Лечение коморбидных пациентов с дислипидемией в реальной клинической практике: возможности питавастатина

COVID-19
Импакт фактор - 0,651*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Антиплагиат
РМЖ «Медицинское обозрение» №4 от 30.06.2021 стр. 218-224

DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-4-218-224

Рубрика: Кардиология

В статье систематизирован международный клинический опыт применения статина нового поколения питавастатина при дислипид­емиях. Показана его эффективность в дозах 1–4 мг по сравнению с другими статинами у разных групп пациентов, включая применение при сопутствующей патологии. Продемонстрировано влияние питавастатина на различные показатели липидного спектра (общий холестерин, липопротеины высокой, низкой и очень низкой плотности, триглицериды, аполипопротеины) и его выраженное плейотропное действие (стабилизация атеросклеротических бляшек, снижение маркеров системного воспаления, антитромбогенное, противодиабетическое и др). С учетом уникальности строения молекулы лекарственного вещества и его метаболизма аргументирован минимальный риск развития побочных эффектов и лекарственных взаимодействий, в связи с чем питавастатин может быть также рекомендован к применению у пациентов пожилого и старческого возраста, имеющих проявления синдрома старческой астении, больных, принимающих большое количество медикаментозных препаратов или имеющих непереносимость приема иных статинов. Питавастатин может назначаться как в монотерапии, так и в комбинации с эзетемибом, а длительный его прием будет ассоциирован со снижением частоты сердечно-сосудистых осложнений и минимальным количеством нежелательных явлений. На примере динамического наблюдения коморбидной пациентки с дислипидемией в возрасте 65 лет и высоким сердечно-сосудистым риском показан опыт успешного и безопасного применения питавастатина.

Ключевые слова: дислипидемия, гиперхолестеринемия, коморбидность, гиполипидемическая терапия, высокий сердечнососудистый риск.




Для цитирования: Седых Д.Ю., Хрячкова О.Н., Кашталап В.В., Барбараш О.Л. Лечение коморбидных пациентов с дислипидемией в реальной клинической практике: возможности питавастатина. РМЖ. Медицинское обозрение. 2021;5(4):218-224. DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-4-218-224.

D.Yu. Sedykh1, O.N. Khryachkova1, V.V. Kashtalap1,2, O.L. Barbarash1,2

1Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases, Kemerovo,
 Russian Federation

2Kemerovo State Medical University, Kemerovo, Russian Federation

This paper summarizes international clinical experience with the next generation of statins, pitavastatin, in dyslipidemias. This medication is effective at a dose of 1–4 mg in most patients (including comorbid patients) compared to other statins. Pitavastatin affects various parameters of the lipid profile (i.e., total cholesterol, high-density, low-density, and very-low-density lipoprotein cholesterol, triglycerides, apolipoproteins) and provides pleotropic effects (plaque stabilization, reduction in the levels of systemic inflammatory markers, antithrombotic and antidiabetic effects etc.). The unique structure of this medication and its metabolism account for the minimal risk of adverse effects (AEs) or drug interactions. Hence, pitavastatin is recommended for elderly and senile patients with senile asthenia, patients receiving multiple therapies or individuals with intolerance to other statins. Pitavastatin is prescribed as monotherapy or along with ezetimibe. Long-term  taking is associated with the reduction in the rate of cardiovascular events and minimal AEs. This case report (a 65-year-old woman with dyslipidemia, comorbidities, and high cardiovascular risk) illustrates the efficacy and safety of pitavastatin.

Keywords: dyslipidemia, hypercholesterolemia, comorbidity, lipid-lowering therapy, high cardiovascular risk.

For citation: Sedykh D.Yu., Khryachkova O.N., Kashtalap V.V., Barbarash O.L. Treatment for dyslipidemia in comorbid patients in real clinical practice: potentialities of pitavastatin. Russian Medical Inquiry. 2021;5(4):218–224 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-4-218-224.

Введение

На сегодняшний день коррекция нарушений липидного обмена (дислипидемии), в частности гиперхолестеринемии (ГХС), является одним из приоритетных звеньев первичной и вторичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), которые характеризуются высокой распространенностью в популяции индустриально развитых стран, значительными показателями смертности и инвалидизации вследствие их прогрессирования [1]. Приоритетным подходом к коррекции дислипидемии в сочетании с гипохолестериновой диетой и другими немедикаментозными рекомендациями по изменению образа жизни является назначение в качестве лекарственных препаратов (ЛП) первой линии ингибиторов печеночного фермента ГМГ-КоА-редуктазы — статинов. Эти ЛП осуществляют блокаду синтеза эндогенного холестерина (ХС), что сопровождается снижением плазменных концентраций общего ХС и липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) [2]. В связи с глобальным старением населения на первый план при оценке медикаментозной терапии стали выходить вопросы безопасности (риска побочных эффектов), индивидуальной переносимости и полипрагмазии на фоне лечения множества коморбидных заболеваний у пациентов с дислипидемиями [3, 4].

