Инновации в коррекции кишечных дисбиозов различного генеза

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №7(I) от 24.09.2018 стр. 2-6
Рубрика: Гастроэнтерология
Здоровье человека определяется индивидуальными особенностями взаимодействия его кишечной микробиоты и собственно клеток макроорганизма. Нарушения функционирования микробиоты (дисбиоз, дисбактериоз, синдром избыточного бактериального роста) могут являться патогенетической причиной множества соматических и психоневрологических заболеваний, а также последствием активной фармакотерапии. Метабиотик Бактистатин показан как базисное средство восстановления нарушенного биобаланса населяющих кишечник микроорганизмов. Состав данного метабиотика включает: метаболиты Bacillus subtilis (сенной палочки), пребиотик — гидролизат соевой муки и природный дезинтоксицирующий сорбент цеолит. Их сочетание позволяет использовать Бактистатин при лечении различных заболеваний органов пищеварения, и прежде всего при синдроме раздраженной кишки. Положительное влияние метабиотика Бактистатин на синдром раздраженного кишечника как сопутствующую патологию отмечалось и в более ранних наблюдениях, в т. ч. при проведении химиотерапевтического лечения онкологических больных, язвенном колите, дисбиотических расстройствах при атеросклерозе, панкреатите, кандидозе органов пищеварения, кишечном дисбиозе у больных с атопическим дерматитом и экземой. Многонаправленные эффекты метабиотика Бактистатин, восстанавливающего «гибкость» микробиоты на 2–3-й неделе лечения, показывают необходимость широкого его применения при дисбиотических расстройствах любого генеза.

Ключевые слова: микробиота кишки, дисбиоз, дисбактериоз, метабиотики, Бактистатин, сенная палочка, цеолит.

Для цитирования: Лазебник Л.Б. Инновации в коррекции кишечных дисбиозов различного генеза // РМЖ. Медицинское обозрение. 2018. №7(I). С. 2-6
Innovations in correction of intestinal dysbiosis of various origins
L.B. Lazebnik

A.I. Yevdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry

Human health is determined by the individual characteristics of the interaction of its intestinal microbiota and the cells of the macroorganism. Disruptions in the functioning of the microbiota (dysbiosis, dysbacteriosis, small bowel bacterial overgrowth syndrome) may be a pathogenetic cause of a large number of somatic and neuropsychiatric diseases, as well as a consequence of active pharmacotherapy. The metabiotic Bactistatin is described as a basic means of restoring the disturbed biobalance of microorganisms inhabiting the intestines. This is a three-component preparation consisting of metabiotics — Bacillus subtilis (hay bacillus) metabolites, prebiotic — soy flour hydrolyzate and zeolite — natural detoxifying sorbent. Their combination allows to use Bactistatin in the treatment of various diseases of the digestive system, and, first of all, the irritable bowel syndrome. The positive effect of Bactistatin on the course of irritable bowel syndrome was also noted in earlier observations, including chemotherapy in oncological patients, ulcerative colitis, dysbiotic disorders in atherosclerosis, pancreatitis, candidiasis of digestive organs, intestinal dysbiosis in patients with atopic dermatitis and eczema. Multitargeted effects of the medication, which restores the “flexibility” of microbiota on the 2nd-3d week of treatment, prove the need for its wide use in the treatment of dysbiotic disorders of any origin.

Key words: intestinal microbiota, dysbiosis, dysbacteriosis, metabiotic, Bactistatin, Bacillus subtilis, zeolite.
For citation: Lazebnik L.B. Innovations in correction of intestinal dysbiosis of various origins // RMJ. Medical Review. 2018. № 7(I). P. 2–6.

Статья посвящена инновациям в коррекции кишечных дисбиозов различного генеза. Рассмотрены многонаправленные эффекты метабиотика Бактистатин, показана необходимость широкого его применения при дисбиотических расстройствах любого генеза.

