Современные взгляды на безопасность длительной терапии ингибиторами протонной помпы. Обзор литературы

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,475*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №10 от 30.05.2017 стр. 765-768
Рубрика: Гастроэнтерология
В настоящее время в структуре обращаемости взрослого населения по поводу болезней органов пищеварения ведущая роль принадлежит кислотозависимым заболеваниям (КЗЗ). Появление ингибиторов протонной помпы (ИПП) на фармацевтическом рынке создало революционный прорыв в лечении КЗЗ. Препараты этой группы относятся к наиболее часто назначаемым. ИПП являются базисными средствами в лечении КЗЗ, обязательным компонентом эрадикационной терапии, применяются для лечения НПВП-гастропатии. При многих заболеваниях требуется длительная кислотосупрессивная терапия, что порождает вопрос о безопасности длительного назначения этих препаратов. В обзорной статье представлены современные данные о возможных нежелательных эффектах длительной терапии со стороны различных органов и систем, которые следует принимать во внимание при назначении ИПП пациентам: дефицит магния и В12, гипергастринемия, риск развития опухолей, острый интерстициальный нефрит, синдром избыточного бактериального роста в кишечнике, риск сердечно-сосудистых катастроф, остеопороз и повышенный риск возникновения переломов, а также повышенный риск у больных циррозом печени. Приведен перечень профилактических мероприятий для снижения риска развития подтвержденных побочных нежелательных эффектов ИПП. 

Ключевые слова: кислотозависимые заболевания, ингибиторы протонной помпы, кислотосупрессия, нежелательные эффекты.

Для цитирования: Ахмедов В.А., Ноздряков В.А. Современные взгляды на безопасность длительной терапии ингибиторами протонной помпы. Обзор литературы // РМЖ. 2017. №10. С. 765-768
Modern views on the safety of prolonged therapy with proton pump inhibitors. Literature review
Akhmedov V.A., Nozdryakov V.A.

Omsk State Medical University

At present, acid-dependent diseases (ADD) play the leading role in the structure of the adult population's appeal for the digestive system diseases. The appearance of proton pump inhibitors (PPIs) in the pharmaceutical market has created a revolutionary breakthrough in the treatment of ADD. Preparations of this group are most often prescribed. PPIs are the basic means in the treatment of ADD and an obligatory component of eradication therapy, they are also used to treat NSAIDs-gastropathy. Many diseases require long-term acid-suppressive therapy, which raises the question of the safety of long-term administration of these drugs. The review presents current data on the possible adverse effects of prolonged therapy on various organs and systems that should be taken into account when assigning IPP to patients: magnesium and B12 deficiency, hypergastrinemia, the risk of tumors growth, acute interstitial nephritis, small bowel bacterial overgrowth syndrome, the risk of cardiovascular accidents, osteoporosis and an increased risk of fractures, as well as an increased risk in patients with cirrhosis of the liver. The authors also describe preventive measures to reduce the risk of confirmed adverse effects of PPI.

Key words: acid-dependent diseases, proton pump inhibitors, acid suppression, adverse effects..
For citation: Akhmedov V.A., Nozdryakov V.A. Modern views on the safety of prolonged therapy with proton pump inhibitors. Literature review // RMJ. 2017. № 10. P. 765–767.

Обзор посвящен вопросам безопасности длительного приема ингибиторов протонной помпы

