Портал РМЖ — медицинская информация экспертного уровня для профессионалов
Вот уже 26 лет мы предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
присоединяйтесь!

Структурные и функциональные особенности изменения миокарда в патогенезе диабетической кардиомиопатии при сахарном диабете 1 типа

COVID-19
Импакт фактор - 0,426*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Антиплагиат
РМЖ. №1 от 25.03.2022 стр. 15-19
Рубрика: Эндокринология Кардиология

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) являются основной причиной смерти пациентов с сахарным диабетом (СД) 1 типа (СД1). Основные механизмы и клинические особенности поражения сердечно-сосудистой системы, а также влияние классических факторов сердечно-сосудистого риска на прогноз пациентов были изучены у пациентов с СД 2 типа (СД2). Подходы к лечению и профилактике ССЗ при СД1 также были в значительной степени экстраполированы на основании опыта изучения СД2. В связи с этим растет интерес к лучшему пониманию роли хронической гипергликемии в развитии ССЗ при СД1 и оценке факторов риска. СД1 вызывает эндотелиальную дисфункцию и ранний атеросклероз. При этом гипергликемия практически не влияет на фракцию выброса левого желудочка, а наличие гипертрофии — необязательный признак для дисфункции желудочков. Неясно, влияет ли СД без поздних осложнений на функцию миокарда. При СД1 снижается поглощение глюкозы миокардом, уменьшается окисление глюкозы, приводя к снижению производительности сердца, выработки энергии и потере «метаболической гибкости». Инсулинорезистентность при СД1 является одним из звеньев патогенеза ССЗ и может служить важной терапевтической мишенью. У пациентов с СД1 недооценивается повышенный риск развития ССЗ, а также отсутствуют инструменты в отношении подходов в стратификации и профилактике ССЗ.

Ключевые слова: сахарный диабет, сердечно-сосудистые заболевания, дисфункция желудочков, диабетическая кардиомиопатия, гипергликемия, эндотелиальная дисфункция, атеросклероз.


Для цитирования: Гольдшмид А.Е., Балакшина Н.А., Еремина Ю.С. и др. Структурные и функциональные особенности изменения миокарда в патогенезе диабетической кардиомиопатии при сахарном диабете 1 типа. РМЖ. 2022;1:15-19.

Structural and functional patterns of myocardial changes in the pathogenesis of diabetic cardiomyopathy in type 1 diabetes mellitus

A.E. Goldshmid, N.A. Balakshina, Yu.S. Eremina, I.V. Poluboyarinova, V.V. Fadeev


I.M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University), Moscow


Cardiovascular diseases (CVD) are the main cause of fatal outcome in patients with type 1 diabetes mellitus (DM). The definition of diabetic cardiomyopathy includes structural and functional changes in the myocardium (in diabetes without manifestations of coronary heart disease (CHD) or hypertension), due to which it is difficult to isolate the diabetic cardiomyopathy. DM causes endothelial dysfunction and early atherosclerosis. At the same time, hyperglycemia does not affect the left ventricular ejection fraction, and the presence of hypertrophy is an optional sign for ventricular dysfunction. It is unclear whether diabetes affects myocardial function without late complications. DM leads to a decrease in myocardial glucose uptake and glucose oxidation. Due to this, it results in cardiovascular performance reduction, energy generation and loss of "metabolic fl exibility". Insulin resistance in DM is one of the pathogenesis links and may be an important therapeutic target. In patients with DM, the increased risk of CVD development is underestimated. There are also no tools for stratification and prevention of CVD.

Keywords: diabetes mellitus, cardiovascular diseases, ventricular dysfunction, diabetic cardiomyopathy, hyperglycemia, endothelial dysfunction, atherosclerosis.

For citation: Goldshmid A.E., Balakshina N.A., Eremina Yu.S. et al. Structural and functional patterns of myocardial changes in the pathogenesis of diabetic cardiomyopathy in type 1 diabetes mellitus. RMJ. 2022;1:15–19.



Введение

Совершенствование подходов к инсулинотерапии, внедрение терапевтического обучения и современных технологий контроля сахарного диабета (СД) 1 типа (СД1) в настоящее время привели к существенному сокращению распространенности острых осложнений и увеличению продолжительност и жизни пациентов [1, 2]. Тем не менее заболевание по-прежнему приводит к высокой инвалидизации и связано с более низкой ожидаемой продолжительностью жизни, чем в общей популяции [3]. Как и в общей популяции, сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) являются одной из лидирующих причин смерти при СД1 [4]. Суммарно хроническая сердечная недостаточность, нарушения мозгового кровообращения, инфаркт миокарда и острые сердечно-сосудистые нарушения являются причино e9 смерти 38,1% пациентов с СД1 [5]. Ряд авторов выделяют кардиомиопатию как одно из самостоятельных, специфических поздних осложнений СД [6, 7].

Существует множество исследований, описывающих взаимосвязь между ССЗ и СД 2 типа (СД2) [8]. Основные механизмы и клинические особенности поражения сердечно-сосудистой системы, а также влияние классических факторов сердечно-сосудистого риска на прогноз пациентов были изучены у пациентов с СД2. СД1 в этом плане изучен гораздо меньше, хотя существуют данные о том, что относительный риск ССЗ у пациентов с СД1 примерно в 10 раз выше, чем в общей популяции [9]. Подходы к лечению и профилактике ССЗ при С 841 были в значительной степени экстраполированы на основании опыта изучения СД2.

В связи с этим растет интерес к лучшему пониманию роли хронической гипергликемии в развитии ССЗ при СД1 и оценке факторов риска.

Структурные изменения миокарда

Специфические морфологические изменения, характерные только для диабетической кардиомиопатии, вероятно, отсутствуют, тем не менее современное определение специфической диабетической кардиомиопатии включает в себя структурные и функциональные изменения миокарда у пациентов с диабетом без проявлений ишемической болезни сердца (ИБС) или гипертонии (рис. 1) [10, 11].

Рис. 1. Механизмы развития диабетической кардиомиопатии [11]

В реальной клинической практике выделить диабетическую кардиомиопатию в чистом виде весьма сложно, поскольку у многих пациентов как с СД1, так и с СД2 есть артериальная гипертензия, а при СД2 — атеросклеротические изменения сосудов [12]. Таким образом, понятие диабетической кардиомиопатии во многом скорее условно.

Концентрическое ремоделирование левого желудочка (ЛЖ) является основной структурной характеристикой поражения сердца, оно предшествует развитию манифестной сердечной недостаточности, а также является серьезным предиктором неблагоприятных сердечно-сосудистых событий [13].

Существует не так много данных о том, что при отсутствии ИБС, ожирения или гипертонии СД сам по себе может вызвать левожелудочковую недостаточность и дилатацию ЛЖ [14].

Интерстициальный фиброз является звеном патогенеза гипертрофии ЛЖ и выявляется на более поздних стадиях диабетической кардиомиопатии [15].

Роль интерстициального фиброза в патогенезе гипертрофии ЛЖ при стабильной или ранней диабетической кардиомиопатии не совсем ясна, поскольку на ранних стадиях преобладает не фиброз, а патологическая гипертрофия миоцитов [12].

Интерстициальный и периваскулярный фиброз является гистологическим признаком диабетической кардиомиопатии, а степень фиброза коррелирует с массой сердца [16]. При СД увеличивается отложение коллагена, а также может усиливаться сшивание коллагеновых волокон, что способствует снижению податливости ЛЖ. Некоторые исследования [16, 17] показали, что гликирование коллагеновых волокон миокарда действительно усиливается у пациентов с СД.

В литературе упоминается «гипертрофия кардиомиоцитов» при диабетической кардиомиопатии, но ее вклад в «гипертрофию желудочков» не до конца понятен. Увеличение площади поперечного сечения кардиомиоцитов с интерстициальным фиброзом или без интерстициального фиброза б fbло зарегистрировано на разных животных моделях СД1 и СД2, однако на модели СД1 у мышей линии Akita (Ins2WT/C96Y) наблюдалось значимое уменьшение площади поперечного сечения кардиомиоцитов по сравнению с группой контроля без СД (мыши Ins2WT/WT) [18].

Гипертрофия кардиомиоцитов неспецифична для диабетической кардиомиопатии [19].

Гипертрофия ЛЖ чаще развивается и встречается при СД2 и намного реже при СД1, что, вероятно, связано с более молодым возрастом и более низкой частотой ИБС и артериальной гипертензии [12].  

Системное эндотелиальное воспаление

По данным исследований, СД1 вызывает эндотелиальную дисфункцию и ранний атеросклероз, который может привести к микро- и макрососудистым осложнениям [20]. S.D. Funk et al. [21] показали, что хроническая гипергликемия при СД1 является независимым фактором атеросклеротического поражения. Хроническая гипергликемия при e2одит к увеличению уровня конечных продуктов гликирования, которые могут вызывать экспрессию молекулы межклеточной адгезии (Inter-Cellular Adhesion Molecule 1, ICAM-1) и Е-селектина в эндотелиальных клетках сосудов. Они, в свою очередь, участвуют в связывании макрофагов и других воспалительных клеток, а также в трансэндотелиальной миграции лейкоцитов в субэндотелиальное пространство, где происходит высвобождение биоактивных молекул [22, 23].

Функциональные изменения миокарда

Несмотря на очевидную связь СД с сердечной недостаточностью на уровне популяции [10], в большинстве исследований сообщается, что сама по себе гипергликемия практически не влияет на общую фракцию выброса (ФВ) ЛЖ [24]. Именно поэтому при проведении эхокардиографии у пациентов с СД1 и СД2 наиболее часто можно встретить диастолическую дисфункцию ЛЖ с нормальной ФВ ЛЖ.

Тот факт, что диастолическая дисфункция обнаруживается у пациентов с СД без гипертрофии ЛЖ [25], указывает на то, что наличие гипертрофии не является обязательным признаком для дисфункции желудочков. Провести сравнение и охарактеризовать различия в желудочковой дисфункции между СД1 и СД2, если таковые имеются, трудно, поскольку возраст и сопутствующие заболевания у п e0циентов не сопоставляются в исследованиях СД1 и СД2. В настоящее время остается неясным, влияет ли СД без поздних осложнений на функцию миокарда.

Традиционно считается, что при СД систолическая дисфункция ЛЖ развивается реже диастолической и именно диастолическая дисфункция — самое раннее функциональное проявление диабетической кардиомиопатии [12]. В недавно п роведенном исследовании было показано [26], что у пациентов с СД1 чаще встречается нарушение продольной систолической функции, чем нарушение диастолической функции ЛЖ.

Известно, что у пациентов с СД1 увеличивалась скорость продольной и окружной деформации ЛЖ как в покое, так и во время нагрузки [27].

У подростков с СД1 повышена сократительная способность миокарда как в состоянии покоя, так и при физической нагрузке по сравнению со здоровыми добровольцами, что удивительно, так как потенциально диабетическая кардиомиопатия приводит к постепенному снижению функции 

 'ecиокарда и сердечной недостаточности. Можно предположить, что субклинические проявления диабетической кардиомиопатии характеризуются парадоксальной гипердинамикой ЛЖ и отражают нарушения механической эффективности задолго до очевидного ухудшения функции миокарда [28]. Кроме того, было показано, что продолжительность забЦ eлевания имеет обратную корреляцию со скоростью деформации миокарда, а уровень гликированного гемоглобина коррелирует с деформацией как в покое, так и при стресс-ЭхоКГ [29].

Метаболические изменения миокарда

Для нормальной работы сердца необходимо поддержание достаточного количества высокоэнергетических фосфатов, АТФ и креатинфосфата. Среди потенциальных механизмов поражения сердца рассматриваются метаболические изменения миокарда [12].

В норме в сердечной мышце 60–90% АТФ синтезируется за счет окисления свободных жирных кислот, в меньшей степени (10–40%) — за счет глюкозы [30]. Данная «метаболическая гибкость», характеризующаяся наличием разных субстратов для получения энергии, чрезвычайно важна для адекватной работы миокарда.

Особенности механизма развития метаболических изменений миокарда при СД1 заключаются в том, что, Ц 2 отличие от СД2, гипергликемия чаще всего возникает гораздо раньше при отсутствии гиперинсулинемии [31].

Так как при СД1 в связи с абсолютным дефицитом инсулина наблюдается снижение поглощения глюкозы миокардом, это приводит к уменьшению окисления глюкозы [31]. Как следствие, жирные кислоты становятся основным источником энергии, это само по себе способствует выработке активных форм кислорода и митохондриальной дисфункции, приводя к развитию кардиомиопатии [32].

При СД2 в связи с инсулинорезистентностью снижается эффективность производства энергии за счет увеличения метаболизма жирных кислот и подавления окисления глюкозы [33].

Однако в итоге наблюдается повышенное поглощение и использование жирных кислот как при СД1, так и при СД2 [31].

Данные изменения приводят к ухудшению производительности сердца и снижению выработки энергии. Считается, что повышенный уровень жирных кислот и, следовательно, усиление сердечной деятельности приводят к потере «метаболической гибкости», а также уменьшению эффективности между использованием субстрата и выработкой АТФ [34, 35]. Ниже представлены ключевые пути, с помощью которых патологическое накопление липидов способствует развитию кардиомиопатии (рис. 2).

Рис. 2. Нарушения обмена жирных кислот при СД, приводящие к диабетической кардиомиопатии [31]

С учетом вышеизложенных структу рных, функциональных и метаболических изменений миокарда в настоящее время представляет интерес изучение субклинического поражения сердца.

Инсулинорезистентность и сердечно-сосудистые заболевания

Известно, что инсулинорезистентность является характерным признаком СД2, однако резистентность к инсулину также была описана и при СД1.

Ранее считалось, что снижение чувствительности к инсулину у людей с СД1 связано исключительно с ожирением и высоким уровнем гликированн eeго гемоглобина, но последние данные опровергают это предположение, так как инсулинорезистентность была выявлена в различных тканях у пациентов с СД1 при достижении компенсации углеводного обмена и ИМТ, сопоставимым с группой контроля без СД [36, 37].

В настоящее время обсуждаются различные механизмы развития инсулинорезистентности при СД1 (р ис. 3) [38–44]. Авторы одной из гипотез развития инсулинорезистентности считают, что снижение чувствительности к инсулину развивается вследствие длительного воздействия экзогенного инсулина в супрафизиологических дозах, увеличения массы тела, отчасти вызванного интенсифицированной инсулинотерапией, а также наличия генетической предрасположенности к развитию СД2 [38, 39]. Другой предложенный механизм заключается в отсутствии поступления инсулина в портальную систему, что приводит к снижению поступления инсулина в печень и снижению выработки инсулиноподобного фактора роста 1 [40]. В дальнейшем подавляется механизм отрицательной обратной связи и повышается уровень гормона роста, который является контринсулярным гормоном. Гипотеза [36, 39, 41], связывающая инсулинорезистентность с сердечно-сосудистыми осложнениями, основывается на воздействии инсулина на заменимые жирные кислоты и липотоксичность при развитии макро- и микроангиопатии. Также обсуждается влияние эктопированного жира и его катаболитов на развитие инсулинорезистентн eeсти с помощью различных сигнальных путей [42, 43].

Рис. 3. Возможные механизмы развития инсулинорезистентности при СД1 [44]

В 1991 г. был введен термин «двойной диабет» [45], использующийся для описания пациентов, которые имеют антитела к глутаматдекарбоксилазе и тирозинфосфатазе β-клеток поджелудочной железы, а также выраженную инсулинорезистентность (рис. 4). Данная группа пациентов имеет большой риск развития метаболических нарушений, включая артериальную гипертензию, дислипидемию и синдром поликистозных яичников.

Рис. 4. Механизм, потенциально способствующий развитию «двойного диабета» [38]

Хотя инсулинорезистентность призна edа важной составляющей сердечно-сосудистых осложнений при СД1, в клинических рекомендациях не прописан алгоритм диагностики. «Золотым стандартом» количественной оценки действия инсулина является гиперинсулинемический эугликемический клэмп, но он слишком трудоемок для использования в рутинной клинической практике [44].

Были предложены различные методы оценки чувствительности к инсулину, например расчетная скорость удаления глюкозы (estimated glucose disposal rate, eGDR). Этот показатель может быть оценен с использованием обычных клинических измерений: гликированного гемоглобина, окружности талии, наличия гипертонии. еGDR демонстрирует значимую корреляцию с инсулинорезистентностью, измеренной с помощью гиперинсулинемического эугликемического клэмпа. еGDR была одобрена для оценки чувствительности к инсулину у пациентов с СД1 [46]. Было показано, что низкий уровень eGDR был связан с отягощенным анамнезом в отношении СД2 и ожирением. Кроме того, было показано [47], что низкий уровень eGDR связан с повышенным риском развития микро- и макрососудистых осложнений при наличии СД.

В исследовании G. Priya et al. [48] было показано, что инсулинорезистентность играет более важную роль в развитии ССЗ у пациентов с СД1, чем декомпенсация углеводного обмена. В Питтсбургском исследовании по изучению эпидемиологии осложнений СД с развитием ИБС была связана именно инсулинорезистентность, а не уровень гликированного гемоглобина [49]. Таким образом, можно сказать, что инсулинорезистентность является звеном патогенеза сердечно-сосудистых осложнений и потенциально важной терапевтической мишенью для их предотвращения.

Заключение

Несмотря на заметное увеличение ожидаемой продолжительности жизни, у пациентов с СД1 в силу отсутствия достаточного количества данных и исследований часто недооценивается повышенный риск развития ССЗ, являющихся лидирующей причиной смерти у этой категории пациентов. Требуется дальнейшее изучение методов оценки сердечно-сосудистой системы для определения оптимального инструмента стратификации сердечно-сосудистого риска и выработки подходов к лечению и профилактике в этой группе пациентов.


