28
лет
предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
28
лет
предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
28
лет
предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
Ультразвуковые признаки пренатально диагностированных кист яичников: что важно для прогноза
string(5) "73840"
1
БелМАПО, Минск, Республика Беларусь

Цель исследования: проанализировать исходы пренатально диагностированных кист яичников и определить прогностические уль-тразвуковые признаки в отношении обязательности хирургического вмешательства.

Материал и методы: проведен ретроспективный анализ 59 случаев кист яичников у плодов, выявленных при ультразвуковом скрининговом исследовании в пренатальном ультразвуковом центре. Был выполнен анализ паритета, возраста матери, срока пренатальной диагностики, ультразвуковых признаков и ультразвуковой структуры, а также исходов кист яичников у плодов.

Результаты исследования: медиана возраста беременных с кистами яичников у плодов составила 30,6 (17–42) года, 40,7% из них были первородящими. Медиана срока пренатальной диагностики кист составила 33,5 (21,2–38,0) нед. беременности. 25,4% кист были сложными по эхоструктуре, размеры 32,2% образований были ≥40 мм. В 32,2% случаев кисты располагались на некотором расстоянии от мочевого пузыря; 39% кист визуализировались частично или полностью в брюшной полости. Спонтанному регрессу к моменту родов подверглись 37,3% кист яичников с исчезновением 40% кист сложной эхоструктуры, после рождения исчезли 35,6% кист с частотой регресса сложных кист 20%, кист ≥40 мм — 26,3%. В целом частота спонтанного регресса составила 60% для сложных кист, 42,1% для кист размерами ≥40 мм, 52,6% для кист, не прилежащих к мочевому пузырю плода, и 56,5% для образований, расположенных в брюшной полости. Оперативное лечение после рождения выполнено 27,1% девочек. Вероятность хирургического вмешательства была выше у детей с кистами размерами до рождения ≥40 мм по сравнению с детьми с размерами кист <40 мм (отношение шансов (ОШ) 7,78, 95% доверительный интервал (ДИ) 2,12–28,53), а также у детей с кистами, расположенными в брюшной полости, по сравнению с детьми, у которых образования находились в малом тазу плода (ОШ 16,25, 95% ДИ 3,84–68,82). Не было выявлено связи ультразвуковых характеристик кист яичников с перекрутом.

Заключение: ультразвуковыми прогностическими признаками высокого риска постнатальных хирургических вмешательств при пренатально диагностированных кистах яичников являются их размер ≥40 мм и локализация преимущественно в брюшной полости; эти факторы должны учитываться при определении места родоразрешения и проведении пренатального консультирования родителей.

Ключевые слова: кисты яичника плода, пренатальная диагностика, ультразвуковые признаки, исходы, прогноз.

I.V. Tihonenko

Belarusian Medical Academy of Postgraduate Education, Minsk, Republic of Belarus

Aim: to assess the outcomes of prenatally diagnosed ovarian cysts and to identify ultrasound features associated with the prognosis of surgical treatment.

Patients and Methods: this retrospective study evaluated 59 fetal ovarian cysts diagnosed during ultrasound screening in the prenatal ultrasound center. The following parameters were reviewed: parity, maternal age, time of prenatal diagnosis, ultrasound cystic features and structure, and the outcomes of fetal ovarian cysts.

Results: fetal ovarian cysts were detected during pregnancy in women with a median age of 30.6 years (17–42 years), 40.7% of them were primipara. A median gestational age at the date of prenatal cyst diagnosis was 33.5 (21.2–38) weeks of pregnancy. In 25.4% of cases the ovarian cysts had complex echotexture, and in 33.2% of cases a cyst diameter was ≥40 mm. In 32.2% of cases, the cysts were located at some distance from the bladder; 39% of the cysts were fully or partially visualized in the abdomen. The spontaneous cyst resolution by the time of delivery was reported in 37.3% of cases, including 40% of complex cysts. After birth, 35.6% of ovarian cysts disappeared and 20% of complex cysts demonstrated regression. Also, the regression occurred in 26.3% of cysts ≥ 40 mm. Overall, spontaneous resolution was reported for 60% of complex cysts, 42.1% of cysts ≥40 mm, 52.6% of cysts distinct from the bladder and 56.5% of cysts loca ted in the abdomen. Postnatal surgery was performed in 27.1% of the newborn girls. The likelihood of surgical treatment was higher in the newborns with prenatal cysts ≥ 40 mm comparing to cysts < 40 mm (odds ratio (OR), 7.78 (95% confidence interval (CI), 2.12–28.53)) and cysts located in the abdomen comparing to cysts located in the fetal pelvis (OR, 16.25 (95% CI, 3.84–68.82)). No correlation was found between ultrasound features of ovarian cysts and torsion.

