Косвенные способы оценки инсулинорезистентности при метаболическом синдроме

COVID-19
Импакт фактор - 0,651*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Антиплагиат
Регулярные выпуски «РМЖ» №2 от 29.03.2021 стр. 10-12
Рубрика: Эндокринология

Цель исследования: изучить возможность использования для оценки инсулинорезистентности (ИР) при метаболическом синдроме (МС) расчетных индексов, основанных на результатах определения рутинных клинико-лабораторных показателей.

Материал и методы: обследовано 77 человек с МС, отвечающим критериям Международной федерации диабета (2005). У всех обследованных измеряли рост, массу тела, окружность талии, определяли в крови натощак уровни инсулина, глюкозы, триглицеридов (ТГ), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП). На основании исследуемых показателей посредством общепринятых формул определяли «инсулиновые» и «неинсулиновые» индексы ИР. Из первых учитывали индексы НОМА, Caro, QUICKI, из вторых — индексы ТГ/ХС ЛПВП, висцерального ожирения, накопления липидов, триглицеридно-глюкозный и метаболический индексы. Силу связи между показателями оценивали с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена (rs).

Результаты исследования: показано, что все расчетные «неинсулиновые» индексы достоверно слабо и умеренно коррелировали с индексом НОМА. Четыре из пяти этих индексов (за исключением триглицеридно-глюкозного индекса) были достоверно связаны с индексом QUICKI. Вместе с тем ни один из «неинсулиновых» индексов не обнаруживал статистически значимой связи с индексом Caro. «Неинсулиновые» индексы были сопряжены с индексом НОМА примерно в равной степени (диапазон колебаний rs от 0,25 до 0,34). Самый простой по определению и вычислению индекс ИР, основанный на отношении ТГ к ХС ЛПВП, имел с индексом НОМА умеренный коэффициент корреляции, равный 0,33 (p=0,005).

Заключение: «неинсулиновые» индексы ИР, рассчитываемые на основании рутинных клинико-лабораторных показателей, не могут в полной мере использоваться для оценки ИР при МС в работе врача общей практики. Необходимо продолжать поиск других (более точных) «неинсулиновых» способов диагностики ИР у лиц с МС.

Ключевые слова: метаболический синдром, инсулинорезистентность, индексы инсулинорезистентности, НОМА, индекс ТГ / ХС ЛПВП.




Для цитирования: Мадянов И.В. Косвенные способы оценки инсулинорезистентности при метаболическом синдроме. РМЖ. 2021;2:10-12.

Indirect methods for assessing insulin resistance in metabolic syndrome

I.V. Madyanov

Chuvash State University named after I.N. Ulyanov, Cheboksary

Chuvash Republic Postgraduate Doctors’ Training Institute, Cheboksary

Aim: to study the possibility of using calculated indices based on the results of determining routine clinical laboratory parameters for assessing insulin resistance (IR) in metabolic syndrome (MS).

Patients and Methods: the study included 77 subjects with MS who met the criteria of the International Diabetes Federation (2005). The following parameters were measured in all subjects: height, body weight, waist circumference, and fasting blood levels of insulin, glucose, triglycerides (TG), and high-density lipoprotein cholesterol (HDL–C). On the basis of the studied parameters, the insulin-based and non-insulin-based IR indices were determined using generally accepted formulas. Insulin-based indices included the following: HOMA-IR, Caro, QUICKI; non-insulin-based included: TG/HDL–C, visceral obesity, lipid accumulation, triglyceride-glucose (TyG) and metabolic indices. Association between these indices was estimated using the Spearman’s rank correlation coefficient (rs).

Results: it was shown that all calculated non-insulin-based indices significantly weakly and moderately correlated with H OMA-IR index. 4 out of 5 of these indices (excluding the TyG index) were significantly associated with QUICKI index. However, none of the non-insulin-based indices showed a statistically significant association with Caro index. Non-insulin-based indices were paired with HOMA-IR index approximately equally (the range of rs fluctuations was 0.25–0.34). Based on the ratio of TG to HDL–C, the simplest by definition and calculation IR index had a moderate correlation coefficient with HOMA-IR index equal to 0.33 (p=0.005).

Conclusion: non-insulin-based IR indices calculated on the basis of routine clinical laboratory parameters cannot be fully used to assess IR in MS during the work of general practitioner. It is necessary to continue the search for other (more accurate) non-insulin-based methods for diagnosing IR in subjects with MS.

Keywords: metabolic syndrome, insulin resistance, IR indices, HOMA-IR, TG/HDL–C index.

