлена у 5 человек (12,5%); имеющих респираторные аллергические заболевания (бронхиальная астма) — у 2 человек (5%); по нескольким линиям родственников, имеющих респираторные аллергические заболевания и заболевания кожи (бронхиальная астма, АО, крапивница), — у 2 человек (5%).

Таким образом, как при АО+ОК, так и при АО+ХК у половины пациентов семейная предрасположенность к аллергии отсутствовала. Но стоит отметить, что у пациентов с диагнозом АО+ОК родственники чаще страдали респираторной аллергической патологией, тогда как при АО+ХК у родственников чаще отмечались аллергодерматозы.

Наследственность по другим заболеваниям при АО+ОК не была отягощена у 39 человек (53,4%). Отмечена отягощенность наследственности со стороны родителей, теть и дядей, бабушек и дедушек, имеющих сердечно-сосудистые заболевания (гипертоническая болезнь, инсульт, ишемическая болезнь сердца), у 21 человека (29%); со стороны родителей, имеющих сочетанную патологию ССС и эндокринной системы, онкологическое заболевание (гипертоническая болезнь, сахарный диабет, рак желудка/легкого) — у 7 (9,6%); со стороны бабушек и дедушек, братьев и сестер с сахарным диабетом — у 3 человек (4%).

При АО+ХК отягощенная наследственность по другим заболеваниям отсутствовала у 16 пациентов (40%). Отягощенная наследственность по родителям, бабушкам и дедушкам, имеющим патологию ССС (гипертоническая болезнь, инсульт, инфаркт миокарда, ишемическая болезнь сердца), установлена у 18 человек (45,0%); по родителям и детям с сахарным диабетом — у 3 (7,5%); по бабушке и дедушке с системной красной волчанкой — у 1 (2,5%); по родителям с сочетанием гипертонической болезни и сахарного диабета — у 1 (2,5%); по родителям с раком желудка — у 1 (2,5%).

Таким образом, при АО+ОК наследственность по другим заболеваниям более чем у половины больных не была отягощена. Среди наследственной патологии чаще отмечались сердечно-сосудистые заболевания. При АО+ХК наследственность также чаще была отягощена по ССС.

Анализ вредных привычек у пациентов показал, что курение отрицали 45 человек (61,6%) с АО+ОК и 31 (77,5%) — с АО+ХК; прием алкоголя отрицали 65 (89%) пациентов с АО+ОК и 38 (95,0%) с АО+ХК, т. е. подавляющее большинство больных вредных привычек не имели.

Особый интерес представляет изучение сопутствующей патологии у пациентов с АО в сочетании с крапивницей. Из аллергических заболеваний установлен только аллергический ринит, который был диагностирован у 24 человек (32,9%) при АО+ОК и у 17 (42,5%) при АО+ХК.

При АО+ОК не имели сопутствующей патологии 13 человек (17,9%). Только одно сопутствующее заболева-ние было диагностировано у 19 пациентов (26%): патология ЖКТ — у 7, щитовидной железы — у 4, верхних дыхательных путей — у 4, анемия — у 2, вирусный гепатит С — у 2. Сочетание заболеваний выявлено у 41 челове­ка (53,1%). Чаще в сочетании встречались патология ЖКТ (у 18), ССС (у 20), почек (у 11), реже — кожи (у 5), эндокринной системы (у 5), психические заболевания (у 2).

При АО+ХК только у 2 человек (5,0%) не обнаружено сопутствующей патологии. Один сопутствующий диагноз установлен у 7 больных (17,5%): патология ЖКТ — у 6, верхних дыхательных путей — у 1. Сочетанная патология отмечена у 31 пациента (77,5%). Наиболее часто комбинировались патология ЖКТ (у 19), ССС (у 11), эндокринной системы (у 11), заболевания кожи (у 7), реже — болезни почек и надпочечников (у 5), печени и желчного пузыря (у 3), нервной системы (у 3), верхних дыхательных путей (у 3), суставов (у 2).

Таким образом, чаще у пациентов наблюдается различная сочетанная патология, при этом при АО+ХК она включает большее количество органов и систем.

