Артериальная гипертония у очень пожилых: значение старческой астении

Импакт фактор - 0,628*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Регулярные выпуски «РМЖ» №25 от 30.11.2017 стр. 1829-1832
Рубрика: Кардиология
Планирование терапевтических вмешательств у людей старческого возраста невозможно без учета их влияния на физическое и когнитивное функционирование. Несмотря на убедительную доказанность неблагоприятного предсказывающего значения повышенного артериального давления (АД) у людей среднего возраста, его влияние на прогноз у очень пожилых продолжает обсуждаться, равно как и вопрос, следует ли лечить артериальную гипертонию (АГ) в старческом возрасте и если да, то насколько интенсивно. В представленном обзоре продемонстрированы данные наблюдательных и рандомизированных клинических исследований, которые позволяют говорить о том, что не хронологический, а именно биологический возраст (старческая астения) становится важным критерием для принятия решения о тактике лечения АГ у пожилых людей. В статье подробно обсуждаются механизмы, участвующие в регуляции АД, а также влияние АД на риск заболеваемости и смертности у пациентов старческого возраста. Приведены рекомендации по антигипертензивной терапии у пациентов пожилого и старческого возраста.

Ключевые слова: артериальная гипертония, ортостатическая гипотония, очень пожилые, старческая астения, биологический возраст.

Для цитирования: Котовская Ю.В., Ткачева О.Н., Ткачева и др. Артериальная гипертония у очень пожилых: значение старческой астении. РМЖ. 2017;25(25):1829-1832.
Arterial hypertension in the very elderly patients: the significance of senile asthenia
Kotovskaya Yu.V.1,2, Tkacheva О.N.1, Runikhina N.K.1, Ostapenko V.S.1, Luzina A.V.1

1 Russian gerontological scientific and clinical center, Moscow
2 Peoples' Friendship University of Russia, Moscow

Planning of  the therapeutic interventions in the elderly patients is impossible without taking into account the influence of the therapy on physical and cognitive functioning. Despite the convincing evidence of an unfavorable predictive value of high blood pressure (BP) in middle-aged people, its effect on prognosis in the very elderly people is still discussed, as well as the question of whether to treat arterial hypertension (AH) in elderly patients, and how intensively. The review presents data of observational and randomized clinical trials that allow us to say that it is not the chronological but the biological age (senile asthenia), that becomes an important criterion for choosing the treatment of  hypertension in the elderly patients. The article discusses in detail the mechanisms involved in the regulation of blood pressure, as well as the influence of BP on the risk of morbidity and mortality in patients of senile age. Recommendations for antihypertensive therapy in elderly and senile patients are given.

Key words: arterial hypertension, orthostatic hypotension, very elderly people, senile asthenia, biological age.
For citation: Kotovskaya Yu.V., Tkacheva О.N., Runikhina N.K. et al. Arterial hypertension in the very elderly patients: the significance of senile asthenia // RMJ.  2017. № 25. P. 1829–1832.

В статье подробно обсуждаются механизмы, участвующие в регуляции артериального давления, а также влияние артериального давления на риск заболеваемости и смертности у пациентов старческого возраста. Приведены рекомендации по антигипертензивной терапии у пациентов пожилого и старческого возраста.

    Несмотря на увеличение ожидаемой продолжительности жизни, с возрастом увеличивается распространенность хронических заболеваний и функциональных нарушений. Популяция пожилых людей зачастую очень гетерогенна, и люди с одинаковым хронологическим возрастом значительно различаются по состоянию здоровья и функциональному статусу, т. е. биологическому возрасту. В связи с этим людей, имеющих выраженный разрыв между хронологическим и биологическим возрастом, называют «хрупкими», или имеющими признаки старческой астении. У данной категории наиболее часто встречается изолированная систолическая артериальная гипертония вследствие повышения систолического артериального давления (САД) при нормальном или даже сниженном диастолическом АД (ДАД) [1, 2]. 
    Влияние на прогноз повышенного АД у очень пожилых людей продолжает обсуждаться, как и тот факт, следует ли лечить артериальную гипертонию (АГ) в старческом возрасте и насколько интенсивно. В современных международных рекомендациях по АГ [3], опубликованных после знаменитого «пересмотра» 2009 г. [4], произошел отказ от утверждения «чем ниже, тем лучше» относительно категории пожилых людей. По данным наблюдательных и рандомизированных клинических исследований (РКИ), можно говорить о том, что именно биологический возраст (старческая астения) становится важным критерием для принятия решения о тактике лечения АГ у очень пожилых людей.

