С нами уже 54 633 врача из различных областей
В нашей базе более 100 000 статей присоединяйтесь!

Кишечная микробиота при атопическом дерматите у детей: нарушения и пути коррекции в составе комплексной терапии

Импакт фактор - 0,628*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №12 от 31.12.2019 стр. 31-34
Рубрика: Дерматология

Кишечная микрофлора принимает участие во всех метаболических процессах в организме человека, а ее состояние определяет течение патологических процессов. В последние годы проводятся значительные исследования, направленные на изучение роли кишечной микрофлоры в развитии заболеваний кожи, в первую очередь атопического дерматита. Полученные в этих исследованиях данные указывают на тесную функциональную взаимосвязь между микробиотой желудочно-кишечного тракта и процессами, физиологическими и патологическими, протекающими в коже, что позволило говорить о существовании функциональной оси «кишечник — кожа». В экспериментальных и клинических исследованиях показан положительный эффект от применения пробиотических средств при лечении больных атопическим дерматитом, как взрослых, так и детей. Данные, полученные в наших исследованиях, также подтверждают тесную взаимосвязь метаболической активности микрофлоры кишечника с особенностями течения патологического процесса в коже, указывают на то, что кишечная моторика, измененная у больных атопическим дерматитом детей, оказывает существенное влияние на состояние кишечного микробиоценоза. Данные отечественной и зарубежной литературы позволяют рекомендовать включение в состав комплексной терапии атопического дерматита препараты, нормализующие моторику желудочно-кишечного тракта, а также пробиотические средства.

Ключевые слова: дети, атопический дерматит, кишечная микробиота, иммунитет, гомеостаз, тримебутин, Необутин,
Максилак.




Для цитирования: Тихомиров А.А., Наринская Н.М., Бельмер С.В., Ардатская М.Д. Кишечная микробиота при атопическом дерматите у детей: нарушения и пути коррекции в составе комплексной терапии // РМЖ. Медицинское обозрение. 2019. №12. С. 31-34

Gut microbiota in atopic dermatitis in children: disorders and adjustments in the complex therapy

A.A. Tikhomirov1, N.M. Narinskaya1. S.V. Belmer1, M.D. Ardatskaya2

1Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

2Academic and Research Medical Center of the Administrative Directorate of the President of the Russian Federation, Moscow

Gut microflora takes part in all metabolic processes in the human body, and its condition determines the course of pathological processes. In recent years, significant researches have been conducted to study the role of gut microflora in the development of skin diseases, primarily atopic dermatitis. Obtained data in these studies indicate a close functional association between the microbiota of the gastrointestinal tract and the processes (physiological and pathological) occurring in the skin, which allowed discussing the existence of a functional skin-gut axis. Experimental and clinical studies have shown a positive effect of the probiotic agents’ use in the patients’ treatment with atopic dermatitis, both adults and c hildren. Obtained data in our studies also confirm the close association of the gut microflora metabolic activity with the pathological process patterns in the skin, indicate that the intestinal motility, changed in pediatric patients with atopic dermatitis, has a significant impact on the intestinal microbiocenosis state. The domestic and foreign literature data allow us to recommend the drugs’ inclusion in the complex therapy of atopic dermatitis that normalizes the gastrointestinal tract motility, as well as probiotic agents.

Keywords: children, atopic dermatitis, intestinal microbiota, immunity, homeostasis, trimebutine, Neobutine, Maxilac.

For citation: Tikhomirov A.A., Narinskaya N.M., Belmer S.V., Ardatskaya M.D. Gut microbiota in atopic dermatitis in children: disorders and adjustments in the complex therapy. RMJ. Medical Review. 2019;12:31–34.

Статья посвящена анализу нарушений и методам коррекции в составе комплексной терапии кишечной микробиоты при атопическом дерматите у детей

Значение кишечной микрофлоры в патогенезе атопического дерматита 

Атопический дерматит (АД) — широко распространенный хронический воспалительный дерматоз, наблюдающийся у 15–30% детей и 2–10% взрослых. Это заболевание характеризуется разнообразием фенотипов с широкой вариабельностью клинических признаков [1–3].