   Введение

   В начале XX в. И.И. Мечников выдвинул положение о связи ряда соматических заболеваний (онкологических, артериосклероза и сахарной болезни) с деятельностью кишечных микроорганизмов: «...Со временем, вероятно, удастся открыть участие микроорганизмов не только при болезнях типично инфекционного характера, но и при болезнях совершенно другого рода» [1].
    К настоящему времени уже известно, что микрофлора человека по количеству клеток на порядок (1014) выше количества собственных клеток макроорганизма (1013), количество обнаруженных видов микроорганизмов превышает 1000, которые включают более 3 млн генов, что превосходит суммарный геном человека в 150 раз [2].
    Организм человека, представляет собой сложнейшую саморегулирующуюся систему, неразрывными компонентами которой являются макроорганизм и его микрофлора («надорганизм» или «суперорганизм»).
    Микробиота кишки играет одну из основных ролей в поддержании жизнеспособности макроорганизма при взаимодействии с факторами окружающей среды: способствует созданию и сохранению иммунитета, обеспечению колонизационной резистентности, синтезу иммуноглобулинов, созреванию и функционированию иммунокомпетентных комплексов и пр. Помимо этого, именно микробиота регулирует моторику кишки — время транзита, объем, консистенцию и частоту стула, обеспечивая тем самым продвижение по кишке пищевого гумуса и его поэтапное разложение, а затем всасывание и синтез необходимых организму молекул: короткоцепочечных жирных кислот, витаминов, бактерицидов, антиоксидантов, стероидов, газов, нейротрансмиттеров и т. д.
    Таким образом, выделяемая клетками пищеварительной системы слизь, обрабатывающая компоненты пищевого гумуса и находящаяся в теснейшем взаимодействии с печеночными метаболитами, микрофлора кишки (ось «печень — кишка»), взаимодействующая с клетками кишечной стенки — энтероцитами, представляют собой единый целостный орган, управляющий жизнедеятельностью макроорганизма.
    Желудочно-кишечный тракт является самым крупным эндокринным органом человека, обеспечивающим многие функции гипофиза и гипоталамуса посредством взаимной передачи информации через блуждающий нерв, гуморальную систему организма и сигнальные молекулы, тропные исключительно к определенным toll-рецепторам.
    Термин «нормофлора» применим по отношению к такому качественному и количественному составу микробиоты, который поддерживает биохимическое, метаболическое и иммунологическое равновесие организма, т. е. здоровье человека.
    Способность кишечной микробиоты к активному сопротивлению внешним воздействиям и быстрое ее восстановление после нанесенного ей повреждения (так называемая гибкость микробиоты), в настоящее время принимается как один из показателей здоровья человека [3, 4].

    Кишечная микрофлора, активные метаболиты и кишечный дисбиоз

    В 2012 г. консорциум американских ученых опубликовал результаты пятилетней работы над проектом Национальных институтов здоровья «Микробиом человека» (Human Microbiome Project).
    Целью проекта было охарактеризовать все микроорганизмы, присутствующие в организме человека.
    По результатам генетического анализа биоматериала было установлено, что в человеческом организме обитают свыше 10 тысяч видов различных микроорганизмов. И на уровне видов и штаммов различие в микробной культуре между людьми очень высоко.
    Так, если геном человека содержит около 22 тысяч генов, кодирующих белки для регуляции метаболизма, микробиом добавляет еще около 8 млн уникальных бактериальных генов.
   Эти бактерии не являются «пассажирами» в нашем теле — они метаболически активны и организованы 
так, чтобы выполнять определенные функции, необходимые для нормальной жизнедеятельности человека.

    Кишечная микрофлора

   

