Портал РМЖ — медицинская информация экспертного уровня для профессионалов
Вот уже 27 лет мы предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
присоединяйтесь!

Билиарный гастрит: современные подходы к диагностике и терапии

COVID-19
Импакт фактор - 0,426*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Антиплагиат
РМЖ. Медицинское обозрение. №5 от 29.06.2022 стр. 244-251

DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-244-251

Рубрика: Гастроэнтерология

По распространенности в популяции хронический билиарный гастрит, наряду с хеликобактер-ассоциированным гастритом и гастритом, ассоциированным с приемом НПВП, входит в число самых часто встречаемых этиологических вариантов хронических гастритов. Широкое распространение билиарного гастрита в клинической практике при недостаточном понимании механизмов его развития, отсутствии стандартов диагностики и единых подходов к лечению делают освещение данной проблемы весьма актуальным. В обзоре также систематизированы известные сведения о факторах риска и механизмах развития билиарного гастрита, обсуждаются подходы к диагностике и лечению этого заболевания, в частности применение в качестве патогенетической терапии препаратов урсодезоксихолевой кислоты и цитопротекторов. Авторы отмечают, что лечение билиарного гастрита должно быть комплексным и направленным не только на купирование диспепсических симптомов и улучшение качества жизни пациентов, но также на профилактику и, при наличии, на торможение атрофических изменений слизистой оболочки желудка.

Ключевые слова: билиарный гастрит, дуоденогастральный рефлюкс, химический гастрит, гастропатия, ассоциированная с рефлюксом желчи, реактивная гастропатия, урсодезоксихолевая кислота, цитопротекторы.


Для цитирования: Ливзан М.А., Гаус О.В., Мозговой С.И., Телятникова Л.И. Билиарный гастрит: современные подходы к диагностике и терапии. РМЖ. Медицинское обозрение. 2022;6(5):244-251. DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-244-251.

M.A. Livzan1, O.V. Gaus1, S.I. Mozgovoi1, L.I. Telyatnikova2

1Omsk State Medical University, Omsk, Russian Federation

2Clinical Diagnostic Center "Ultramed", Omsk, Russian Federation

According to the prevalence, chronic biliary gastritis is among the most common etiological variants of chronic gastritis along with Helicobacter pylori associated gastritis and NSAID gastropathy. This review has been prepared to systematize data on the causes, pathogenetic mechanisms and methods of the diagnosis and therapy of chronic biliary gastritis. The widespread prevalance of biliary gastritis in clinical practice with insufficient understanding of the pathogenesis, the lack of diagnostic standards and unified treatment methods make the coverage of this problem very relevant. The review also systematizes known information about risk factors and pathogenetic mechanisms of biliary gastritis, discusses methods of the diagnosis and treatment of this disease, in particular, the use of ursodeoxycholic acid and cytoprotectors as pathogenetic therapy. The authors note that the treatment of biliary gastritis should be comprehensive and aimed not only at relieving dyspeptic symptoms and improving the life quality of patients, but also at preventing and inhibiting atrophic changes in the gastric mucosa.

Keywords: biliary gastritis, duodenogastric reflux, reactive gastritis, bile reflux gastropathy, reactive gastropathy, ursodeoxycholic acid, cytoprotectors.

For citation: Livzan M.A., Gaus O.V., Mozgovoi S.I., Telyatnikova L.I. Biliary gastritis: modern methods of diagnosis and therapy. Russian Medical Inquiry. 2022;6(5):244–251 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-5-244-251.


Введение

Последние десятилетия ознаменовались расширением спектра этиологических факторов хронического гастрита, глобальными изменениями подходов к диагностике и лечению этого заболевания [1, 2]. В качестве ведущих причин хронического гастрита рассматриваются инфекция Helicobacter pylori (Н. pylori), аутоиммунное воспаление слизистой оболочки желудка и химический гастрит (гастропатия, формирование которой обусловлено либо билиарным рефлюксом, либо приемом лекарственных препаратов). По данным эпидемиологических исследований, на долю билиарного гастрита приходится до 22% всех случаев хронического гастрита, при этом дискутабельными остаются вопросы дифференцированного подхода к установлению диагноза, выбору индивидуализированной терапии и определению прогноза [3].

Настоящий обзор подготовлен для систематизации данных о причинах, механизмах развития, подходах к диагностике и терапии хронического билиарного гастрита.