Литература
1. Sawani S., Siddiqui A.R., Azam S.I. et al. Lifestyle changes and glycemic control in type 1 diabetes mellitus: a trial protocol with factorial design approach. Trials. 2020;21(1):346. DOI: 10.1186/s13063-020-4205-7.
2. Azevedo S., Saraiva J., Caramelo F. et al. [The Impact of Prolonged Use of Continuous Subcutaneous Insulin Infusion in the Control of Type-1 Diabetes]. Acta Med Port. 2019;32(1):17–24. DOI: 10.20344/amp.10778.
3. Rajbhandari J., Fernandez C.J., Agarwal M. et al. Diabetic heart disease: A clinical update. World J Diabetes. 2021;12(4):383–406. DOI: 10.4239/wjd.v12.i4.383.
4. Sharma H., Lencioni M., Narendran P. Cardiovascular disease in type 1 diabetes. Cardiovasc Endocrinol Metab. 2019;8(1):28–34. DOI: 10.1097/XCE.0000000000000167.
5. Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К. и др. Эпидемиологические характеристики сахарного диабета в Российской Федерации: клинико-статистический анализ по данным Федерального регистра сахарного диабета на 01.01.2021. Сахарный диабет. 2021;24(3):204–221. [Dedov I.I., Shestakova M.V., Vikulova O.K. et al. Epidemiological characteristics of diabetes mellitus in the Russian Federation: clinical and statistical analysis according to the Federal diabetes register data of 01.01.2021. Diabetes Mellitus. 2021;24(3):204-221 (in Russ)]. DOI: 10.14341/DM12759.
6. Miki T., Yuda S., Kouzu H., Miura T. Diabetic cardiomyopathy: pathophysiology and clinical features. Heart Fail Rev. 2013;18(2):149–166. DOI: 10.1007/s10741-012-9313-3.
7. Boudina S., Abel E.D. Diabetic cardiomyopathy, causes and effects. Rev Endocr Metab Disord. 2010;11(1):31–39. DOI: 10.1007/s11154-010-9131-7.
8. Vetrone L.M., Zaccardi F., Webb D.R. et al. Cardiovascular and mortality events in type 2 diabetes cardiovascular outcomes trials: a systematic review with trend analysis. Acta Diabetol. 2019;56(3):331–339. DOI: 10.1007/s00592-018-1253-5.
9. Libby P., Nathan D.M., Abraham K. et al. Report of the National Heart, Lung, and Blood Institute-National Institute of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases Working Group on Cardiovascular Complications of Type 1 Diabetes Mellitus. Circulation. 2005;111(25):3489–3493. DOI: 10.1161/CIRCULATIONAHA.104.529651.
10. Kannel W.B., McGee D.L. Diabetes and cardiovascular disease. The Framingham study. JAMA. 1979;241(19):2035–2038. DOI: 10.1001/jama.241.19.2035.
11. Lee W.S., Kim J. Diabetic cardiomyopathy: where we are and where we are going. Korean J Intern Med. 2017;32(3):404–421. DOI: 10.3904/kjim.2016.208.
12. Levelt E., Gulsin G., Neubauer S., McCann G.P. MECHANISMS IN ENDOCRINOLOGY: Diabetic cardiomyopathy: pathophysiology and potential metabolic interventions state of the art review. Eur J Endocrinol. 2018;178(4):R127–R139. DOI: 10.1530/EJE-17-0724.
13. Bluemke D.A., Kronmal R.A., Lima J.A. et al. The Relationship of Left Ventricular Mass and Geometry to Incident Cardiovascular Events. The MESA (Multi-Ethnic Study of Atherosclerosis) Study. J Am Coll Cardiol. 2008;52(25):2148–2155. DOI: 10.1016/j.jacc.2008.09.014.
14. Taegtmeyer H., McNulty P., Young M.E. Adaptation and maladaptation of the heart in diabetes: Part I: general concepts. Circulation. 2002;105(14):1727–1733. DOI: 10.1161/01.cir.0000012466.50373.e8.
15. Rubler S., Dlugash J., Yuceoglu Y.Z. et al. New type of cardiomyopathy associated with diabetic glomerulosclerosis. Am J Cardiol. 1972;30(6):595–602. DOI: 10.1016/0002-9149(72)90595-4.
16. Van Hoeven K.H., Factor S.M. A comparison of the pathological spectrum of hypertensive, diabetic, and hypertensive-diabetic heart disease. Circulation. 1990;82(3):848–855. DOI: 10.1161/01.cir.82.3.848.
17. Schalkwijk C.G., Baidoshvili A., Stehouwer C.D.A. et al. Increased accumulation of the glycoxidation product Nε- (carboxymethyl)lysine in hearts of diabetic patients: Generation and characterisation of a monoclonal anti-CML antibody. Biochim Biophys Acta. 2004;1636(2–3):82–89. DOI: 10.1016/j.bbalip.2003.07.002.
18. Basu R., Oudit G.Y., Wang X. et al. Type 1 diabetic cardiomyopathy in the Akita (Ins2 WT/C96Y) mouse model is characterized by lipotoxicity and diastolic dysfunction with preserved systolic function . Am J Physiol Heart Circ Physiol. 2009;297(6):H2096–H2108. DOI: 10.1152/ajpheart.00452.2009.