    Введение

    Кислотозависимые заболевания (КЗЗ) являются актуальной проблемой для здравоохранения в связи с их широкой распространенностью и тенденцией к неуклонному росту, необходимостью назначения сложной, многоэтапной длительной кислотосупрессивной терапии. В настоящее время в структуре обращаемости взрослого населения по поводу болезней органов пищеварения ведущая роль принадлежит КЗЗ [1]. КЗЗ могут проявляться в самом разном возрасте. Такие тяжелые состояния, как гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), рефлюкс-эзофагит с эрозиями слизистой оболочки пищевода, встречаются отнюдь не только у взрослых и пожилых больных, но и у детей первого года жизни [2].
    В настоящее время под КЗЗ подразумевают хронические многофакторные патологические процессы, требующие длительной терапии и повышающие вероятность назначения сопутствующего лечения [3]. Для лечения КЗЗ используют средства, препятствующие образованию кислоты в желудке или способствующие ее нейтрализации.
    Появление ингибиторов протонной помпы (ИПП) на фармацевтическом рынке создало революционный прорыв в лечении КЗЗ. И действительно, ИПП относятся к наиболее часто назначаемым препаратам. В настоящее время ИПП представлены препаратами: Омепразол, Лансопразол, Рабепразол, Пантопразол, Эзомепразол, Декслансопразол, Дексрабепразол [4]. Последний не имеет разрешения для применения на территории Российской Федерации. Существует ряд ИПП, находящихся на различных стадиях разработки и клинических испытаний. Наиболее известны Тенатопразол и Илапразол, последний уже применяется в Китае и Южной Корее.
   При лечении КЗЗ перед врачом стоит задача снизить кислотопродукцию желудка – основное звено патогенеза этих патологических процессов. При лечении ГЭРБ, синдрома Золлингера – Эллисона требуется длительная, а зачастую и пожизненная кислотосупрессия. 
    Безусловно, положительные эффекты ИПП неоспоримы, препараты этой группы вправе считаться базисным средством в лечении КЗЗ, являются обязательным компонентом эрадикационной терапии, применяются для лечения НПВП-гастропатии (поражений гастродуоденальной зоны, связанных с приемом нестероидных противовоспалительных препаратов). Широта использования и длительность назначения ИПП порождают вопрос об их безопасности.
    Долгосрочное лечение ИПП может вызывать ряд нежелательных эффектов, анализу которых и посвящена обзорная статья. 

    Дефицит магния

    В настоящее время рассматривается гипотеза о том, что длительное лечение ИПП может провоцировать развитие гипомагниемии. В 2006 г. впервые было описано 2 подобных случая. Состояние гипомагниемии вызывалось применением омепразола 20 мг более одного года. Интересно, что уровень магния в сыворотке и моче быстро нормализовался после отмены приема препарата [5]. После публикации этого наблюдения ряд работ посвятили взаимосвязи ИПП и дефицита магния. Механизм развития гипомагниемии в настоящее время не ясен. Симптомы возникают при снижении уровня магния в моче менее 5 ммоль/л: тетания, аритмии, судороги [6].
    В США было проведено крупномасштабное исследование, посвященное этой теме. Было обследовано 11 490 пациентов, поступивших по разным причинам на лечение в отделение интенсивной терапии. Среди них 3286 больных принимали диуретики совместно с ИПП по различным показаниям. Этот факт значительно увеличивал риск развития гипомагниемии в 1,54 раза. У тех, кто не принимал диуретики, уровень магния соответствовал референсным значениям [7].
    В сентябре 2014 г. были опубликованы результаты другого крупного исследования, включающего 429 пациентов старшей возрастной группы, принимающих ИПП по разным показаниям. Результаты исследования установили отсутствие какой-либо ассоциации между лечением ИПП и гипомагниемией [8].