Билиарный гастрит

Под билиарным или дуоденогастральным рефлюксом (от лат. refluo — «течь назад») понимается ретроградный заброс содержимого двенадцатиперстной кишки, включая желчь и панкреатические ферменты, в желудок. Билиарный рефлюкс может наблюдаться и в физиологических условиях — в ранние утренние часы, в постпрандиальный период и на фоне длительного голодания [4]. Однако при увеличении частоты рефлюксов и/или длительности контакта агрессивных компонентов рефлюктата со слизистой оболочкой желудка возможно повреждение последней и развитие билиарного гастрита (синонимы: «рефлюкс-гастрит», «реактивная гастропатия», «химический гастрит», «гастропатия, связанная с рефлюксом желчи»).

К факторам риска, ассоциированным с формированием билиарного рефлюкс-гастрита, относятся анатомические изменения в зоне дуоденогастрального перехода (резекция желудка, гастроэнтеростомия, рукавная гастрэктомия, энтеростомия, пилоропластика), а также различные стадии желчнокаменной болезни, включая период постхолецистэктомии [5–7]. У лиц с сохраненным дуоденогастральным переходом доминирующим фактором являются моторные нарушения верхних отделов пищеварительного тракта (первичный билиарный гастрит), а у лиц после оперативных вмешательств — структурные изменения (вторичный билиарный гастрит) [8–10].

Механизм развития билиарного гастрита

При билиарном гастрите повреждающее действие на слизистую оболочку желудка оказывают желчные кислоты и их соли. Желчные кислоты являются основными компонентами желчи и по своей химической структуре относятся к производным холановой кислоты. Первичные желчные кислоты — холевая и хенодезоксихолевая — синтезируются из холестерина в гепатоцитах. В составе желчи первичные желчные кислоты находятся в виде конъюгатов — соединений с аминокислотами глицином или таурином [11]. Постпрандиальное сокращение желчного пузыря способствует выделению желчи в двенадцатиперстную кишку, где при активном участии желчных кислот происходит эмульгация жиров, активация липазы поджелудочной железы и всасывание целого ряда гидрофобных веществ (холестерин, жирорастворимые витамины, растительные стероиды и др.). Дойдя до терминального отдела подвздошной кишки, часть конъюгированных первичных желчных кислот освобождается от глицина и таурина и с портальным кровотоком поступает в печень, часть достигает толстой кишки и под действием 7α-гидроксилазы бактерий дегидроксилируется с образованием вторичных желчных кислот — литохолевой и дезоксихолевой [12, 13]. Дезоксихолевая кислота всасывается путем пассивной диффузии и продолжает участвовать в энтерогепатической циркуляции наравне с первичными желчными кислотами, а литохолевая, в силу своей плохой растворимости, не реабсорбируется и выводится с калом [14]. Общий пул желчных кислот у человека за один цикл энтерогепатической циркуляции составляет 2–4 г, сам цикл повторяется 7–10 раз в день, в результате чего всасывается до 30 г желчных кислот в сутки, при этом около 10% теряется с калом [15].

Когда возникает желчный рефлюкс, происходит регургитация желчных кислот в желудок, где они оказывают свое повреждающее действие за счет целого ряда механизмов:

лецитин из желчных кислот под действием фосфолипазы А превращается в лизолецитин, который разрушает фосфолипидный слой клеточных мембран эпителия слизистой оболочки желудка;

желчные кислоты ингибируют активность фермента синтазы оксида азота, приводя к повреждению ДНК, апоптозу и мутациям клеток;

желчные кислоты способствуют обратной диффузии H+ и стимулируют тучные клетки к высвобождению гистамина, усиливающего секрецию соляной кислоты — еще одного фактора агрессии по отношению к слизистой оболочке желудка, потенцирующего негативное действие самих желчных кислот [16, 17].

В условиях низкого рН желчные кислоты превращаются в еще более цитотоксичные неионогенные формы, способные проникать через клеточные мембраны, повреждая плотные межклеточные контакты [18]. Все вышеперечисленные механизмы способствуют также формированию синдрома повышенной эпителиальной проницаемости (СПЭП), который является наиболее активно изучаемым феноменом в патогенезе различных заболеваний пищеварительного тракта как органической, так и функциональной природы. СПЭП облегчает проникновение агрессивных молекул рефлюктата в подслизистый слой, что приводит к раздражению афферентных нейронов, развитию висцеральной гиперчувствительности, моторной дисфункции, и как следствие, появлению диспептических жалоб у пациентов.

