Современные возможности иммунопрофилактики вирусных и бактериальных респираторных инфекций у детей

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №1(II) от 25.04.2018 стр. 93-98
Рубрика: Инфекция Иммунология
Проведен анализ заболеваемости детей острыми респираторными инфекциями в России за период 2013–2017 гг. Представлены современные возможности эффективной и безопасной иммунопрофилактики вирусных и бактериальных респираторных инфекций у детей. Особое внимание обращено на особенности иммунопрофилактики острых и рекуррентных респираторных инфекций у детей из группы риска. В настоящее время для снижения у детей заболеваемости вирусными и бактериальными инфекциями имеются эффективные и безопасные иммунопрофилактические средства — вакцины против гриппа, пневмококковой и гемофильной инфекции типа В, моноклональные гуманизированные антитела для пассивной иммунизации против респираторно-синцитиального вируса (для детей высокого риска), а также средства неспецифической иммунопрофилактики. Представлены клинические и экспериментальные данные по изучению безопасности, иммунологической и лечебно-профилактической эффективности препарата Рибомунил®. Отмечено, что у детей рибосомальная иммунопрофилактика приводит к снижению заболеваемости респираторными инфекциями и уменьшению частоты использования антибиотиков (p<0,05). Установлено, что у детей из группы риска максимальный эффект достигается при сочетании вакцинации с рибосомальной иммунотерапией (p<0,05).

Ключевые слова: бактериальные иммуномодуляторы, вакцинация, иммунопрофилактика, рибосомальная иммунопрофилактика, острые респираторные инфекции, Рибомунил®.

Для цитирования: Заплатников А.Л., Гирина А.А., Бурцева Е.И., Свинцицкая В.И., Казакова С.А., Леписева И.В., Короид Н.В., Феодоритова Е.Л. Современные возможности иммунопрофилактики вирусных и бактериальных респираторных инфекций у детей // РМЖ. Медицинское обозрение. 2018. №1(II). С. 93-98
Modern possibilities of immunoprophylaxis of viral and bacterial respiratory infections in children
Zaplatnikov A.L.1,2, Girina A.A.3, Burtseva E.I.4, Svintsitskaya V.I.1, Kazakova S.A.5, Lepiseva I.V.6, Koroid N.V.2, Feodoritova E.L.4

1 Russian Medical Academy of Continuous Professional Education, Moscow
2 Children’s City Clinical Hospital named after Z. A. Bashlyaeva, Moscow
3 Khanty-Mansiysk State Medical Academy
4 D.I.Ivanovsky Institute of Virology FSBI «N.F.Gamaleya NRCEM», Moscow
5 Children’s City Clinical Hospital, Shakhty
6 Children’s Republican Hospital, Petrozavodsk

The analysis of the incidence rate of acute respiratory infections among children in Russia for the period 2013–2017 was carried out. Modern possibilities of the effective and safe immunoprophylaxis of viral and bacterial respiratory infections in children are presented. Particular attention is paid to the features of immunoprophylaxis of acute and recurrent respiratory infections in children from the risk group. Currently, to reduce the incidence of viral and bacterial infections in children, there are effective and safe immunoprophylactic drugs — influenza vaccine, pneumococcal and Hib vaccine, humanized monoclonal antibodies for passive immunization against RS-virus (for high-risk infants), as well as non-specific immunoprophylaxis. Clinical and experimental data on the safety, immunological and therapeutic-prophylactic efficacy of Ribomunyl® are presented. It was noted, that in children, the ribosomal immunoprophylaxis leads to a decrease in the incidence rate of respiratory infections and a decrease in the frequency of using antibiotics (p <0.05). It was found, that in children from the risk group, the maximum effect is achieved by using a combination of vaccination and ribosomal immunotherapy (p <0.05).

Key words: bacterial immunomodulators, vaccination, immunoprophylaxis, ribosomal immunoprophylaxis, acute respiratory infections, Ribomunyl®.
For citation: Zaplatnikov A.L., Girina A.A., Burtseva E.I. et al. Modern possibilities of immunoprophylaxis of viral and bacterial respiratory infections in children // RMJ. Medical Review. 2018. № 1(II). P. 93–98.

Представлены современные возможности эффективной и безопасной иммунопрофилактики вирусных и бактериальных респираторных инфекций у детей. Приведены клинические и экспериментальные данные по изучению безопасности, иммунологической и лечебно-профилактической эффективности препарата Рибомунил.

    В структуре общей заболеваемости населения России острые респираторные инфекции (ОРИ) по-прежнему занимают ведущее место [1]. Наиболее часто ОРИ встречаются у детей, детская заболеваемость превышает заболеваемость взрослых в среднем в 3,5–4 раза. За последнее десятилетие установилась четкая тенденция к повышению респираторной заболеваемости у детей. Так, если в 2004 г. был зарегистрирован 66 471 случай острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) и гриппа на 100 тыс. детского населения, в 2005 г. — 71 115, в 2006 г. — 
73 677, то в 2016 г. — 88 681 [1, 2]. Таким образом, после пандемии гриппа в 2009–2010 гг. отмечается стабильно высокий уровень заболеваемости детей ОРИ, показатели которой составляют от 85 тыс. до 91 тыс. случаев 
на 100 тыс. детского населения в год (рис. 1). При этом особую тревогу вызывает высокая заболеваемость ОРИ у детей первых лет жизни, посещающих дошкольные организованные коллективы. Установлено, что именно у детей раннего возраста наиболее часто встречаются тяжелые формы заболевания и имеется высокий риск развития серьезных осложнений [3]. Высокий уровень детской заболеваемости ОРИ является серьезной проблемой не только для здравоохранения, но и для экономики страны в целом [3–6]. В связи с этим разработка эффективных и безопасных методов иммунопрофилактики инфекций органов дыхания является одним из приоритетных направлений современной медицины.