    Гипергастринемия и риск развития опухолей

    Еще одним ожидаемым нежелательным эффектом, ассоциированным с длительным приемом ИПП, является гипергастринемия, возникающая из-за реакции G-клеток слизистой оболочки желудка на повышение pH среды. Характер реакции кроется в механизме обратной связи регуляции кислотообразования [9]. Чем выше значения pH, тем сильнее секретируется гастрин, который в последующем действует на париетальные и энтерохромаффинные клетки. Итак, какие эффекты могут возникнуть из-за гипергастринемии?
    Опыты, проведенные на грызунах, показали существенное увеличение уровня гастрина вследствие длительного приема ИПП и возможность развития карциноидных опухолей из ECL-клеток. Причем гиперплазия ECL-клеток зависела от дозы ИПП и пола животного [10]. В 2012 г. были описаны 2 пациента, принимающих ИПП по 12–13 лет для лечения ГЭРБ. При дополнительном исследовании были обнаружены высокодифференцированные нейроэндокринные опухоли, локализованные в желудке. Признаки атрофического гастрита отсутствовали, но наблюдалась гиперплазия энтерохромаффиноподобных клеток, продуцирующих гастрин. После эндоскопического удаления опухолей и отмены ИПП опухоль регрессировала, а показатели гастрина нормализовались в течение 1 нед. после прекращения лечения [11]. Опубликованные результаты крупного метаанализа, включавшего в общей сложности 785 пациентов, показали, что длительный прием ИПП для поддержания ремиссии у пациентов с ГЭРБ не сопровождается увеличением частоты атрофических изменений в слизистой оболочке желудка, а также гиперплазией энтерохромаффиноподобных клеток по крайней мере в течение 3-х лет непрерывного лечения по результатам рандомизированных клинических исследований [12]. Аналогичные результаты были получены в крупномасштабном 5–летнем исследовании LOTUS, которые показали, что длительная, в течение 5 лет, терапия пациентов с ГЭРБ эзомепразолом не сопровождалась появлением дисплазии и метаплазии слизистой оболочки желудка, несмотря на некоторую гиперплазию энтерохромаффиноподобных клеток [13].
    Гастрин стимулирует рост некоторых типов эпителиальных клеток в желудке, слизистой оболочке толстой кишки, поджелудочной железе [14]. В этой связи для изучения возможности развития рака колоректальной зоны вследствие длительного приема ИПП в 2012 г. был проведен крупный метаанализ, включивший 737 статей и 5 исследований, и было доказано отсутствие связи между длительным лечением препаратами группы ИПП и возникновением рака колоректальной зоны [15].

    Дефицит витамина B12

    Исследования по поводу длительного лечения препаратами группы ИПП и развитием дефицита витамина В12 дали еще более противоречивые результаты. Известно, что большая часть поступающего с пищей витамина В12 связана с белками. В желудке под действием кислоты и пепсина он высвобождается и связывается с R-белками слюны – транскобаламинами I и III, а затем с внутренним фактором Касла [16]. Далее этот комплекс достигает терминального отдела подвздошной кишки, где всасывается. При подъеме значений pH среды желудка нарушается превращение пепсиногена в пепсин, что существенно затрудняет всасывание витамина B12 и может даже приводить к мальабсорбции этого вещества и, как следствие, к анемии.
    В 2010 г. было проведено исследование, в котором изучались 34 пациента в возрасте 60–80 лет, длительно применяющих ИПП. Авторы пришли к выводу, что лица, длительно принимающие ИПП, достоверно подвергаются риску развития B12-дефицитного состояния [17]. Такой вывод подтвердило еще одно совсем недавно опубликованное сравнительное ретроспективное исследование 25 956 пациентов с установленной B12-дефицитной анемией. Результаты исследования показали, что терапия ИПП в течение 2-х и более лет достоверно приводит к дефициту В12 (ОШ=1,65; 95% ДИ: 1,58–1,73) [18]. 

   Острый интерстициальный нефрит

   Предполагается, что длительный прием ИПП может провоцировать развитие острого интерстициального нефрита (ОИН). Центр мониторинга нежелательных реакций в Новой Зеландии сообщил о 15 случаях за 3 года и назвал ИПП самой частой причиной острого интерстициального нефрита из всех классов лекарственных средств [19]. Механизм возникновения этой патологии до конца не ясен. Считается, что ОИН обусловлен гуморальной и клеточной реакцией гиперчувствительности, которая приводит к воспалению интерстиция и канальцев почек [20]. В результате анализа морфологического исследования почек у пациентов с ОИН, индуцированным ИПП, авторы пришли к выводу, что ведущую роль в данном воспалении играет воздействие интерлейкина-17 и CD4 клеток на почечные канальцы и связанный с ИПП острый интерстициальный нефрит не так безобиден, как считалось ранее: у 40% пациентов отмечается необратимое повышение сывороточного уровня креатинина, что свидетельствует о серьезном нарушении основных функций почек [21].