Дуоденогастральный рефлюкс может увеличивать секрецию гастрина G-клетками, который, помимо повышения продукции соляной кислоты париетальными клетками, ингибирует сокращение пилорического сфинктера, что усугубляет билиарный рефлюкс и формирует порочный круг.

В последнее время появляются данные о том, что рефлюкс желчи в желудок посредством изменения рН может также модулировать микробиоту желудка с увеличением представительства бактерий с провоспалительным потенциалом [19]. Схематическое изображение энтерогепатической циркуляции желчных кислот и механизмы развития хронического билиарного гастрита представлены на рисунке 1 [20].

Рис. 1. Энтерогепатическая циркуляция желчных кислот и механизмы развития хронического билиарного гастрита [22] Fig. 1. Enterohepatic circulation of bile acids and pathogenetic mechanisms of chronic biliary gastritis [22]

Все больше данных свидетельствует о том, что желчный рефлюкс ассоциирован с развитием атрофического гастрита, кишечной метаплазией, дисплазией и, следовательно, канцерогенезом [21, 22]. T. Matsuhisa et al. [23] обнаружили, что высокие концентрации конъюгированных желчных кислот, по-видимому, связаны с повышенным риском развития кишечной метаплазии, независимо от наличия инфекции Н. pylori. Кроме того, даже после успешной эрадикации Н. pylori желчные кислоты и их соли могут вызывать дисфункцию мукозального барьера слизистой оболочки желудка с изменением профиля микроРНК, характерную для канцерогенеза [24]. При этом хорошо известно, что формирование кишечной метаплазии по пути прогрессирования хронического активного гастрита до рака желудка является своеобразной «точкой невозврата», которая ограничивает эффективность последующих мер канцеропревенции [25, 26]. Обсервационное исследование D. Li et al. [27] с использованием данных 30 465 пациентов также подтвердило, что рефлюкс желчи является независимым фактором риска возникновения предраковых поражений желудка, а затем и рака желудка.

Подходы к диагностике билиарного гастрита

Клинические проявления у пациентов с билиарным гастритом могут отсутствовать или ограничиваться наличием синдрома диспепсии, при этом каких-то специфических маркеров, которые указывали бы на этио-логический фактор, не существует. Более того, на сегодняшний день установлено, что наличие и выраженность синдрома диспепсии не коррелируют с наличием и выраженностью структурных изменений со стороны слизистой оболочки желудка. При воздействии агрессивных компонентов желчи на слизистую оболочку желудка возможно появление «голодных» болей в эпигастрии или пилородуоденальной зоне, нередко сопровождающихся чувством горечи во рту или отрыжкой горьким содержимым. При выраженных моторно-эвакуаторных нарушениях антродуоденальной зоны развивается постпрандиальный дистресс-синдром, проявлениями которого могут быть чувство тяжести в эпигастрии после еды и быстрого насыщения, тошнота, отрыжка воздухом, снижение аппетита.

Основной целью опроса и осмотра является выявление симптомов тревоги, сопутствующих заболеваний печени и желчевыводящих путей, сбор анамнеза, в первую очередь в отношении перенесенных оперативных вмешательств на органах брюшной полости.

Патогномоничные макро- и микроскопические стигмы билиарного гастрита отсутствуют. Эндоскопическая картина и гистологические изменения совпадают с таковыми при другом варианте реактивной гастропатии — гастропатии, ассоциированной с приемом нестероидных противовоспалительных препаратов. Важно помнить, что визуализация заброса желчи в желудок при эндоскопическом исследовании, равно как и констатация наличия неспецифических морфологических признаков, указывающих на повреждение эпителиального барьера, не являются достаточными для постановки диагноза гастрита, вызванного билиарным рефлюксом.

Как правило, эндоскопические проявления при билиарном гастрите представлены гиперемией и отеком слизистой оболочки, которые распространяются циркулярно от пилорического отдела в проксимальном направлении. При этом на поверхности слизистой оболочки часто обнаруживаются пятна желчи, отмечается видимый заброс желчи из двенадцатиперстной кишки в желудок или высокое содержание желчи в просвете желудка [28]. Типичная эндоскопическая картина хронического билиарного гастрита представлена на рисунке 2.