For citation: Madyanov I.V. Indirect methods for assessing insulin resistance in metabolic syndrome. RMJ. 2021;2:10–12.

Косвенные способы оценки инсулинорезистентности при метаболическом синдроме

Введение

Согласно современным представлениям метаболический синдром (МС) определяется как сочетание различных метаболических нарушений и/или заболеваний, являющихся факторами риска раннего развития атеросклероза [1]. По данным наших эпидемиологических исследований, МС встречается у 17,2% взрослого населения [2], тогда как, по обобщенным данным, его распространенность в популяции варьирует в пределах 14–24%, занимая лидирующие позиции в США (23,8%) [1]. Очевидно, что при такой высокой распространенности врачи всех специальностей регулярно сталкиваются в своей клинической практике с пациентами, имеющими МС. И в первую очередь это касается врачей общей практики, которые в силу специфики своей деятельности призваны не только выявлять у своих больных клинико-метаболические проявления МС и ассоциированные с ним состояния, но и осуществлять за ними в процессе проведения лечебно-профилактических мероприятий динамический контроль.

С учетом того, что в основе патогенеза МС лежит инсулинорезистентность (ИР), представляется важным обеспечить врачей инструментами для ее количественной оценки. Поиски в этом направлении ведутся уже много лет.

Самым точным методом определения ИР является КЛЭМП-тест, однако его проведение в реальных клинических условиях трудноосуществимо из-за чрезвычайной сложности. Поэтому в рутинной практике для определения ИР отдают предпочтение более простым тестам, результаты которых в той или иной мере отражают данные КЛЭМП-теста. В частности, коррелируют с данными КЛЭМП-теста различные расчетные индексы, которые учитывают концентрацию иммунореактивного инсулина (ИРИ) и уровень глюкозы плазмы натощак (ГПН) [3]. Наиболее часто используются из них в клинической практике индекс НОМА (homeostatis model assessment — метод оценки гомеостатической модели), индекс Саго, а также индекс QUICKI (quantitative insulin sensitivity check index — индекс количественной оценки инсулиновой чувствительности) [4].

Несмотря на относительную доступность «инсулиновых» (основанных на определении ИРИ) индексов оценки ИР, исследователи заинтересованы в поиске еще более дешевых и простых методов ее оценки, благодаря чему повысится доступность этих методов в повседневной клинической практике.

В этой связи привлекают внимание «неинсулиновые» индексы ИР, которые основываются на математических расчетах, основанных на результатах широко применяемых в повседневной практике антропометрических и лабораторных анализов, и которые хорошо коррелируют с уже известными «инсулиновыми» индексами определения ИР [5]. К числу наиболее часто применяемых из этих производных показателей относятся: индекс, учитывающий значения в плазме крови натощак уровней триглицеридов (ТГ) и холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), — индекс ТГ / ХС ЛПВП [6], индекс висцерального ожирения (ИВО) [7], индекс накопления липидов (ИНЛ) [8], триглицеридно-глюкозный индекс (ТГИ) [9] и, наконец, недавно предложенный отечественными исследователями так называемый метаболический индекс (МИ) [10].

Цель исследования: оценить возможность применения в клинической практике для оценки ИР при МС расчетных индексов, основанных на результатах определения рутинных клинико-лабораторных показателей.

Материал и методы

В исследование включено 77 человек в возрасте от 18 до 66 лет (средний возраст — 39,3 года, медиана — 38 лет). Мужчин было 28 (средний возраст — 38 лет, медиана — 34,5 года), женщин — 49 (средний возраст и медиана — 40 лет). Выборка сформирована случайным образом из числа пациентов, обратившихся на амбулаторный прием к эндокринологу (автору работы) по поводу избыточной массы тела или ожирения и имевших признаки, позволяющие диагностировать у них МС в соответствии с критериями Международной федерации диабета (2005) [11].

У всех обследованных определяли рост (м), массу тела (кг), вычисляли индекс массы тела ИМТ (кг/м2). О выраженности абдоминального ожирения судили по окружности талии (ОТ) (см). Фиксировали систолическое (САД) и диастолическое (ДАД) артериальное давление (АД) (мм рт. ст.). Из показателей липидограммы крови учитывали уровни ХС ЛПВП и ТГ. Определяли значения ГПН и базального ИРИ (ИРИ0).