    Регуляция АД в старческом возрасте

    Повышение ригидности аорты с возрастом приводит к увеличению скорости пульсовых волн, в т. ч. движению прямой и обратной волны навстречу друг другу, в результате чего происходит аугментация (повышение, прирост) систолического давления в аорте.
    Высокая систолическая нагрузка на сердце способствует развитию гипертрофии левого желудочка, повышению его жесткости, нарушению его способности к расслаблению и диастолической дисфункции – развивается сердечная недостаточность с сохранной фракцией выброса. Повышение конечного диастолического давления в левом желудочке приводит к гипертрофии, а затем и дилатации левого предсердия, что, в свою очередь, создает условия для развития фибрилляции предсердий – частого нарушения сердечного ритма у пожилых.
    У пациентов старших возрастных групп нарушается способность организма регулировать уровень АД ввиду нарушения функции барорефлекса и связанного с возрастом снижения функции почек [5]. Поскольку барорецепторы прямо не отвечают на изменения давления внутри сосуда, а реагируют на деформацию сосудистой стенки, повышение артериальной ригидности и кальцификация ассоциируются со снижением чувствительности барорефлекса [6–8]. У пожилых пациентов нарушается симпатический компонент барорефлекса [9]. Снижение чувствительности барорефлекса в пожилом возрасте может быть причиной отсутствия ночного снижения АД, более выраженного его утреннего подъема, а также ортостатической (ОГ) и постпрандиальной гипотонии [10–12]. Ортостатическая гипотония наблюдалась у 8% пациентов, включенных в исследование Hypertension in the Very Elderly Trial (HYVET) [13], однако в «неотобранных» популяциях пациентов этого возраста с АГ описана более высокая распространенность этого феномена [14]. Несколько исследований показали, что непереносимость ортостаза чаще встречается на фоне лечения бета-блокаторами [15, 16]. Это указывает на роль нейрогенных факторов как основного механизма, ответственного за избыточное ортостатическое снижение АД, по крайней мере у относительно стабильных пациентов. Однако ретроспективный анализ популяции с высокой вероятностью наличия старческой астении – ветеранов, посещающих гериатрическую клинику, показал, что ортостатическая гипотония чаще встречалась при назначении гидрохлоротиазида [17]. Клинический опыт подсказывает, что риск ортостатической гипотонии выше при снижении объема циркулирующей крови (ОЦК) или при острых заболеваниях. Следовательно, все антигипертензивные препараты могут вызывать или усиливать ортостатическую гипотонию в зависимости от клинического состояния пациента. Но следует отметить, что надежных данных по этому вопросу недостаточно, поскольку пациенты с острыми состояниями обычно в данные исследования не включались.
    Функция почек прогрессивно снижается с возрастом, особенно при наличии АГ [18, 19]. Как результат снижения кортикального кровотока (около 10% на каждые 
10 лет жизни) и последующей атрофии коркового слоя почек, число функционирующих клубочков значительно уменьшается. Скорость клубочковой фильтрации поддерживается достаточно долгий период времени за счет повышения фильтрационной фракции (отношение скоростей клубочковой фильтрации и перфузии). Наряду с возрастоассоциированным нарушением реабсорбции натрия в восходящей части петли Генле, резкое уменьшение потребления поваренной соли предрасполагает пожилых людей с АГ к развитию гипонатриемии. Это делает их очень чувствительными к снижению ОЦК, что особенно неблагоприятно ввиду того, что при АГ уже имеется тенденция к снижению объема плазмы и внеклеточной жидкости. Низкий уровень ренина и альдостерона еще больше усугубляет тенденцию к снижению ОЦК и способствует повышению концентрации калия. Старение само по себе ассоциировано с прогрессивным снижением ренина, а высокое АД еще больше усугубляет эту тенденцию. Только в случае развития ишемии почки ренин может повыситься вновь. Следует отметить, что патофизиологических исследований процессов у людей пожилого и старческого возраста очень мало, поэтому представления о механизмах АГ в этой возрастной группе являются экстраполяцией знаний, полученных при исследовании процессов у людей молодого и среднего возраста. Таким образом, пациенты 80 лет и старше с АГ в меньшей степени способны поддерживать стабильный уровень АД, во многом вследствие нарушения регуляторной функции нервной системы и склонности к снижению ОЦК при острых заболеваниях, снижения потребления соли и воды. Насколько снижение функции почек и контроль ОЦК вносят вклад в нарушение гемодинамики в очень пожилом возрасте, изучено недостаточно.