Conclusion: the ultrasound features of prenatally diagnosed ovarian cysts which are important for predicting a higher risk of postnatal surgical procedures include the cyst diameter (≥ 40 mm) and the location (especially in the abdomen). These factors should be taken into consideration for choosing a maternity hospital and prenatal consulting of parents.

Keywords: fetal ovarian cyst, prenatal diagnosis, ultrasound features, outcome, prognosis.

For citation: Tihonenko I.V. Ultrasound features of prenatally diagnosed ovarian cysts: what is important for the prognosis. Russian Journal of Woman and Child Health. 2022;5(4):287–291 (in Russ.). DOI: 10.32364/2618-8430-2022-5-4-287-291.


Для цитирования: Тихоненко И.В. Ультразвуковые признаки пренатально диагностированных кист яичников: что важно для прогноза. РМЖ. Мать и дитя. 2022;5(4):287-291. DOI: 10.32364/2618-8430-2022-5-4-287-291.

Введение

Проведение ультразвукового пренатального скрининга обеспечивает выявление кист яичников у плодов. При этом остаются неопределенными детерминанты эволюции кист яичников у плодов. Учитывая вероятность осложнений этих кист в виде перекрута либо кровоизлияния в кисту, риски оперативных вмешательств и сложность установления прогноза, важно определить прогностические ультразвуковые факторы исходов при пренатально выявленных кистах яичников [1, 2].

Воздействие плацентарных гормонов считается основным фактором формирования у плода кист яичников, которые диагностируются преимущественно в III триместре беременности [3, 4].

Цель исследования: проанализировать исходы пренатально диагностированных кист яичников и определить прогностические ультразвуковые признаки в отношении обязательности хирургического вмешательства.

Материал и методы

Проведен ретроспективный анализ 59 случаев кист яичников у плодов, выявленных при ультразвуковом скрининговом исследовании в Минском межрайонном пренатальном ультразвуковом центре учреждения здравоохранения «1-я городская клиническая больница» г. Минска с 2010 по 2019 г. Проанализированы паритет, возраст матери, сроки пренатальной диагностики, ультразвуковые признаки выявленных образований малого таза плода и исходы.

Кисты яичников плода по эхографическим характеристикам, согласно классификации A.R. Nussbaum et al. [5], подразделяются на простые (полностью анэхогенные, с тонкими стенками) и сложные (с эхогенным содержимым, с уровнем жидкости / осадком, с перегородками) кисты. Мы также оценивали локализацию кист в малом тазу либо в брюшной полости и их положение относительно мочевого пузыря. Новорожденным проводились ультразвуковые исследования нами и в РНПЦ детской хирургии (до 2 лет жизни при отсутствии оперативного лечения). Уль-тразвуковое исследование проводилось на ультразвуковом сканере Voluson E8 трансабдоминальным датчиком с частотой 5–9 МГц. Проанализированы исходы при кистах яичников (перекрут, плановое хирургическое вмешательство при размерах кист, превышающих 40 мм, спонтанное исчезновение) в зависимости от ультразвуковых характеристик.

Статистический анализ проводился с помощью программы SPSS Statistics (2013, IBM SPSS Statistics for Windows, version 13.1, IBM Corp., Armonk, NY, USA). Проверка количественных параметров на нормальность распределения проводилась с помощью критерия Колмогорова — Смирнова с поправкой Лильефорса. Распределение изучаемых переменных не соответствовало нормальному, поэтому количественные данные представлены как медиана и 1-й и 3-й квартили (Me [Q1; Q3]). Для обработки категориальных данных использовали непараметрические тесты: построение таблиц сопряжения с расчетом отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (95% ДИ).