Назовем известные в настоящее время микроорганизмы, входящие в состав кишечной микрофлоры здорового человека [3, 4].
    Грамположительные облигатно-анаэробные бактерии:
    бифидобактерии — присутствующие в кишечнике на протяжении всей жизни антагонисты патогенных микроорганизмов грамположительные строгие анаэробы, синтезируют аминокислоты (молочную, уксусную, пантотеновую, фолиевую), белки, витамины группы В, К, РР, обеспечивают резорбцию кальция, железа, витамина D и т. д.;
    лактобактерии — подавляющие гнилостные и гноеродные бактерии грамположительные микроаэрофилы;
    эубактерии — грамположительные строгие неспорообразующие анаэробы, участвующие в деконъюгации желчных кислот и трансформации холестерина в копростанол;
    пептострептококки — строгие грамположительные анаэробы, потенциальные факторы инфицирования;
    клостридии — строгие грамположительные спорообразующие анаэробы, принимающие участие в деконъюгации желчных кислот, поддерживающие колонизационную резистентность, но способные стать причиной эндогенной инфекции.
    Грамотрицательные облигатно-анаэробные бактерии:
    бактероиды — неспорообразующие полиморфные строгие анаэробные палочки, принимающие участие в расщеплении желчных кислот, обладают факторами патогенности, секретируют гиалуронидазу, гепариназу, нейроминазу, фибринолизин, бета-лактамазу и энтеротоксин;
    фузобактерии — неспорообразующие полиморфные строгие анаэробы, секретирующие лейкотоксин, гемагглютинины, гемолизины, фактор агрегации тромбоцитов и т. п.;
    вейлонеллы — облигатно-анаэробные кокки, слабосбраживающие сахара и способные к редукции нитратов.
    Факультативно-анаэробные микроорганизмы:
    Enterobacteriaceae — условно-патогенные грам-
отрицательные эшерихии, клебсиеллы, протеи, энтеробактеры, цитробактеры, аррации — поддерживают местный иммунитет, принимают участие в витаминообразовании, имеют ряд патогенных свойств, вызывая энтериты, холероподобные и дизентериеподобные заболевания;
    стафилококки — грамположительные кокки, присутствуют в кишечнике в небольших количествах, не становятся патогенами до ослабления иммунного биобаланса;
    стрептококки — грамположительные кокки, вырабатывающие в процессе    сбраживания углеводов молочную кислоту, закисляющую среду обитания;
    бациллы — грамположительные палочковидные почвообитающие спорообразующие бактерии. При попадании в кишечник в больших количествах способны вызывать пищевые токсикоинфекции.
    Академик А.М. Уголев, разработавший трехзвенную схему пищеварения (полостное пищеварение — пристеночное (мембранное) пищеварение — всасывание), считал, что истинная ценность пищи определяется не только ее составом (жирами, белками, углеводами и калорической ценностью), но и индивидуальными особенностями аутолиза, определяющими качественный состав пищевого гумуса [5].
    Поступающая в полость рта пища (фактически пребиотик) немедленно начинает обрабатываться ферментами слюны и обитающими там микроорганизмами, в желудке окончательно превращаясь в пищевой гумус, компоненты которого являются субстратом для переработки кишечной микробиотой сначала в тонкой, а затем и в толстой кишке. К настоящему времени достаточно хорошо изучены локусы микроорганизмов, населяющих желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) на всем ее протяжении и обеспечивающих поэтапность переработки компонентов пищевого гумуса.
    Взаимодействие собственных клеток человеческого тела и микробиоты осуществляется осями «мозг — кишка» и «печень — кишка» [6–8].
    Объединенные в составе биопленок микроорганизмы проявляют совершенно новые, «осмысленные» свойства, отличающиеся от наблюдаемых в лабораторных условиях свойств представителей данного типа.
    Это биосоциальное поведение объединенных в огромную биомассу живых организмов, quorum sensing (QS) — «чувство кворума», достаточно хорошо известно в биологии (муравьи, пчелы, косяки рыб и т. п.), но сравнительно недавно стало применяться к кишечной микробиоте человека [9].
    К настоящему времени известно более 25 000 биологически активных метаболитов кишечной микробиоты:
    лактоны, пептидные феромоны, фураноны и другие аутоиндукторы, участвующие в реализации феномена QS;
    белки, аденозинтрифосфат и другие соединения, продуцируемые при стрессовых воздействиях;
    летучие жирные и другие органические кислоты;
    белки, пептиды и аминокислоты;
    простейшие метаболиты — нейрогазотрансмиттеры (CH4, H2S, NO, CO, H2O2, NH3 и пр.);
    нуклеиновые кислоты, нуклеотиды, нуклеозиды;
витамины;
    амины, полиамины, гормоноподобные субстанции;
    поли- и олигосахариды, пептидогликаны, липотейхоевые кислоты,    мурамилдипептиды, гликопептиды, липополисахариды, фосфолипиды и др.;
    антимикробные соединения;
    лектины, биосурфактанты, пигменты и т. д.
    Поступающие в организм чужеродные вещества — ксенобиотики (в т. ч. фармакобиотики), неорганические и органические токсины и пр. могут не только привести к развитию дисбаланса микрофлоры, но и вызвать генетические изменения составляющих ее микроорганизмов с формированием так называемых патобионтов — индигенных микроорганизмов с новыми биологическими свойствами, и тогда функционирующее по законам QS сообщество собственных микроорганизмов становится причиной развития многих болезней [10].
    К настоящему времени известно множество факторов внешней среды, изменяющих состав индигенной микрофлоры:
    нарушение вертикального и горизонтального переноса микробиоты у детей раннего возраста, роды через кесарево сечение, искусственное вскармливание, искусственное питание в любом возрасте, пожилой возраст;
    острые и хронические инфекционные и системные заболевания;
    употребление некачественных пищевых продуктов, содержащих несвойственные    природе человека компоненты — технологические пищевые добавки (эмульгаторы, карбометилцеллюлоза, полисорбат-80 и т. п.);
    антибиотики и антисептики при длительном использовании;
    лекарственные средства (противоопухолевые, антигистаминные, антидепрессанты и др.);
    голодание, диеты с повышенным содержанием сахаров, жиров или низким    содержанием пищевых волокон;
    соли тяжелых металлов;
    чрезмерное употребление алкоголя;
    индустриальные загрязнители окружающей среды;
    пестициды;
    лучевые воздействия;
    стрессовые ситуации (космические полеты и дальние авиационные перелеты,    пребывание в новой географической местности, длительная биоизоляция,    операционные вмешательства и т. п.).
    Следствием указанных выше воздействий является развитие у человека дисбактериоза (дисбиоза, касательно тонкой кишки — синдрома избыточного бактериального роста, СИБР) [10–12].
    Утвержденный приказом Минздрава России отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» утверждает: «Под дисбактериозом кишечника понимают клинико-лабораторный синдром, связанный с изменением качественного и/или количественного состава микрофлоры кишечника с последующим развитием метаболических и иммунологических нарушений с возможным развитием желудочно-кишечных расстройств» [13].
    Дисбиотические расстройства являются патогенетическими звеньями ряда онкологических (рак толстой кишки), кишечных (болезнь Крона и язвенный колит), метаболических (ожирение, неалкогольная жировая болезнь печени, инсулиннезависимый сахарный диабет), сердечно-сосудистых (атеросклероз), психических (аутизм, депрессия), сомато-психоневрологических заболеваний, синдрома раздраженной кишки, висцеральной боли, депрессии, тревоги, навязчивых состояний, ревматической полимиалгии, аутоиммунных и аллергических заболеваний (атопическая бронхиальная астма, пищевая аллергия («дырявый кишечник»)) и т. п.
    Таким образом, современный взгляд на патогенетический подход к лечебному процессу требует обязательной коррекции кишечного дисбиоза, являющегося как причиной страдания, так и следствием его активного лечения.