    Остеопороз и повышенный риск  возникновения переломов 

    Изначально существовали гипотезы о том, что ИПП самостоятельно влияют на ионные насосы и кислотозависимые ферменты костной ткани, вызывая ремоделирование костей [22]. В конце ХХ в. было доказано, что ахлоргидрия способствует снижению абсорбции кальция. Этот минерал поступает в организм в виде нерастворимых солей, и для высвобождения ионизированной формы необходима кислая среда. ИПП существенно понижают кислотность в просвете желудка и, соответственно, могут влиять на течение этого процесса. Ряд исследований подтверждают это, однако вопрос нельзя считать до конца решенным. В 2015 г. было проведено проспективное когортное исследование по поводу возможного риска возникновения остеопороза вследствие применения ИПП у пожилых женщин в Австралии. Было обследовано 4432 женщины, 2328 из которых применяли ИПП по различным показаниям. Анализ результатов возникновения остеопоротических осложнений показал повышенный риск их возникновения на фоне применения Рабепразола в 1,51 раза и Эзомепразола в 1,48 раза соответственно [23]. Подтверждает более высокий риск переломов бедра у пожилых лиц обоих полов на фоне длительной терапии ИПП и другое исследование, по результатам которого предлагается перед назначением ИПП пожилым пациентам тщательно взвешивать соотношение риска и пользы [24]. В другом исследовании, охватившем 6774 мужчины старше 45 лет, также было показано наличие повышенного риска перелома бедра, который напрямую зависел от длительности терапии ИПП [25].
    В то же время совсем недавно стали известны результаты канадского мультицентрового популяционного исследования, посвященного возможности развития остеопороза на фоне длительной терапии ИПП. Минеральная плотность костной ткани бедренной кости, тазобедренного и поясничного (L1–L4) отделов позвоночника оценивалась в исходном состоянии пациентов, через 5 и через 10 лет на фоне приема ИПП. По результатам исследования сделан вывод, что использование ИПП не привело к прогрессированию изменений костной ткани [26]. 