    Риск сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности 

    По мере увеличения возраста уровни САД и ДАД остаются прямо взаимосвязанными с риском инсульта и ишемической болезни сердца, эта ассоциация менее выражена в наиболее старших возрастных категориях без признаков изменения прямого характера взаимосвязи. 
    В исследовании National Health and Nutrition Examination Survey (NHANES) в качестве признака старческой астении оценивалась скорость ходьбы на дистанции 20 футов (около 6 м). Этот показатель был использован в качестве стратифицирующего при изучении ассоциации АГ со смертностью [20]. Результаты показали, что среди людей с наибольшей скоростью ходьбы повышенное САД 
(>140 мм рт. ст.) было ассоциировано с повышением смертности, как это наблюдается и в общей популяции. 
У тех же, кто был не в состоянии пройти тест с ходьбой, ассоциация между повышенным АД и смертностью была обратной и оставалась таковой после поправки на потенциально влияющие факторы. Таким образом, результаты исследования NHANES позволяют предполагать, что старческая астения, или биологический возраст, в большей мере, чем хронологический возраст, определяет ассоциацию между АД и смертностью. Такая же тенденция продемонстрирована и для риска инсульта [21]. 
    Каков оптимальный метод оценки старческой астении в данном контексте? Старческая астения – это состояние повышенной уязвимости и, как следствие, кумулятивного угасания многих взаимосвязанных физиологических систем [22]. Разработаны валидные модели старческой астении, однако по-прежнему нет достаточных методов выявления старческой астении и оценки ее тяжести в рутинной клинической практике. Так называемый «индекс хрупкости» – клинически привлекательный способ оценки старческой астении, поскольку позволяет определять ее градацию, а не только говорить о ее наличии или отсутствии [23], но на данный момент нет единого подхода к его определению.
    Отдельно следует рассмотреть ДАД, пульсовое АД и ОГ. Пациенты с ДАД менее 70 мм рт. ст. отдельно не анализировались, но имеются данные нескольких исследований, которые позволяют заключить, что уровень ДАД ниже этой границы ассоциирован с особенно значимым повышением риска смерти [24]. Пульсовому АД в метаанализе также не уделено внимания, но существует достаточно много убедительных данных, что этот показатель является сильным и независимым предиктором риска неблагоприятных исходов у пожилых [25, 26]. Имеются также данные о том, что низкое ДАД утрачивает свое прогностическое значение после коррекции по пульсовому АД [26]. Следует отметить, что подобного рода анализ влияния ДАД и пульсового АД на исходы весьма сложен со статистической точки зрения из-за сильной коллинеарности показателей, но важен для понимания их ассоциации с риском событий. Диастолическая гипотония независимо ассоциирована с повышением риска исходов, нарушением перфузии жизненно важных органов, особенно сердца [27]. Если же низкое ДАД утратит предсказывающее значение после коррекции по пульсовому АД, то повышенный риск, ассоциированный с низким ДАД, будет скорее обусловлен повышенной артериальной жесткостью, т. е. далеко зашедшим сосудистым повреждением. В то же время эти ассоциации не являются взаимоисключающими, поскольку повышенная артериальная ригидность вносит вклад как в повышение пульсового АД, так и в снижение ДАД. Ортостатическая гипотония – как симптомная, так и бессимптомная – это доказанный независимый фактор риска сердечно-сосудистых событий и смерти у пожилых людей 
[23, 28]. Однако эта ассоциация утрачивает достоверность, если при проведении анализа принимается во внимание старческая астения, и это указывает на более важное значение последней для прогноза жизни [29]. ОГ ассоциирована также с падениями и когнитивными нарушениями [30]. Хотя взаимосвязь между ортостатической гипотонией и риском падений показана в нескольких исследованиях [30–33], данные о ее взаимосвязи с когнитивными нарушениями не вполне убедительны, а причинно-следственные взаимосвязи неясны [23, 34]. Неясно и то, существуют ли различия между симптомной и бессимптомной ортостатической гипотонией в отношении функциональных нарушений, и это требует дальнейшего изучения [23]. Более того, следует учитывать факт, что исследования значения ОГ проводились в популяциях пациентов с АГ, в связи с чем необходимо изучение роли антигипертензивной терапии. Необходимы и исследования для определения оптимального метода оценки ОГ. Например, есть данные о том, что начальное (в пределах менее 1 мин после перехода в вертикальное положение) ортостатическое снижение АД потенциально более значимый феномен, чем традиционно оцениваемое снижение в интервале от 1 до 3 мин, особенно в отношении жалоб, риска падений и старческой астении [34]. При этом ассоциация ОГ с риском сердечно-сосудистых событий обусловлена более отсроченным ортостатическим снижением АД [29].

    Риск функциональной зависимости 

    Утрата способности к выполнению физических и когнитивных задач означает серьезное снижение функционального здоровья и ведет за собой повышение риска госпитализации и смерти [35, 36]. Старческая астения подразумевает снижение функциональных способностей, что может модифицировать взаимосвязь между АД и сердечно-сосудистой заболеваемостью и смертностью. Однако нарушение функционирования может быть результатом высокого АД и возможным последствием сердечно-сосудистых и цереброваскулярных заболеваний, например инсульта, повреждения белого вещества головного мозга [37–40]. Это создает сложности в оценке функциональных нарушений: они могут быть и следствием АГ, и могут модифицировать взаимосвязь между АГ и сердечно-сосудистой заболеваемостью и смертностью.
    Несколько исследований, особенно у пациентов очень пожилого возраста, позволяют предполагать, что низкое АД или его снижение способствуют более быстрому прогрессированию когнитивных нарушений и развитию более тяжелой деменции [41, 42]. Возраст, в котором характер ассоциации между АД и когнитивными нарушениями меняется, составляет около 75 лет [43]. В то же время низкое АД может быть последствием нейродегенеративных заболеваний, вызывающих нарушение ауторегуляции АД или поведенческие нарушения, приводящие к изменению характера питания или снижению массы тела [44].
    Поперечные исследования у пожилых людей продемонстрировали связь между высоким АД и низким физическим функционированием и физической зависимостью по критериям скорости ходьбы, трудностям в повседневной активности и снижению функций нижних конечностей [45–47]. Результаты проспективных наблюдений неоднозначны: у пациентов с сохранным функционированием в возрасте 70–80 лет высокое АД сопряжено со снижением физических функций (замедлением ходьбы) [45, 48] и зависимостью [49], в то время как у очень пожилых людей со снижением функционирования и меньшей силой рук при динамометрии связано напротив, низкое АД [41, 50, 51]. Суммарно накопленные данные о взаимосвязи АД и функционирования свидетельствуют о зависимости АД от возраста: АГ в среднем возрасте приводит к когнитивным и физическим нарушениям в более позднем периоде жизни, но эта ассоциация инвертирована в определенных подгруппах биологически более старых пациентов [52, 53].
    У пациентов со старческой астенией, определенной по скорости ходьбы или коморбидности, ассоциация между АД и риском может быть обратной. Почему высокое АД может быть хорошим признаком у людей 80 лет и старше? Значительная часть людей очень пожилого возраста с физическими нарушениями имеет распространенные сосудистые нарушения от атеросклероза и артериальной ригидности до микрососудистого разрежения. При низком уровне АД регуляторные механизмы сохранения перфузии жизненно важных органов могут не работать. Имеются данные о том, что АД постепенно снижается в течение 3-х лет перед смертью у очень пожилых людей, предполагается, что низкий уровень АД является индикатором риска, обусловленного коморбидностью [54, 55]. Таким образом, высокое АД может быть компенсаторным механизмом поддержания перфузии органов, тем самым предотвращая заболеваемость и функциональные нарушения. Роль низкого ДАД, высокого пульсового АД и ОГ очень сложна, необходимы дальнейшие исследования для того, чтобы установить, являются ли они независимыми предикторами риска и модифицируется ли их ассоциация с риском событий и признаками старческой астении так же, как в случае с САД. Необходимы и дальнейшие исследования в целях выяснения, является ли старческая астения (биологический возраст) подходящим инструментом для отбора пациентов для антигипертензивной терапии, и если это так, то какой специфический индикатор биологического возраста оптимален для этого.