Рис. 2. Эндоскопическая картина билиарного гастрита у пациентки А., 59 лет. Исследование выполнено на видеогастроскопе Olympus GIF-H170 с функцией NBI. Эритематозная гастропатия с поражением антрального отдела и тела желудка, патологические изменения умер

К микроскопическим признакам билиарного гастрита относят слабую диффузную, преимущественно мононуклеарную, воспалительную инфильтрацию собственной пластинки, выраженные регенераторные изменения эпителия (фовеолярная гиперплазия с гиперхромными ядрами клеток, снижение слизеобразования), отек с полнокровием сосудов в собственной пластинке слизистой оболочки, наличие субнуклеарной вакуолизации цитоплазмы (морфологический феномен, ассоциированный с синдромом оперированного желудка), наличие пучков гладкомышечных клеток в собственной пластинке слизистой оболочки, разделяющих железы на группы, и изменение продукции мукоцитами муцинов, играющих важную протективную роль (рис. 3).

Рис. 3. Биоптат слизистой оболочки антрального отдела желудка пациентки А., 59 лет. Окраска гематоксилином и эозином, ×100 (из личного архива С.И. Мозгового). Признаки фовеолярной гиперплазии с наличием извитых желудочных ямок и папиллярной деформации вал

Подходы к лечению билиарного гастрита

Важная роль в комплексной программе терапии пациентов с билиарным гастритом отводится модификации образа жизни и характера питания. В качестве основных принципов диетотерапии рассматриваются частый, дробный режим питания, исключение поздних и обильных приемов пищи, ограничение продуктов, которые могут вызывать моторную дисфункцию верхних отделов пищеварительного тракта (жиры животного происхождения, крепкий чай, кофе, газированные напитки), отказ от курения и употребления алкоголя.

Поскольку в повреждении слизистой оболочки желудка при билиарном рефлюкс-гастрите ключевую роль играет не гиперпродукция соляной кислоты, а действие других повреждающих факторов и повышение проницаемости слизистой оболочки, в схему лечения пациентов целесообразно включать цитопротективную терапию, которую следует рассматривать как комплекс мер, направленных на снижение активности ведущего повреждающего фактора и восстановление барьерных свойств слизистой оболочки ЖКТ.

Высокоэффективным лекарственным средством, устраняющим повышенную эпителиальную проницаемость, является ребамипид (Ребагит®), который имеет хорошую доказательную базу [29].

Ребамипид регулирует содержание простагландина Е2 в слизистой оболочке ЖКТ, способствует активации ферментов, ускоряющих биосинтез высокомолекулярных гликопротеинов, и увеличивает содержание слизи на поверхности эпителия. Кроме того, препарат стимулирует продукцию бикарбонатов, подавляет продукцию полиморфноядерными лейкоцитами и нейтрофилами свободных радикалов, усиливает пролиферацию эпителиальных клеток, улучшает микроциркуляцию, чем способствует поддержанию барьерной функции слизистой оболочки желудка [30, 31].

За счет своего противовоспалительного действия и способности восстанавливать клеточную структуру эпителия желудка ребамипид является высокоэффективным и безопасным средством первичной и вторичной профилактики рака желудка [32, 33]. Имеются данные рандомизированных клинических исследований о том, что ребамипид не только снижает воспаление, но и способствует нормализации пролиферативного потенциала и муцинпродуцирующей функции слизистой оболочки желудка [34, 35]. Кроме того, препарат обладает хорошим клиническим эффектом, в частности, в отношении купирования симптомов у пациентов с функциональной диспепсией [36] и обеспечения длительной ремиссии заболевания. Назначается курсом 4–8 нед. 100 мг 3 р/сут.

Группой средств патогенетической терапии для пациентов с билиарным рефлюкс-гастритом являются препараты урсодезоксихолевой кислоты (УДХК) (Урсосан®). УДХК, модулируя состав желчи путем замещения токсичных желчных кислот на нетоксичные, снижает агрессивность желчного рефлюктата и оказывает цитопротективное действие на эпителиоциты желудка и пищевода. В исследовании A.B. Stefaniwsky et al. [37] оценивали влияние измененного состава желчных кислот в рефлюктате на симптомы и гистологические параметры слизистой оболочки желудка. В ходе исследования 12 пациентов после операции на желудке с симптоматическим щелочным рефлюкс-гастритом в течение 4 нед. получали УДХК в дозе 1000 мг/сут или плацебо. Лечение УДХК привело к значительному снижению частоты и интенсивности болей, тошноты и рвоты, в то время как во время приема плацебо не было отмечено существенного изменения симптомов. Во время терапии доля УДХК, полученной из желудочного содержимого, возросла до 50% в общем пуле желчных кислот. Эти результаты свидетельствуют о том, что увеличение доли УДХК в рефлюксной желчи желудка уменьшает боль и частоту симптомов, связанных с рефлюксом желчи.