    Синдром избыточного  бактериального роста в кишечнике

    В желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) проживает больше полумиллиона видов бактерий, причем в разных отделах ЖКТ проживают различные популяции микроорганизмов. У 30% здоровых людей тощая кишка в норме стерильна, у остальных – имеет низкую плотность заселения, которая увеличивается по мере приближения к ободочной кишке, и только в дистальном отделе подвздошной кишки обнаруживается микрофлора фекального типа: энтеробактерии, стрептококки, анаэробы рода бактероидов и др. [27]. У здоровых людей нормальная микрофлора поддерживается рядом факторов, в т. ч. соляной кислотой. При нарушении ее выработки, в условиях гипо- и ахлоргидрии может формироваться синдром избыточного бактериального роста (СИБР), в основе которого лежит повышенное заселение тонкой кишки фекальной или орофарингеальной микрофлорой, сопровождающееся хронической диареей и мальабсорбцией, в первую очередь жиров и витамина В12. 
    Заслуживают внимания 2 когортных исследования, проведенных в Новой Англии, в которых участвовали 1166 пациентов. Определялись причинно-следственные связи влияния ИПП на увеличение риска возникновения повторного C. difficile-ассоциированного колита. В первом исследовании применение ИПП во время лечения инфекции C. difficile было связано с более высоким риском рецидива у 42% пациентов. Второе исследование показало, что при увеличении эффекта «доза/реакция» и снижении кислотопродукции желудка у стационарных больных, принимающих ИПП, повышается риск внутрибольничной инфекции C. difficile [28]. Наиболее высокий риск развития инфекции C. difficile наблюдался у пациентов, находящихся в критическом состоянии в реанимационных отделениях, на фоне внутривенного назначения ИПП для профилактики желудочных кровотечений [29].
    Опубликована еще одна работа, в которой описано исследование 450 пациентов. Все они получали лечение препаратами ИПП в среднем 36 мес. При исследовании была обнаружена связь между длительностью приема ИПП и риском развития СИБР: те, кто принимал ИПП 13 мес. и более, в 3 раза чаще приобретали СИБР в отличие от тех, кто принимал ИПП меньше года [30]. В недавно проведенном исследовании показан высокий риск формирования сальмонеллеза у пациентов, находящихся на лечении ИПП, который уменьшался через 30 дней после отмены препаратов [31]. Одним из объяснений высокого риска микробной контаминации кишечника у пациентов, находящихся на длительной терапии ИПП, может быть снижение двигательной активности тонкой кишки, которая описана у пациентов, принимающих ИПП, особенно в сочетании с индометацином [32]. СИБР, ассоциированный с терапией ИПП, встречается не только у взрослых, но и у детей. В исследовании было выявлено наличие СИБР у 22,5% из 40 детей, получающих лечение ИПП в течение 3 мес. СИБР проявлялся в виде абдоминальных колик и вздутия живота [33]. 
    Однако не все исследования подтверждают высокий риск развития СИБР у больных, принимающих ИПП. В исследовании с участием госпитализированных пациентов было выявлено, что в целом риск развития инфекции C. difficile минимальный и возможен лишь у лиц негроидной расы, лиц старческого возраста и имеющих тяжелую сопутствующую патологию [34]. Аналогичные результаты относительно безопасности терапии ИПП были получены в недавно проведенном исследовании японских авторов, показавших на основе водородного теста с лактулозой крайне низкую вероятность развития СИБР на фоне терапии ИПП у японских пациентов [35].

    Риск сердечно-сосудистых катастроф

    В последние годы обсуждается возможная связь длительной терапии ИПП и повышения риска развития сердечно-сосудистых катастроф. В недавно проведенном исследовании показано, что терапия ИПП является независимым фактором риска инфаркта миокарда: после 120 дней приема ИПП риск увеличивался в 1,58 раза [36]. Аналогичные результаты получены в другом исследовании, в котором риск развития инфаркта миокарда был сопоставим с риском от назначения других препаратов, таких как Н2-гистаминоблокаторы, бензодиазепины [37]. В проведенном исследовании риска длительной терапии ИПП у лиц, подвергшихся операции стентирования коронарных сосудов и находящихся на двойной антитромботической терапии, показаны более частые побочные эффекты в виде повышения сегмента ST на электрокардиограмме, приступов стенокардии у лиц, получавших ИПП дополнительно к антитромботической терапии, по сравнению с лицами, находящимися на лечении только антитромботическими препаратами, – это необходимо учитывать при ведении данной категории пациентов [38].

    Повышенный риск у больных циррозом печени

    В последние годы появились публикации относительно возможного риска терапии препаратами ИПП пациентов с циррозом печени: длительная терапия ИПП при циррозе печени является одним из независимых факторов риска смерти пациентов. Однако точную причину такого влияния ИПП выявить не удалось [39]. В совсем недавнем исследовании большой группы пациентов – 1965 – был показан повышенный риск формирования спонтанного бактериального перитонита у больных с асцитом на фоне цирроза печени, исследование продолжалось с января 2005 г. по декабрь 2009 г. [40]. Аналогичные результаты получены канадскими исследователями в ретроспективном исследовании «случай – контроль», проводившемся с июня 2004 г. по июнь 2010 г. [41]. Еще в одной недавно проведенной работе показано повышение риска бактериального перитонита у пациентов с циррозом печени при одновременном назначении ИПП и β-блокаторов, что необходимо принимать во внимание при лечении данной категории пациентов [42].