МС диагностировали при абдоминальном ожирении (ОТ≥94 см у мужчин, ОТ≥80 см у женщин) и наличии, как минимум, 2 критериев из 4: 1) ТГ≥1,7 ммоль/л или специфическое лечение дислипидемии; 2) ХС ЛПВП <1,0 ммоль/л для мужчин и <1,3 ммоль/л для женщин или специфическое лечение; 3) САД≥130 мм рт. ст. или ДАД≥85 мм рт. ст. или антигипертензивная терапия; 4) ГПН≥5,6 ммоль/л или диагноз «сахарный диабет 2 типа» [11].

На основании ранее упомянутых источников литературы определяли «инсулиновые» (HOMA, Caro, QUICKI) [3, 4] и «неинсулиновые» (ТГ / ХС ЛПВП, ИВО, ИНЛ, ТГИ, МИ) [6–10] индексы ИР, которые вычисляли по формулам, приведенным в таблице 1.

Таблица 1. Формулы для расчета «инсулиновых» и «неинсулиновых» индексов ИР

Для статистической обработки данных использовали программу Statistica 12.0. Количественные характеристики выборок описывали посредством средней (М), медианы (Ме), интерквартильного размаха (LQ 25%; UQ 75%). Силу связи между показателями оценивали с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена (rs). При этом считали, что корреляционная связь при rs от 0 до ±0,299 является слабой, от ±0,3 до ±0,699 — умеренной и от ±0,7 до ±1,0 — сильной. В качестве порогового уровня статистической значимости принимали значение р=0,05.

Результаты исследования

В таблице 2 представлены количественные характеристики основных исследуемых показателей. Направленность отклонений этих показателей, как и полагалось, соответствовала таковой при МС: у пациентов имело место абдоминальное ожирение (увеличение значений ОТ), повышение параметров АД, значений гликемии натощак и уровней ТГ, а также снижение в плазме ХС ЛПВП. Все эти изменения, как и ожидалось, сопровождались сдвигами расчетных «инсулиновых» индексов, указывающих на очевидную склонность пациентов с МС к ИР. По крайней мере, в исследуемой выборке пациентов распределение значений наиболее часто используемого в клинической практике индекса НОМА было значительно смещено в сторону величин, существенно превышающих пороговый уровень (2,77), используемый для диагностики ИР [12].

Таблица 2. Количественная характеристика основных исследуемых показателей у пациентов с МС

Все анализируемые «инсулиновые» индексы, как и ожидалось, находились в тесных коррелятивных взаимоотношениях между собой. Индекс НОМА коррелировал с индексом Caro (rs= -0,77, р<0,001) и с индексом QUICKI (rs=-0,99, р<0,001), а индексы Caro и QUICKI коррелировали между собой (rs=0,77, р<0,001). Cудя по высоким значениям коэффициентов корреляции, эти показатели, особенно индексы НОМА и QUICKI, могут рассматриваться как взаимозаменяемые.

Как видно из данных, отраженных в таблице 3, все расчетные «неинсулиновые» индексы слабо и умеренно достоверно коррелировали с индексом НОМА. При этом самый простой по определению и вычислению индекс ИР, основанный на отношении ТГ к ХС ЛПВП, имел с индексом НОМА умеренный коэффициент корреляции, равный 0,33 (p=0,005). Четыре из пяти «неинсулиновых» индексов (за исключением ТГИ) также достоверно слабо и умеренно были связаны с индексом QUICKI. Вместе с тем ни один из «неинсулиновых» индексов не обнаруживал статистически значимой связи с индексом Caro.

Таблица 3. Коэффициент корреляции Спирмена для «инсулиновых» и «неинсулиновых» индексов ИР при МС

Таким образом, несмотря на достоверность коррелятивных взаимоотношений, ни один из анализируемых «неинсулиновых» индексов ИР при МС не был в достаточной мере сопряжен с «инсулиновыми» индексами, традиционно используемыми для косвенной оценки резистентности к инсулину. Судя по данным литературы [5], применение «неинсулиновых индексов» для индикации ИР более оправдано только при популяционных исследованиях, в т. ч. для выявления лиц, подверженных развитию МС. Что касается оценки ИР при самом МС, то необходимо продолжать исследования, нацеленные на поиск новых «неинсулиновых» индексов, доступных в рутинной клинической практике.

Заключение

Таким образом, предложенные в последние годы «неинсулиновые» индексы ИР (индексы ТГ / ХС ЛПВП, ИВО, ИНЛ, ТГИ, МИ), рассчитываемые на основании рутинных клинико-лабораторных показателей, слабо и умеренно коррелируют при МС с более дорогостоящими и менее доступными «инсулиновыми» индексами, в частности с известным индексом НОМА, базирующимся на определении уровней базального инсулина и ГПН. Следовательно, эти индексы не могут в полной мере использоваться в повседневной клинической практике для оценки ИР при МС. Необходим поиск других (более точных) «неинсулиновых» индексов как способов диагностики ИР у лиц с МС.