О.Н. Минушкин и соавт. [38] оценивали эффективность нетоксичной желчной кислоты в лечении больных хроническим (билиарным) рефлюкс-гастритом. Показано, что УДХК в суточной дозе 12,5 мг/кг 1–2 р/сут после еды в течение 28 дней оказалась эффективной у 100% больных, у 67% воспалительные изменения слизистой оболочки были купированы полностью, а у 33% воспаление перешло в очаговую форму.

При билиарном рефлюкс-гастрите УДХК назначается в дозе 250 мг/сут и принимается однократно перед сном. Длительность курса составляет от 10–14 дней до 6 мес., при необходимости — более продолжительный срок.

Поскольку нарушения моторики ЖКТ играют ключевую роль в возникновении симптомов билиарного гастрита, в качестве симптоматической терапии рассматривается назначение препаратов итоприда (Итомед®) 150 мг/сут курсом на 4 нед., обеспечивающее быстрое купирование диспепсических симптомов билиарного гастрита.

При наличии инфекции Н. pylori следует провести эрадикационную терапию для ликвидации дополнительного фактора, повреждающего слизистую оболочку желудка и увеличивающего риск развития синдрома диспепсии [39].

Патогенетически обоснованная схема терапии пациента с билиарным гастритом может быть представлена следующим образом: ребамипид 100 мг 3 р/сут 4–8 нед., УДХК 250 мг на ночь 4 нед., итоприд 50 мг 3 р/сут 4 нед.

Заключение

Хронический билиарный рефлюкс-гастрит может развиваться вследствие изменений желчевыводящих путей и пилородуоденальной зоны после оперативных вмешательств, а также у лиц с функциональными нарушениями моторики верхних отделов пищеварительного тракта без предшествующих операций в анамнезе. В свою очередь, несостоятельность сфинктерного аппарата, антродуоденальная дискоординация, ухудшение свойств самой желчи являются причинами формирования рецидивирующего заброса содержимого двенадцатиперстной кишки в желудок с повреждением его слизистой оболочки. Известно, что желчные кислоты, обладающие детергентными свойствами, непосредственно повреждают слизистую оболочку желудка, а также потенцируют негативное воздействие на нее других агрессивных компонентов (H. pylori, желудочный сок).

Специфичные клинические, эндоскопические и гистологические признаки у билиарного гастрита отсутствуют. Диагноз устанавливается на основе комплексной оценки объективного статуса и данных анамнеза, прежде всего, в отношении сопутствующих заболеваний билиарного тракта, а также предшествующих оперативных вмешательств на органах брюшной полости, способствующих формированию дуоденогастрального рефлюкса. В пользу билиарного гастрита свидетельствует наличие реактивных изменений слизистой оболочки при отсутствии выраженных признаков хронического воспаления и колонизации Н. pylori на фоне характерной эндоскопической картины (гиперемия и отек слизистой оболочки пилородуоденальной зоны, пятна желчи на поверхности).

Лечение билиарного гастрита должно быть комплексным и направленным не только на купирование диспепсических симптомов и улучшение качества жизни пациентов, но и на профилактику атрофических изменений слизистой оболочки желудка, а при их наличии — на замедление их прогрессирования. Поэтому в качестве средств патогенетической терапии пациентам с хроническим билиарным гастритом целесообразно назначение цитопротекторов, УДХК и препаратов, регулирующих моторику верхних отделов ЖКТ.


Сведения об авторах:

Ливзан Мария Анатольевна — д.м.н., профессор, член-корреспондент РАН, заведующая кафедрой факультетской терапии и гастроэнтерологии, ректор ФГБОУ ВО ОмГМУ Минздрава России; 644099, Россия, г. Омск, ул. Ленина, д. 12; ORCID iD 0000-0002-6581-7017.

Гаус Ольга Владимировна — к.м.н., доцент кафедры факультетской терапии и гастроэнтерологии ФГБОУ ВО ОмГМУ Минздрава России; 644099, Россия, г. Омск, ул. Ленина, д. 12; ORCID iD 0000-0001-9370-4768.