На сегодняшний день дисфункция кожного барьера и измененные иммунные реакции представляются основными факторами в патогенезе АД [2–5]. В основе АД, по современным представлениям, лежит нарушение кожного барьера, обусловленное мутацией в гене FLG, кодирующем белок филаггрин. Филаггрин играет важную роль в поддержании эпидермального гомеостаза, удерживая воду и поддерживая барьерную функцию кожи. Мутация в гене FLG приводит к увеличению трансдермальной потери воды, а также повышению проницаемости кожи, что облегчает проникновение в нее из окружающей среды антигенов и различных микроорганизмов [6, 7].

В острой стадии заболевания антигены из внешней среды проникают через нарушенный кожный барьер и вызывают высвобождение кератиноцитами провоспалительных цитокинов, таких как интерлейкин 33 и интерлейкин 25. Последние, в свою очередь, активируют Т-лимфоциты 2 типа, что приводит к нарастанию воспалительной реакции в коже, которая еще более усиливается при вовлечении в процесс клеток Лангерганса. Ремоделирование тканей, наблюдаемое при хронической стадии АД, может быть вторичным по отношению к интерлейкин-17-опосредованному высвобождению цитокинов с профибротической активностью, таких как интерлейкин 11 и фактор роста опухоли бета (TGF-β) [8].

Кишечная микрофлора играет ключевую роль в формировании и функционировании иммунной системы, влияя на течение иммунопатологических процессов во всех органах и тканях.

Известно, что многочисленные бактерии, населяющие кишечник, в частности Bacteroides fragilis, Faecalibacterium prausnitzii и бактерии, принадлежащие к кластерам Clostridium IV и XI, через различные механизмы оказывают модулирующее влияние на иммунокомпетентные клетки, продуцирующие про- и противовоспалительные цитокины, в различных органах и тканях, включая кожу [9].

Продуцируемые кишечными бактериями короткоцепочечные жирные кислоты (КЖК), особенно бутират, подавляют иммунные реакции, снижая пролиферацию клеток, синтезирующих провоспалительные цитокины, их миграцию и адгезию. За счет торможения гистондеацетилазы и инактивации передачи сигналов NF-κB КЖК регулируют как активацию, так и апоптоз иммунных клеток. С другой стороны, ингибирование гистондеацетилазы способствует пролиферации регуляторных клеток, участвующих в различных физиологических процессах в коже, включая регуляцию роста волосяного фолликула, дифференцировку клеток и заживление ран [10–12]. Также показано, что кишечный микробиоценоз может определять физиологические и патологические процессы в коже, регулируя иммунный ответ через транслокацию кишечных бактерий и их метаболитов непосредственно в кожу [12, 13]. В случае повышения проницаемости кишечных барьеров находящиеся там бактерии, а также их метаболиты попадают в кровоток, достигают кожи и могут влиять на ее гомеостаз. В частности, ДНК кишечных бактерий были выделены из крови больных псориазом [13].

Кишечный микробиом, по-видимому, существенно влияет на микробиом кожи. КЖК, синтезируемые кишечной микрофлорой, в частности пропионат, ацетат и бутират, играют ключевую роль в определении микробиомного профиля кожи, влияя на механизмы иммунной защиты. Микроорганизмы рода Propionibacterium, например, способны в значительных количествах продуцировать КЖК, преимущественно ацетат и пропионат, которые, в свою очередь, проявляют выраженный антимикробный эффект в коже в отношении наиболее распространенных штаммов метициллин-резистентного Staphylococcus aureus. В то же время Staphylococcus epidermidis и Propionibacterium acnes, хорошо изученные кожные комменсальные микроорганизмы, в меньшей степени подвержены влиянию КЖК по сравнению с другими представителями кожной микрофлоры [14, 15].

В ряде исследований была продемонстрирована связь между нарушением состава кишечной микрофлоры (кишечным дисбиозом) и АД [16]. В частности, применение метагеномного анализа образцов стула у пациентов с АД продемонстрировало значительное снижение численности F. prausnitzii у этих больных по сравнению с контрольной группой. Параллельно наблюдалось снижение продукции КЖК кишечной микрофлорой у пациентов с АД. Авторы подчеркивают наличие связи между уменьшением численности F. prausnitzii, с одной стороны, и нарушением эпителиального барьера и вторично возникающим воспалением — с другой [17, 18]. Вместе с тем нарушение кишечного барьера на фоне дисбиоза способствует проникновению антигенов, микробов и их токсинов в кровоток и взаимодействию их с тканями-мишенями, включая кожу, где они запускают или усиливают иммунные реакции, приводящие к дальнейшему повреждению тканей [16, 18–20].