Рис. 1. Заболеваемость острыми инфекциями верхних дыхательных путей у детей в возрасте от 0 до 14 лет [1]

    Иммунопрофилактика

    Хорошо известно, что наиболее частые возбудители ОРИ — респираторные вирусы [3, 4]. Однако в настоящее время специфическая иммунопрофилактика ОРИ вирусной этиологии ограничена из-за того, что разработаны лишь вакцины против гриппа и препарат для пассивной иммунизации респираторно-синцитиального вируса (РСВ) — паливизумаб, содержащий гуманизированные моноклональные антитела IgG к белку F [7]. Следует особо подчеркнуть, что накоплены убедительные данные, свидетельствующие о высокой профилактической эффективности и безопасности вакцинации против гриппа у детей и взрослых и иммунизации против РСВ-инфекции у педиатрических пациентов групп высокого риска (недоношенные дети, дети первых 2-х лет жизни с бронхолегочной дисплазией или с тяжелыми врожденными пороками сердца). Из-за высокой антигенной изменчивости вирусов гриппа ежегодно обновляется штаммовый состав гриппозных вакцин. Для этого регулярно проводится эпидемиологический надзор и вирусологический мониторинг гриппозной инфекции, чтобы вовремя расшифровать этиологию гриппа для прогнозирования потенциальной активности в следующем сезоне определенных штаммов возбудителя [8]. 
    Отдельно необходимо обсудить потенциальную возможность существенного снижения у детей частоты респираторных инфекций пневмококковой и гемофильной инфекции типа В (ХИБ-инфекции). При этом следует признать большим научным достижением медицинской науки последних десятилетий разработку безопасных и эффективных конъюгированных пневмококковых и ХИБ-вакцин. Включение этих вакцин в Национальный календарь прививок России и их широкое внедрение в повседневную педиатрическую практику позволят значительно снизить частоту таких инфекционно-воспалительных заболеваний бактериальной этиологии, как пневмонии, острый средний отит и синуситы [9]. Так, массовое применение конъюгированной пневмококковой вакцины у детей в возрасте от 2-х месяцев до 2-х лет после ее включения в Национальный календарь США в 2000 г. позволило существенно снизить заболеваемость инвазивными пневмококковыми инфекциями. Отмечено, что через 5 лет после начала программы вакцинации частота инвазивных форм инфекции Streptococcus pneumoniae у детей дошкольного возраста достоверно уменьшилась в целом на 78%, а заболеваемость пневмококковой инфекцией, вызванной серотипами S. pneumoniae, входящими в состав вакцины,– на 99% [10]. Аналогичные результаты получены и отечественными учеными. Так, результаты исследования, проведенного С. М. Харит и соавт. (2014), показали, что иммунизация детей конъюгированной пневмококковой вакциной приводит к существенному снижению заболеваемости пневмонией и острым средним отитом [11].
    Особый интерес вызывают вопросы неспецифической иммунопрофилактики респираторных инфекций. При этом среди всех иммуномодуляторов наиболее высокий уровень доказательности имеют препараты бактериального происхождения [12–15]. Бактериальные иммуномодуляторы

представлены двумя классами, к которым относятся бактериолизаты и рибосомальный препарат Рибомунил® [7].
Рибомунил® содержит отдельные компоненты бактерий — рибосомальные фракции и фрагменты клеточной стенки (протеогликаны, мембранный протеин А), в то время как другие бактериальные иммуномодуляторы содержат неселективные продукты микробного лизиса. Теоретическим обоснованием для создания препарата Рибомунил® стали экспериментальные данные о том, что иммуногенность рибосомальных фракций в 1000 раз выше, чем иммуногенность живых бактерий [16]. При этом доказана идентичность антигенов (АГ), представленных на рибосомах и расположенных на клеточной стенке бактерий [17].
    Выбор возбудителей, рибосомы которых включены в Рибомунил®, был определен их ролью в развитии наиболее частых бактериальных инфекций респираторного тракта. Поэтому препарат содержит рибосомы пневмококка (S. pneumoniaе), пиогенного стрептококка (S. pyogenes), гемофильной палочки (Haemophilus influenza) и клебсиеллы пневмониа (Klebsiella pneumoniaе). В качестве адъюванта в препарате используются мембранные фракции клеточной стенки неинкапсулированных штаммов K. pneumoniaе. Установлено, что в составе фрагментов клеточной стенки, помимо протеогликанов, имеется мембранный протеин А (МПА). При этом отмечено, что МПА, как и протеогликаны, обладает свойствами «молекул универсальной патогенности» и также распознается толл-подобным рецептором 2 (Toll-like receptor 2 — TLR-2) [18].
    Благодаря уникальному составу Рибомунил® характеризуется выраженной комбинированной иммуномодулирующей активностью, позитивно влияет не только на систему врожденного иммунитета, но и обладает вакциноподобным эффектом [19–35]. Установлено, что мембранные фракции клеточной стенки K. pneumoniaе, входящие в состав препарата, индуцируют повышение функциональной активности нейтрофилов и моноцитов (потенцируя их спонтанную миграцию и хемотаксис, экспрессию рецепторов адгезии и фагоцитоз в целом), тканевых макрофагов, дендритных клеток, а также натуральных киллеров (усиливая их цитотоксичность и миграционную способность). Следует отметить обзор F. Pregliasco et al. (2009), в котором подробно представлены результаты основных исследований по изучению влияния препарата Рибомунил® на врожденный иммунитет. Авторы сделали вывод о положительном влиянии препарата на состояние первой линии иммунной защиты [17].