Мозговой Сергей Игоревич — д.м.н., доцент, профессор кафедры патологической анатомии ФГБОУ ВО ОмГМУ Минздрава России; 644099, Россия, г. Омск, ул. Ленина, д. 12; ORCID iD 0000-0002-6733-5572.

Телятникова Лариса Ивановна — заведующая эндоскопическим отделением КДЦ «Ультрамед»; 644024, Россия, г. Омск, ул. Чкалова, д.12; ORCID iD 0000-0003-0876-7217.

Контактная информация: Гаус Ольга Владимировна, e-mail: gaus_olga@bk.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 04.04.2022.

Поступила после рецензирования 27.04.2022.

Принята в печать 26.05.2022.


About the authors:

Maria A. Livzan — Dr. Sc. (Med.), Professor, Corresponding Member of the RAS, Head of the Department of Faculty Therapy and Gastroenterology, Chancellor Omsk State Medical University; 12, Lenin str., Omsk, 644099, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-6581-7017.

Olga V. Gaus — C. Sc. (Med.), Assistant Professor of the Department of Faculty Therapy and Gastroenterology, Omsk State Medical University; 12, Lenin str., Omsk, 644099, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-9370-4768.

Sergei I. Mozgovoy — Dr. Sc. (Med.), Associate Professor, Professor of the Department of Pathological Anatomy, Omsk State Medical University; 12, Lenin str., Omsk, 644099, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-6733-5572.

Larisa I. Telyatnikova — Head of the Department of Endoscopy, Clinical Diagnostic Center "Ultramed"; 12, Chkalov str., Omsk, 644024, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-0876-7217.

Contact information: Olga V. Gaus, e-mail: gaus_olga@bk.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 04.04.2022.

Revised 27.04.2022.

Accepted 26.05.2022. 