Среди сопутствующей патологии чаще встречались хронический поверхностный гастрит, ассоциированный или не ассоциированный с Helicobacter pylori, гипертоническая болезнь, хронический пиелонефрит и патология щитовидной железы (диффузный токсический зоб, тирео­токсикоз, диффузное увеличение щитовидной железы, аутоиммунный тиреоидит, медикаментозно скомпенсированный гипотиреоз).

Анализ клинической характеристики АО в сочетании с крапивницей показал, что давность заболевания у пациентов с хроническим процессом составила меньше 1 года у 11 человек (27,5%), от 1 года до 5 лет — у 11 человек (27,5%), от 5 до 10 лет — у 10 человек (25%), больше 10 лет — у 8 человек (20%). Кратность обострений АО в сочетании с ХК составила: 1 р./год — у 20 (50%) пациентов, 1–2 р./год — у 12 (30%), 2–3 р./год — у 2 (5%), 3–4 р./год у 3 (7,5%), 4–5 р./год — у 3 (7,5%).

У всех пациентов были выражены субъективные ощущения: зуд и жжение. Первичным элементом чаще всего были волдыри: у 53 (72,6%) человек с АО+ОК и у 34 (85,0%) — с АО+ХК. Эритематозные пятна как первичные элементы отмечены у 5 больных (6,9%) с АО+ОК; сочетание уртикарных высыпаний и эритематозных пятен — у 15 (20,5%) пациентов с АО+ОК и у 6 (15,0%) — с АО+ХК. Высыпания носили распространенный характер у большинства пациентов: у 67 (91,7%) с АО+ОК и у 38 (95,0%) с АО+ХК.

Анализ локализации отеков при АО+ОК и АО+ХК показал, что они были как изолированными (у 41,1 и 27,5% пациентов соответственно) — в области лица, гортани, кистей, так и комбинированными (у 58,9 и 72,5% соответственно) — в области лица, шеи, ушных раковин, язычка и дужек, конечностей, губ, языка, гортани, зева, затылка.

Лимфатические узлы у пациентов с АО+ОК и АО+ХК пальпировались с одинаковой частотой (у 34,3 и 35,0% соответственно) — единичные, подвижные, мягкие, безболезненные.

При физикальном обследовании наших пациентов, не страдающих бронхиальной астмой, на заложенность носа, затруднение дыхания, чувство нехватки воздуха жаловались 32 (43,8%) человека с АО+ОК и 16 (40,0%) — с АО+ХК, дискомфорт при глотании отмечали 12 (16,5%) и 6 (15,0%) человек соответственно. У единичных больных, имеющих бронхиальную астму, отмечались заложенность носа и затруднение дыхания. При пальпаторном исследовании брюшной полости у большинства пациентов как с АО+ОК, так и с АО+ХК отмечался мягкий, безболезненный живот у 65 (89%) и 37 (92,5%) человек соответственно. Болезненность в эпигастрии отмечена у 8 (11%) человек с АО+ОК и у 3 (7,5%) — с АО+ХК.

Анализ результатов УЗИ органов брюшной полости и почек у 29 пациентов с АО+ОК и 23 с АО+ХК показал практически одинаковую частоту сочетанных изменений в печени, поджелудочной железе и почках: у 20,5 и 22,5% соответственно. Умеренные диффузные изменения, очаговые образования, диффузное увеличение щитовидной железы по результатам УЗИ щитовидной железы выявлены у единичных пациентов как с АО+ОК, так и с АО+ХК.

При оценке лабораторных показателей установлено, что такие острофазовые параметры, как лейкоцитоз и скорость оседания эритроцитов, чаще были повышены у больных с АО+ОК — на 24,4 и 15% соответственно, по сравнению с группой АО+ХК (табл. 2). Общий IgE был повышен практически одинаково у пациентов обеих групп: у 53,4 и 47,5% соответственно. Обязательное паразитологическое обследование на наличие яиц гельминтов было проведено у всех пациентов, и в 100% случаев результаты были отрицательными.

Таблица 2. Некоторые лабораторные показатели у пациентов с ангионевротическим отеком в сочетании с крапивницей

Заключение

АО в сочетании с ОК или ХК встречается часто, особенно среди лиц женского пола. Данная патология возникает под воздействием различных известных и неизвестных факторов. В большинстве случаев такие пациенты имеют отрицательный аллергоанамнез, разнообразную сопутствующую патологию и традиционные клинико-лабораторные показатели. Приведенные результаты исследования продемонстрировали, что пациенты с АО в сочетании с крапивницей относятся к категории сложных, как правило, острых, требующих оказания скорой медицинской помощи, и чаще всего — в условиях стационара. При хроническом течении заболевания таким пациентам необходим диспансерный мониторинг с целью выявления сопутствующей патологии и ее коррекции.