    Особый интерес исследователей в последние годы привлекают иммунологические эффекты МПА, входящего в состав мембранных фракций препарата Рибомунил® [18–22]. Оказалось, что МПА, являясь «молекулой универсальной патогенности», распознается TLR-2, и это приводит не только к активации нейтрофилов, тканевых макрофагов и дендритных клеток, но и инициирует гуморальные реакции врожденного иммунитета. В результате усиливается продукция интерферона-гамма и других цитокинов, дефензинов, а также растворимых патоген-распознающих рецепторов, в т. ч. таких, как пентраксин-3. Учитывая, что пентраксин-3 запускает через С1q систему комплемента и потенцирует процессы опсонизации, авторы делают вывод, что МПА, входящий в состав Рибомунила, дополнительно способствует повышению резистентности организма к различным патогенам. Также установлено, что МПА индуцирует экспрессию молекул адгезии ICAM-1 и активирует внутриклеточный сигнальный путь. Так, в эксперименте было показано, что МПА клеточной стенки 
   K. pneumoniaе активирует универсальный фактор транскрипции (ядерный фактор каппа-би — NF-kB), контролирующий экспрессию генов иммунного ответа [18]. Кроме этого, МПА стимулирует адгезивную способность лейкоцитов за счет усиления экспрессии на их поверхности интегринов (молекул CD11 и CD103) [18–22].
   Для понимания механизма действия препарата Рибомунил® могут быть полезны недавно полученные данные о позитивном воздействии мембранных фракций на дендритные клетки (ДК) [22, 23]. Было установлено, что под действием рибосомальной терапии стимулируются процессы созревания ДК. В пользу этого свидетельствует усиление экспрессии на ДК молекул CD83, CD86 и антигенов главного комплекса гистосовместимости [22]. Учитывая, что ДК — это связующий узел между врожденным и приобретенным иммунитетом, высказывается мнение, что созревание ДК на фоне рибосомальной терапии является одним из основных звеньев фармакодинамики препарата. Принимая во внимание, что ДК осуществляют презентацию АГ, предполагается, что их созревание и повышение функциональной активности под действием Рибомунила позитивно влияет на взаимодействие ДК с лимфоцитами, в ходе которого передается информация об АГ и инициируются механизмы адаптивного иммунного ответа [22]. Отмечено также, что взаимодействие Рибомунила с ДК сопровождается синтезом цитокинов, регулирующих адекватную дифференцировку Т- и В-лимфоцитов [23].
    Очень интересные данные были получены группой исследователей под руководством E. Cahot (2000), которые в эксперименте in vitro доказали, что слизистая кишечника взаимодействует с Рибомунилом так же, как и с неповрежденными бактериями [24]. Показано, что при добавлении рибосомально-протеогликанового комплекса к эпителиоцитам кишечника, культивируемым вместе с лимфоцитами пейеровых бляшек, препарат захватывается М-клетками. При этом установлено накопление препарата у базолатеральной мембраны М-клеток. Известно, что базолатеральная мембрана М-клеток соприкасается с лимфоцитами и ДК, благодаря чему создаются условия для межклеточного взаимодействия. При этом ДК осуществляют АГ-презентацию и премирование лимфоцитов, рецепторы которых комплементарны АГ [25]. Полученные результаты позволили высказать предположение, что лимфоциты, премированные Рибомунилом в кишечнике, в соответствии с общепризнанной концепцией MALT-системы в дальнейшем распространяются в другие локусы лимфоидной ткани и формируют там клетки иммунной памяти. В-лимфоциты при повторном контакте с АГ трансформируются в плазматические клетки, которые синтезируют антитела (АТ). Благодаря этому формируется эффективная иммунная защита слизистых [26].
    При анализе результатов исследования E. Cahot (2000) 
становится понятен механизм вакциноподобного действия Рибомунила: он способствует повышению активности врожденного иммунитета и развитию иммунопротекции слизистой респираторного тракта против пневмококка, пиогенного стрептококка, гемофильной палочки и клебсиеллы пневмониа, АГ которых в составе рибосомальных фракций входят в состав препарата [24]. Так, в эксперименте было показано, что благодаря рибосомальной терапии в слюне увеличивается концентрация s-IgA, ингибирующего адгезивные свойства S. pneumoniaе [27]. 
M. N. Kolopp-Sarda et al. (1997) отметили достоверное увеличение саливарных концентраций штамм-специфичных s-IgA к S. pneumoniaе, S. pyogenes, H. influenzae 
и K. pneumoniaе на фоне приема препарата Рибомунил® [29]. В серии клинико-иммунологических работ было доказано, что рибосомальная иммунизация сопровождается увеличением в тонзиллярной ткани плазмоцитов, продуцирующих АТ против S. pneumoniaе, S. pyogenes, H. influenzae и K. pneumoniaе (p<0,001) [29–31]. 
    При этом в сравнительном исследовании, проведенном под руководством M. C. Bene (1997), установлено, что Рибомунил® обладает наиболее высокой иммуногенностью [30]. Так, рибосомальная терапия у детей с хроническим тонзиллитом, в отличие от бактериолизата и плацебо, приводила к достоверному увеличению в небных миндалинах клеток-продуцентов АТ к пневмококку, пиогенному стрептококку, гемофильной палочке и клебсиелле пневмониа. Одновременное определение штамм-специфичных IgM и IgG к S. pneumoniaе, S. pyogenes, H. influenzae и K. pneumoniaе в сыворотке крови свидетельствовало о незначительном повышении титров, что говорит о формировании преимущественно мукозального иммунитета [31].
    Представляют интерес и результаты исследования S. Herberhold [32]. При изучении особенностей взаимодействия различных компонентов препарата Рибомунил® с рецепторами, распознающими «молекулы универсальной патогенности», оказалось, что рибосомальные фракции, входящие в состав препарата, активируют TLR-7 (рецептор, распознающий РНК-содержащие вирусы) и TLR-8 (один из компонентов, обеспечивающих адекватное функционирование врожденного иммунитета). Ранее было установлено, что агонисты TLR-7 и TLR-8 обеспечивают адекватную защиту против вирусов. В связи с этим авторы высказывают предположение, что активация указанных рецепторов может существенно дополнять ранее известные механизмы противовирусной активности препарата Рибомунил® [32].
    Результаты экспериментальных работ убеждают в высокой иммуномодулирующей активности препарата Рибомунил®. Препарат оказывает комбинированное действие, позитивно влияя на механизмы как врожденного, так и адаптивного иммунитета, что и определяет его высокую клинико-профилактическую эффективность. Высокий профиль безопасности, хорошая переносимость и терапевтическая эффективность препарата подтверждены в серии контролируемых клинических исследований у детей с рекуррентными респираторными инфекциями (РРИ) и хроническими заболеваниями органов дыхания [33–42].
    В конце 80-х — начале 90-х годов ХХ столетия были проведены первые рандомизированные контролируемые исследования по изучению эффективности рибосомальной терапии у детей как с острыми, так и с рецидивирующими заболеваниями ЛОР-органов. В 1990 г. в рамках клинико-эпидемиологического исследования A. M. Perruchet и J. M. Vautel изучили особенности течения РРИ у 1989 детей, имевших хотя бы один эпизод среднего экссудативного отита [33]. Результаты показали, что у 47% детей выявлялось снижение слуха более чем на 30 децибел. На фоне проводимого 6-месячного курса лечения Рибомунилом число эпизодов ОРИ и использование антибактериальных средств уменьшилось на 50,9%, а суммарное количество пропусков посещения детских коллективов сократилось на 69,9%. В то же время у 74% детей с исходно сниженным слухом отмечалась тенденция к нормализации показателей аудиограммы [33].
    В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании E. N. Garabedian et al. (1990) также подтвердилась терапевтическая эффективность рибосомальной иммунотерапии у детей с рецидивирующим средним отитом. Позднее, в рамках исследования, в котором принимали участие 156 детей в возрасте от 1 года до 7 лет, на фоне применения Рибомунила отмечено двукратное сокращение обострений заболевания и достоверное уменьшение в потребности антимикробной терапии [34]. Аналогичные данные получены в последующем R. Mora et al. [35], а также A. Fiocchi et al. [36].
    Изучению лечебно-профилактической эффективности Рибомунила у детей для предупреждения ОРИ и РРИ были посвящены работы E. Baraldi et al. (1991), A. Biolchini et al. (1991) и G. Huls et al. (1991) [37–39]. При этом было установлено, что рибосомальная терапия в течение 3-х месяцев весьма эффективно снижает частоту ОРИ (p<0,001) [37]. A. Biolchini et al. (1991) отметили, что среди детей, принимавших Рибомунил®, не только снизилась заболеваемость ОРИ (в 3,9 раза, p<0,02), но и уменьшилась частота приема антибиотиков. Особое внимание было обращено на положительную иммунологическую динамику — повышение уровней s-IgA, а также сывороточного IgA и IgG [38]. Аналогичные результаты получены G. Huls et al. при исследовании клинической эффективности 6-месячного курса рибосомальной терапии у 492 детей с РРИ [39].
    Проведенный нами 3-летний клинико-эпидемиологический мониторинг состояния здоровья детей с РРИ (возраст от 3-х до 6 лет), получавших 3-месячный курс лечения Рибомунилом, показал быстрое развитие профилактического эффекта и сохранение положительной динамики на протяжении полутора лет [40]. Во время первого года наблюдения заболеваемость и средняя продолжительность ОРИ снизились на 45,3% (р<0,05) и на 38,6% (р<0,05) соответственно. Одновременно отмечено сокращение использования антибиотиков на 42,7% (р>0,05) и более легкое течение ОРИ у 63% детей (р<0,05). Коэффициент эпидемиологической эффективности Рибомунила в первый год мониторинга составил 43,3%, индекс эпидемиологической эффективности — 1,8 (р<0,05). Указанные тенденции сохранялись и во второй год наблюдения, однако к концу второго года различия в значениях анализируемых показателей становились менее значимыми. Кроме этого, у детей из основной группы достоверно реже отмечали осложненное течение ОРИ, а средняя частота назначения антибиотиков на одного ребенка не превышала 0,57±0,16 курса антибиотиков в год при 1,44±0,29 курса в контрольной группе (р<0,05). В целом у детей с РРИ, в комплексной терапии которых использовался Рибомунил®, темпы оздоровления опережали аналогичные показатели группы сравнения на 1–1,5 года, что является доказательством не только клинического улучшения, но и положительного социально-экономического эффекта [40].
    В рандомизированном многоцентровом двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании, проведенном А. Fiocchi et al. (2012), продемонстрирована превентивная эффективность 6-месячного курса рибосомальной иммунизации, снизившей риск развития РРИ среди детей, посещающих детский сад (средний возраст — 3,8±1,1 года) [41]. При этом на фоне приема Рибомунила количество детей, ни разу не болевших ОРИ во время мониторинга, было в 4,6 раза выше, чем в группе контроля (p=0,028). Также отмечено достоверное снижение средней продолжительности ОРИ как на фоне приема Рибомунила (3,7±2,1 дня и 4,5±1,9 дня в группе плацебо, p=0,040), так и в рамках последующего мониторинга продолжительностью 12 мес. (3,6±2,0 дня и 4,7±2,5 дня соответственно, p = 0,015) [42].