    Коррекция кишечного дисбиоза

    Коррекция дисбиотических нарушений достигается с помощью управляемого микробиоценоза — традиционными обязательными диетическими мерами, деконтаминацией патогенной или условно-патогенной микрофлоры антисептиками или невсасывающимися антибиотиками, биотической терапией про-, пре- и метабиотиками, а также широко изучаемой сейчас внутрикишечной трансплантацией живой донорской микробиоты.
    Пробиотиками, по определению ВОЗ, называются непатогенные для человека микроорганизмы, способные восстанавливать нормальную микрофлору органов, в т. ч. кишечника, и подавлять рост патогенных и условно-патогенных бактерий. К пробиотикам относят лактобактерии (L. acidophilus, L. plantarum, L. casei, L. bulgaricus, L. lactis, L. reuteri, L. rhamnosus, L. fermentum, L. jonsonii, L. gassed); бифидобактерии (B. bifidum, B. infantis, B. longum, B. breve, B. adolescents); непатогенные разновидности Escherichia сoli; непатогенные разновидности Bacillus (В. subtilis); непатогенные разновидности Enterococcus (Enterococci faecium, Е. salivarius); дрожжевые грибы Saccharomyces boulardii; молочнокислый стрептококк (Str. thermophylus).
    Пребиотиками, по определению ВОЗ, являются вещества, не всасывающиеся в тонкой кишке, но стимулирующие рост собственной нормальной микрофлоры толстой кишки. Это олигофруктоза, инулин, галактоолигосахариды, парааминобензойная кислота, пантотенат кальция, лактулоза, лактитол, олигосахариды грудного молока, пищевые волокна (клетчатка), экстракты водорослей и дрожжей, картофеля, моркови, риса, тыквы, кукурузы и чеснока, ксилит, раффиноза, сорбит, ксилобиоза, декстрин, пектины, хитозан, валин, аргинин, глутаминовая кислота, глутатион, убихинон, каротиноиды, витамины A, Е и C, селен, эйкозапентаеновая кислота, лектины.
    Большое количество пребиотиков содержится в натуральных продуктах питания (молоко и молочные продукты, соя, крупы, кукуруза, хлеб, артишок, лук, чеснок, фасоль, горох, аспарагус, бананы и пр.).
    Симбиотики — это комбинация нескольких видов живых микроорганизмов-пробиотиков или нескольких штаммов одного и того же типа микроорганизма.
    Синбиотики — это комбинация про- и пребиотиков.
    К настоящему времени в нашем распоряжении имеются международные и национальные рекомендации по применению про- и пребиотических препаратов при различных нозологических формах [3, 14–17]. Однако широкое применение пробиотических препаратов вызывает целый ряд серьезных возражений [18].   Европейское агентство по безопасности продуктов питания (European Safety Authority) запретило использование на продуктах питания обозначений положительных медицинских эффектов содержащихся в этих продуктах пробиотиков [19].