Литература
1. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Лапина Т.Л. и др. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации и ассоциации «Эндоскопическое общество РЭНДО» по диагностике и лечению гастрита, дуоденита. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2021;31(4):70–99. DOI: 10.22416/1382-4376-2021-31-4-70-99.
2. Sugano K., Tack J., Kuipers E.J. et al. Kyoto global consensus report on Helicobacter pylori gastritis. Gut. 2015;64(9):1353–1367. DOI: 10.1136/gutjnl-2015-309252.
3. Chen L., Zhu G., She L. et al. Analysis of Risk Factors and Establishment of a Prediction Model for Endoscopic Primary Bile Reflux: A Single-Center Retrospective Study. Front Med (Lausanne). 2021;8:758771. DOI: 10.3389/fmed.2021.758771.
4. Keane F.B., Dimagno E.P., Malagelada J.R. Duodenogastric reflux in humans: its relationship to fasting antroduodenal motility and gastric, pancreatic, and biliary secretion. Gastroenterology. 1981;81(4):726–731. PMID: 7262517.
5. Li X.B., Lu H., Chen H.M. et al. Role of bile reflux and Helicobacter pylori infection on inflammation of gastric remnant after distal gastrectomy. J Dig Dis. 2008;9(4):208–212. DOI: 10.1111/j.1751-2980.2008.00348.x.
6. Aprea G., Canfora A., Ferronetti A. et al. Morpho-functional gastric pre-and post-operative changes in elderly patients undergoing laparoscopic cholecystectomy for gallstone related disease. BMC Surg. 2012;12 Suppl 1(Suppl 1):S5. DOI: 10.1186/1471-2482-12-S1-S5.
7. Pizza F., D’Antonio D., Lucido F.S. et al. Postoperative Clinical-Endoscopic Follow-up for GERD and Gastritis After One Anastomosis Gastric Bypass for Morbid Obesity: How, When, and Why. Obes Surg. 2020;30(11):4391–4400. DOI: 10.1007/s11695-020-04805-9.
8. Zobolas B., Sakorafas G.H., Kouroukli I. et al. Alkaline reflux gastritis: early and late results of surgery. World J Surg. 2006;30(6):1043–1049. DOI: 10.1007/s00268-005-0418-x.
9. McCabe M.E. 4th, Dilly C.K. New Causes for the Old Problem of Bile Reflux Gastritis. Clin Gastroenterol Hepatol. 2018;16(9):1389–1392. DOI: 10.1016/j.cgh.2018.02.034.
10. Lake A., Rao S.S.C., Larion S. et al. Bile Reflux Gastropathy and Functional Dyspepsia. J Neurogastroenterol Motil. 2021;27(3):400–407. DOI: 10.5056/jnm20102.
11. Liu H., Hu C., Zhang X., Jia W. Role of gut microbiota, bile acids and their cross-talk in the effects of bariatric surgery on obesity and type 2 diabetes. J Diabetes Investig. 2018;9(1):13–20. DOI: 10.1111/jdi.12687.
12. Stellaard F., Sackmann M., Sauerbruch T., Paumgartner G. Simultaneous determination of cholic acid and chenodeoxycholic acid pool sizes and fractional turnover rates in human serum using 13C-labeled bile acids. J Lipid Res. 1984;25(12):1313–1319. PMID: 6530587.
13. Ахмедов В.А., Гаус О.В. Cовременные представления о механизмах развития и тактике ведения больных желчнокаменной болезнью, ассоциированной с метаболическим синдромом. Медицинский алфавит. 2019;2(13):52–57. DOI: 10.33667/2078-5631-2019-2-13(388)-52-56.
14. Zwartjes M.S.Z., Gerdes V.E.A., Nieuwdorp M. The Role of Gut Microbiota and Its Produced Metabolites in Obesity, Dyslipidemia, Adipocyte Dysfunction, and Its Interventions. Metabolites. 2021;11(8):531. DOI: 10.3390/metabo11080531.
15. Dawson P.A. Role of the intestinal bile acid transporters in bile acid and drug disposition. Handb Exp Pharmacol. 2011;(201):169–203. DOI: 10.1007/978-3-642-14541-4_4.
16. Bechi P., Amorosi A., Mazzanti R. et al. Reflux-related gastric mucosal injury is associated with increased mucosal histamine content in humans. Gastroenterology. 1993;104(4):1057–1063. DOI: 10.1016/0016-5085(93)90274-g.
17. Goldman A., Shahidullah M., Goldman D. et al. A novel mechanism of acid and bile acid-induced DNA damage involving Na+/H+ exchanger: implication for Barrett’s oesophagus. Gut. 2010;59(12):1606–1616. DOI: 10.1136/gut.2010.213686.
18. Choi J., Kim S.G., Yoon H. et al. Eradication of Helicobacter pylori after endoscopic resection of gastric tumors does not reduce incidence of metachronous gastric carcinoma. Clin Gastroenterol Hepatol. 2014;12(5):793–800.e1. DOI: 10.1016/j.cgh.2013.09.057.
19. Igarashi M., Nakae H., Matsuoka T. et al. Alteration in the gastric microbiota and its restoration by probiotics in patients with functional dyspepsia. BMJ Open Gastroenterol. 2017;4(1):e000144. DOI: 10.1136/bmjgast-2017-000144.
20. He Q., Liu L., Wei J. et al. Roles and action mechanisms of bile acid-induced gastric intestinal metaplasia: a review. Cell Death Discov. 2022;8(1):158. DOI: 10.1038/s41420-022-00962-1.
21. Straub D., Oude Elferink R.P.J., Jansen P.L.M. et al. Glyco-conjugated bile acids drive the initial metaplastic gland formation from multi-layered glands through crypt-fission in a murine model. PLoS One. 2019;14(7):e0220050. DOI: 10.1371/journal.pone.0220050.