Влияние пробиотиков на течение атопического процесса

Положительное влияние кишечных бактерий на состояние кожи показано в ряде исследований с использованием экспериментальных моделей.

В исследовании T. Levkovich et al. (2013) у мышей, получавших c питанием добавку Lactobacillus reuteri, наблюдалось увеличение толщины кожи, усиленный фолликулогенез и увеличенная продукция себоцитов, что проявлялось более густой, блестящей шерстью [21]. В другом исследовании на грызунах Y. Horii et al. (2014) показали, что добавки Lactobacillus brevis SBC8803 уменьшали у крыс кожный кровоток, возможно, через усиленное высвобождение серотонина из кишечных энтерохромаффинных клеток и последующую активацию парасимпатических влияний. Также было показано значительное снижение трансэпидермальной потери воды при введении в пищу лактобацилл [22]. Этот эффект был воспроизведен далее в клинических исследованиях на людях. После приема пероральной добавки L. brevis SBC8803 в течение 12 нед. значительно снизилась трансэпидермальная потеря воды и значительно увеличилась гидратация кожи [23].

В других исследованиях также было показано, что бактериальные пищевые добавки оказывают положительное влияние на барьерную функцию кожи человека. У добровольцев, которые принимали Lactobacillus paracasei NCC2461 в составе пищевой добавки в течение 2 мес., наблюдалось снижение трансэпидермальной потери воды, ассоциированное с увеличением циркуляции в крови TGF-β, цитокина, оказывающего благоприятное влияние на состояние барьерных функций [13, 24]. H. Baba et al. (2006) обнаружили, что добавление Lactobacillus helveticus к эпидермальным культурам кератиноцитов человека повышает экспрессию кератина 10 и инволюкрина, маркеров ранней и поздней дифференцировки клеток, что позволяет предположить способность L. helveticus стимулировать дифференцировку эпидермальных клеток. Кроме того, было показано дозозависимое увеличение синтеза профилаггрина — белка, участвующего в процессах окончательной дифференцировки кератиноцитов [25].

Показано, что кишечный микробиом поддерживает восстановление гомеостаза кожи после ультрафиолетового (УФ) облучения. Так, 10 дней перорального приема Lactobacillus johnsonii у безволосых мышей защищал их от вызванного ультрафиолетом эффекта контактной гиперчувствительности, связываемой с уменьшением числа эпидермальных клеток Лангерганса и увеличением уровня интерлейкина 10 [26]. В плацебо-контролируемом исследовании пищевая добавка L. johnsonii La1 защищала иммунный гомеостаз кожи у 54 здоровых добровольцев после воздействия УФ-излучения. Этот эффект был опосредован через нормализацию эпидермальной экспрессии CD1a-трансмембранного гликопротеина [27, 28].

Кишечная микрофлора способствует аллостазу кожи, оказывая влияние на дифференцировку Т-клеток в ответ на различные иммунные стимулы. Так, пероральное введение Lactobacillus casei снижает дифференцировку CD8C T-клеток в эффекторные клетки кожной гиперчувствительности и уменьшает их численность в коже при воздействии 2,4-динитрофторбензола. Эта бактерия также увеличивает число FoxP3 регуляторных T-клеток в коже, в результате чего снижается апоптоз-опосредованное воспаление и восстанавливается гомеостаз через иммуномодуляторные механизмы [29, 30].

Клетки Th17 широко представлены как в коже, так и в кишечнике, т. к. оба органа контактируют с внешней средой [31]. Эти клетки и их провоспалительные цитокины непосредственно участвуют в патогенезе ряда хронических воспалительных дерматозов, включая псориаз и болезнь Бехчета. Баланс между Th17 эффекторными клетками и регуляторными Т-клетками находится в значительной степени под влиянием кишечного микробиома [32].

Таким образом, имеющиеся данные указывают на тесную функциональную связь кишечной микрофлоры как с физиологическими, так и с патологическими процессами, протекающими в коже, что позволяет говорить о существовании функциональной оси «кишечник — кожа». Вклад в развитие АД может вносить как дисбаланс кишечного микробиоценоза, так и нарушение кожного барьера.

К настоящему времени проведено достаточно много исследований, которые в экспериментальных и клинических условиях показывают возможность применения пробиотиков в составе комплексной терапии АД.

В экспериментальном исследовании на мышах течение АД улучшалось при пероральном введении L. casei var. rhamnosus (LCR35), что сопровождалось увеличением кишечной популяции B. fragilis, лактобацилл, бифидобактерий и энтерококков при снижении Clostridium coccoides и восстановлении баланса Th1 и Th2 клеток [33].

Метаанализ, который включал 8 клинических исследований (741 новорожденный), продемонстрировал положительное влияние пробиотиков, содержащих лактобациллы, на снижение тяжести АД [34].

По данным другого метаанализа (568 детей в возрасте от 1 до 18 лет: 296 — получали пробиотики, 272 — контрольная группа), отмечено улучшение показателей SCORAD (Scoring of atopic dermatitis — шкала атопического дерматита) у детей от 1 года до 18 лет с АД, получавших пробиотики. При этом эффект в большей степени наблюдался при применении Lactobacillus fermentum, Lactobacillus sali­varius и смеси различных штаммов (Bifidobacterium bi­fidum, Lactobacillus acidophilus, L. casei и L. salivarius) [35]. Эти данные подтверждают результаты ранее опубликованных исследований [36].

Метаанализ рандомизированных контролируемых исследований, проведенный Y.S. Chang et al., выявил высокую эффективность в снижении тяжести АД и его профилактике при применении синбиотиков — комбинации пребиотиков и пробиотиков со смесью различных микробных штаммов у детей старше 1 года [37].

Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, в которое вошли 50 детей в возрасте от 4 до 17 лет, показало, что смесь пробиотиков (Bifidobacterium lactis CECT 8145, Bifidobacterium longum CECT 7347 и L. casei CECT 9104) была эффективной в снижении индекса SCORAD [38]. В нескольких рандомизированных клинических испытаниях, касающихся применения пробиотиков у взрослых больных с АД, сообщалось об их положительном эффекте.

A. Roessler et al. в двойном слепом плацебо-контролируемом рандомизированном исследовании с использованием комбинации пробиотиков (L. paracasei Lpc-37, L. acidophilus 74–2 и Bifidobacterium animalis subsp. lactis DGCC 420), продолжавшемся 8 нед., отметили, что значение SCORAD имело тенденцию к снижению, а после приема добавок в стуле пациентов с АД увеличилось количество L. paracasei и B. lactis [39].

Исследование, проведенное Y. Yoshida et al., в котором в течение 8 нед. у пациентов с АД использовалась Bifidobacterium breve, показало, что тяжесть атопического дерматита значительно уменьшилась, а доля B. breve в микрофлоре кишечника увеличилась в группе пациентов, получавших пробиотики [40].

L. Drago et al., используя пробиотик L. salivarius в течение 16 нед. у 38 пациентов с АД средней и тяжелой степени, обнаружили улучшение показателя SCORAD и значительное уменьшение уровня цитокинов Th1 (интерлейкин 12, интерферон-γ), а также значительное уменьшение количества стафилококков в стуле у пациентов, получавших пробиотик [41].

Пероральный прием пробиотика B. animalis subsp. lactis (LKM512) уменьшал выраженность зуда у взрослых пациентов с АД в проспективном плацебо-контролируемом исследовании. При этом было установлено, что противозудный эффект связан с увеличением продукции микрофлорой кишечника кинуреновой кислоты [42].

Кишечная микрофлора и кишечная моторика при атопическом дерматите

В проведенное нами исследование был включен 41 ребенок с тяжелым АД в возрасте 5–16 лет (средний возраст 10,95±0,51 года), 20 мальчиков и 21 девочка [42]. У всех детей оценивалась метаболическая активность кишечной микрофлоры c определением КЖК в стуле методом высокоэффективной газожидкостной хроматографии, а также исследовалась электрическая активность кишечника методом периферической электрогастроэнтерографии.

Выявленные в исследовании нарушения метаболической активности кишечной микрофлоры характеризовались повышением продукции микроорганизмами кишечника уксусной, пропионовой, масляной, валериановой кислот при достоверном повышении доли изокислот.

Полученные данные указывают на увеличение активности сахаролитической флоры, сопровождающееся нарастанием активности нехарактерных для нормального микробиоценоза кишечника протеолитических микроорганизмов при увеличении доли анаэробов.

Также была выявлена связь проявлений АД с изменениями метаболической активности кишечной микрофлоры, скорее всего опосредованной изменениями моторики ЖКТ. Так, показана достоверная положительная корреляционная связь средних значений индекса SCORAD с парциальным содержанием уксусной кислоты, положительная корреляционная связь продукции изокапроновой кислоты с площадью кожного процесса и выраженностью экскориаций, а также парциальным содержанием уксусной кислоты и выраженностью мокнутия.

Функциональные нарушения моторики толстой кишки могут быть причиной изменения состава кишечного микробиоценоза. Выявлена тесная отрицательная связь моторики толстой кишки с суммарной продукцией кишечной микрофлорой КЖК, в частности уксусной и масляной кислот. Другими словами, замедление моторной активности толстой кишки приводит к увеличению синтеза указанных КЖК. При этом снижение электрической активности толстой кишки коррелировало с усилением зуда, потерей сна и эритемой.

Таким образом, основной патологический процесс при АД, предположительно, через изменение состояния вегетативной нервной системы меняет моторику кишечника, что приводит к изменению кишечного микробиоценоза, а изменение внутрикишечного метаболизма и всасывание метаболитов на фоне повышенной проницаемости кишечного барьера поддерживают активность АД.

Новые возможности повышения эффективности лечения

С целью коррекции нарушений моторики органов пищеварения больные получали тримебутина малеат. Тримебутина малеат, действуя на энкефалинергическую систему кишечника, регулирует моторику на всем протяжении желудочно-кишечного тракта, усиливает моторику в случае ее снижения и ослабляет при повышении. Одна таблетка содержит 100 мг или 200 мг тримебутина малеата. Препарат разрешен в РФ для применения у детей с 3 лет перорально. Взрослым и детям с 12 лет он назначается по 100–200 мг 3 р./сут, детям 3–5 лет — по 25 мг 3 р./сут, детям 5–12 лет — по 50 мг 3 р./сут.

На фоне проводимого в нашем исследовании комплексного лечения положительная динамика индекса SCORAD указывала на улучшение состояния кожи, более выраженное в основной группе с применением тримебутина малеата (16 детей) по сравнению с контрольной (24 ребенка). На фоне проводимого лечения в контрольной группе достоверной динамики показателей КЖК не было, в основной же группе отмечались положительные изменения, выразившиеся в достоверном снижении суммарной продукции кислот и отношения парциальной доли уксусной кислоты к сумме всех КЖК. Кроме того, по сравнению с контрольной группой достоверно ниже были показатели общего содержания КЖК в стуле, а также содержания уксусной и масляной кислот. Однако нормализация наблюдалась не в полной мере, а содержание изокислот оставалось повышенными даже в конце исследования, что указывает на необходимость продолжения терапии, возможно, с включением пре- или пробиотиков. Результаты исследования указывают на эффективность применения тримебутина для коррекции моторики, но для коррекции состояния микробиоценоза требуются дополнительные терапевтические средства [42].

В качестве такого пробиотического средства может выступить Максилак® Бэби, выпускаемый в форме лиофилизата в гранулах, специально для детей с первых дней жизни. Он содержит 9 специально подобранных штаммов полезных бактерий, включая Lactobacillus rhamnosus GG и B. longum BG-7 в концентрации 1 млрд КОЕ, а также пребиотический компонент — фруктоолигосахариды. Гранулы Максилак® Бэби защищены специальной запатентованной технологией — двумя оболочками: белковой и из коллоидных полисахаридов. Белковая оболочка позволяет без потери качественного и количественного состава пройти три естественных барьера: кислую среду желудка, соли желчных кислот, пищеварительные ферменты. Оболочка из коллоидных полисахаридов защищает содержимое от воздействия влаги и высоких температур. Максилак® Бэби не содержит лактозы и казеина, что особенно важно для детей с АД, имеющих сенсибилизацию к белкам коровьего молока.