    Тем не менее современный этап развития биотической терапии предполагает все более широкое применение нового класса биотических препаратов — метабиотиков. Как класс метабиотики выделены в документах Экспертного комитета Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН и ВОЗ, в практических рекомендациях Всемирной гастроэнтерологической организации еще в 2008 г. [10].
    Метабиотики являются биологически активными структурными компонентами пробиотических штаммов бактерий, его метаболитами, сигнальными молекулами, способными оказывать известный заданный эффект на макроорганизм. Перспектива их применения представляется весьма широкой, т. к. фактически это новый класс лекарств. Искусственно созданные вещества с известной биологической активностью позволяют оптимизировать специфичные для организма-хозяина физиологические функции, связанные с деятельностью его симбионтной микробиоты [20].
    Комплекс Бактистатин представляет собой продукт, состоящий из трех компонентов: метабиотиков-метаболитов Bacillus subtilis (грамположительной, спорообразующей аэробной почвенной бактерии — сенной палочки), природного дезинтоксицирующего сорбента цеолита и пребиотика-гидролизата соевой муки.
    Первый метабиотический компонент — это стерилизованная высушенная культуральная жидкость природной бактерии Bacillus subtilis. Субстрат содержит комплекс биологически активных метаболитов: бактериоцины, разрушающие клеточную стенку патогенных микроорганизмов; лизоцим, оказывающий мощное нормализующее воздействие на нарушенный метаболизм; комплекс каталаз и протеаз, помогающих нормальному пищеварению; различные органические кислоты, отвечающие за энергообеспечение энтероцитов, остатки клеточной стенки, активизирующие активность макрофагов, блокирующие адгезию патогенов к энтероцитам и стимулирующие синтез интерферона.
    Второй компонент — это природный биологически интактный сорбент цеолит, обладающий весьма важным двойным эффектом. Прежде всего, при печеночной, почечной недостаточности и бактериальных пищевых отравлениях он сорбирует на своих частицах шлаки, токсины и аллергены, в т. ч. газы (метан, сероводород, аммиак), и выводит их, тем самым ослабляя интоксикацию, что устраняет метеоризм, спазмы, абдоминальную боль, нормализует частоту и характер стула. В то же время весьма важным свойством цеолита является адресная доставка им биологически сорбированных на его поверхности метабиотических компонентов в locus minoris resistеntia с пролонгированным высвобождением фиксированных на этом уникальном носителе активных компонентов комплекса.
    Третий компонент — это пребиотик в виде гидролизата соевой муки, который способствует быстрейшему восстановлению индигенной микрофлоры, т. к. является естественным источником полноценного белка и аминокислот.
    Сочетание метабиотического, дезинтоксикационного и пребиотического компонентов позволяет использовать Бактистатин при лечении различных заболеваний органов пищеварения [21].
   А.В. Агафоновой с соавт. проведено открытое исследование по оценке эффективности метабиотика Бактистатин в лечении 40 пациентов с постинфекционным синдромом раздраженной кишки. К концу 4-недельного курса лечения у всех больных, получавших препарат, отмечалось значительное улучшение клинических показателей. У 26 (65%) больных стихла боль в животе, у остальных 14 (35%) ее интенсивность значительно уменьшилась, составив 3±1 балла по визуально-аналоговой шкале (ВАШ). У большинства больных прекратилось (85%) или значительно уменьшилось (15%) вздутие живота. Среди больных с диареей (n=31) нормализация стула была достигнута у 29 человек, у остальных стул стал более оформленным, снизилась его частота до 1–2-х раз в сутки. У больных с запором нормализовались консистенция и частота стула. Примесь слизи в стуле сохранялась только у 5% больных, но не при каждой дефекации. После лечения наблюдалось уменьшение лабораторных признаков дисбиоза кишечника. В повторных посевах кала снизились уровни условно-патогенной микрофлоры и повысилось до нормы количество бифидо- и лактобактерий. Водородный дыхательный тест сохранялся положительным только у 2-х (5%) пациентов [22].
    М.К. Бехтерева с соавт. считают наиболее значимым эффектом применения метабиотика Бактистатин при инвазивных острых кишечных инфекциях у детей. В группе пациентов, получавших его, отмечалось достоверное уменьшение длительности лихорадочного периода, раньше купировались боли в животе и диарейный синдром, по сравнению с детьми группы сравнения.
    Наблюдалось сокращение частоты назначения стартовой антимикробной терапии до 48% против 76% в группе сравнения (р<0,05).
    Также при лечении метабиотиком Бактистатин в период ранней реконвалесценции наблюдалась нормализация показателей анаэробного звена микробиоценоза слизистой толстой кишки. Уровни бифидо- и лактобактерий в 1 г испражнений, выраженные в логарифмах, достоверно увеличивались на 1–2 порядка. Наряду с этим в просвете толстой кишки наблюдалось достоверное увеличение (р<0,05) представителей индигенной аэробной микрофлоры с полной элиминацией возбудителя и условно-патогенных микроорганизмов (клебсиеллы, протея, золотистого стафилококка и грибов Candida) [23].
    А.Е. Шкляев констатировал, что у больных с синдромом раздраженной кишки через 2 нед. от начала приема метабиотика Бактистатин значительно ослабевали болевой и диарейный синдромы, а через 3 нед. было отмечено достоверное уменьшение выраженности запоров. Динамика общего балла опросника GSRS у больных синдромом раздраженной кишки, получавших препарат, была однонаправленно положительной и имела достоверный характер уже к концу первой недели лечения, максимально благоприятные изменения общего балла произошли к концу второй недели. Согласно ответам пациентов на опросник SF-36, на фоне лечения метабиотиком Бактистатин получена достоверная положительная динамика по шкалам «социальное функционирование» и «эмоциональное функционирование», а также по психологическому компоненту здоровья [24].
    Положительное влияние метабиотика Бактистатин на синдром раздраженного кишечника как сопутствующую патологию отмечалось и в более ранних наблюдениях, в т. ч. при химиотерапевтическом лечении онкологических больных [25], при язвенном колите, дисбиотических расстройствах при атеросклерозе [28, 29], панкреатите [30], кандидозе органов пищеварения [31], кишечном дисбиозе у больных с атопическим дерматитом [32] и экземой [33].