    Заключение

    На сегодняшний день ИПП занимают ведущее место среди антисекреторных средств и, несмотря на ряд побочных эффектов, имеют высокий профиль безопасности и достаточную эффективность, что было доказано в крупных исследованиях [43, 44]. Обычно ИПП переносятся достаточно хорошо, и побочные реакции встречаются крайне редко [45]. Проблема всех отдаленных нежелательных эффектов применения ИПП требует дальнейших научных исследований. 
    В целях снижения риска развития подтвержденных побочных нежелательных эффектов необходимы определенные профилактические мероприятия.
    1. Для предотвращения дефицита витаминов и минералов необходимо регулярно проводить контроль их концентрации в крови. При дефиците целесообразно назначение витаминов, препаратов магния, железа, кальция. 
    2. В целях канцеропревенции необходимо проводить периодические эндоскопические исследования на выявление признаков новообразований в ЖКТ.
    3. Для обнаружения и профилактики СИБР целесообразно проводить микробиологические исследования содержимого тонкой кишки, дыхательные тесты.
    4. При индивидуальной непереносимости ИПП возможно назначение альтернативных лекарств: блокаторов H2-рецепторов, М-холиномиметиков.
    5. ИПП следует назначать только при наличии соответствующих клинических показаний, особенно у пациентов с циррозами печени и высоким риском сердечно-сосудистых катастроф. 
    6. С учетом того, что неблагоприятные проявления лечения ИПП могут появиться уже на ранних сроках, лечение должно быть по возможности коротким, с назначением наименьшей эффективной дозы. При хорошем симптоматическом эффекте у пациентов с неосложненной ГЭРБ допускается прием препарата «по требованию».
Литература
1. Chung C.S., Chiang T.H., Lee Y.C. A systematic approach for the diagnosis and treatment of idiopathic peptic ulcers // Korean J Intern Med. 2015. Vol. 30. № 5. P. 559–570.
2. Pech O. Gastroesophageal reflux disease and Barrett's dysplasia // Dtsch Med Wochenschr. 2015 Vol. 140. № 20. Р. 1533–1536.
3. Alzubaidi M., Gabbard S. GERD: Diagnosing and treating the burn // Cleve Clin J Med. 2015. Vol. 82. № 10. Р. 685–692.
4. Schubert M.L. Functional anatomy and physiology of gastric secretion // Curr Opin Gastroenterol. 2015. Vol. 31. №6. P. 479–485.
5. L. Ekman et al. Toxicological studies on omeprazole // Scand. J. Gastroenterol. 1985. Vol. 20. Suppl. 108. P. 53–69.
6. Tamura Т., Sakaeda Т., Kadoyama К., Okuno Y. Omeprazole and Esomeprazole-associated Hypomagnesaemia: Data Mining of the Public Version of the FDA Adverse Event Reporting System // Int. J. Med. Sci. 2012. Vol. 9. № 5. P. 322–326.
7. Cundy T., Dissanayake A. Severe hypomagnesaemia in long-term users of proton-pump inhibitors // Clin Endocrinol (Oxf). 2008. Vol. 69. № 2. P. 338–341.
8. Zipursky J. et al. Proton pump inhibitors and Hospitalzation with Hypomagnesemia: a population – Based Case Control Study // Plos Medicine. 2014. Vol. 11. № 9. e.1001736.
9. Lundell L. et al. Systematic review: the effects of long-term proton pump inhibitor use on serum gastrin levels and gastric histology // Aliment Pharmacol Ther. 2015. Vol 42. № 6. P. 649–663.
10. Havu N. Enterochromaffin-like cell carcinoids of gastric mucosa in rats after life-long inhibition of gastric secretion // Digestion. 1986. Vol. 35. Suppl. 1. P. 42–55.
11. Jianu C.S. et al. Gastric neuroendocrine carcinoma after long-term use of proton pump inhibitor // Scand J Gastroenterol. 2012. Vol. 47. №1. Р. 64–67.