Результаты исследования

Медиана возраста беременных, у плодов которых были идентифицированы кисты яичников, составляла 30,6 (17–42) года, 24 (40,7%) женщины были первородящими. Сахарный диабет отмечался у 2 (3,4%) пациенток, гиперпролактинемия — также у 2 (3,4%); в 2 (3,4%) случаях беременность осложнилась преэклампсией.

Медиана срока пренатальной диагностики кист составила 33,5 (21,2–38,0) нед. беременности. В 1 (1,7%) случае кисты были двусторонними, в 2 (3,4%) — отмечалось сочетание с кистой яичника у мамы. Следует отметить, что одна из кист была выявлена у одного плода из монохориальной диамниотической двойни. Сочетанные аномалии обнаружены у 3 плодов (у 1 — дефекты межпредсердной и межжелудочковой перегородок, у 1 — единственная артерия пуповины и еще у 1 — правая дуга аорты). Осложнений беременности, которые можно было бы связать с наличием кист яичников плода или осложнением с их стороны, не отмечалось.

Характеристики и исходы кист представлены в таблице. Мы установили, что 15 (25,4%) кист были сложными по эхоструктуре, 10 (66,7%) из этих кист имели размеры ≥40 мм; 8 (53,3%) кист располагались преимущественно в брюшной полости плода, еще 8 (53,3%) определялись не рядом с мочевым пузырем.

Размеры 19 (32,2%) кист были ≥40 мм, при этом 10 (52,6%) из них классифицировались как сложные; 11 (57,9%) из них визуализировались в брюшной полости плода и 10 (52,6%) определялись не в непосредственной близости от мочевого пузыря.

Из 19 (32,2%) кист яичников, которые располагались на некотором расстоянии от мочевого пузыря, 8 (42,1%) категоризировались как сложные, размеры 10 (52,6%) были ≥40 мм.

Анализ 23 (39%) кист, визуализировавшихся частично или полностью в брюшной полости, показал, что 11 (47,8%) из них имели размеры ≥40 мм (рис. 1), а 7 (30,4%) имели сложную эхоструктуру (рис. 2).

Рис. 1. Беременность 34 нед. Киста яичника плода (про- зрачная стрелка), представляющая собой анэхогенное образование с четкими тонкими ровными контурами, раз- меры его 44×41×45 мм, верхний полюс достигает нижнего края печени (киста практически лоцируется

Рис. 2. Беременность 33 нед. 5 дней. Выше мочевого пузыря определяется анэхогенная структура с четким ровным контуром, прилежащая к нижнему краю печени и имеющая эхогенный компонент (стрелка), — киста яич- ника сложной структуры Fig. 2. A 33-week and 5-da

В 22 (37,3%) случаях кисты не определялись у новорожденных. Перекрут кисты яичника у новорожденных возник в 5 (8,5%) случаях. Частота перекрута не различалась существенно для сложных кист, кист размером ≥40 мм, кист, не расположенных рядом с мочевым пузырем, и кист, локализующихся в брюшной полости.

Мы установили, что 16 (27,1%) девочкам с пренатально диагностированными кистами яичников было проведено хирургическое вмешательство, показаниями были перекрут кисты и размеры кисты ≥40 мм. Частота оперативного лечения при кистах, размеры которых антенатально были ≥40 мм, при кистах сложной эхоструктуры, при кистах, визуализирующихся на расстоянии от мочевого пузыря, и при образованиях, располагающихся в брюшной полости, представлена в таблице.

В ходе ретроспективного анализа было выявлено, что 5 новорожденным (31,3% детей, которым было выполнено оперативное вмешательство) была проведена оофорэктомия, 1 (6,3%) — сальпингоофорэктомия, остальным девочкам выполнена цистэктомия. Частота оофорэктомии при кистах размерами ≥40 мм была выше, чем при сложных кистах, при кистах, определяемых в брюшной полости, и при кистах, визуализируемых не вблизи мочевого пузыря.

Спонтанное исчезновение кист после рождения (от 1 до 24 мес.) произошло у 21 (35,6%) ребенка. Частота регресса различных видов кист приведена в таблице.