    Заключение

    Даже из короткого списка приведенной литературы становится ясно, что понятие «кишечный дисбиоз» (он же дисбактериоз, он же СИБР) по отношению к тонкой кишке является комплексным и отражает лишь конечный этап внутрикишечного микробиотического дисбаланса.
    В одной из работ употреблено понятие «феномена Анны Карениной» [34], где взятая за основу первая фраза известнейшего романа экстраполируется на феномен идентичности клинических проявлений, обусловленных абсолютно отличающимися друг от друга, весьма индивидуальными дисбиотическими сдвигами.
    Многонаправленные эффекты уникального метабиотика Бактистатин, восстанавливающего «гибкость» микробиоты на 2–3-й неделе лечения, показывают необходимость широкого его применения при дисбиотических расстройствах любого генеза.
Литература
1. Мечников И.И. Этюды оптимизма. М.: Наука, 1987. 327 с. [Mechnikov I.I. Jetjudy optimizma. M.: Nauka, 1987. 327 s. (in Russian)].
2. Ситкин С.И., Ткаченко Е.И., Вахитов Т.Я. Метаболический дисбиоз кишечника и его биомаркеры // Эксп. клин. гастроэнтерология. 2016. №12(136). С.3–12 [Sitkin S.I., Tkachenko E.I., Vahitov T.Ja. Metabolicheskij disbioz kishechnika i ego biomarkery // Jeksp. klin. gastrojenterologija. 2016. №12(136). S.3–12 (in Russian)].
3. Ардатская М.Д., Бельмер С.В., Добрица В.П. и др. Дисбиоз (дисбактериоз) кишечника: современное состояние проблемы, комплексная диагностика и лечебная коррекция // Эксп. клин. гастроэнтерология. 2015. №5(117). С.13–50. [Ardatskaja M.D., Bel’mer S.V., Dobrica V.P. i dr. Disbioz (disbakterioz) kishechnika: sovremennoe sostojanie problemy, kompleksnaja diagnostika i lechebnaja korrekcija // Jeksp. klin. gastrojenterologija. 2015. №5(117). S.13–50 (in Russian)].
4. Prados A. Gut microbiota resilience as an emerging measure of health Newsletter #130 // Gut Microbiota For Health. 2018. [Электронный ресурс]. URL: http://gutmicrobiotaforhealth.us12.list-manage.com/track/click?u=3765ad28d8326b2da08104deeandid=d460e002bfande=24cfd1e526 (дата обращения: 22.08.2018).
5. Уголев А.М. Теория адекватного питания и трофология. Л.: Наука, 1991. 272 с. [Ugolev A.M. Teorija adekvatnogo pitanija i trofologija. L.: Nauka, 1991. 272 s. (in Russian)].
6. Grenham S., Clarke G., Cryan J.F., Dinan T.G. Brain-gut-microbe communication in health and disease // Front Physiol. 2011. P.2–94. doi: 10.3389/fphys.2011.00094. eCollection 2011
7. Compare D., Coccoli P., Rocco A. et al. Gut-liver axis: the impact of gut microbiota on non alcoholic fatty liver disease // Biol. Rev. Camb. Philos. Soc. 2012. Vol.87(3). P.701–730. doi:10.1111/j.1469-185X.2012.00218.x. Epub 2012 Feb 2
8. The human microbiota. How microbial communities affect health and diseases / Ed. David Fredricks. Bethesda: Wiley Blackwell, 2013. 389 p.
9. Tao L., Kimberly C.T., Yufang W. et al. Quantifying the Integration of Quorum-Sensing Signals with Single-Cell Resolution // PLoS Biology. 2009. Vol.7(3). doi:10.1371/journal.pbio.1000068
10. The human microbiota and chronic diseases. Dysbiosis as a cause of human pathology / Ed. L.Nibali a. B.Henderson. Bethesda: Wiley Blackwell, 2016. 544 p.
11. Дисбиоз кишечника. Руководство по диагностике и лечению / под ред. Е.И. Ткаченко, А.Н. Суворова, Ю.П. Успенского. 3-е изд., испр. и доп. С-Пб.: ИнформМед. 2013. 270 с. [Disbioz kishechnika. Rukovodstvo po diagnostike i lecheniju / pod red. E.I. Tkachenko, A.N. Suvorova, Ju.P. Uspenskogo. 3-e izd., ispr. i dop. S-Pb: InformMed. 2013. 270 s. (in Russian)].
12. Дисбактериоз и дисбиоз кишечника. Краткое руководство / под ред. А.Ю. Барановского, З.А. Кондрашина. 2-е изд. СПб.: Питер. 2008. 224 с. [Disbakterioz i disbioz kishechnika. Kratkoe rukovodstvo / pod red. A.Ju. Baranovskogo, Z.A. Kondrashina. 2-e izd. SPb.: Piter. 2008. 224 s. (in Russian)].