19. Махамат Й.К. Субклиническое поражение миокарда у молодых пациентов с сахарным диабетом 1 типа: автореф. дис. …д-ра мед. наук. М., 2018. [Makhamat Y.K. Subclinical myocardial damage in young patients with type 1 diabetes mellitus: thesis. M., 2018 (in Russ.)].
20. Du X.L., Edelstein D., Rossetti L. et al. Hyperglycemia-induced mitochondrial superoxide overproduction activates the hexosamine pathway and induces plasminogen activator inhibitor-1 expression by increasing Sp1 glycosylation. Proc Natl Acad Sci U S A. 2000;97(22):12222–12226. DOI: 10.1073/pnas.97.22.12222.
21. Funk S.D., Yurdagul Jr.A., Orr A.W. Hyperglycemia and endothelial dysfunction in atherosclerosis: lessons from type 1 diabetes. Int J Vasc Med. 2012;2012:569654. DOI: 10.1155/2012/569654.
22. Giugliano D., Ceriello A., Paolisso G. Oxidative stress and diabetic vascular complications. Diabetes Care. 1996;19(3):257–267. DOI: 10.2337/diacare.19.3.257.
23. Holvoet P., Vanhaecke J., Janssens S. et al. Oxidized LDL and malondialdehyde-modified LDL in patients with acute coronary syndromes and stable coronary artery disease. Circulation. 1998;98(15):1487–1494. DOI: 10.1161/01.cir.98.15.1487.
24. Devereux R.B., Roman M.J., Paranicas M. et al. Impact of diabetes on cardiac structure and function: the strong heart study. Circulation. 2000;101(19):2271–2276. DOI: 10.1161/01.cir.101.19.2271.
25. Ha J.W., Lee H.C., Kang E.S. et al. Abnormal left ventricular longitudinal functional reserve in patients with diabetes mellitus: implication for detecting subclinical myocardial dysfunction using exercise tissue Doppler echocardiography. Heart. 2007;93(12):1571–1576. DOI: 10.1136/hrt.2006.101667.
26. Махамат Й.К., Медведев Д.А., Ефимова В.П. и др. Морфофункциональные особенности левого желудочка и левожелудочково-артериальное взаимодействие у молодых людей с сахарным диабетом 1 типа. Трудный пациент. 2017;15(4–5):12–17. [Makhamat Y.K., Medvedev D.A., Efimova V.P. et al. Morphofunctional Features of the Left Ventricle and Arterial-Ventricular Coupling in Young People with Type 1 DM. Trudnyy patsiyent. 2017;15(4–5):12–17 (in Russ.)].
27. Hensel K.O., Grimmer F., Roskopf M. et al. Subclinical Alterations of Cardiac Mechanics Present Early in the Course of Pediatric Type 1 Diabetes Mellitus: A Prospective Blinded Speckle Tracking Stress Echocardiography Study. J Diabetes Res. 2016;2016:2583747. DOI: 10.1155/2016/2583747.
28. Katogiannis K., Vlastos D., Kousathana F. et al. Echocardiography, an indispensable tool for the management of diabetics, with or without coronary artery disease, in clinical practice. Medicina (Kaunas). 2020;56(12):709. DOI: 10.3390/medicina56120709.
29. Hensel K.O., Grimmer F., Roskopf M., Heusch A. Quantitative stress echocardiography in pediatric patients with type-1 diabetes mellitus. Mol Cell Pediatr. 2015;2(Suppl 1):A8. DOI: 10.1186/2194-7791-2-S1-A8.
30. Neubauer S. The failing heart--an engine out of fuel. N Engl J Med. 2007;356(11):1140–1151. DOI: 10.1056/NEJMra063052.
31. Arkkila P., Koskinen P., Kantola I. et al. Biochemical markers of types I and III collagen and limited joint mobility in type 1 diabetic patients. Acta Diabetol. 2003;40(4):151–155. DOI: 10.1007/s00592- 003-0104-0.
32. Ritchie R.H., Zerenturk E.J., Prakoso D., Calkin A.C. Lipid metabolism and its implications for type 1 diabetes-associated cardiomyopathy. J Mol Endocrinol. 2017;58(4):R225–R240. DOI: 10.1530/JME-16-0249.
33. Гегенава Б.Б. Роль модифицированных липопротеинов низкой плотности в фиброзе миокарда у больных с сахарным диабетом 2 типа: дис. … канд. мед. наук. М., 2018. [Gegenava B.B. The role of modified low-density lipoproteins myocardial fibrosis in diabetes mellitus type 2: thesis. M., 2018 (in Russ.)].
34. How O.J., Aasum E., Severson D.L. et al. Increased myocardial oxygen consumption reduces cardiac efficiency in diabetic mice. Diabetes. 2006;55(2):466–473. DOI: 10.2337/diabetes.55.02.06.db05-1164.
35. Wright J.J., Kim J., Buchanan J. et al. Mechanisms for increased myocardial fatty acid utilization following short-term high-fat feeding. Cardiovasc Res. 2009;82(2):351–360. DOI: 10.1093/cvr/cvp017.
36. Schauer I.E., Snell-Bergeon J.K., Bergman B.C. et al. Insulin resistance, defective insulin-mediated fatty acid suppression, and coronary artery calcification in subjects with and without type 1 diabetes: The CACTI study. Diabetes. 2011;60(1):306–314. DOI: 10.2337/db10-0328.