В работе Т.Г. Маланичевой и соавт. под наблюдением находились 65 детей с АД в возрасте от 4 мес. до 2 лет, 35 из которых получали в составе комплексной терапии синбиотик Максилак® Бэби по 1 пакетику-саше в сутки в течение 20 дней (в группе сравнения 30 детей получали только базисную терапию основного заболевания). На фоне проводимого лечения у детей основной группы общий терапевтический эффект составил 91,4±5,1%, в то время как в группе сравнения — 80,0±4,3% (р<0,05), с сокращением длительности периода обострения в 1,5 раза (с 13,8±1,4 до 9,1±2,3 дня, р<0,05). Высокий индивидуальный терапевтический эффект в основной группе наблюдался в 2 раза чаще, а низкий — в 2,3 раза реже, чем в группе сравнения. При этом в основной группе индекс SCORAD на фоне лечения снизился в 5 раз — с 29,0±4,8 до 5,6±1,8 балла, а в группе сравнения — в 3 раза, с 29,3±4,7 до 9,8±1,9 балла (р<0,05). Эффект также характеризовался значительным увеличением продолжительности ремиссии. Авторы сделали вывод, что полученные результаты открывают новые возможности применения пробиотических средств, в частности синбиотика Максилак® Бэби, у детей с АД [43].

Заключение

Таким образом, при АД наблюдаются существенные изменения состава и метаболической активности кишечной микрофлоры, которые коррелируют с характером основного заболевания и в значительной степени связаны с особенностями моторики кишечника. Применение в составе комплексной терапии прокинетиков и пробиотиков повышает эффективность лечения АД. Тем не менее многие вопросы взаимосвязи кишечного микробиоценоза с физиологическими и патологическими процессами в коже, включая таковые при АД, остаются не в полной мере изученными и требуют дальнейших исследований, которые в конечном итоге откроют новые пути повышения эффективности терапии.