13. «Дисбактериоз кишечника». ОСТ 91500.11.0004-2003. Протокол ведения больных. Приложение утверждено приказом Минздрава России от 09.06. 2003 № 231. [«Disbakterioz kishechnika». OST 91500.11.0004-2003. Protokol vedenija bol’nyh. Prilozhenie utverzhdeno prikazom Minzdrava Rossii ot 09.06. 2003 N 231(in Russian)].
14. Guarner F., Sanders M.E., Eliakim R. et al. Probiotics and prebiotics // World Gastroenterology Organization Global Guidelines. 2017. P.1–26.
15. Consensus Guidelines on Probiotics [Электронный ресурс] // European Society of Primary Care Gastroenterology. 2013. P.1–15. URL: http://espcg.eu/wp-content/uploads/2013/09/ENGLISH-LEAFLET-ESPCG-2013-Consensus-Guidelines-on-Probiotics.pdf (дата обращения: 22.08.2018).
16. Global Alliance for Probiotics Clinical Guide to Probiotic Supplements Available in Canada [Электронный ресурс] // URL: http://www.probioticchart.ca/ (дата обращения: 22.08.2018).
17. Clinical Guide to Probiotic Supplements Available in the United States [Электронный ресурс] // URL: http://usprobioticguide.com/ (дата обращения: 22.08.2018).
18. Методика масс-спектрометрии микробных маркеров как способ оценки пристеночной микробиоты при заболеваниях органов пищеварения: учебно-методическое пособие / под ред. Г.А. Осипова, В.П. Новикова. СПб. 2013. 96 с. [Metodika mass-spektrometrii mikrobnyh markerov kak sposob ocenki pristenochnoj mikrobioty pri zabolevanijah organov pishhevarenija: uchebno-metodicheskoe posobie / pod red. G.A. Osipova, V.P. Novikova. SPb. 2013. 96 s. (in Russian)].
19. Katan M.B. Why the European Food Safety Authority was right to reject health claims or probiotics // Benefitial Microbes. 2012. Vol. 3(2). P.85–89.
20. Shenderov B.A. Metabiotics: novel idea or natural development of probiotic conception [Электронный ресурс] // Microbial Ecology in Health and Disease. 2013. Vol. 24. URL: http://dx.doi.org/10.3402/mehd.v24i0.20399 (дата обращения: 22.08.2018).
21. Ардатская М.Д., Столярова Л.Г., Архипова Е.В., Филимонова О.Ю. Метабиотики как естественное развитие пробиотической концепции // Трудный пациент. 2017. №6–7. Т. 15. С.35–39 [Ardatskaja M.D., Stoljarova L.G., Arhipova E.V., Filimonova O.Ju. Metabiotiki kak estestvennoe razvitie probioticheskoj koncepcii // Trudnyj pacient. 2017. №6–7. T.15. S.35–39 (in Russian)].
22. Агафонова Н.А., Яковенко Э.П., Иванов А.Н., Яковенко А.В. Эффективность препарата Бактистатин в лечении постинфекционного синдрома раздраженного кишечника // Лечебное дело. 2017. №3. С.54–60. [Agafonova N.A., Jakovenko Je.P., Ivanov A.N., Jakovenko A.V. Jeffektivnost’ preparata Baktistatin v lechenii postinfekcionnogo sindroma razdrazhennogo kishechnika // Lechebnoe delo. 2017. №3. S.54–60 (in Russian)].
23. Бехтерева М.К., Лукьянова А.М., Хорошева Т.С. и др. Современные подходы к рациональной терапии бактериальных диарей [Электронный ресурс] // Лечащий врач. 2014. №12. URL: http://www.lvrach.ru/2014/12/15436120/ (дата обращения: 22.08.2018). [Behtereva M.K., Luk’janova A.M., Horosheva T.S. i dr. Sovremennye podhody k racional’noj terapii bakterial’nyh diarej [Jelektronnyj resurs] // Lechashhij vrach. 2014. №12. URL: http://www.lvrach.ru/2014/12/15436120/ (data obrashhenija: 22.08.2018) (in Russian)].
24. Шкляев А.Е. Улучшение качества жизни больных с синдромом раздраженного кишечника на фоне приема пробиотического комплекса // Consilium medicum, Гастроэнтерология. 2016. №1. С.27–30 [Shkljaev A.E. Uluchshenie kachestva zhizni bol’nyh s sindromom razdrazhennogo kishechnika na fone priema probioticheskogo kompleksa // Consilium medicum, Gastrojenterologija. 2016. №1. S.27–30 (in Russian)].