Таблица. Исходы кист яичников плодов, n (%) Table. Outcomes of fetal ovarian cysts, n (%)

В целом 43 (72,9%) пренатально диагностированные кисты яичника спонтанно исчезли во время беременности или после рождения. Частота спонтанного регресса составила 60% для сложных кист, 42,1% для кист размерами ≥40 мм, 52,6% для кист, не прилежащих к мочевому пузырю плода, и 56,5% для образований, расположенных в брюшной полости.

Вероятность спонтанного исчезновения кист простой эхоструктуры не была ниже, чем у кист сложной структуры. У кист, не находящихся в непосредственной близости к мочевому пузырю, вероятность регресса ко времени рождения была значительно ниже, чем у кист, прилежащих к нему (ОШ 0,23, 95% ДИ 0,06–0,91).

Вероятность хирургического вмешательства при наличии кист сложной и простой структуры практически не различалась, но была выше у детей с размерами кист до рождения ≥40 мм, чем у детей с кистами <40 мм (ОШ 7,78, 95% ДИ 2,12–28,53), и с кистами, расположенными в брюшной полости, по сравнению с образованиями, находящимися в малом тазу плода (ОШ 16,25, 95% ДИ 3,84–68,82).

При этом не прослеживалась связь ни одного из ультразвуковых признаков кист с вероятностью перекрута.

Обсуждение

Этиология формирования кист яичников у плода остается не до конца изученной. В ряде исследований сообщалось, что фактором воздействия может быть повышенный уровень хорионического гонадотропина у матери при сахарном диабете, гипотиреозе или преэклампсии [6, 7]. Нами не обнаружено связи кист яичников плода с диабетом либо преэклампсией.

Чаще всего кисты яичников у плодов диагностируются в III триместре беременности [8–10]. В нашем исследовании наиболее ранним сроком диагностики была 21-я неделя беременности.

В литературе описаны случаи диагностики билатеральных кист яичников у плода, а также сочетания кист яичников у плода и у мамы [1, 11]. Мы наблюдали кисту яичника у одного плода из монохориальной диамниотической двойни, такое явление описано в единственной найденной нами публикации; необычно оно из-за генетического подобия детей и одинакового внутриутробного воздействия материнских гормонов на монохориальную двойню [12]. При ультразвуковом мониторинге диагностированная нами киста исчезла к 1 году после рождения.

В литературе описаны лишь единичные случаи сочетания аномалий развития плода с кистами яичников, в нашей же когорте пациентов было 3 наблюдения с аномалиями органов вне половой системы [11].

Доля простых кист среди кист яичников у плода составляет, по данным разных авторов, от 20% до 68,4% [9, 11, 13, 14]. В нашем исследовании простые кисты были представлены в большинстве случаев, их доля достигала 74,6%, практически не отличаясь от частоты, полученной нами ранее (71,4%) [15]. Размеры большинства из этих кист были ≥40 мм, данные же некоторых авторов демонстрируют меньшие размеры простых кист, до 40 мм [9]. Место визуализации этих кист частично можно объяснить их размерами — более половины из кист размерами ≥40 мм располагались в брюшной полости и не прилегали к мочевому пузырю.

Тактика как пренатального, так и постнатального ведения кист яичников плода до сих пор дискутируется. Обсуждаются преимущества антенатальной аспирации содержимого кисты по сравнению с консервативным ведением даже простых кист [9, 16]. Появление в кисте сложной эхоструктуры считается признаком перекрута, риск которого повышается при больших размерах кисты [4, 8]. Основными критериями, определяющими прогноз при кистах яичников, считаются их размеры и эхоструктура [13]. S. Manjiri et al. [17] описали исчезновение у новорожденных простых кист, размер которых не превышал 50 мм.