Литература
1. Simpson E.L., Chalmers J.R., Hanifin J.M. et al. Emollient enhancement of the skin barrier from birth offers effective atopic dermatitis prevention. J Allergy Clin. Immunol. 2014;134:818–823. DOI: 10.1016/j.jaci.2014.08.005.
2. Seite S., Bieber T. Barrier function and microbiotic dysbiosis in atopic dermatitis. Clin Cosmet Investig Dermatol. 2015;8:479–483. DOI: 10.2147/CCID. S91521.
3. Huang Y.J., Marsland B.J., Bunyavanich S. et al. The microbiome in allergic disease: current understanding and future opportunities — 2017 PRACTALL document of the American Academy of Allergy, Asthma and Immunology and the European Academy of Allergy and Clinical Immunology. J Allergy Clin Immunol. 2017;139:1099–1110. DOI: 10.1016/j.jaci.2017.02.007.
4. Irvine A.D., Simpson E.L., Eichenfield L.F., Friedlander S.F. Review of critical issues in the pathogenesis of atopic dermatitis. Semin Cutan Med Surg. 2016; 35, S89–S91. DOI: 10.12788/j.sder.2016.042.
5. Muraro A., Lemanske R.F., Hellings P.W. et al. Precision medicine in patients with allergic diseases: airway diseases and atopic dermatitis — PRACTALL document of the European Academy of Allergy and Clinical Immunology and the American Academy of Allergy, Asthma and Immunology. J. Allergy Clin. Immunol. 2016;137:1347–1358. DOI: 10.1016/j.jaci.2016.03.010.
6. Kelleher M., Dunn-Galvin A., Hourihane J.O. et al. Skin barrier dysfunction measured by transepidermal water loss at 2 days and 2 months predates and predicts atopic dermatitis at 1 year. J Allergy Clin Immunol. 2015;135:930–935. DOI: 10.1016/j.jaci. 2014.12.013.
7. Horimukai K., Morita K., Narita M. et al. Transepidermal water loss measurement during infancy can predict the subsequent development of atopic dermatitis regardless of filaggrin mutations. Allergol Int. 2016;65:103–108. DOI: 10.1016/j.alit.2015.09.004.
8. Otsuka A., Nomura T., Rerknimitr P. et al. The interplay between genetic and environmental factors in the pathogenesis of atopic dermatitis. Immunol Rev. 2017;278:246–262. DOI: 10.1111/ imr.12545.
9. Forbes J.D., van Domselaar G., Bernstein C.N. The gut microbiota in immune-mediated inflammatory diseases. Front. Microbiol. 2015;7:1081.
10. Meijer K., de Vos P., Priebe M.G. Butyrate and other short-chain fatty acids as modulators of immunity: what relevance for health? Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2010;13:715–721. DOI: 10.1097/MCO.0b013e32833eebe5.
11. Loser K., Beissert S. Regulatory T cells: banned cells for decades. J. Invest. Dermatol. 2012;132:864–871. DOI: 10.1038/jid.2011.375.
12. Samuelson D.R., Welsh D.A., Shellito J.E. Regulation of lung immunity and host defense by the intestinal microbiota. Front Microbiol. 2015;6:1085. DOI: 10.3389/fmicb.2015.01085.
13. O’Neill C.A., Monteleone G., McLaughlin J.T., Paus R. The gut-skin axis in health and disease: a paradigm with therapeutic implications. Bioessays. 2016;38:1167–1176. DOI: 10.1002/bies.201600008.
14. Shu M., Wang Y., Yu J. et al. Fermentation of Propionibacterium acnes, a commensal bacterium in the human skin microbiome, as skin probiotics against methicillin-resistant Staphylococcus aureus. PLoS One. 2013;8: e55380. DOI: 10.1371/journal.pone. 0055380.
15. Schwarz A., Bruhs A., Schwarz T. The short-chain fatty acid sodium butyrate functions as a regulator of the skin immune system. J Investig Dermatol. 2017;1:855–864. DOI: 10.1016/j.jid.2016.11.014.
16. Johnson C.C., Ownby D.R. The infant gut bacterial microbiota and risk of pediatric asthma and allergic diseases. Transl. Res. 2017;179:60–70. DOI: 10.1016/j.trsl.2016.06.010.
17. Kim H., Kim H.Y., Lee S. et al. Clinical efficacy and mechanism of probiotics in allergic diseases. Korean J. Pediatr. 2013;56:369–376. DOI: 10.3345/kjp.2013.56.9.369.
18. Song H., Yoo Y., Hwang J. et al. Faecalibacterium prausnitzii subspecies–level dysbiosis in the human gut microbiome underlying atopic dermatitis. J Allergy Clin Immunol. 2016;137:852–860. DOI: 10.1016/j.jaci. 2015.08.021.
19. Purchiaroni F., Tortora A., Gabrielli M. et al. The role of intestinal microbiota and the immune system. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2013;17:323–333.
20. Seite S., Bieber T. Barrier function and microbiotic dysbiosis in atopic dermatitis. Clin Cosmet Investig Dermatol. 2015;8:479–483. DOI: 10.2147/CCID. S91521.
21. Levkovich T., Poutahidis T., Smillie C. et al. Probiotic bacteria induce a ‘glow of health’. PLoS One. 2013;8: e53867. DOI: 10.1371/journal.pone.0053867.
22. Horii Y., Kaneda H., Fujisaki Y. et al. Effect of heat-killed Lactobacillus brevis SBC8803 on cutaneous arterial sympathetic nerve activity, cutaneous blood flow and transepidermal water loss in rats. J App. Microbiol. 2014;116:1274–1281. DOI: 10.1111/jam.12435.