    Антигипертензивная терапия у пациентов старческого возраста

    Современные рекомендации осторожно-оптимистичны в отношении лечения АГ у пациентов старческого возраста, включая людей 60 лет и старше [3]. Они подчеркивают важность клинической оценки конкретного пациента при принятии решения об антигипертензивной терапии (табл. 1), но не указывают, какие специфические факторы должны приниматься врачом во внимание, за исключением переносимости лечения. 
Таблица 1. Рекомендации по антигипертензивной терапии у пациентов пожилого и старческого возраста
    Лечение АГ у сохранных людей пожилого и старческого возраста предотвращает сердечно-сосудистые события, потенциально ведущие к зависимости, – это инсульт, инфаркт миокарда, сердечная недостаточность. Однако эффективность лечения именно в отношении функционального статуса изучена в меньшей степени, и даже положительный эффект снижения АД в отношении профилактики цереброваскулярных событий не очень заметно отражается на сохранении физического и когнитивного функционирования [51, 52, 56]. Данные оценки когнитивных функций в исследовании HYVET и других РКИ указывают на пограничное снижение риска деменции, ассоциированное с антигипертензивной терапией [56].
    В настоящее время наиболее важная проблема – большое количество нерешенных вопросов и недостаточность данных для выработки определенных клинических рекомендаций (табл. 2). При анализе исследований мы видим их ограниченность. Так, например, в исследовании HYVET не включались пациенты с сердечной недостаточностью, креатинином сыворотки более 150 мкмоль/л, деменцией, находящиеся в домах престарелых, с уровнем САД в положении стоя менее 140 мм рт. ст. Антигипертензивная терапия была ограничена двумя препаратами в низких дозах. Имеются данные о том, что более интенсивная терапия, т.е. назначение более двух антигипертензивных препаратов или снижение САД более чем на 15–20 мм рт. ст., ассоциировалась с большей смертностью [57]. Видимо, не следует начинать антигипертензивную терапию у пациентов старше 80 лет со старческой астенией, поскольку данные когортных исследований указывают на то, что высокое АД может не быть ассоциировано с сердечно-сосудистыми заболеваниями у пациентов со старческой астенией. Кроме того, нет данных о том, что антигипертензивная терапия снижает риск сердечно-сосудистых событий у пациентов со старческой астенией, но гораздо больше данных о том, что она небезопасна у этой категории людей. Представляется логичным рассмотреть возможность отмены антигипертензивной терапии при развитии старческой астении у ранее сохранного пациента. Однако безопасность такого подхода на сегодняшний день неясна. Отмена антигипертензивных препаратов у пациентов старческого возраста (необязательно в контексте старческой астении или полипрагмазии) обычно ассоциировалась с возвратом АГ без увеличения частоты сердечно-сосудистых событий [58–62]. Антигипертензивная терапия должна быть пересмотрена или ослаблена у пациентов 80 лет и старше (особенно при развитии старческой астении) в случае достижения низкого диастолического АД (менее 60–70 мм рт. ст.) или развития ортостатической гипотонии (снижение САД на 20 мм рт. ст. и более и снижение САД менее 140 мм рт. ст. при переходе в вертикальное положение) независимо от симптомов.
    Важнейший специфический исход при терапевтических вмешательствах в популяции людей старческого возраста – сохранение физических и когнитивных функций. Можем ли мы использовать те же параметры, которые важны для оценки влияния АГ на риск у пациентов пожилого возраста, для отбора пациентов с целью определения необходимости антигипертензивной терапии и ее интенсивности? Стратификация популяций по признакам старческой астении или ее суррогатам (например, полипрагмазии) может пролить определенный свет на этот вопрос, и такой анализ соответствующих исследований был бы полезен. Следует рассматривать возможность уменьшения интенсивности антигипертензивной терапии у пациентов, получающих 3 антигипертензивных препарата и более, если систолическое АД снижается ниже 130 мм рт. ст. [63, 64]. Приведенные критерии не должны использоваться по принципу «есть или нет», поскольку по своей сути они могут изменяться во времени, но должны приниматься во внимание при решении вопроса о назначении антигипертензивной терапии у людей очень пожилого возраста.

    Заключение

    Необходимо продолжение работы над специфическими рекомендациями по лечению АГ в старческом возрасте с учетом старческой астении. Доступные на сегодняшний день данные оставляют открытыми многие ключевые вопросы ведения таких пациентов. Необходимо повышение осведомленности врачей о гериатрических подходах с доказанной эффективностью. Mаркеры старческой астении – низкая скорость ходьбы, полипрагмазия, коморбидность, комбинированный «индекс хрупкости» – могут использоваться применительно к биологическому возрасту, а не паспортному в целях максимально индивидуализированного, пациентоориентированного лечения взамен ориентированного на болезнь, с пониманием сложной взаимосвязи в позднем периоде жизни между АД и риском клинических исходов, для определения, каким пациентам очень пожилого возраста антигипертензивная терапия будет полезна, а каким – нет. 
Литература
1. Fields L.E., Burt V.L., Cutler J.A. et al. The burden of adult hypertension in the United States 1999 to 2000: a rising tide // Hypertension. 2004. Vol. 44. P.398–404.
2. Бойцов С.А., Баланова Ю.А., Шальнова С.А. и др. Артериальная гипертония среди лиц 25–64 лет: распространенность, осведомленность, лечение и контроль. По материалам исследования ЭССЕ // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014. Т. 13(4). С.4–14 [Boytsov S.A., Balanova Y.A., Shalnova S.A. i dr. Arterial hypertension among individuals of 25–64 years old: prevalence, awareness, treatment and control. By the data from ECCD // Cardiovascular Therapy and Prevention. 2014. T.13(4). S.4–14 (in Russian)].
3. Mancia G., Fagard R., Narkiewicz K. et al. 2013 ESH/ESC guidelines for the management of arterial hypertension: the Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) // Eur Heart J. 2013. Vol. 34. Р. 2159–2219.
4. Mancia G., Laurent S., Agabiti-Rosei E. et al. Reappraisal of the European guidelines on hypertension management: a European Society of Hypertension Task Force document // J Hypertens 2009. Vol. 27. Р. 2121–2158.
5. Piccirillo G., Cacciafesta M., Viola E. et al. Influence of aging on cardiac baroreflex sensitivity determined non-invasively by power spectral analysis // Clin Sci (Lond). 2001. Vol. 100. Р. 267–274.
6. Chesterton L.J., Sigrist M.K., Bennett T. et al. Reduced baroreflex sensitivity is associated with increased vascular calcification and arterial stiffness // Nephrol Dial Transplant. 2005. Vol. 20. Р. 1140–1147.
7. Monahan K.D., Dinenno F.A., Seals D.R. et al. Age-associated changes in cardiovagal baroreflex sensitivity are related to central arterial compliance // Am J Physiol Heart CircPhysiol. 2001. Vol. 281. Р. H284–H289.
8. Okada Y., Galbreath M., Jarvis S.S. et al. Response to creatine kinase and pressor response to orthostatic tolerance // Hypertension. 2013. Vol. 61. Р. e24
9. Okada Y., Galbreath M.M., Shibata S. et al. Relationship between sympathetic baroreflex sensitivity and arterial stiffness in elderly men and women. Hypertension. 2012. Vol. 59. Р. 98–104.
10. James M.A., Potter J.F. Orthostatic blood pressure changes and arterial baroreflex sensitivity in elderly subjects // Age Ageing. 1999. Vol. 28. Р. 522–530.
11. Bertinieri G., Grassi G., Rossi P.et al. 24-hour blood pressure profile in centenarians // J Hypertens. 2002. Vol. 20. Р. 1765–1769.
12. Vloet L.C., Pel-Little R.E., Jansen PA., Jansen R.W. High prevalence of postprandial and orthostatic hypotension among geriatric patients admitted to Dutch hospitals // J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2005. Vol. 60. Р. 1271–1277.
13. Beckett N.S., Peters R., Fletcher AE. et al. HYVET Study Group. Treatment of hypertension in patients 80 years of age or older // N Engl J Med. 2008. Vol. 358. Р. 1887–1898.
14. Feldstein C., Weder A.B. Orthostatic hypotension: a common, serious and underrecognized problem in hospitalized patients // J Am Soc Hypertens. 2012. Vol. 6. Р. 27–39.
15. Kamaruzzaman S., Watt H., Carson C., Ebrahim S. The association between orthostatic hypotension and medication use in the British Women’s Heart and Health Study // Age Ageing. 2010. Vol. 39. Р. 51–56.
16. Valbusa F., Labat C., Salvi P. et al. PARTAGE Investigators. Orthostatic hypotension in very old individuals living in nursing homes: the PARTAGE study // J Hypertens. 2012. Vol. 30. Р. 53–60.
17. Poon I.O., Braun U. High prevalence of orthostatic hypotension and its correlation with potentially causative medications among elderly veterans // J Clin Pharm Ther. 2005. Vol. 30. Р. 173–178
18. Lindeman R.D., Tobin J.D., Shock N.W. Association between blood pressure and the rate of decline in renal function with age // Kidney Int.1984. Vol. 26. Р. 861–868.
19. Odden M.C., Tager I.B., Gansevoort R.T. et al. Hypertension and low HDL cholesterol were associated with reduced kidney function across the age spectrum: a collaborative study // Ann Epidemiol. 2013. Vol. 23. Р. 106–111.