Литература
1. Цанава И.А., Шаронова Л.А., Вербовой А.Ф. Метаболический синдром и сердечно-сосудистые заболевания. РМЖ. 2017;25(11):785–789. [Tsanava I.A., Sharonova L.A., Verbovoy A.F. Metabolic syndrome and cardiovascular diseases. RMJ. 2017;25(11):785–789 (in Russ.)].
2. Маркова Т.Н., Кичигин В.А., Мадянов И.В. и др. Гормонально-метаболические аспекты формирования ожирения и метаболического синдрома в этнических группах (на примере популяции Чувашской Республики). Терапевтический архив. 2014;86(5):73–77. [Markova T.N., Kichigin V.A., Madianov I.V. et al. Hormonal aspects of the development of obesity and metabolic syndrome in ethnic groups (by the population of the Chuvash Republic). Therapeutic Archive. 2014;86(5):73–77 (in Russ.)].
3. Майоров А.Ю. Урбанова К.А., Галстян Г.Р. Методы количественной оценки инсулинорезистентности. Ожирение и метаболизм. 2009;6(2):19–23. [Mayorov A.Yu. Urbanova K.A., Galstyan G.R. Methods for guantificative assessment of insulin resistance. Obesity and metabolism. 2009;6(2):19–23 (in Russ.)].
4. Васюкова О.В., Витебская А.В. Инсулинорезистентность при ожирении у детей: спорность оценки. Проблемы эндокринологии. 2009;55(3):8–13. [Vasyukova O.V., Vitebskaya A.V. Insulin resistance in obese children: debate on assessment. Problems of Endocrinology. 2009;55(3):8–13 (in Russ.)].
5. Руяткина Л.А., Руяткин Д.С., Исхакова И.С. Возможности и варианты суррогатной оценки инсулинорезистентности. Ожирение и метаболизм. 2019;16(1):27–32. [Ruyatkina L.A., Ruyatkin D.S., Iskhakova I.S. Opportunities and options for surrogate assessment of insulin resistance. Obesity and metabolism. 2019;16(1):27–32 (in Russ.)].
6. McLaughlin T., Reaven G., Abbasi F. et al. Is there a simple way to identify insulin-resistant individuals at increased risk of cardiovascular disease? Am. J. Cardiol. 2005;96(3):399–404.
7. Amato M.C., Giordano C., Galia M. et al. AlkaMeSy Study Group: Visceral Adiposity Index: a reliable indicator of visceral fat function associated with cardiometabolic risk. Diabetes Care. 2010;33(4):920–922.
8. Kahn H.S. The "lipid accumulation product" performs better than the body mass index for recognizing cardiovascular risk: a population-based comparison. BMC Cardiovasc. Disord. 2005;5:26.
9. Simental-Mendia L.E., Rodriguez-Moran M., Guerrero-Romero F. The Product of Fasting Glucose and Triglycerides As Surrogate for Identifying Insulin Resistance in Apparently Healthy Subjects. Metab. Syndr. Relat. Disord. 2008;6(4):299–304.
10. Ройтберг Г.Е., Дорош Ж.В., Шархун О.О. и др. Возможности применения нового метаболического индекса при оценке инсулинорезистентности в клинической практике. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2014;10(3):264–274. [Roytberg G.E., Dorosh J.V., Sharkhun O.O. et al. New metabolic index use potentialities in evaluation of insulin resistance in clinical practice Ration Pharmacother Cardiol. 2014;10(3):264–274 (in Russ.)].
11. Alberti K.G., Zimmet P., Shaw J. Metabolic syndrome — a new world-wide definition. A Consensus Statement from the International Diabetes Federation. Diabet. Med. 2006;23(5):469–480.
12. Бабенко А.Ю., Матвеев Г.А., Алексеенко Т.И. и др. Взаимосвязи компонентов метаболического синдрома с уровнем гормонов, вовлеченных в регуляцию метаболизма жировой ткани. Артериальная гипертензия. 2019;25(6):639–652. [Babenko A.Y., Matveev G.A., Alekseenko T.I. et al. Interrelations of components of metabolic syndrome with the level of the hormones involved in regulation of adipose tissue metabolism. Arterial Hypertension. 2019;25(6):639—652 (in Russ.)].

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Pierre Fabre
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен