Профилактика акушерских осложнений

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ. Мать и дитя №26 от 01.12.2017 стр. 1952-1957
Рубрика: Гинекология Акушерство
Дефицит магния сопровождается угрозой прерывания беременности,  снижением фетоплацентарного кровотока и развитием плацентарной недостаточности. Профилактический прием препаратов магния уменьшает вероятность возникновения осложнений беременности и является эффективным средством снижения частоты преэклампсии и невынашивания беременности. В представленном обзоре литературы проанализированы научные публикации в международной и российской базах данных о роли магния в профилактике осложнений беременности. Приведены результаты собственного исследования по изучению показателей магниевого обмена у женщин во время беременности. Установлен магниевый дефицит у женщин с неклассифицируемым фенотипом наследственных нарушений соединительной ткани, у которых отмечена наибольшая частота осложнений беременности. Показано, что восполнение депо магния при планировании беременности оказывает благоприятное действие на ее дальнейшее течение. Рассмотрены пути коррекции дефицита магния, преимущества органических солей. Одной из ведущих форм в данном случае является сочетание магния с оротовой кислотой. Обоснован выбор оротата магния для лечения женщин при планировании и во время беременности, рассмотрены основные показания к его применению.

Ключевые слова: магний, невынашивание беременности, плацентарная недостаточность, система гемостаза, коллаген, неклассифицируемый фенотип наследственных нарушений соединительной ткани.

Для цитирования: Кудинова Е.Г. Профилактика акушерских осложнений // РМЖ. Мать и дитя. 2017. №26. С. 1952-1957
Prevention of obstetric complications 
E.G. Kudinova

Novosibirsk National Research University

Magnesium deficiency is accompanied by a threat of abortion, a decrease in fetoplacental blood flow and the development of placental insufficiency. Preventive use of magnesium preparations reduces the risk of possible complications of pregnancy and is effective for reducing the frequency of preeclampsia and miscarriage. The presented literature review provides the analysis of scientific publications in the international and Russian databases on the role of magnesium in preventing the complications of pregnancy. The results of the author’s own study on the magnesium exchange in women during pregnancy are presented. It is highlighted that the highest incidence rate of complications in pregnancy is identified in women with a magnesium deficiency, which have an unclassifiable phenotype of hereditary connective tissue disorders. It is shown that the replenishment of the magnesium deficiency during pregnancy planning has a favorable effect on its further course. The ways of magnesium deficiency correction, and the advantages of organic salts are shown. In this case, the combination of magnesium with orotic acid is used. The article substantiates the choice of magnesium orotate for the treatment of pregnant women, and considers the main indications for its use in obstetric practice.

Key words: magnesium, miscarriage, placental insufficiency, hemostasis system, collagen, unclassifiable phenotype of hereditary connective tissue disorders.
For citation: Kudinova E.G. Prevention of obstetric complications // RMJ. 2017. № 26. P.1952 –1957.

Статья посвящена профилактике акушерских осложнений. Рассмотрены пути коррекции дефицита магния. Одной из ведущих форм в данном случае является сочетание магния с оротовой кислотой. Обоснован выбор оротата магния для лечения женщин при планировании и во время беременности, рассмотрены основные показания к его применению.

   Введение

   В последние годы внимание исследователей направлено на поиск эффективных профилактических мер для снижения частоты осложнений беременности. Дефицит микро- и макронутриентов способствует развитию патологии беременности и родов. Снижение уровня магния, цинка, кальция и фосфора – часто наблюдаемое явление во время беременности [1]. Распространенность дефицита магния в популяции беременных женщин РФ составляет 81,2% [2]. Введение этих микроэлементов в рацион необходимо для женщины и ее будущего ребенка. 
    Представлен обзор литературы за последние годы в международной и российской базах данных, посвященный исследованию роли магния в профилактике осложнений беременности. Изучены показатели магниевого обмена у женщин во время беременности, и определены группы риска по развитию акушерских осложнений на фоне дефицита магния.

    Профилактика осложнений беременности путем применения препаратов магния

    В течение последнего десятилетия гипертензивные осложнения при беременности занимают 4-е место в списке причин материнской̆ смертности и в 2014 г. составили 15,7% в структуре материнских потерь [3]. Кроме того, они являются причиной тяжелой̆ заболеваемости, инвалидизации матерей̆ и их детей̆ [4–6]. В настоящее время считают, что преэклампсия и эклампсия являются системной эндотелиальной болезнью, вызванной активацией тромбоцитов, эритроцитов, интерлейкинов, диффузными ишемическими расстройствами в жизненно важных органах [7–9]. Наиболее полной и актуальной теорией развития преэклампсии и эклампсии является теория эндотелиальной дисфункции, которая включает в себя несколько более ранних этиологических теорий, в том числе теорию «дефекта плацентации» [10]. Лечение беременных женщин с указанной патологией по-прежнему противоречиво [11]. Рандомизированные контролируемые исследования показали эффективность и безопасность режима низких и высоких доз парентеральных препаратов магния для профилактики судорог при тяжелой преэклампсии, церебральных нарушений [12, 13], а также нейропротективного воздействия на плод [14, 15]. 
    Известно, что магний и кальций играют важную роль в функции гладких мышц сосудов. Уровень магния снижается во время беременности, частично вследствие дилюции и выхода во внеклеточное пространство, частично – из-за исходного до беременности дефицита в крови и тканях [16]. Также при беременности суточная потребность в магнии возрастает не менее чем в 1,5 раза, что обусловлено синтетическими процессами в организме матери и плода. Потребность беременной женщины в магнии нередко превышает его поступление, что позволяет рассматривать беременность как состояние физиологической гипомагниемии [17]. 
    При развитии преэклампсии и эклампсии перфузионные нарушения в плаценте возникают в результате «дефекта плацентации», что приводит к артериолоспазму, повышению чувствительности к вазопрессорам и снижению маточно-плацентарного кровотока [10]. Во время беременности магний обладает выраженным токолитическим эффектом, он вытесняет из клетки ионы кальция и блокирует медленные кальциевые каналы, препятствует выходу калия из клетки. Также известно влияние магния на нормализацию сосудисто-тромбоцитарного звена и торможение факторов свертывания крови во время беременности. Магний снижает тонус сосудистой стенки, снижает общее периферическое сопротивление сосудов, что оказывает положительное действие на гемодинамику у беременной. Стабилизируя клеточные мембраны, магний обеспечивает потенциал покоя клетки. За счет данного эффекта нормальная концентрация ионов магния в организме беременной препятствует ишемизации сосудов плаценты. Также магний обеспечивает работу аденилатциклазной системы, что в свою очередь является необходимым условием для нормальной функции маточно-плацентарного кровотока [8]. 
    На основе многолетних клинических наблюдений российских ученых сделан вывод о безопасности и эффективности препаратов магния как для уменьшения вегетативной дисрегуляции и нормализации частоты сердечных сокращений, артериального давления, так и для положительного влияния на физическую работоспособность, особенно у пациентов с наследственными нарушениями и дисплазией соединительной ткани (ННСТ и ДСТ), имеющих изначально низкую толерантность к физическим нагрузкам [18]. 

    Коррекция дефицита магния и цинка  до беременности 

    Магний (Mg) – минерал, необходимый для синтеза нуклеиновых кислот и белков, регуляции температуры тела, а также поддержания электрических потенциалов нервных и мышечных клеток [19, 20]. Отмечена корреляция между половыми стероидными гормонами, важными для здоровья женщин перед зачатием, и значениями магния и кальция (Ca). Также известно, что в крови концентрация ионизированной формы этих катионов изменяется во время менструального цикла [21]. 
    Так, было показано, что дополнение магния, цинка, кальция и витамина D улучшает гормональные профили у женщин с наличием синдрома поликистозных яичников (СПКЯ) при планировании и во время беременности [22]. Известно, что магний и цинк обладают множеством полезных эффектов, включая противовоспалительные и антиоксидантные. Добавки магния и цинка влияют на биомаркеры воспаления, окислительного стресса и экспрессии генов. Установлено, что добавление магния и цинка при СПКЯ значительно уменьшает сывороточный высокочувствительный С-реактивный белок и увеличивает общую антиоксидантную способность плазмы, а также экспрессию гена интерлейкина–1 и фактора некроза опухоли-α [23]. 
   Кроме того, уровни минералов в сыворотке крови беременной коррелируют с уровнями в пуповинной крови новорожденного. Оценка концентрации кальция, магния, цинка (Zn), железа (Fe) и меди (Cu) в материнской крови до и после родов и в пупочной вене и артерии новорожденного выявила значительное снижение их концентраций после родов [13]. Анализ влияния магния на неонатальные исходы преждевременных родов, осложненных хориоамнионитом, показал снижение частоты невынашивания беременности [24]. Результаты Кохрановского метаанализа семи исследований (n = 2689), оценивавшего влияние магнийсодержащих препаратов во время беременности на ее исход и состояние плода, свидетельствуют о том, что по сравнению с плацебо прием магния до 25-й нед. беременности снижает частоту преждевременных родов и рождения детей с низкой массой тела. Кроме того, женщины, принимавшие магний, реже госпитализировались, и у них практически не наблюдались явления угрозы прерывания беременности [25]. 
    Известно, что отставание роста плода и нарушение маточно-плацентарного и фетоплацентарного кровотока сопровождается компенсаторным ростом плацентарной щелочной фосфатазы и повышением энергетического обмена в ткани плаценты. На поздних стадиях наблюдается угнетение активности указанного фермента [26]. Снижение уровня щелочной фосфатазы, содержащей ионы цинка, выступающие в роли кофермента в реакциях дефосфорилирования, наблюдается у пациенток с нарушенным кальцие-магниевым равновесием.

    Препараты магния

    Существует несколько хорошо всасывающихся в кишечнике галеновых форм, выпущенных в виде препаратов, в которых содержание элементного магния неодинаково [27]. 
    К первому поколению препаратов магния относятся неорганические композиции: магния оксид, сульфат, хлорид; ко второму — органические соединения: магния оротат, пидолат, лактат, глицинат, аспарагинат, цитрат, аскорбинат [28]. Биодоступность органических солей магния почти на порядок выше, чем неорганических. Неорганические соли магния хуже переносятся и чаще дают диспептические осложнения (диарея, рвота, рези в животе) [29].      Органические соли магния не только значительно лучше усваиваются, но и легче переносятся больными, реже приводят к развитию побочных эффектов со стороны пищеварительного тракта. Преимуществом препаратов магния второго поколения (магния оротат, пидолат, цитрат, глюконат, аспартат) является то, что они обладают более высокой экскреторной способностью (выделение с мочой), чем неорганические соли. Между тем лечение становится более эффективным, если вводить одновременно и магний, и «магнезиофиксатор»: оротовую кислоту, витамины группы B (В6 или В1). Оротовая кислота является хорошим магнезиофиксатором, т. к. она улучшает биодоступность магния, способствует проникновению магния в клетки и его сохранению внутри [30].
    Одним из наиболее оптимальных органических соединений является оротат магния – Магнерот. Препарат выпускается в таблетках по 500 мг и широко используется для коррекции дефицита магния. Магнерот хорошо всасывается из желудочно-кишечного тракта, обладая высокой биодоступностью. 
    Магнерот назначают по 2 таблетки 3 раза в день в течение 7 дней, затем — по 1 таблетке 2–3 раза в день ежедневно. Продолжительность курса — не менее 4–6 нед. При необходимости Магнерот можно применять длительное время.
    Таким образом, представляется целесообразным восполнение депо магния до беременности с целью предупреждения развития в дальнейшем ее осложнений (преэклампсия, эклампсия, плацентарная недостаточность, угроза преждевременных родов). Одной из ведущих форм в данном случае является сочетание магния с оротовой кислотой, которая повышает абсорбцию магния в кишечнике, обеспечивает доставку иона в клетку, поддерживает высокий уровень АТФ в клетке и обладает самостоятельным метаболическим действием, являясь предшественником пиримидиновых оснований, составляющих структуру ДНК и РНК, и участвует в обновлении миофибриллярных структур [31], чем выгодно отличается от других органических солей магния.

    Эффекты магния при наследственных нарушениях соединительной ткани и дисплазии соединительной ткани 

    Известно, что для реализации внешнего и внутреннего пути свертывания крови необходимы ионы кальция, магния, цинка. Было показано, что ННСТ и ДСТ ассоциируются с недостаточным содержанием в крови перечисленных минералов [32]. Стоит учитывать, что ионы магния входят в состав основного вещества соединительной ткани (СТ) [33] и участвуют в регуляции ее метаболизма. При этом активируются ферменты окислительного фосфорилирования в митохондриях, щелочная фосфатаза, участвующая в синтезе коллагена I типа, полимеразы РНК и ДНК. В условиях магниевой недостаточности [34] способность фибробластов продуцировать коллаген нарушается, поэтому у пациенток с ННСТ и ДСТ определяются сниженные значения магния в сыворотке крови. 
    Одновременно установлен опосредованный эффект влияния магния на свертывание крови. Магний замещает кальций в структурах прокоагуляционных белков, снижая их активность, оказывает антикоагулянтное действие, уменьшает агрегацию тромбоцитов через ускорение протеолиза фактора Виллебранда, приводя к гипокоагуляции, снижает уровень тромбоксана А2. Кроме того, ионы магния необходимы для нормальной работы витаминов группы В, т. к. служат кофактором при образовании тиаминпирофосфата, который должен накопиться в организме, прежде чем начнется реализация эффекта витаминов этой группы [35]. Если наблюдается дефицит минералов, участвующих в каскаде гемостазиологических реакций, и в первую очередь магния, то мы наблюдаем лабораторные маркеры перехода из протромбогенного в тромбогенное состояние крови.

    Пациенты с ДСТ и ННСТ – группа риска по возникновению плацентарной недостаточности

    Согласно литературным данным, у подавляющего большинства пациентов с ДСТ и ННСТ имеет место снижение уровня большей части коллагеноспецифических биоэлементов. Наиболее часто встречается дефицит кремния (100%), селена (95,6%), калия (83,5%), кальция (64,1%), меди (58,7%), марганца (53,8%), магния (47,8%) [32]. Все они принимают активное участие в минерализации костной ткани, а также в синтезе и созревании коллагена, входящего в каркас плаценты. Рациональная тактика ведения пациенток из группы высокого риска предполагает применение препаратов магния не только во время беременности, но и на этапе подготовки к ней [36]. 
    Диагностика симптомов соединительнотканных нарушений у пациенток позволяет своевременно отнести их к группе высокого риска по осложнениям беременности и провести профилактические мероприятия. В этом случае применение препаратов магния в сочетании с оротовой кислотой при планировании беременности способствует стимуляции коллагенообразования в репродуктивных органах, а при беременности – нормализации коллагенового каркаса плаценты и функционирования сосудов маточно-плацентарного комплекса. 
    В репродуктивных органах СТ представлена во всех отделах, включая нижние и верхние этажи. Состоятельность генитального тракта обусловлена функционированием эпителия репродуктивных органов, а также кровоснабжением субэпителиальных слоев и фибробластов стромы, секретирующих компоненты внеклеточного матрикса  – предшественники белков коллагена и эластина и колониестимулирующие факторы (гранулоциты, макрофаги) [37]. Подслизистая основа влагалища не выражена, и субэпителиальный слой рыхлой волокнистой ткани непосредственно переходит в прослойки СТ в мышечной оболочке. В шейке матки соединительнотканные волокна составляют ее наибольшую долю (70%) [38]. Соединительнотканная строма в виде рыхлой волокнистой ткани составляет основу маточных труб, а в яичниках является «ложем» для фолликулов различной степени  зрелости  и основой мозгового вещества, в котором проходят магистральные кровеносные сосуды и нервы, эпителиальные тяжи, остатки канальцев первичной почки. 
    С уменьшением количества рыхлой СТ в структуре миометрия у пациенток с ННСТ или ДСТ связана высокая частота расстройств менструаций (РМ) с возраста менархе.  Олигоменорея и аномальные маточные кровотечения наряду с дистрофическими изменениями и  недостаточностью нервно-мышечного аппарата миометрия характерны для пациенток с нарушением развития СТ в репродуктивных органах [39]. Структурные изменения стромы яичников у них обусловливают диссонанс внутриорганной регуляции роста и созревания фолликулов, проявляющийся ановуляцией и эстрогенной недостаточностью. 
    Недостаточность коллагенообразования в органах малого таза и влагалища наряду с дефицитом эссенциальных металлов в сыворотке крови, сопровождаясь снижением Т-лимфоцитарного иммунитета и уменьшением активности моноцитарно-макрофагального барьера, способна нарушить колонизационную резистентность генитального тракта как к патогенным, так и к условно-патогенным микроорганизмам [40] и взаимосвязана с нарушением влагалищного биотопа. 
    Высокий инфекционный индекс обсемененности половых путей способствует при беременности запуску гемокоагуляционного каскада. Вместе с тем недостаточное развитие коллагена, матриксных белков, нарушения соотношений внеклеточно-внутриклеточных механизмов, в первую очередь кальция/магния, способствуют недостаточному обеспечению маточно-плацентарного комплекса и плода питательными веществами, длительной вазоконстрикции сосудов маточно-плацентарного комплекса, в связи с чем возрастает риск акушерских осложнений беременности как для матери, так и для плода [41].
    Коррекция дефицита микро- и макроэлементов, создание депо в организме женщины обеспечивают баланс синтеза коллагена и нормальное вне- и внутриклеточное соотношение, в первую очередь магния [42, 43]. 
    При достаточном содержании ионов магния в крови определяются адекватные перфузионные соотношения в плаценте за счет снижения риска вазоконстрикции миометрия. Имеются работы, отмечающие снижение частоты при беременности преэклампсии, плацентарной недостаточности, задержки развития плода у пациенток с достигнутыми референсными значениями минералов, в первую очередь магния [44]. 
    Магний обусловливает состоятельность маточно-плацентарных и плодово-плацентарных соотношений. При клинической картине преэклампсии тяжелой и умеренной степени тяжести, а также угрозе преждевременных родов рациональная тактика ведения беременных включает назначение препаратов магния [45]. Для предупреждения развития указанных осложнений целесообразно применять препараты магния [45, 46], особенно у пациенток с нарушениями метаболизма коллагена. 

    Исследование показателей  магния и щелочной фосфатазы у беременных

    В проведенном нами исследовании у беременных женщин магниевый дефицит установлен уже в I триместре беременности, в большей мере у пациенток с неклассифицируемым фенотипом (НКФ) ННСТ. 
    Изучены показатели магниевого обмена: магний и щелочная фосфатаза в сыворотке крови в 4 группах беременных женщин, давших добровольное информированное согласие на обработку данных: 1-я группа – пациентки с НКФ ННСТ и РМ в анамнезе; 2-я группа –  пациентки с НКФ ННСТ и без РМ, 3-я группа – пациентки без НКФ ННСТ и без РМ, 4-я группа – пациентки без НКФ ННСТ и с РМ в анамнезе. Статистический анализ проведен с использованием программного пакета SPSS Statistics 17.0.1.
    Магниево-кальциевое соотношение в сыворотке крови оказалось наименьшим (p<0,01) в 1-й и 2-й группах  (0,30 и 0,32), а в 3-й и 4-й группах было в 1,2 раза выше соответственно (0,35 и 0,36). Магниевый дефицит наблюдался в I триместре беременности (p<0,05) у пациенток 1-й группы чаще в 3,7 раза,  2-й группы – в 1,4 раза в сравнении с  3-й группой (16,6%), а в 4-й группе отсутствовал. 
    Частота преэклампсии в родах (p<0,0001) в 1-й и 2-й группах оказалась в 5,8 и 5,7 раза выше (36,0 и 34,2%), чем в 3-й группе (6,2%), и в 1,9 раза, чем в 4-й группе (18,1%). Эклампсия осложнила течение родов у 2,7% женщин 1-й группы, в остальных группах указанное осложнение беременности отсутствовало. Маловесный для срока беременности плод с признаками внутриутробной гипоксии рождался в 1-й и 2-й группах  в 29,3 и 25,8% случаев, что в 9 раз чаще (p<0,001) в сравнении с 3-й и 4-й группами  (2,8 и 11,8%). 
    Оценка системы гемостаза выявила наличие гиперагрегационного синдрома при планировании беременности у пациенток, имевших НКФ ННСТ и РМ, в 17% случаев. Наступление беременности ассоциировалось с повышением агрегационной активности тромбоцитов крови у имевших НКФ ННСТ. В I триместре этот лабораторный критерий наблюдался у каждой четвертой, а в поздних сроках – у каждой второй женщины с НКФ ННСТ (табл. 1).
Таблица 1. Повышение агрегационной активности тромбоцитов крови (гиперагрегационный синдром, %) у пациенток в зависимости от выраженности НКФ ННСТ
   Статистический анализ уровней магния и цинка в сыворотке крови выявил наиболее низкие значения минералов у пациенток с НКФ ННСТ, в большей мере – у имевших РМ в анамнезе (рис. 1). В связи с этим коррекция минералодефицитных состояний при планировании беременности у пациенток с нарушением коллагенообразования (НКФ ННСТ и ДСТ) наиболее необходима. 
Рис. 1. Соотношение референсных и сниженных значений магния в сыворотке крови в группах исследования
    В таблице 2 представлены уровни магния и щелочной фосфатазы в сыворотке крови у пациенток в группах исследования. Щелочная фосфатаза крови коррелирует с уровнем плацентарной̆ щелочной̆ фосфатазы, изменение которой сопряжено с прогрессированием плацентарных нарушений̆. В начальных стадиях плацентарной̆ недостаточности имеется компенсаторное повышение плацентарной̆ щелочной̆ фосфатазы, свидетельствующее о повышении энергетического обмена в ткани плаценты компенсаторно на снижение кровотока. В поздних стадиях наблюдается угнетение активности указанного фермента, что коррелирует с отставанием роста плода и нарушением маточно-плацентарного и фетоплацентарного кровотока [26]. 
Таблица 2. Уровни щелочной фосфатазы и магния в сыворотке крови у пациенток

    Выводы

    Анализ литературы выявил, что применение препаратов магния с целью восполнения его дефицита необходимо для профилактики таких осложнений, как угроза прерывания беременности, плацентарная недостаточность, преэклампсия и эклампсия, и может быть эффективным средством в комплексном лечении данных заболеваний. Восполнение дефицита магния у беременных пациенток позволяет положительно влиять на течение беременности и родов, а также улучшить перинатальные исходы. Результаты собственного исследования позволили рекомендовать женщинам с соединительнотканными нарушениями при планировании беременности для ее благоприятного течения препараты магния в сочетании с оротовой кислотой. 
Литература
1. Ladipo O.A. Nutrition in pregnancy: mineral and vitamin supplements // Am J Clin Nutr. 2000. Vol. 72. P. 280–290.
2. Макацария А.Д., Бицадзе В.О., Хизроева Д.Х., Джобава Э.М. Распространенность дефицита магния у беременных женщин, наблюдающихся в условиях амбулаторной практики // Вопр гин акуш и перинатол. 2012. № 11 (5). С. 25–34 [Makacarija A.D., Bicadze V.O., Hizroeva D.H., Dzhobava Je.M. Rasprostranennost' deficita magnija u beremennyh zhenshhin, nabljudajushhihsja v uslovijah ambulatornoj praktiki // Vopr gin akush i perinatol. 2012. № 11 (5). S. 25–34 (in Russian)].
3. Материнская смертность в Россий̆ской Федерации в 2014 г. Методическое письмо МЗ РФ от 09.10.2015. 72 с. [Materinskaja smertnost' v Rossijskoj Federacii v 2014 g. Metodicheskoe pis'mo MZ RF ot 09.10.2015. 72 s. (in Russian)].
4. Адамян Л.В., Артымук Н.В., Башмакова Н.В. и др. Гипертензивные расстрой̆ства во время беременности, в родах и послеродовом периоде. Преэклампсия. Эклампсия. Клинические рекомендации (протокол лечения) (Электронный ресурс). 2016. 32 с. http://www.rokb.ru/sites/default/files/pictures/gipertenzivnye_rasstroystva_ vo_vremya_beremennosti_v_rodah_i_poslerodovom_periode._preeklampsiya._eklampsiya.pdf (дата обращения 08.12.17) [Adamjan L.V., Artymuk N.V., Bashmakova N.V. i dr. Gipertenzivnye rasstrojstva vo vremja beremennosti, v rodah i poslerodovom periode. Prejeklampsija. Jeklampsija. Klinicheskie rekomendacii (protokol lechenija) (Jelektronnyj resurs). 2016. 32 s. http://www.rokb.ru/sites/default/files/pictures/gipertenzivnye_ rasstroystva_vo_vremya_beremennosti_v_rodah_i_poslerodovom_periode._preeklampsiya._eklampsiya.pdf (data obrashhenija 08.12.17) (in Russian)].
5. Ghulmiyyah L., Sibai В. Maternal mortality from preeclampsia/eclampsia // Semin Perinatol. 2017. Vol. 36(1). P. 56–59.
6. Young В., Hacker M.R., Rana S. Physicians' knowledge of future vascular disease in women with preeclampsia // Hypertens Pregnancy. 2012. Vol. 31(1). P. 50–58. doi:10.3109/10641955.2010.544955.
7. Кошелева Н.Г. Роль дефицита магния в акушерской патологии: профилактика и лечение // Вопр гин акуш и перинатол. 2010. № 9 (6). С. 36–41 [Kosheleva N.G. Rol' deficita magnija v akusherskoj patologii: profilaktika i lechenie // Vopr gin akush i perinatol. 2010. № 9 (6). S. 36–41 (in Russian)].
8. Мозговая Е.В., Кошелева Н.Г. Эффективность использования препаратов магния с целью профилактики гестоза // Рос вестн акуш-гин. 2007. № 7(5). С. 73-75 [Mozgovaja E.V., Kosheleva N.G. Jeffektivnost' ispol'zovanija preparatov magnija s cel'ju profilaktiki gestoza // Ros vestn akush-gin. 2007. № 7(5). S. 73-75 (in Russian)]
9. Тетруашвили Н.К. Терапия магнием в ранние сроки беременности у пациенток с привычным выкидышем // Российский вестник акушера-гинеколога 2007. № 4. С. 62–64 [Tetruashvili N.K. Terapija magniem v rannie sroki beremennosti u pacientok s privychnym vykidyshem // Rossijskij vestnik akushera-ginekologa 2007. № 4. S. 62–64 (in Russian)]
10. Кнышева И.Г., Джобава Э.М., Доброхотова Ю.Э. Роль дефицита магния в патогенезе гестоза // Российский вестник акушера-гинеколога. 2013. №13 (2). С. 30-35 [Knysheva I.G., Dzhobava Je.M., Dobrohotova Ju.Je. Rol' deficita magnija v patogeneze gestoza // Rossijskij vestnik akushera-ginekologa. 2013. №13 (2). S. 30-35 (in Russian)]
11. Budhwani H., Shivkumar P., Purandare C.N. еt al. Examining the Use of Magnesium Sulfate to Treat Pregnant Women with Preeclampsia and Eclampsia: Results of a Program Assessment of Emergency Obstetric Care (EmOC) Training in India // J Obstet Gynaecol India. 2017. Vol. 67(5). P. 330–336.
12. Keepanasseril A., Maurya D.K., Manikandan K. еt al. Prophylactic magnesium sulphate in prevention of eclampsia in women with severe preeclampsia: randomised controlled trial (PIPES trial) // J Obstet Gynaecol. 2017. Vol. 3. P. 1–5. doi:10.1080/01443615.2017.1351931.
13. Shepherd E., Salam R.A., Middleton P. et al. Antenatal and intrapartum interventions for preventing cerebral palsy: an overview of Cochrane systematic reviews // Cochrane Database Syst Rev. 2017. Vol. 8. doi: 10.1002/14651858.CD012077.pub2.
14. Vilchez G., Dai J., Kumar K. Racial. Ethnic disparities in magnesium sulfate neuroprotection: a subgroup analysis of multicenter randomized controlled trial // J Matern Fetal Neonatal Med. 2017. Vol. 4. P. 1–7.
15. Owusu Darkwa E., Antwi-Boasiako C., Djagbletey R et al. Integr Blood Press Control. Serum magnesium and calcium in preeclampsia: a comparative study at the Korle-Bu Teaching Hospital // Ghana. 2017. Vol. 16 (10). P. 9–15. doi: 10.2147/IBPC.S129106.
16. Полушкина Е.С., Шмаков Р.Г. Применение магния в акушерстве // Леч. врач. 2010. № 11. С. 15–20 [Polushkina E.S., Shmakov R.G. Primenenie magnija v akusherstve // Lech. vrach. 2010. № 11. S. 15–20 (in Russian)].
17. Semczuk М., Semczuk-Sikora A. New data on toxic metal intoxication (Cd, Pb, and Hg in particular) and Mg status during pregnancy // Med Sci Monit. 2001. Vol. 7 (2). P. 332-340.
18. Яковлева В.М., Нечаевa Г.И., Мартынов А.И., Викторовa И.А. Дисплазия соединительной ткани в практике врачей первичного звена здравоохранения. Руководство для врачей. М., 2016. 420 с. [Jakovleva V.M., Nechaeva G.I., Martynov A.I., Viktorova I.A. Displazija soedinitel'noj tkani v praktike vrachej pervichnogo zvena zdravoohranenija. Rukovodstvo dlja vrachej. M., 2016. 420 s. (in Russian)].
19. Makrides M., Crosby D.D., Bain E., Crowther C.A. Magnesium supplementation in pregnancy // Cochrane Database Syst Rev. 2014. (4). C:CD000937.
20. McNamara H.C., Crowther C.A., Brown J. Different treatment regimens of magnesium sulphate for tocolysis in women in preterm labour // Cochrane Database Syst Rev. 2015. 12. CD011200.
21. Пересада О.А. Предменструальный синдром: новый взгляд на роль магния // Медицинские новости. 2003. №9. С. 35-38 [Peresada O.A. Predmenstrual'nyj sindrom: novyj vzgljad na rol' magnija // Medicinskie novosti. 2003. №9. S. 35-38 (in Russian)].
22. Maktabi M., Jamilian M., Asemi Z. Magnesium-Zinc-Calcium-Vitamin D Co-supplementation Improves Hormonal Profiles, Biomarkers of Inflammation and Oxidative Stress in Women with Polycystic Ovary Syndrome: a Randomized, Double-Blind, Placebo-Controlled Trial // Biol Trace Elem Res. 2017. Vol. 1. doi: 10.1007/s12011-017-1085-0.
23. Afshar Ebrahimi F., Foroozanfard F., Aghadavod E. The Effects of Magnesium and Zinc Co-Supplementation on Biomarkers of Inflammation and Oxidative Stress, and Gene Expression Related to Inflammation in Polycystic Ovary Syndrome: a Randomized Controlled Clinical Trial // Biol Trace Elem Res. 2017. P. 10.
24. Edwards J.M., Edwards L.E., Swamy G.K., Grotegut C.A. Magnesium sulfate for neuroprotection in the setting of chorioamnionitis // J Matern Fetal Neonatal. 2017. Vol. 11. P. 1–8. doi: 10.1080/14767058.2017.1311312.
25. Беременность и роды. Кохрановское руководство. под ред. Г.Т. Сухих. М.: Логосфера, 2010. [Beremennost' i rody. Kohranovskoe rukovodstvo. pod red. G.T. Suhih. M.: Logosfera, 2010. (in Russian)].
26. Радзинский В.Е., Смалько П.Я. Биохимия плацентарной недостаточности. М.: РУДН, 2002. 165 с. [Radzinskij V.E., Smal'ko P.Ja. Biohimija placentarnoj nedostatochnosti. M.: RUDN, 2002. 165 s. (in Russian)].
27. Гайсин И.Р., Валеева Р.М. Оротат магния в лечении хронической артериальной гипертензии у беременных женщин // Кардиол. 2013. № 9. С. 33–39 [Gajsin I.R., Valeeva R.M. Orotat magnija v lechenii hronicheskoj arterial'noj gipertenzii u beremennyh zhenshhin // Kardiol. 2013. № 9. S. 33–39 (in Russian)].
28. Томилова И.К., Торшин И.Ю., Громова О.А. Коррекция дефицита магния и пиридоксина: возможные перспективы // Леч. врач. 2010. № 7. C. 37–42 [Tomilova I.K., Torshin I.Ju., Gromova O.A. Korrekcija deficita magnija i piridoksina: vozmozhnye perspektivy // Lech. vrach. 2010. № 7. C. 37–42 (in Russian)].
29. Coudray C., Rambeau М., Feillecct–Coudray C. et al. Study of magnesium bioavailability from ten organic and inorganic Mg salts in Mg–depleted rats using a stable isotope approach // Magnes. Res. 2005. Vol. 18(4). P. 215–223.
30. Tosiello L. Hypomagnesemia and diabetes mellitus. A review of clinical implications // Arch. Intern. Med. 1996. Vol. 156. P. 1143–1148.
31. Шилов A.M., Мельник М.В. Коррекция дефицита магния в амбулаторно-поликлинической практике врача-терапевта: Учеб. пособие. М., 2009. 50 с. [Shilov A.M., Mel'nik M.V. Korrekcija deficita magnija v ambulatorno-poliklinicheskoj praktike vracha-terapevta: Ucheb. posobie. M., 2009. 50 s. (in Russian)]
32. Нечаева Г.И., Дрокина О.В., Друк И.В. и др. Основные направления в лечении пациентов с дисплазией соединительной ткани // Лечащий врач. 2014. № 8. C. 84–89 [Nechaeva G.I., Drokina O.V., Druk I.V. i dr. Osnovnye napravlenija v lechenii pacientov s displaziej soedinitel'noj tkani // Lechashhij vrach. 2014. № 8. C. 84–89 (in Russian)].
33. Громова О.А., Торшин И.Ю. Дисплазия соединительной ткани, клеточная биология и молекулярные механизмы воздействия магния // Рус. мед. журн. 2008. Т. 16. № 1. С. 1–10 [Gromova O.A., Torshin I.Ju. Displazija soedinitel'noj tkani, kletochnaja biologija i molekuljarnye mehanizmy vozdejstvija magnija // Rus. med. zhurn. 2008. T. 16. № 1. S. 1–10 (in Russian)].
34. Громова О.А., Торшин И.Ю. Возможные молекулярные механизмы, влияния дефицита магния и оротовой кислоты на дисплазию соединительной ткани // Эстет. мед. 2009. Т. 8. № 1. С. 75–83 [Gromova O.A., Torshin I.Ju. Vozmozhnye molekuljarnye mehanizmy, vlijanija deficita magnija i orotovoj kisloty na displaziju soedinitel'noj tkani // Jestet. med. 2009. T. 8. № 1. S. 75–83 (in Russian)].
35. Громова О.А., Торшин И.Ю., Егорова Е.Ю. Механизмы воздействия магния и пиридоксина на структуру и свойства соединительной ткани как основание для магнезиальной терапии дисплазий соединительной ткани // Леч. врач. 2010. № 8. С. 71–76 [Gromova O.A., Torshin I.Ju., Egorova E.Ju. Mehanizmy vozdejstvija magnija i piridoksina na strukturu i svojstva soedinitel'noj tkani kak osnovanie dlja magnezial'noj terapii displazij soedinitel'noj tkani // Lech. vrach. 2010. № 8. S. 71–76 (in Russian)].
36. Кудинова Е.Г., Уварова Е.В. Предикторы риска развития кровотечений и тромбообразования у девочек-подростков с наследственными нарушениями соединительной ткани // Репрод. здор. детей и подр. 2015. № 1. С. 37–43 [Kudinova E.G., Uvarova E.V. Prediktory riska razvitija krovotechenij i tromboobrazovanija u devochek-podrostkov s nasledstvennymi narushenijami soedinitel'noj tkani // Reprod. zdor. detej i podr. 2015. № 1. S. 37–43 (in Russian)].
37. Гистология / под ред. Ю.И. Афанасьева, Н.А. Юриной. М., 2002. 392 с. [Gistologija / pod red. Ju.I. Afanas'eva, N.A. Jurinoj. M., 2002. 392 s. (in Russian)].
38. Кан Н.Е., Климанцев И.В., Дубова Е.А. Плацентарная недостаточность у беременных с недифференцированной дисплазией соединительной ткани // Акуш. и гин. 2013. № 3. С. 54–57 [Kan N.E., Klimancev I.V., Dubova E.A. Placentarnaja nedostatochnost' u beremennyh s nedifferencirovannoj displaziej soedinitel'noj tkani // Akush. i gin. 2013. № 3. S. 54–57 (in Russian)].
39. Савельева Г.М., Кулаков В.И., Стрижаков А.Н. Акушерство: учебн. М.: Медицина, 2000. 816 с. [Savel'eva G.M., Kulakov V.I., Strizhakov A.N. Akusherstvo: uchebn. M.: Medicina, 2000. 816 s. (in Russian)].
40. Уварова Е.В., Кудинова Е.Г., Момот А.П. Нарушения репродуктивного здоровья у молодых женщин с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани: Матер. сб. конгр. «Анестезия и реанимация в акушерстве и неонатологии». М., 2010. С. 52–58 [Uvarova E.V., Kudinova E.G., Momot A.P. Narushenija reproduktivnogo zdorov'ja u molodyh zhenshhin s nedifferencirovannymi formami displazii soedinitel'noj tkani: Mater. sb. kongr. «Anestezija i reanimacija v akusherstve i neonatologii». M., 2010. S. 52–58 (in Russian)].
41. Кудинова Е.Г. Коррекция изменений в системе гемостаза у беременных с наследственными нарушениями соединительной ткани с использованием витаминно-минеральных комплексов. РМЖ. Акушерство и гинекология. 2014. №19. C. 1406-1412 [Kudinova E.G. Korrekcija izmenenij v sisteme gemostaza u beremennyh s nasledstvennymi narushenijami soedinitel'noj tkani s ispol'zovaniem vitaminno-mineral'nyh kompleksov. RMZh. Akusherstvo i ginekologija. 2014. №19. C. 1406-1412 (in Russian)].
42. Кудинова Е.Г., Момот А.П., Тараненко И.А., Карбышев И.А. Бактериально-вирусные инфекции и процессы гемокоагуляции у беременных с мезенхимальной дисплазией // Бюлл. СО РАМН. 2013. № 5. С. 53–59 [Kudinova E.G., Momot A.P., Taranenko I.A., Karbyshev I.A. Bakterial'no-virusnye infekcii i processy gemokoaguljacii u beremennyh s mezenhimal'noj displaziej // Bjull. SO RAMN. 2013. № 5. S. 53–59 (in Russian)].
43. Chetverikov S.H., Vododiuk V.Iu., Ieromin Iu.Y., Osadchyi D.M. Correction of a connective tissue dysplasia in the treatment of postoperative abdominal hernias // Klin Khir. 2012. Vol. 1. P. 23–25.
44. Кадурина Т.И., Горбунова В.Н. Дисплазия соединительной ткани. СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2009. С. 466–467 [Kadurina T.I., Gorbunova V.N. Displazija soedinitel'noj tkani. SPb.: JeLBI-SPb, 2009. S. 466–467 (in Russian)].
45. Громова О.А., Серов В.Н., Торшин И.Ю. Магний в акушерстве и гинекологии: история применения и современные взгляды // Трудный пациент. 2008. № 8. С. 10–15 [Gromova O.A., Serov V.N., Torshin I.Ju. Magnij v akusherstve i ginekologii: istorija primenenija i sovremennye vzgljady // Trudnyj pacient. 2008. № 8. S. 10–15 (in Russian)].
46. Мубаракшина О.А. Современные подходы к применению магния // Акуш. и гин. 2012. № 5. С. 109–112 [Mubarakshina O.A. Sovremennye podhody k primeneniju magnija // Akush. i gin. 2012. № 5. S. 109–112 (in Russian)].

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?