Сообщаемая частота спонтанного исчезновения кист яичников варьирует от 25% до 67,9%, и происходит это как во время внутриутробного развития, так и постнатально [14, 18]. Считается, что частота спонтанного регресса простых кист превышает этот показатель при кистах сложной эхоструктуры [10, 18]. Метаанализ 34 опубликованных исследований пренатально выявленных кист яичников, проведенный F. Bascietto et al. [8], продемонстрировал исчезновение примерно половины всех кист антенатально или вскоре после рождения. При этом вероятность исчезновения сложных кист (ОШ 0,15, 95% ДИ 0,10–0,23) и кист размерами ≥40 мм (ОШ 0,03, 95% ДИ 0,01–0,06) была ниже по сравнению с кистами простой структуры или теми образованиями, чьи размеры не достигали 40 мм. Интересным является сообщение о спонтанном антенатальном преимущественном регрессе кист левого яичника, причем независимо от эхоструктуры, мы же такой связи не обнаружили [14].

В наших исследованиях вероятность спонтанного исчезновения сложных кист и кист простой структуры значимо не различалась, но кисты, визуализировавшиеся не возле мочевого пузыря, имели более низкую вероятность регресса по сравнению с теми кистами, которые прилежали к мочевому пузырю.

После рождения ребенка асимптомные кисты яичников любой структуры некоторые авторы рекомендуют вести консервативно, однако другие рекомендуют оперативное вмешательство в случае сложной структуры кист, независимо от их размеров, с целью избежать потери яичника и потенциального бесплодия [14, 19, 20]. Наиболее часто встречающимся серьезным осложнением как пренатально, так и после рождения ребенка является перекрут кисты яичника [21].

Частота перекрута достигает 21,8% при значениях для кист простой и сложной структуры 6,0% и 44,9% соответственно. F. Bascietto et al. [8] показали, что риск перекрута значительно выше при размерах кисты ≥40 мм в сравнении с размерами <40 мм, независимо от ультразвуковых их характеристик (ОШ 30,8, 95% ДИ 8,6–110,0). Вероятность перекрута сложных кист выше по сравнению с простыми (ОШ 59,1, 95% ДИ 24,7–141,0). Однако ультразвуковые признаки перекрута нельзя назвать строго специфичными.

Признаки перекрута кисты яичника являются показанием к хирургическому вмешательству у детей, что некоторыми авторами рекомендуется также при кистах сложной структуры вследствие высокого риска перекрута [11, 14, 20, 22]. В целом частота оперативных вмешательств у новорожденных с пренатально диагностированными кистами яичников, подтвержденными после рождения, варьирует от 39,5% до 74,1%. Дети с кистами размерами ≥40 мм имеют более высокую вероятность хирургического лечения по сравнению с пациентками с кистами размерами до 40 мм и с простыми кистами [8, 9, 18].

В нашем исследовании частота хирургических вмешательств была наиболее высокой у детей с кистами размерами ≥40 мм и при наличии кист, не прилежащих к мочевому пузырю и/или располагавшихся в брюшной полости. Вероятность хирургического вмешательства выше у новорожденных, у которых пренатально размеры кист достигали ≥40 мм, по сравнению с теми, у кого кисты были меньших размеров; вероятность хирургического вмешательства выше также у детей с кистами, определявшимися частично или полностью в брюшной полости плода, по сравнению с детьми, у которых образования ограничивались малым тазом плода. Связи же ультразвуковых характеристик кист яичников с перекрутом нами не обнаружено, что согласуется с данными публикаций некоторых авторов [19].

Заключение

Таким образом, 72,9% пренатально диагностированных кист яичника спонтанно исчезли во время беременности или после рождения. Частота спонтанного регресса составила 60% для сложных кист, 42,1% для кист размерами ≥40 мм, 52,6% для кист, не прилежащих к мочевому пузырю плода, и 56,5% для образований, расположенных в брюшной полости.

Вероятность спонтанного исчезновения кист сложной эхоструктуры не отличается значимо от таковой при простой структуре кист, однако кисты, визуализируемые не рядом с мочевым пузырем, имеют более низкую вероятность регресса по сравнению с теми кистами, которые прилежат к мочевому пузырю.

Ультразвуковыми прогностическими признаками высокого риска постнатальных хирургических вмешательств при пренатально диагностированных кистах яичников являются их размер ≥40 мм и локализация преимущественно в брюшной полости; эти факторы должны учитываться при определении места родоразрешения и проведении пренатального консультирования родителей.


Сведения об авторе:

Тихоненко Ирина Владимировна — к.м.н., доцент, декан факультета общественного здоровья и здравоохранения БелМАПО; 220072, Республика Беларусь, г. Минск, ул. Петруся Бровки, д. 3, к. 3; ORCID iD 0000-0001-7948-3508.

Контактная информация: Тихоненко Ирина Владимировна, e-mail: tihonenko2019@rambler.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: автор не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 05.10.2022.

Поступила после рецензирования 28.10.2022.

Принята в печать 23.11.2022.

About the author:

Irina V. Tihonenko — C. Sc. (Med.), associate professor, Dean of the Faculty of Public Health and Healthcare, Belarusian Medical Academy of Postgraduate Education; 3/3, Petrusya Brovki str. Minsk, 220072, Republic of Belarus; ORCID iD 0000-0001-7948-3508.

Contact information: Irina V. Tihonenko, e-mail: tihonenko2019@rambler.ru.

Financial Disclosure: the author has no financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 05.10.2022.

Revised 28.10.2022.

Accepted 23.11.2022.


1. Kwak D.W., Sohn Y.S., Kim S.K. et al. Clinical experiences of fetal ovarian cyst: diagnosis and consequence. J Korean Med Sci. 2006;21(4):690–694. DOI: 10.3346/jkms.2006.21.4.690.
2. Иваницкая О.Н., Одегова Н.О., Андреева Е.Н. Кисты яичников у плодов. Особенности пренатальной диагностики и постнатальный исход. Российский вестник акушера-гинеколога. 2020;20(1):73–80. DOI: 10.17116/rosakush20202001173. [Ivanitskaya O.N., Odegova N.O., Andreeva E.N. Ovarian cysts in fetuses — features of prenatal diagnosis and postnatal outcome. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2020;20(1):73–80 (in Russ.)]. DOI: 10.17116/rosakush20202001173.
3. Fetal Abdominal Cysts. American Pediatric Surgical Association. Prenatal Counseling. Series Congenital. 2018:8.
4. Trinh T.W., Kennedy A.M. Fetal ovarian cysts: review of imaging spectrum, differential diagnosis, management, and outcome. Radiographics. 2015;35(2):621–635. DOI: 10.1148/rg.352140073.
5. Nussbaum A.R., Sanders R.C., Hartman D.S. et al. Neonatal ovarian cysts: sonographic-pathologic correlation. Radiology. 1988;168(3):817–821. DOI: 10.1148/radiology.168.3.3043551.
6. Nguyen K.T., Reid R.L., Sauerbrei E. Antenatal sonographic detection of a fetal theca lutein cyst: a clue to maternal diabetes mellitus. J Ultrasound Med. 1986;5(11):665–667. DOI: 10.7863/jum.1986.5.11.665.
7. Jafri S.Z., Bree R.L., Silver T.M., Ouimette M. Fetal ovarian cysts: sonographic detection and association with hypothyroidism. Radiology. 1984;150(3):809–812. DOI: 10.1148/radiology.150.3.6695083.
8. Bascietto F., Liberati M., Marrone L. et al. Outcome of fetal ovarian cysts diagnosed on prenatal ultrasound examination: systematic review and meta-analysis. Ultrasound Obstet Gynecol. 2017;50(1):20–31. DOI: 10.1002/uog.16002.
9. Hara T., Mimura K., Endo M. et al. Diagnosis, Management, and Therapy of Fetal Ovarian Cysts Detected by Prenatal Ultrasonography: A Report of 36 Cases and Literature Review. Diagnostics (Basel). 2021;11(12):2224. DOI: 10.3390/diagnostics11122224.
10. Society for Maternal-Fetal Medicine (SMFM), Cheng Y. Ovarian cysts. Am J Obstet Gynecol. 2021;225(5):B23–B25. DOI: 10.1016/j.ajog.2021.06.042.
11. Perez R., Pomares A., Bravo C. et al. Congenital Ovarian Cyst: Diagnosis and Perinatal Management. J Gynecol Neonatal Biol. 2015;1(1):1–5.
12. Thanawala N., Akuma A.O. Symptomatic congenital ovarian cyst in a monochorionic twin. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed. 2011;96:Fa24.
13. Tyraskis A., Bakalis S., Scala C. et al. A retrospective multicenter study of the natural history of fetal ovarian cysts. J Pediatr Surg. 2018;53(10):2019–2022. DOI: 10.1016/j.jpedsurg.2018.02.049.
14. Rotar I.C., Tudorache S., Staicu A. et al. Fetal Ovarian Cysts: Prenatal Diagnosis Using Ultrasound and MRI, Management and Postnatal Outcome-Our Centers Experience. Diagnostics (Basel). 2021;12(1):89. DOI: 10.3390/diagnostics12010089.
15. Тихоненко И.В., Бучель Ю.Ю. Опыт ультразвуковой и МРТ-диагностики 49 случаев кист яичников плода. Пренатальная диагностика. 2019;4:346–350. [Tikhonenko I.V., Buchel’ Yu.Yu. Experience of ultrasound and MRI-diagnostics in 49 fetal ovarian cysts. Prenatal diagnosis. 2019;4:346–350 (in Russ.)].
16. Diguisto C., Winer N., Benoist G. et al. In-utero aspiration vs expectant management of anechoic fetal ovarian cysts: open randomized controlled trial. Ultrasound Obstet Gynecol. 2018;52(2):159–164. DOI: 10.1002/uog.18973.
17. Manjiri S., Padmalatha S.K., Shetty J. Management of Complex Ovarian Cysts in Newborns — Our Experience. J Neonatal Surg. 2017;6(1):3. DOI: 10.21699/jns.v6i1.448.
18. Husen M., Schut P.C., Neven A.C.H. et al. Differences in Origin and Outcome of Intra-Abdominal Cysts in Male and Female Fetuses. Fetal Diagn Ther. 2019;46(3):166–174. DOI: 10.1159/000495506.
19. Nakamura M., Ishii K., Murata M. et al. Postnatal outcome in cases of prenatally diagnosed fetal ovarian cysts under conservative prenatal management. Fetal Diagn Ther. 2015;37(2):129–134. DOI: 10.1159/000365146.
20. Yilanlioğlu N.C., Semiz A., Akpak Y.K. et al. Fetal Ovarian Cyst Torsion: Antenatal Evaluation and Management. Bezmialem Science. 2016;2:80–82. DOI: 10.14235/bs.2016.764.
21. Caprio M.G., Di Serafino M., De Feo A. et al. Ultrasonographic and multimodal imaging of pediatric genital female diseases. J Ultrasound. 2019;22(3):273–289. DOI: 10.1007/s40477-019-00358-5.
22. Коровин С.А., Дзядчик А.В., Галкина Я.А., Соколов Ю.Ю. Лапароскопические вмешательства у девочек с перекрутами придатков матки. Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. 2016;6(2):73–79. [Korovin S.A., Dzyadchik A.V., Galkina Ya. A., Sokolov Yu.Yu. Laparoscopic treatment in girls with adnexal torsion. Russian Journal of Pediatric Surgery, Anesthesia and Intensive Care. 2016;6(2):73–79 (in Russ.)].
Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.
Новости/Конференции
Все новости
Ближайшие конференции
Новости/Конференции
Все новости
Новости/Конференции
Все новости
Ближайшие конференции
Все мероприятия

Данный информационный сайт предназначен исключительно для медицинских, фармацевтических и иных работников системы здравоохранения.
Вся информация сайта www.rmj.ru (далее — Информация) может быть доступна исключительно для специалистов системы здравоохранения. В связи с этим для доступа к такой Информации от Вас требуется подтверждение Вашего статуса и факта наличия у Вас профессионального медицинского образования, а также того, что Вы являетесь действующим медицинским, фармацевтическим работником или иным соответствующим профессионалом, обладающим соответствующими знаниями и навыками в области медицины, фармацевтики, диагностики и здравоохранения РФ. Информация, содержащаяся на настоящем сайте, предназначена исключительно для ознакомления, носит научно-информационный характер и не должна расцениваться в качестве Информации рекламного характера для широкого круга лиц.

Информация не должна быть использована для замены непосредственной консультации с врачом и для принятия решения о применении продукции самостоятельно.

На основании вышесказанного, пожалуйста, подтвердите, что Вы являетесь действующим медицинским или фармацевтическим работником, либо иным работником системы здравоохранения.

Читать дальше