37. Nadeau K.J., Regensteiner J.G., Bauer T.A. et al. Insulin resistance in adolescents with type 1 diabetes and its relationship to cardiovascular function. J Clin Endocrinol Metab. 2010;95(2):513–521. DOI: 10.1210/jc.2009-1756.
38. Cleland S.J., Fisher B.M., Colhoun H.M. et al. Insulin resistance in type 1 diabetes: what is ‘double diabetes’ and what are the risks? Diabetologia. 2013;56(7):1462–1470. DOI: 10.1007/s00125-013-2904-2.
39. Perseghin G., Lattuada G., Danna M. et al. Insulin resistance, intramyocellular lipid content, and plasma adiponectin in patients with type 1 diabetes. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2003;285(6):E1174–E1181. DOI: 10.1152/ajpendo.00279.2003.
40. Aronoff S.L., Berkowitz K., Shreiner B., Want L. Glucose Metabolism and Regulation: Beyond Insulin and Glucagon. Diabetes Spectrum. 2004;17(3):183–190. DOI: 10.2337/diaspect.17.3.183.
41. Bergman B.C., Howard D., Schauer I.E. et al. Features of hepatic and skeletal muscle insulin resistance unique to type 1 diabetes. J Clin Endocrinol Metab. 2012;97(5):1663–1672. DOI: 10.1210/jc.2011-3172.
42. Kaneto H., Matsuoka T.A., Katakami N. et al. Oxidative stress and the JNK pathway are involved in the development of type 1 and type 2 diabetes. Curr Mol Med. 2007;7(7):674–686. DOI: 10.2174/156652407782564408.
43. Ye J. Role of insulin in the pathogenesis of free fatty acid-induced insulin resistance in skeletal muscle. Endocr Metab Immune Disord Drug Targets. 2007;7(1):65–74. DOI: 10.2174/187153007780059423.
44. Bjornstad P., Snell-Bergeon J.K., Nadeau K.J., Maahs D.M. Insulin sensitivity and complications in type 1 diabetes: New insights. World J Diabetes. 2015;6(1):8–16. DOI: 10.4239/wjd.v6.i1.8.
45. Teupe B., Bergis K. Epidemiological evidence for "double diabetes". Lancet. 1991;337(8737):361–362. DOI: 10.1016/0140-6736(91)90988-2.
46. Chillarón J.J., Goday A., Flores-Le-Roux J.A. et al. Estimated glucose disposal rate in assessment of the metabolic syndrome and microvascular complications in patients with type 1 diabetes. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(9):3530–3534. DOI: 10.1210/jc.2009-0960.
47. Epstein E.J., Osman J.L., Cohen H.W. et al. Use of the estimated glucose disposal rate as a measure of insulin resistance in an urban multiethnic population with type 1 diabetes. Diabetes Care. 2013;36(8):2280–2285. DOI: 10.2337/dc12-1693.
48. Priya G., Kalra S. A Review of Insulin Resistance in Type 1 Diabetes: Is There a Place for Adjunctive Metformin? Diabetes Ther. 2018;9(1):349–361. DOI: 10.1007/s13300-017-0333-9.
49. Orchard T.J., Olson J.C., Erbey J.R. et al. Insulin resistance-related factors, but not glycemia, predict coronary artery disease in type 1 diabetes: 10-year follow-up data from the Pittsburgh Epidemiology of Diabetes Complications Study. Diabetes Care. 2003;26(5):1374–1379. DOI: 10.2337/diacare.26.5.1374.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Pierre Fabre
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Лейкопения это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Данный информационный сайт предназначен исключительно для медицинских, фармацевтических и иных работников системы здравоохранения.

Вся информация сайта www.rmj.ru (далее — Информация) может быть доступна исключительно для специалистов системы здравоохранения. В связи с этим для доступа к такой Информации от Вас требуется подтверждение Вашего статуса и факта наличия у Вас профессионального медицинского образования, а также того, что Вы являетесь действующим медицинским, фармацевтическим работником или иным соответствующим профессионалом, обладающим соответствующими знаниями и навыками в области медицины, фармацевтики, диагностики и здравоохранения РФ. Информация, содержащаяся на настоящем сайте, предназначена исключительно для ознакомления, носит научно-информационный характер и не должна расцениваться в качестве Информации рекламного характера для широкого круга лиц.

Информация не должна быть использована для замены непосредственной консультации с врачом и для принятия решения о применении продукции самостоятельно.

На основании вышесказанного, пожалуйста, подтвердите, что Вы являетесь действующим медицинским или фармацевтическим работником, либо иным работником системы здравоохранения.

Соглашаюсь Отказываюсь