12. Eslami L., Nasseri-Moghaddam S. Meta-analyses: does long-term PPI use increase the risk of gastric premalignant lesions? // Arch Iran Med. 2013. Vol. 16. №8. Р. 449–458.
13. Fiocca R. et al. Gastric exocrine and endocrine cell morphology under prolonged acid inhibition therapy: results of a 5-year follow-up in the LOTUS trial // Aliment Pharmacol Ther. 2012. Vol. 36. №10. Р. 959–971.
14. McWilliams D. et al. Coexpression of gastrin and gastrin receptors (CCK-B and delta CCK-B) in gastrointestinal tumour cell lines // Gut. 1998. №42. P. 795–798.
15. Ahn J.S. et al. Use of Proton Pump Inhibitor and Risk of Colorectal Cancer: A Meta-analysis of Observational Studies // Korean J Fam Med. 2012. Vol. 33. №5. Р. 272–279.
16. Festen H. Intrinsic factor secretion and cobalamin absorption. Physiology and pathophysiology in the gastrointestinal tract // Scand J Gastroenterol Suppl. 1991. №188. P. 1–7.
17. Rozgony N., Fang C., Kuczmarski M., Bob H. Vitamin B12 deficiency is linked with long-term use of proton pump inhibitors in institutionalized older adults: could a cyanocobalamin nasal spray be beneficial? // J Nutr Elder. 2010. №29. P. 87–99.
18. Lam J., Schneider J., Zhao W., Corley D. Proton pump inhibitor and histamine 2 receptor antagonist use and vitamin B12 deficiency // JAMA. 2013. Vol. 310. №22. Р. 2435–2442.
19. Myers R., McLaughlin K., Hollomby D. Acute interstitial nephritis due to omeprazole // Am J Gastroenterol. 2010. №96. P. 3428–3431.
20. Alexopoulos E. Drug-induced acute interstitial nephritis // Ren Fail. 1998. №20. P. 809–819.
21. Simpson I.J. et al. Proton pump inhibitors and acute interstitial nephritis: report and analysis of 15 cases // Nephrology. 2006. Vol. 11. №5. P. 381–385.
22. Lau Y.T., Ahmed N.N. Fracture risk and bone mineral density reduction associated with proton pump inhibitors // Pharmacotherapy. 2012. Vol. 32. №1. Р. 67–79.
23. Van der Hoorn M.M. et al. The effect of dose and type of proton pump inhibitor use on risk of fractures and osteoporosis treatment in older Australian women: A prospective cohort study // Bone. 2015. №81. 675–682.
24. Ding J., Heller D.A., Ahern F.M., Brown T.V. The relationship between proton pump inhibitor adherence and fracture risk in the elderly // Calcif Tissue Int. 2014. Vol. 94. № 6. Р. 597–607.
25. A.L. Adams et al. Proton-pump inhibitor use and hip fractures in men: a population-based case-control study // Ann Epidemiol. 2014. Vol. 24. №4. Р. 286–290.
26. Madanick R. Cohort study: Proton pump inhibitors do not induce change in bone mineral density in a long-term observational study // Evid Based Med. 2013. Vol. 18. №5. P. 192–193.
27. Плотникова Е.Ю., Борщ М.В., Краснова М.В., Баранова Е.Н. Некоторые аспекты диагностики и лечения избыточной бактериальной контаминации тонкой кишки в клинической практике // Лечащий Врач. 2013. №2. С. 52–56 [Plotnikova E.Ju., Borshh M.V., Krasnova M.V., Baranova E.N. Nekotorye aspekty diagnostiki i lechenija izbytochnoj bakterial'noj kontaminacii tonkoj kishki v klinicheskoj praktike // Lechashhij Vrach. 2013. №2. S. 52–56 (in Russian)].
28. Moon М. C. difficile infection, PPI link strengthened (Clinical report) // Family Practice News. 2010. Vol. 1. Р. 40.