23. Ogawa M., Saiki A., Matsui Y. et al. Effects of oral intake of heat-killed Lactobacillus brevis SBC8803 (SBL88TM) on dry skin conditions: a randomized, double-blind, placebocontrolled study. Exp Ther Med. 2016;12:3863–3872. DOI: 10.3892/etm.2016.3862.
24. Guéniche A., Philippe D., Bastien P. et al. Randomised double-blind placebo-controlled study of the effect of Lactobacillus paracasei NCC 2461 on skin reactivity. Benef Microbes. 2013;5:137–145. DOI: 10.3920/BM2013.0001.
25. Baba H., Masuyama A., Takano T. Short communication: effects of Lactobacillus helveticus-fermented milk on the differentiation of cultured normal human epidermal keratinocytes. J. Dairy Sci. 2006;89:2072–2075. DOI: 10. 3168/jds.S0022-0302 (06) 72275-5.
26. Guéniche A.G., Benyacoub J., Buetler T.M. et al. Supplementation with oral probiotic bacteria maintains cutaneous immune homeostasis after UV exposure. Eur J Dermatol. 2006;16:511–517. DOI: 10.1684/ ejd.2006.0023.
27. Dougan S.K., Kaser A., Blumberg R.S. “CD1 expression on antigenpresenting cells,” in T Cell Activation by CD1 and Lipid Antigens. Current Topics in Microbiology and Immunology. 2007;314. Ed. D.B. Moody (Berlin: springer). DOI: 10.1007/978-3-540-69511-0_5.
28. Peguet-Navarro J., Dezutter-Dambuyant C., Buetler T.M. et al. Supplementation with oral probiotic bacteria protects human cutaneous immune homeostasis after UV exposure — double blind, randomized, placebo controlled clinical trial. Eur J Dermatol. 2008;18:504–511. DOI: 10.1684/ejd.2008.0496.
29. Chapat L., Chemin K., Dubois B. et al. Lactobacillus casei reduces CD8 C T cell-mediated skin inflammation. Eur J Immunol. 2004;34:2520–2528. DOI: 10.1002/eji.200425139.
30. Hacini-Rachinel F., Gheit H., Le Luduec J.B. et al. Oral probiotic control skin inflammation by acting on both effector and regulatory T cells. PLoS One. 2009;4: e4903. DOI: 10.1371/journal. pone.0004903.
31. Weaver C.T., Elson C.O., Fouser L.A., Kolls J.K. The Th17 pathway and inflammatory diseases of the intestines, lungs, and skin. Annu Rev Pathol. 2013;24:477–512. DOI: 10.1146/annurev-pathol-011110-130318.
32. Van Beelen A.J., Teunissen M.B., Kapsenberg M.L., de Jong E.C. Interleukin-17 in inflammatory skin disorders. Curr.Opin. Allergy Clin. Immunol. 2007;7:374–381. DOI: 10.1097/ACI.0b013e3282ef869e.
33. Enomoto T., Sowa M., Nishimori K. Effects of bifidobacterial supplementation to pregnant women and infants in the prevention of allergy development and on fecal microbita. Allergol Int. 2014;63(4):575–585.
34. Zhao M., Shen C., Ma L. Treatment efficacy of probiotics on atopic dermatitis, zooming in on infants: A systematic review and meta-analysis. Int J Dermatol. 2018;57:635–641.
35. Huang R., Ning H., Shen M. et al. Probiotics for the treatment of atopic dermatitis in children: A systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials. Front Cell Infect Microbiol. 2017;7:392.
36. Kim S.O., Ah Y.M., Yu Y.M. et al. Effects of probiotics for the treatment of atopic dermatitis: A meta-analysis of randomized controlled trials. Ann Allergy Asthma Immunol. 2014;113:217–226.
37. Chang Y.S., Trivedi M.K., Jha A. et al. Synbiotics for prevention and treatment of atopic dermatitis: a metaanalysis of randomized clinical trials. JAMA Pediatr. 2016;170(3):236–242.
38. Navarro-López V., Ramírez-Boscá A., Ramón-Vidal D. et al. Effect of oral administration of a mixture of probiotic strains on SCORAD index and use of topical steroids in young patients with moderate atopic dermatitis: A randomized clinical trial. JAMA Dermatol. 2018;154:37–43.
39. Roessler A., Friedrich U., Vogelsang H. et al. The immune system in healthy adults and patients with atopic dermatitis seems to be affected differently by a probiotic intervention. Clin Exp Allergy. 2008;38:93–102.
40. Yoshida Y., Seki T., Matsunaka H. et al. Clinical effects of probiotic Bifidobacterium breve supplementation in adult patients with atopic dermatitis. Yonago Acta Med. 2010;53:37–45.
41. Drago L., Iemoli E., Rodighiero V. et al. Effects of Lactobacillus salivarius LS01 (DSM 22775) treatment on adult atopic dermatitis: A randomized placebo-controlled study. Int J Immunopathol Pharmacol. 2011;24:1037–1048.
42. Короткий Н.Г., Наринская Н.М., Бельмер С.В., Ардатская М.Д. Коррекция функциональных нарушений моторики органов пищеварения при атопическом дерматите у детей. Вопросы детской диетологии. 2015;13(4):5–10. [Korotky N.G., Narinskaya N.M., Belmer S.V., Ardatskaya M.D. Correction of functional disorders of the motility of the digestive system in atopic dermatitis in children. Questions of children’s nutrition. 2015;13(4):5–10 (in Russ.)].
43. Маланичева Т.Г., Зиатдинова Н.В., Сердинская И.Н. Эффективность синбиотиков у детей с атопическим дерматитом. РМЖ. 2018;(9):69–72. [Malanicheva T.G., Ziatdinova N.V., Serdinskaya I.N. The effectiveness of synbiotics in children with atopic dermatitis. RMJ. 2018;(9):69–72 (in Russ.)].

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?