22. Matsuhisa T., Tsukui T. Relation between reflux of bile acids into the stomach and gastric mucosal atrophy, intestinal metaplasia in biopsy specimens. J Clin Biochem Nutr. 2012;50(3):217–221. DOI: 10.3164/jcbn.11-90.
23. Matsuhisa T., Arakawa T., Watanabe T. et al. Relation between bile acid reflux into the stomach and the risk of atrophic gastritis and intestinal metaplasia: a multicenter study of 2283 cases. Dig Endosc. 2013;25(5):519–525. DOI: 10.1111/den.12030.
24. Takahashi Y., Uno K., Iijima K. et al. Acidic bile salts induces mucosal barrier dysfunction through let-7a reduction during gastric carcinogenesis after Helicobacter pylori eradication. Oncotarget. 2018;9(26):18069–18083. DOI: 10.18632/oncotarget.24725.
25. Ливзан М.А., Кононов А.В., Мозговой С.И. Постэрадикационный период хронического гастрита, ассоциированного с инфекцией Helicobacter pylori. Consilium medicum. 2008;10(8):15–20.
26. Ливзан М.А., Гаус О.В., Мозговой С.И. Хронический атрофический гастрит: тактика курации пациента. РМЖ. Медицинское обозрение. 2021;5(6):427–432. DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-6-427-432.
27. Li D., Zhang J., Yao W.Z. et al. The relationship between gastric cancer, its precancerous lesions and bile reflux: A retrospective study. J Dig Dis. 2020;21(4):222–229. doi: 10.1111/1751–2980.12858.
28. Осипенко М.Ф., Ливзан М.А. Подходы к диагностике и терапии гастрита, ассоциированного с рефлюксом желчи. Лечащий врач. 2012;2:50.
29. Matysiak-Budnik T., Heyman M., Mégraud F. Review article: rebamipide and the digestive epithelial barrier. Aliment Pharmacol Ther. 2003;18 Suppl 1:55–62. doi: 10.1046/j.1365–2036.18.s1.6.x.
30. Naito Y., Yoshikawa T., Tanigawa T. et al. Hydroxyl radical scavenging by rebamipide and related compounds: electron paramagnetic resonance study. Free Radic Biol Med. 1995;18(1):117–123. DOI: 10.1016/0891-5849(94)00110-6.
31. Naito Y., Yoshikawa T. Rebamipide: a gastrointestinal protective drug with pleiotropic activities. Expert Rev Gastroenterol Hepatol. 2010;4(3):261–270. DOI: 10.1586/egh.10.25.
32. Маев И.В., Казюлин А.Н. Новые возможности профилактики рака желудка. Терапевтический архив. 2017;89(4):101–109. DOI: 10.17116/terarkh2017894101-109.
33. Hou D., Yang M., Hu Z., Yang L. Effects of rebamipide for chronic atrophic gastritis: A protocol for systematic review and meta-analysis. Medicine (Baltimore). 2020;99(25):e20620. DOI: 10.1097/MD.0000000000020620.
34. Han X., Jiang K., Wang B. et al. Effect of Rebamipide on the Premalignant Progression of Chronic Gastritis: A Randomized Controlled Study. Clin Drug Investig. 2015;35(10):665–673. DOI: 10.1007/s40261-015-0329-z.
35. Kamada T., Sato M., Tokutomi T. et al. Rebamipide improves chronic inflammation in the lesser curvature of the corpus after Helicobacter pylori eradication: a multicenter study. Biomed Res Int. 2015;2015:865146. DOI: 10.1155/2015/865146.
36. Uno Y. Prevention of gastric cancer by Helicobacter pylori eradication: A review from Japan. Cancer Med. 2019;8(8):3992–4000. DOI: 10.1002/cam4.2277.
37. Stefaniwsky A.B., Tint G.S., Speck J. et al. Ursodeoxycholic acid treatment of bile reflux gastritis. Gastroenterology. 1985;89(5):1000–1004. DOI: 10.1016/0016-5085(85)90200.
38. Минушкин О.Н., Зверков И.В., Скибина Ю.С. Некоторые подходы к лечению больных хроническим (билиарным) рефлюкс-гастритом. Медицинский алфавит. 2017;2(19):28–31.
39. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Лапина Т.Л. и др. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2018; 28(1):55–70.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Pierre Fabre
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Лейкопения это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Данный информационный сайт предназначен исключительно для медицинских, фармацевтических и иных работников системы здравоохранения.

Вся информация сайта www.rmj.ru (далее — Информация) может быть доступна исключительно для специалистов системы здравоохранения. В связи с этим для доступа к такой Информации от Вас требуется подтверждение Вашего статуса и факта наличия у Вас профессионального медицинского образования, а также того, что Вы являетесь действующим медицинским, фармацевтическим работником или иным соответствующим профессионалом, обладающим соответствующими знаниями и навыками в области медицины, фармацевтики, диагностики и здравоохранения РФ. Информация, содержащаяся на настоящем сайте, предназначена исключительно для ознакомления, носит научно-информационный характер и не должна расцениваться в качестве Информации рекламного характера для широкого круга лиц.

Информация не должна быть использована для замены непосредственной консультации с врачом и для принятия решения о применении продукции самостоятельно.

На основании вышесказанного, пожалуйста, подтвердите, что Вы являетесь действующим медицинским или фармацевтическим работником, либо иным работником системы здравоохранения.

Соглашаюсь Отказываюсь