    Особый интерес представляют результаты метаанализа 11 рандомизированных плацебо-контролируемых клинических исследований по изучению эффективности препарата Рибомунил® при рекуррентных инфекциях верхних дыхательных путей у детей [14]. B.E Del-Rio-Navarro et al. (2011) выполнили метаанализ исследований эффективности Рибомунила у 1067 детей (из них 539 детей получали Рибомунил®, а 528 — плацебо). Отмечено, что у детей, получавших рибосомальную иммунизацию, имело место достоверное снижение респираторной заболеваемости на 43,5% (33,7–53,2%, ДИ=95%) (табл. 1).
Таблица 1. Результаты метаанализа 11 рандомизированных плацебо-контролируемых клинических исследований по изучению эффективности препарата Рибомунил® при рекуррентных инфекциях верхних дыхательных путей у детей [2]
    Весьма перспективно применение препарата Рибомунил® для первичной профилактики рекуррентных инфекций. Так, исследование Н. А. Коровиной и соавт. (2007) продемонстрировало, что превентивное включение рибосомальной иммунопрофилактики в комплекс мероприятий по подготовке детей раннего возраста к началу посещения детских дошкольных учреждений (ДДУ) достоверно предупреждает развитие РРИ не только в период их социальной адаптации, но и в последующем [42].
    Следует особо отметить, что одним из перспективных направлений рибосомальной иммунокоррекции является использование препарата Рибомунил® при бронхиальной астме. В основе клинической эффективности препарата лежит не только предупреждение ОРИ, нередко выступающих в качестве триггеров обострения, но и нормализация Th1/Th2-дисбаланса. Исследования in vitro  показали, что Рибомунил® стимулирует синтез ИЛ-12 и гамма-интерферона и в то же время тормозит образование ИЛ-10. Это создает предпосылки для индукции иммунного ответа Th1-типа, что сопровождается угнетением продукции ИЛ-4, уменьшением синтеза IgE и снижением хемотаксиса эозинофилов [23, 43]. Уменьшение обострений бронхиальной астмы на фоне приема Рибомунила было отмечено задолго до расшифровки Th1/Th2-дисбаланса в генезе аллергических заболеваний. В рамках эпидемиологического исследования J. L. Menardo и A. M. Perruchet (1990) отметили, что среди 2021 ребенка, страдающего бронхиальной астмой, 6-месячный курс терапии препаратом Рибомунил® не только сокращало заболеваемость респираторными инфекциями, но и уменьшало частоту эпизодов бронхообструкции более чем на 50%, а также потребность в бронходилататорах и кортикостероидах [44].
    Проведенные в России исследования также показали клинико-иммунологическую эффективность препарата Рибомунил® у детей с бронхиальной астмой [45–48]. Так, Л. С. Намазова и соавт. (2000) отметили, что Рибомунил® у детей с бронхиальной астмой в 93,3% случаев благоприятно влиял на течение заболевания и иммунологические показатели [45].
    Особо следует отметить результаты контролируемого исследования, проведенного с участием 56 детей с нетяжелой персистирующей атопической бронхиальной астмой, триггерами обострения которой являлись ОРИ. При этом было показано, что комбинированная иммунопрофилактика респираторных инфекций (прививка против гриппа и 6-месячный курс Рибомунила) позволяет достичь положительного клинико-иммунологического эффекта [48]. Иммунизация пациентов против гриппа в сочетании с Рибомунилом характеризовалась формированием напряженного иммунитета к вакцинным штаммам вируса гриппа. На фоне рибосомальной иммунизации у детей с исходной гиперпродукцией ИЛ-4 отмечены ее нормализация и позитивное изменение соотношения ИЛ-4/гамма-интерферон. Положительная иммунологическая динамика сопровождалась клинической эффективностью (р<0,05). Так, у детей, привитых против гриппа и получавших лечение препаратом Рибомунил®, не только снижались заболеваемость и продолжительность эпизодов ОРИ, но и сокращалась частота обострений бронхиальной астмы. При этом в 68,4% случаев контроль бронхиальной астмы был достигнут на более низкой ступени базисной терапии (р<0,05) [48].
    Актуальным вопросом современной педиатрии является разработка безопасных способов повышения эффективности вакцинации у детей из групп риска. Активно изучается возможность проведения календарных прививок на фоне рибосомальной иммунизации [48–51]. В. Ф. Учайкин и соавт. (2000), Н. А. Коровина и соавт. (2000), Е. Г. Бокучава и соавт. (2016) показали достоверное повышение профилактической эффективности вакцинации против гриппа у детей из групп риска, в т. ч. с РРИ и аллергическими заболеваниями, при проведении прививок на фоне или после курсового применения Рибомунила. Особое внимание авторы обращают на хорошую переносимость и безопасность комбинированной иммунизации при строгом соблюдении официальных рекомендаций по вакцинации и использованию препаратов [46, 50, 51]. Следует особо обратить внимание, что все авторы отметили высокий уровень безопасности Рибомунила и его хорошую переносимость, что полностью согласуется с данными Европейского фармакологического надзора [52].

    Заключение

    Таким образом, в настоящее время для снижения у детей заболеваемости вирусными и бактериальными инфекциями респираторного тракта имеются эффективные и безопасные иммунопрофилактические средства — вакцины против гриппа, пневмококковой и ХИБ-инфекции, моноклональные гуманизированные антитела для пассивной иммунизации против РСВ-инфекции (для детей высокого риска), а также средства неспецифической иммунопрофилактики. Среди последних наиболее эффективны и безопасны с позиций доказательной медицины препараты бактериального происхождения. При этом максимальный уровень профилактической эффективности отмечен при комбинированном применении вакцинации с рибосомальной иммунизацией.