29. Buendgens L. et al. Administration of proton pump inhibitors in critically ill medical patients is associated with increased risk of developing Clostridium difficile-associated diarrhea // J Crit Care. 2014. Vol. 29. №4. Р. 11–15.
30. Lombardo L., Foti M., Ruggia O., Chiecchio A. Increased incidence of small intestinal bacterial overgrowth during proton pump inhibitor therapy // Clin. Gastroenterol. Hepatol. 2010. Vol. 8. №6. Р. 504–508.
31. Wu H.H. et al. Association between recent use of proton pump inhibitors and nontyphoid salmonellosis: a nested case-control study // Clin Infect Dis. 2014. Vol. 59. №11. Р. 1554–1558.
32. Lichtenberger L.M. et al. Suppression of contractile activity in the small intestine by indomethacin and omeprazole //Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2015. Vol. 308. № 9. Р. 785–793.
33. Sieczkowska A. et al. Small Bowel Bacterial Overgrowth Associated with Persistence of Abdominal Symptoms in Children Treated with a Proton Pump Inhibitor / // J Pediatr. 2015. Vol. 166, №5. Р. 1310–1312.
34. Freedberg D.E., Salmasian H., Friedman C., Abrams J.A. Proton pump inhibitors and risk for recurrent Clostridium difficile infection among inpatients // Am J Gastroenterol. 2013. Vol. 108. №11. Р. 1794–1801.
35. Fujiwara Y. et al. Association between chronic use of proton pump inhibitors and small-intestinal bacterial overgrowth assessed using lactulose hydrogen breath tests // Hepatogastroenterology. 2015. Vol. 62. №138. Р. 268–272.
36. Shih C.J. et al. Proton pump inhibitor use represents an independent risk factor for myocardial infarction // Int J Cardiol. 2014. Vol. 177. №1. Р. 292–297.
37. Juurlink D.N. Proton pump inhibitors and the risk of adverse cardiac events // PLoS One. 2013. Vol. 8. №12. e. 84890.
38. Zou J.J. et al. Increased risk for developing major adverse cardiovascular events in stented Chinese patients treated with dual antiplatelet therapy after concomitant use of the proton pump inhibitor // PLoS One. 2014. Vol. 9. №1. e 84985.
39. Dultz G. et al. Proton pump inhibitor treatment is associated with the severity of liver disease and increased mortality in patients with cirrhosis // Aliment Pharmacol Ther. 2015. Vol. 41. №5. Р. 459–466.
40. Min Y.W. et al. Proton pump inhibitor use significantly increases the risk of spontaneous bacterial peritonitis in 1965 patients with cirrhosis and ascites: a propensity score matched cohort study // Aliment Pharmacol Ther. 2014. Vol. 40. №6. Р. 695–704.
41. Ratelle M., Perreault S., Villeneuve J.P., TremblayL. Association between proton pump inhibitor use and spontaneous bacterial peritonitis in cirrhotic patients with ascites // Can. J. Gastroenterol. Hepatol. 2014. Vol. 28. №6. Р. 330–334.
42. Merli M. et al. The chronic use of beta-blockers and proton pump inhibitors may affect the rate of bacterial infections in cirrhosis // Liver Int. 2015. Vol. 35. №2. Р. 362–369.
43. Attwood S.E. et al. Long-term safety of proton pump inhibitor therapy assessed under controlled, randomised clinical trial conditions: data from the SOPRAN and LOTUS studies Aliment Pharmacol Ther. 2015. Vol. 41. №11. P. 1162–1174.
44. Corleto V.D., Festa S., Di Giulio E., Annibale B. Proton pump inhibitor therapy and potential long-term harm // Curr Opin Endocrinol Diabetes Obes. 2014. Vol. 21. №1. P. 3–8.
45. Reimer C. Safety of long-term PPI therapy // Best Pract Res Clin Gastroenterol. 2013. Vol. 27. №3. Р. 443–454.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?