25. Использование сорбционно-пробиотического комплекса «Бактистатин» для коррекции кишечного дисбиоза у онкологических пациентов, получающих иммуносупрессивную терапию (метод. рекомендации) / под ред. Авалуевой Е.Б., Серковой М.Ю., Захарченко М.М. и др. СПб.: 2013. 24 с. [Ispol’zovanie sorbcionno-probioticheskogo kompleksa «Baktistatin» dlja korrekcii kishechnogo disbioza u onkologicheskih pacientov, poluchajushhih immunosupressivnuju terapiju (metod. rekomendacii) / pod red. Avaluevoj E.B., Serkovoj M.Ju., Zaharchenko M.M. i dr. SPb.: 2013. 24 s. (in Russian)].
26. Клинические возможности пробиотиков в коррекции нарушений микрофлоры кишечника и психологического статуса у больных с заболеваниями органов пищеварения (метод. рекомендации) / под ред. Успенского Ю.П., Балуковой Е.В., Барышниковой Н.В. и др. СПб.: 2006. 16 с. [Klinicheskie vozmozhnosti probiotikov v korrekcii narushenij mikroflory kishechnika i psihologicheskogo statusa u bol’nyh s zabolevanijami organov pishhevarenija (metod. rekomendacii) / pod red. Ju.P. Uspenskogo, E.V. Balukovoj, N.V. Baryshnikovoj i dr. SPb.: 2006. 16 s. (in Russian)].
27. Коррекция нарушений кишечного микробиоценоза пробиотиком на основе природного адсорбента / под ред.Ю.П. Успенского,Е.Б. Авалуевой,Л.С. Орешко и др.: метод. рекомендации (издание 2-е, доп.). СПб.: 2006. 16 с. [Korrekcija narushenij kishechnogo mikrobiocenoza probiotikom na osnove prirodnogo adsorbenta / pod red. Ju.P. Uspenskogo, E.B. Avaluevoj, L.S. Oreshko i dr: metod. rekomendacii (izdanie 2-e, dop.). SPb.: 2006. 16 s. (in Russian)].
28. Терапия ишемической болезни сердца, ассоциированной с метаболическим синдромом и дисбиозом кишечника (усовершенствованная медицинская технология) / под ред. Ю.П. Успенского, Е.Б. Авалуевой, Г.А. Басковича и др. СПб.: 2008. 8 с. [Terapija ishemicheskoj bolezni serdca, associirovannoj s metabolicheskim sindromom i disbiozom kishechnika (usovershenstvovannaja medicinskaja tehnologija) / pod red. Ju.P. Uspenskogo, E.B. Avaluevoj, G.A. Baskovicha i dr. SPb.: 2008. 8 s. (in Russian)].
29. Льнявина В.М. Изменения липидного обмена у больных ишемической болезнью сердца, ассоциированной с дисбиозом кишечника: дис. … канд. мед. наук. СПбГМА им. И.И. Мечникова. СПб., 2009. 20 с. [L’njavina V.M. Izmenenija lipidnogo obmena u bol’nyh ishemicheskoj bolezn’ju serdca, associirovannoj s disbiozom kishechnika: dis. … kand. med. nauk. SPbGMA im. I.I. Mechnikova. SPb., 2009. 20 s. (in Russian)].
30. Минушкин О.Н., Ардацкая М.Д., Сергеев А.В. и др. Опыт применения пробиотика «Бактистатин» в терапии хронического панкреатита // Фармация. 2006. №3. С.39–43 [Minushkin O.N., Ardackaja M.D., Sergeev A.V. i dr. Opyt primenenija probiotika «Baktistatin» v terapii hronicheskogo pankreatita // Farmacija. 2006. №3. S.39–43 (in Russian)].
31. Бурова С.А. Необходимость применения метабиотиков в комплексной терапии больных с кандидозом органов пищеварительного тракта // РМЖ. 2015. №19. С.1179–1183 [Burova S.A. Neobhodimost’ primenenija metabiotikov v kompleksnoj terapii bol’nyh s kandidozom organov pishhevaritel’nogo trakta // RMZh. 2015. №19. S.1179–1183 (in Russian)].
32. Барабанов А.Л., Милькото Н.А. Обоснование и возможности применения пробиотиков в комплексном лечении атопического дерматита у детей // Медицинская панорама. №3. 2014. С.59–65 [Barabanov A.L., Mil’koto N.A. Obosnovanie i vozmozhnosti primenenija probiotikov v kompleksnom lechenii atopicheskogo dermatita u detej // Medicinskaja panorama. №3. 2014. S.59–65 (in Russian)].
33. Хисматуллина Т., Абдрахимова Н., Надырченко Р. и др. Оптимизация лечения больных с распространенными формами экземы // Врач. №4. 2015. С.1–2 [Hismatullina T., Abdrahimova N., Nadyrchenko R. i dr. Optimizacija lechenija bol’nyh s rasprostranennymi formami jekzemy // Vrach. №4. 2015. S.1–2 (in Russian)].
34. Zaneveld J.R., McMinds R., Thurber R.V. Stress and stability: applying the Anna Karenina principle to animal microbiomes // Nature Microbiology. 2017. Vol. 2. doi:10.1038/nmicrobiol.2017.121

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?