Литература
1. Здравоохранение в России. 2017: Стат. сб. / Росстат. М., 2017. 170 с. Электронный ресурс: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/zdrav17.pdf [Zdravoohranenie v Rossii. 2017: Stat. sb. / Rosstat. M., 2017. 170 s. Jelektronnyj resurs: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/zdrav17.pdf (in Russian)].
2. Распространение гриппа и ОРВИ в мире и РФ в эпидсезоне 2007–2008 гг. // Вакцинация. 2008. № 5. С. 3–5 [Rasprostranenie grippa i ORVI v mire i RF v jepidsezone 2007–2008 gg. // Vakcinacija. 2008. № 5. S.3–5 (in Russian)].
3. Учайкин В. Ф., Нисевич Н. И., Шамшева О. В. Инфекционные болезни у детей. М.: ГЭОТАР-Медиа. 2013. 688 с. [Uchajkin V.F., Nisevich N. I., Shamsheva O. V. Infekcionnye bolezni u detej. M.: GJEOTAR-Media. 2013. 688 s. (in Russian)].
4. Острые респираторные заболевания у детей: лечение и профилактика / Научно-практическая программа Союза педиатров России. М.: Международный фонд охраны здоровья матери и ребенка. 2002. 69 с. [Ostrye respiratornye zabolevanija u detej: lechenie i profilaktika / Nauchno-prakticheskaja programma Sojuza pediatrov Rossii. M.: Mezhdunarodnyj fond ohrany zdorov’ja materi i rebenka. 2002. 69 s. (in Russian)].
5. Самсыгина Г. А. Проблема часто болеющих детей в педиатрии // Педиатрия. 2015. № 94 (1). С.167–169 [Samsygina G. A. Problema chasto bolejushhih detej v pediatrii // Pediatrija. 2015. № 94 (1). S.167–169 (in Russian)].
6. Заплатников А. Л., Гирина А. А. К проблеме «часто болеющих детей» // Педиатрия. 2015. № 94 (4). С.215–221 [Zaplatnikov A.L., Girina A. A. K probleme «chasto bolejushhih detej» // Pediatrija. 2015. № 94 (4). S.215–221 (in Russian)].
7. Государственный реестр лекарственных средств. М. 2018. Электронный ресурс: http://www.grls.rosminzdrav.ru/ [Gosudarstvennyj reestr lekarstvennyh sredstv. M. 2018. Jelektronnyj resurs: http://www.grls.rosminzdrav.ru/ (in Russian)].
8. Грипп: эпидемиология, диагностика, лечение, профилактика / Под ред. О. И. Киселева, Л. М. Цыбаловой, В. И. Покровского. М.: Медицинское информационное агентство. 2012. 496 с. [Gripp: jepidemiologija, diagnostika, lechenie, profilaktika / рod red. O. I. Kiseleva, L. M. Cybalovoj, V. I. Pokrovskogo. M.: Medicinskoe informacionnoe agentstvo. 2012. 496 s. (in Russian)].
9. Таточенко В. К., Озерецковский Н. А., Федоров А. М. Иммунопрофилактика-2016: справочник. 14 изд., доп. М.: ПедиатрЪ. 2016. 278 с. [Tatochenko V.K., Ozereckovskij N. A., Fedorov A. M. Immunoprofilaktika-2016: spravochnik. 14 izd., dop. M.: Pediatr. 2016. 278 s. (in Russian)].
10. Pneumococcal infections. Red Book: 2012. Ed. L. K. Pickering. Report of the Committee on Infection Diseases. 29rd: American Academy of Pediatrics. 2012. P. 571–582.
11. Харит С. М., Окунева М. А., Рулева А. А. и др. Опыт реализации программы массовой вакцинации против пневмококка детей первого года жизни в Санкт-Петербурге // Педиатрическая фармакология. 2014. № 11 (3). С.76–78 [Harit S.M., Okuneva M. A., Ruleva A. A. i dr. Opyt realizacii programmy massovoj vakcinacii protiv pnevmokokka detej pervogo goda zhizni v Sankt-Peterburge // Pediatricheskaja farmakologija. 2014. № 11 (3). S.76–78 (in Russian)].
12. Заплатников А. Л. Иммунокорректоры бактериального происхождения в профилактике и лечении респираторных инфекций у детей // Российский педиатрический журнал. 2002. № 1. С.45–48 [Zaplatnikov A. L. Immunokorrektory bakterial’nogo proishozhdenija v profilaktike i lechenii respiratornyh infekcij u detej // Rossijskij pediatricheskij zhurnal. 2002. № 1. S.45–48 (in Russian)].
13. Маркова Т. П., Чувиров Д. Г. Патогенетические основы применения бактериальных иммуномодуляторов у часто болеющих детей // Вопр. совр. педиатрии. 2003. № 1. С.85–88 [Markova T.P., Chuvirov D. G. Patogeneticheskie osnovy primenenija bakterial’nyh immunomoduljatorov u chasto bolejushhih detej // Vopr. sovr. pediatrii. 2003. № 1. S.85–88 (in Russian)].
14. Del-Rio-Navarro B.E., Espinosa-Rosales F., Flenady V., Sienra-Monge J. J. Immunostimulants for preventing respiratory tract infection in children (Review) // The Cochrane library. 2011. Is. 6. http://www.theochranelibrary.com.
15. Харламова Ф. С., Шамшева О. В., Кладова О. В. и др. Иммуномодуляторы микробного происхождения в лечении и профилактике респираторных инфекций у часто и длительно болеющих детей // Леч. врач. 2016. № 12. https://www.lvrach.ru/2016/12/15436621 [Harlamova F.S., Shamsheva O. V., Kladova O. V., i dr. Immunomoduljatory mikrobnogo proishozhdenija v lechenii i profilaktike respiratornyh infekcij u chasto i dlitel’no bolejushhih detej // Lech. vrach. 2016. № 12. https://www.lvrach.ru/2016/12/15436621 (in Russian)].
16. Youmans A. S. Immunogenic activity of a ribosomal fraction obtained from Mycobacterium tuberculosis // J Bacteriol. 1965. Vol. 89. P. 1291–1298.
17. Pregliasco F., Terracciano L., Marcassa S. et al. Rationale for the clinical use of a ribosome-component immune modulator // Allergy Asthma Proc. 2009. Vol. 30. Suppl. 1. P. 5–12.
18. Jeannin P., Bottazzi B., Sironi M. et al. Complexity and complementarity of outer membrane protein A recognition by cellular and humoral innate immunity receptors // Immunity. 2005. Vol. 22 (5). P. 551–560.
19. Chalifour A., Jeannin P., Gauchat J. F., et al. // Blood. 2004. Vol. 104 (6). P. 1778–83.
20. Pichavant M., Delneste Y., Jeannin P. et al. Outer membrane protein A from Klebsiella pneumoniae activates bronchial epithelial cells: Implication in neutrophil recruitment // J Immunol. 2003. Vol. 171. P. 6697–6705.
21. Villa-Ambriz J., Rodríguez-Orozco A.R., Béjar-Lozano C., Cortés-Rojo C. The increased expression of CD11c and CD103 molecules in the neutrophils of the peripheral blood treated with a formula of bacterial ribosomes and proteoglycans of Klebsiella pneumoniae.// Arch Bronconeumol. 2012. Vol. 48 (9). P. 316–319.
22. Portales P., Clot J. Immunostimulants revisited: focus on the pharmacology of Ribomunyl // BioDrugs. 2006. Vol. 20 (2). P. 81–84.
23. Jongmans W., Tiemessen D. M., van Vlodrop I. J. et al. Th1-polarizing capacity of clinical-grade dendritic cells triggered by Ribomunyl but is compromised by PGE2 // Immunother. 2005. Vol. 28. P. 480–487.
24. Cahot E., Libon C., Kernels S. el al. Translocation of ribosomal immuno-stimulant through an in vitro-reconstituted digestive barrier containing M-like cells // Scand. J. Immunol. 2000. Vol. 52 (6). P. 588–594.
25. Krachenbubl J. P., Neutra M. R. Epithelial M. Cells: differentiation and function // Anna. Rev. Cell. Dev. Biol. 2001. Vol. 16. P. 301–332.
26. Roitt I., Brostoff J., Male D. Immunology. 5th ed. Mosby International Ltd. 1998.
27. Hbabi-Haddioui L., Roques C. Inhibition of Streptococcus pneumoniae adhesion by specific salivary IgA after oral immunisation with a ribosomal immunostimulant // Drugs. 1997. Vol. 54. P. 29–32.
28. Kolopp-Sarda M.N., Bene M. E., Allaire J. M. et al. Kinetics of specific salivary IgA responses in man after oral challenge by ribosomal immunostimulant // Int J Immunopharmacol. 1997. Vol. 19. P. 181–186.
29. Faore G. C., Bene M. C., Simon C. el al. Increase in specific antibody-forming cells in human tonsils after oral stimulation with D-53, a ribosomal vaccine // Int. J. Immunopharmacol. 1990. Vol. 12. P. 315–320.
30. Bene M. C., Kahl L., Perruchet A. M. el al. Bacterial lysates and ribosomes inducers of specific immune responses: a comparative study // Scand. J. Immunol. 1993. Vol. 38. P. 496–498.
31. Zanin C., Perrin P., Bene M. C. et al. Antibody-producing: cells in peripheral blood and tonsils after oral treatment of children with bacterial ribosomes // Int. J. Immunopharmacol. 1994. Vol. 16. P. 497–505.
32. Herberhold S., Coch C., Zillinger T. et al. Delivery with polycations extends the immunostimulant Ribomunyl into a potent antiviral Toll-like receptor 7/8 agonist // Antivir Ther. 2011. Vol. 16. P. 751–758.
33. Perruchet A. M., Vautel J. M. Epidemiologic and therapeutic survey: secretory otitis media. Intern. Congress on Prevention of Infection. Nice. 1990.
34. Garabedian E. N., Dubreuil C., Triglia J. C. Effectiveness and tolerance of Ribomunyl tablets in preventing middle ear infections in children affected by SOM // Intern. Congress on Prevention of Infection. Nice. 1990.
35. Mora R., Barbieri M., Passali G. C. et al. A preventive measure for otitis media in children with upper respiratory tract infections // Int J Pediatr Otorhinolaryngol. 2002. Vol. 25. P. 111–118.
36. Fiocchi A., Terracciano L., Martelli A. et al. Ribosomal-component immune modulation of respiratory tract infections in children // Allergy Asthma Proc. 2009. Vol. 30. Suppl 1. P. 21–31.
37. Baraldi E., Santuz P. A., Zacchello F. Prophylaxis of recurrent respiratory infections in children with a new immunomodulating agent // Eur Resp J. 1991. Vol. 4. Suppl. 14. P. 208.
38. Biolchini A., Clerici Scholler M., Carddu P. Clinical experience with biomunyl tablets in children with recurrent respiratory infections // Eur Resp J. 1991. Vol. 4. Suppl. 14. P. 207.
39. Huls G., Hirche H., Lindemann H. Klinische Effizienz eines neuen multibacteriellen immunotherapeutikums (Ribomunyl) bei kindern und jugendlichen mit rezidivierenden respiratorischen infekten // Jatros Padiatris. 1991. Vol. 7. P. 3–13.