Литература
1. Powell R.J., Leech S.C., Till S. et al. BSACI guideline for the management of chronic urticaria and angioedema. Clin Exp Allergy. 2015;45(3):547–565.
2. Radonjic-Hoesli S., Hofmeier K.S., Micaletto S. et al. Urticaria and Angioedema: an Update on Classification and Pathogenesis. Clin Rev Allergy Immunol. 2018;54(1):88–101.
3. Kaplan A.P., Greaves M.W. Angioedema. J Am Acad Dermatol. 2005;53(3):373–388.
4. Данилычева И.В., Ильина Н.И., Лусс Л.В. и др. Федеральные клинические рекомендации. Крапивница. Российский аллергологический журнал. 2018;5:47–62. [Danilicheva I.V., Ilina N.I., Luss L.V. et al. Federal Clinical Recommendations. Urticaria. Russian Journal of Allergy. 2018;5:47–62 (in Russ.)].
5. Fine L.M., Bernstein J.A. Guideline of Chronic Urticaria Beyond. Allergy Asthma Immunol Res. 2016;8(5):396–403.
6. Рахматуллина Н.М., Закирова Г.Н., Макарова Л.В. и др. Острая крапивница и острый ангиоотек в условиях многопрофильной клиники. Вестник современной клинической медицины. 2015;8(1):93–97. [Rakhmatullina N.M., Zakirova G.N., Makarova L.V. et al. Acute urticaria and acute angiootek in a multidisciplinary clinic. Journal of modern clinical medicine. 2015;8(1):93–97 (in Russ.)].
7. Огородова Л.М., Фрейдин М.Б., Сазонов А.Э. и др. Изучение распространенности аллергической патологии и описторхозной инвазии и их взаимосвязи у населения Томской области. Бюллетень сибирской медицины. 2006;4:48–52. [Ogorodova L.M., Freidin M.B., Sazonov A.E. et al. Study of occurrence and correlation between allergic diseases and opisthorchiasis in the population of the Tomsk Region. Bulletin of Siberian Medicine. 2006;4:48–52 (in Russ.)].
8. Полозова М.И., Цыганкова А.И. Распространенность острых аллергических заболеваний в г. Смоленске. Смоленский медицинский альманах. 2015;1:98–99. [Polozova M.I., Tsygankova, A.I. The prevalence of acute allergic diseases in the city of Smolensk. Smolensk medical almanac. 2015;1:98–99 (in Russ.)].
9. Фасхутдинова А.А., Валеева Э.Т., Шагалина А.У. и др. Факторы риска и особенности развития профессиональных заболеваний кожи у работающих республики Башкортостан. Медицина труда и экология человека. 2018;1:57–64. [Faskhutdinova A.A., Valeyeva E.T., Shagalina A.U. et al. Risk factors and specificities of occupational skin diseases development among bashkortostan workers. Occupational Health And Human Ecology. 2018;1:57–64 (in Russ.)].
10. Агафонова И.А., Ленкова Г.В., Хлызина Е.Т. Эпидемиологическая характеристика аллергических заболеваний в Днепропетровском регионе. Новости медицины и фармации. 2010;322:5–7. [Agafonova I.A., Lenkova G.V., Hlyzina E.T. Epidemiologic characteristics of allergic diseases in Dniepropetrovsk region. Medical news and pharmacy. 2010;322:5–7 (in Russ.)].
11. Хантимерова Э.Ф., Нуртдинова Г.М., Бойкова И.С., Загидуллин Ш.З. Особенности клинического течения и причины возникновения острых аллергических реакций. Современные проблемы науки и образования. 2012;5:61. (Электронный ресурс). URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=7194. Дата обращения: 15.06.2019. [Khantimerova E.F., Nurtdinova G.M., Boykova I.S., Zagidullin Sh.Z. Features of clinical course and causes of the origin of acute allergic reactions. (Electronic resource). URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=7194. Access date: 15.06.2019 (in Russ.)].

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?