20. Odden M.C., Peralta C.A., Haan M.N., Covinsky K.E. Rethinking the association of high blood pressure with mortality in elderly adults: the impact of frailty // Arch Intern Med. 2012. Vol. 172. Р. 1162–1168.
21. Sabayan B., van Vliet P., de Ruijter W. et al. High blood pressure, physical and cognitive function, and risk of stroke in the oldest old: the Leiden 85-plus Study. Stroke. 2013. Vol. 44. Р. 15–20.
22. Clegg A., Young J., Iliffe S. et. al. Frailty in elderly people. Lancet. 2013. Vol. 381. Р. 752–762.
23. Benvenuto L.J., Krakoff LR. Morbidity and mortality of orthostatic hypotension: implications for management of cardiovascular disease // Am J Hypertens. 2011. Vol. 24. Р. 135–144.
24. Dorresteijn J.A., van der Graaf Y., Spiering W. et al. Secondary Manifestations of Arterial Disease Study Group. Relation between blood pressure and vascular events and mortality in patients with manifest vascular disease: J-curve revisited // Hypertension. 2012. Vol. 59. Р. 14–21.
25. Glynn R.J., Chae C.U., Guralnik J.M. et. al. Pulse pressure and mortality in older people. Arch Intern Med. 2000. Vol. 160. Р. 2765–2772.
26. Pastor-Barriuso R., Banegas J.R., Damiбn J. et. al. Systolic blood pressure, diastolic blood pressure, and pulse pressure: an evaluation of their joint effect on mortality // Ann Intern Med. 2003. Vol. 139. Р. 731–739.
27. Luukinen H., Koski K., Laippala P., Kivelд SL. Prognosis of diastolic and systolic orthostatic hypotension in older persons // Arch Intern Med.1999. Vol. 159. Р. 273–280.
28. Fagard R.H., De Cort P. Orthostatic hypotension is a more robust predictor of cardiovascular events than nighttime reverse dipping in elderly // Hypertension. 2010. Vol. 56. Р. 56–61.
29. Rockwood M.R., Howlett S.E., Rockwood K. Orthostatic hypotension (OH) and mortality in relation to age, blood pressure and frailty // Arch Gerontol Geriatr. 2012. Vol. 54. Р. e255–e260.
30. Gangavati A., Hajjar I., Quach L. et al. Hypertension, orthostatic hypotension, and the risk of falls in a community- dwelling elderly population: the maintenance of balance, independent living, intellect, and zest in the elderly of Boston study // J Am Geriatr Soc. 2011. Vol. 59. Р. 383–389.
31. Rutan G.H., Hermanson B., Bild D.E. et al. Orthostatic hypotension in older adults. The Cardiovascular Health Study. CHS Collaborative Research Group // Hypertension. 1992. Vol. 19(6 Pt 1). Р. 508–519.
32. Ooi W.L., Hossain M., Lipsitz L.A. The association between orthostatic hypotension and recurrent falls in nursing home residents // Am J Med. 2000. Vol. 108. Р. 106–111.
33. Graafmans W.C., Ooms M.E., Hofstee H.M. et al. Falls in the elderly: a prospective study of risk factors and risk profiles // Am J Epidemiol. 1996. Vol. 143. Р. 1129–1136.
34. Romero-Ortuno R., Cogan L., Foran T. et al. Continuous noninvasive orthostatic blood pressure measurements and their relationship with orthostatic intolerance, falls, and frailty in older people // J Am Geriatr Soc. 2011. Vol. 59. Р. 655–665.
35. Penninx B.W., Ferrucci L., Leveille S.G. et al. Lower extremity performance in nondisabled older persons as a predictor of subsequent hospitalization // J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2000. Vol. 55. Р. M691–M697.
36. Guralnik J.M., Ferrucci L., Pieper C.F. et al. Lower extremity function and subsequent disability: consistency across studies, predictive models, and value of gait speed alone compared with the short physical performance battery. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2000. Vol. 55. Р. M221–M231.
37. Vermeer S.E., Prins N.D., den Heijer T. et al. Silent brain infarcts and the risk of dementia and cognitive decline // N Engl J Med. 2003. Vol. 348. Р. 1215–1222.
38. Rosano C., Brach J., Longstreth Jr W.T., Newman AB. Quantitative measures of gait characteristics indicate prevalence of underlying subclinical structural brain abnormalities in high-functioning older adults // Neuroepidemiology. 2006. Vol. 26. Р. 52–60.
39. Baezner H., Blahak C., Poggesi A. et al. LADIS Study Group. Association of gait and balance disorders with age-related white matter changes: the LADIS study // Neurology. 2008. Vol. 70. Р. 935–942.
40. Hajjar I., Quach L., Yang F. et al. Hypertension, white matter hyperintensities, and concurrent impairments in mobility, cognition, and mood: the Cardiovascular Health Study // Circulation. 2011. Vol. 123. Р. 858–865.
41. Sabayan B., Oleksik A.M., Maier A.B. et al. High blood pressure and resilience to physical and cognitive decline in the oldest old: the Leiden 85-plus Study. J Am Geriatr Soc. 2012. Vol. 60. Р. 2014–2019.
42. Qiu C., Winblad B., Fratiglioni L. Low diastolic pressure and risk of dementia in very old people: a longitudinal study // Dement Geriatr Cogn Disord. 2009. Vol. 28. Р. 213–219.
43. Euser S.M., van Bemmel T., Schram M.T. et al. The effect of age on the association between blood pressure and cognitive function later in life // J Am GeriatrSoc. 2009. Vol. 57. Р. 1232–1237.
44. Feldstein C.A. Association between chronic blood pressure changes and development of Alzheimer’s disease // J Alzheimers Dis. 2012. Vol. 32. Р. 753–763.
45. Dumurgier J., Elbaz A., Dufouil C. et al. Hypertension and lower walking speed in the elderly: the Three-City study // J Hypertens. 2010. Vol. 28. Р. 1506–1514.
46. Newman A.B., Arnold A.M., Sachs M.C. et al. Long-term function in an older cohort–the cardiovascular health study all stars study. J Am Geriatr Soc. 2009. Vol. 57. Р. 432–440.
47. Shah R.C., Wilson R.S., Bienias J.L. et al. Blood pressure and lower limb function in older persons. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2006. Vol. 61. Р. 839–843.
48. Rosano C., Longstreth W.T. Jr, Boudreau R. et al. High blood pressure accelerates gait slowing in wellfunctioning older adults over 18-years of follow-up // J Am Geriatr Soc. 2011. Vol. 59. Р. 390–397.
49. Hajjar I., Lackland D.T., Cupples L.A., Lipsitz L.A. Association between concurrent and remote blood pressure and disability in older adults // Hypertension. 2007. Vol. 50. Р. 1026–1032.
50. Richmond R., Law J., Kay-Lambkin F. Higher blood pressure associated with higher cognition and functionality among centenarians in Australia // Am J Hypertens. 2011. Vol. 24. Р. 299–303.
51. Taekema D.G., Maier A.B., Westendorp R.G., de Craen A.J. Higher blood pressure is associated with higher handgrip strength in the oldest old // Am J Hypertens. 2011. Vol. 24. Р. 83–89.
52. Qiu C., Winblad B., Fratiglioni L. The age-dependent relation of blood pressure to cognitive function and dementia // Lancet Neurol. 2005. Vol. 4. Р. 487–499.
53. Viswanathan A., Rocca W.A., Tzourio C. Vascular risk factors and dementia: how to move forward? // Neurology. 2009. Vol. 72. Р. 368–374.
54. Diehr P., Williamson J., Burke G.L., Psaty B.M. The aging and dying processes and the health of older adults // J Clin Epidemiol. 2002. Vol. 55. Р. 269–278.
55. Van Bemmel T., Holman E.R., Gussekloo J. et al. Low blood pressure in the very old, a consequence of imminent heart failure: the Leiden 85-plus Study // J Hum Hypertens. 2009. Vol. 23. Р. 27–32.
56. Peters R., Beckett N., Forette F. et al. HYVET Investigators. Incident dementia and blood pressure lowering in the Hypertension in the Very Elderly Trial cognitive function assessment (HYVET-COG): a double-blind, placebo controlled trial // Lancet Neurol. 2008. Vol. 7. Р. 683–689.
57. Bejan-Angoulvant T., Saadatian-Elahi M., Wright J.M. et al. Treatment of hypertension in patients 80 years and older: the lower the better? A meta-analysis of randomized controlled trials. J Hypertens // 2010. Vol. 28. Р. 1366–1372.
58. Kostis J.B., Espeland M.A., Appel L. et al. Does withdrawal of antihypertensive medication increase the risk of cardiovascular events? Trial of Nonpharmacologic Interventions in the Elderly(TONE) Cooperative Research Group // Am J Cardiol. 1998. Vol. 82. Р. 1501–1508.
59. Langford H.G., Blaufox M.D., Oberman A. et al. Dietary therapy slows the return of hypertension after stopping prolonged medication.JAMA. 1985. Vol. 253. Р. 657–664.
60. Ekbom T., Lindholm L.H., Odon A. et al. A 5-year prospective, observational study of the withdrawal of antihypertensive treatment in elderly people // J Intern Med. 1994. Vol. 235. Р. 581–588.
61. Walma E.P., Hoes A.W., van Dooren C. et al. Withdrawal of long-term diuretic medication in elderly patients: a double blind randomised trial // BMJ. 1997. Vol. 315. Р. 464–468.
62. Grinstead W.C., Francis M.J., Marks G.F. et al. Discontinuation of chronic diuretic therapy in stable congestive heart failure secondary to coronary artery disease or to idiopathic dilated cardiomyopathy // Am J Cardiol. 1994. Vol. 73. Р. 881–886.
63. Ткачева О.Н., Рунихина Н.К., Котовская Ю.В. и др. Лечение гипертонии у пациентов 80 лет и старше и пациентов со старческой астенией // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2017. Т.16(1).С.8–21 [Tkacheva O.N., Runikhina N.K., Kotovskaya Y.V. i dr. Arterial hypertension management in patients aged older than 80 years and patients with the senile asthenia // Cardiovascular Therapy and Prevention. 2017. Т. 16(1). S.8–21 (in Russian)]
64. Ткачева О.Н., Котовская Ю.В., Рунихина Н.К., Остапенко В.С. Профилактика сердечно-сосудистых событий: все ли рекомендации применимы к пожилым пациентам со старческой астенией? Кардиология. 2017. №5. С.5–9 [Tkacheva O.N., Kotovskaja Ju.V., Runihina N.K., Ostapenko V.S. Profilaktika serdechno-sosudistyh sobytij: vse li rekomendacii primenimy k pozhilym pacientam so starcheskoj asteniej? Kardiologija 2017. №5. S.5–9 (in Russian)].

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?