40. Заплатников А. Л., Суздаленков А. В., Коровина Н. А. Эффективность рибомунила у часто болеющих детей: результаты трехлетнего клинико-эпидемиологического мониторинга // Вопросы современной педиатрии. 2002. № 6. С.23–27 [Zaplatnikov A.L., Suzdalenkov A. V., Korovina N. A. Jeffektivnost’ ribomunila u chasto bolejushhih detej: rezul’taty trehletnego kliniko-jepidemiologicheskogo monitoringa // Voprosy sovremennoj pediatrii. 2002. № 6. S.23–27 (in Russian)].
41. Fiocchi A., Omboni S., Mora R. et al. Efficacy and safety of ribosomal-component immune modulator for preventing recurrent respiratory infections in socialized children // Allergy Asthma Proc. 2012. Vol. 33 (2). P. 197–204.
42. Коровина Н. А., Заплатников А. Л. Первичная иммунопрофилактика рекуррентных респираторных инфекций у детей, посещающих дошкольные учреждения // Вопр. практической педиатрии. 2007. № 6. С.74–79 [Korovina N.A., Zaplatnikov A. L. Pervichnaja immunoprofilaktika rekurrentnyh respiratornyh infekcij u detej, poseshhajushhih doshkol’nye uchrezhdenija // Vopr. prakticheskoj pediatrii. 2007. № 6. S.74–79 (in Russian)].
43. Moine V., Corvaia N., Libon C. Inhibition of immunoglobulin E: synthesis by a membrane fraction from Klebsiella pneumonia // Int J Immunother. 2002. Vol. 18. P. 73–81.
44. Menardo J. L., Perruchet A. M. Epidemiologic and therapeutic survey prevention of respiratory infections among children with respiratory allergy. European Academy of Allergology and Clinical Immunology. Glasgow. 1990.
45. Намазова Л. С. Патогенетические основы дифференцированного лечения бронхиальной астмы у детей. Автореф. … дис. д-ра мед. наук. 2000 [Namazova L. S. Patogeneticheskie osnovy differencirovannogo lechenija bronhial’noj astmy u detej. Avtoref. … d-ra med. nauk 2000 (in Russian)].
46. Богомолова И. К., Бишарова Г. И., Огнева Е. Ю., Второва Г. П. Результаты применения препарата Ribomunyl в комплексном лечении бронхиальной астмы у детей // Бюллетень ВСНЦ СО РАМ. 2006. № 1 (47). С.7–10 [Bogomolova I.K., Bisharova G. I., Ogneva E. Ju., Vtorova G. P. Rezul’taty primenenija preparata Ribomunyl v kompleksnom lechenii bronhial’noj astmy u detej // Bjulleten’ VSNC SO RAM. 2006. № 1 (47). S.7–10 (in Russian)].
47. Мокия-Сербина С.А., Литвинова Т. В., Пономарева Л. И., Медведева В. А. Клинико-иммунологическая эффективность Рибомунила при персистенции респираторных вирусов у детей, больных бронхиальной астмой // Современная педиатрия. 2010. № 2 (30). С.131–135 [Mokija-Serbina S.A., Litvinova T. V., Ponomareva L. I., Medvedeva V. A.. Kliniko-immunologicheskaja jeffektivnost’ Ribomunila pri persistencii respiratornyh virusov u detej, bol’nyh bronhial’noj astmoj // Sovremennaja pediatrija. 2010. № 2 (30). S.131–135 (in Russian)].
48. Заплатников А. Л., Гирина А. А., Харит С. М. и др. Клинико-иммунологическая эффективность рибосомальной иммунизации и вакцинации против гриппа у детей с бронхиальной астмой // Воп. практической педиатрии. 2011. № 6. С.30–35 [Zaplatnikov A.L., Girina A. A., Harit S. M. i dr. Kliniko-immunologicheskaja jeffektivnost’ ribosomal’noj immunizacii i vakcinacii protiv grippa u detej s bronhial’noj astmoj // Vopr. prakticheskoj pediatrii. 2011. № 6. S.30–35 (in Russian)].
49. Бокучава Е. Г., Намазова-Баранова Л.С., Алексеева А. А. и др. Применение иммуномодуляторов для профилактики респираторных инфекций у детей с аллергическими болезнями // Педиатр. фармакология. 2016. № 13 (6). С.544–548 [Bokuchava E.G., Namazova-Baranova L.S., Alekseeva A. A., i dr. Primenenie immunomoduljatorov dlja profilaktiki respiratornyh infekcij u detej s allergicheskimi boleznjami // Pediatr. farmakologija. 2016. № 13 (6). S.544–548 (in Russian)].
50. Учайкин В. Ф., Шамшева О. В., Новикова И. Н., Арзамасцева Е. Ю. Использование Ribomunyl’а в комбинированной профилактике гриппа и острых респираторных заболеваний у детей // Педиатрия. 2000. № 6. С.50–52 [Uchajkin V.F., Shamsheva O. V., Novikova I. N., Arzamasceva E. Ju. Ispol’zovanie Ribomunyl’a v kombinirovannoj profilaktike grippa i ostryh respiratornyh zabolevanij u detej // Pediatrija. 2000. № 6. S.50–52 (in Russian)].
51. Коровина Н. А., Заплатников А. Л., Фисенко Ю. Ю. и др. Оптимизация вакцинации часто болеющих детей // Вопросы современной педиатрии. 2005. Т.4. № 2. С.92–96 [Korovina N.A., Zaplatnikov A. L., Fisenko Ju.Ju. i dr. Optimizacija vakcinacii chasto bolejushhih detej // Voprosy sovremennoj pediatrii. 2005. T.4. № 2. S.92–96 (in Russian)].
52. Olivieri D., Fiocchi А., Pregliasco F. et al. Safety and tolerability of ribosomal immunomodulator in adults and children // Allergy Asthma Proceeding. 2009. Vol. 4 (30). P. 533–536.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?