Новые возможности липидснижающей терапии

В 2015 г. на фармацевтический рынок Российской Федерации вышел новый высокоэффективный синтетический статин последнего поколения, синтезированный в Японии, — питавастатин (таблетки 1 мг, 2 мг, 4 мг) с оптимальным сочетанием эффективности и безопасности. Питавастатин имеет уникальную липофильную молекулу с дополнительной циклопропильной группой, которая обусловливает снижение риска лекарственных взаимодействий и нежелательных эффектов за счет минимального метаболизма через изоферментную систему цитохрома P450 [5]. Большинство ЛП, которые применяются у коморбидных пациентов, метаболизируются системой цитохрома P450, что определяет оптимальные возможности питавастатина в отношении коррекции дислипидемии именно у пациентов с коморбидностью и полипрагмазией. Гиполипидемическая эффективность и безопасность питавастатина были подтверждены в 77 международных клинических исследованиях в США, Европе и ряде азиатских стран, а также в нескольких исследовательских программах в РФ, в которых приняли участие более 3000 пациентов [6].

Следует отметить, что высокая гиполипидемическая эффективность питавастатина (снижение уровня ЛПНП на 50% от исходно высокого уровня) на фоне приема от 1 мг до 4 мг препарата достигается за счет его уникальных свойств: одновременной активации экспрессии клеточных рецепторов для липопротеидов низкой и очень низкой плотности (ЛПОНП), с последующей элиминацией атерогенных липопротеидов из сыворотки крови пациентов, а также проградиентного повышения уровня липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) посредством синтеза белка АпоА-1 [7].

Известно, что фармакокинетика питавастатина не зависит от пола, возраста, расовой принадлежности пациента и его коморбидности [8]. На всасывание питавастатина не влияет употребление пищи и время суток, препарат в целом обладает высокой биодоступностью (60%) и выводится преимущественно в неизмененном виде с желчью через кишечник, лишь 3% удаляются почками с мочой. Участие питавастатина в энтерогепатической циркуляции обеспечивает достаточно длительный период полувыведения из организма [9].

Питавастатин официально разрешен к применению у пациентов с первичной ГХС (включая гетерозиготную) (дислипидемия II А типа по классификации Фредриксона), со смешанной ГХС (дислипидемия II В типа по классификации Фредриксона) и с гипертриглицеридемией (дислипидемия IV типа по классификации Фредриксона) в качестве дополнения к диете, когда диета и другие немедикаментозные методы лечения (например, физические упражнения, снижение массы тела) оказываются недостаточными [10].

Благодаря своим особенностям питавастатин хорошо зарекомендовал себя в случаях, когда применение других статинов может быть ограничено или невозможно из-за развития побочных эффектов. Так, например, препарат может быть использован у категории так называемых «хрупких» пациентов (больные пожилого и старческого возраста, имеющие проявления синдрома старческой астении), составляющих около 13–15% населения во всем мире и являющихся потребителями до 30% ЛП на международном рынке [11]. Согласно литературным данным именно больные от 65 лет и старше в среднем ежедневно принимают до 5–6 различных групп ЛП, что увеличивает риск развития перекрестных химических и лекарственных взаимодействий [12]. Обеспечение безопасности приема статинов особенно важно именно у «хрупких» пациентов, у которых существенно возрастает риск развития побочных эффектов терапии. Важно отметить, что в клинических исследованиях у пациентов на фоне терапии питавастатином зарегистрированы единичные случаи серьезных нежелательных явлений: 2 случая рабдомиолиза во всей когорте пациентов, принимающих 4 мг, 1 случай — у больных с приемом 1 мг, мышечные жалобы встречались только у 0,7% больных, принимавших 1 мг, и у 1,9% — 4 мг/сут. Частота относящихся к мышцам побочных эффектов (миалгия, мышечная слабость) в некоторых клинических исследованиях достигала 18,2% для симвастатина [13], однако отмены ЛП это требовало в 1,5% случаев [14]. Мышечная симптоматика на фоне приема аторвастатина встречалась в 11% случаев [15]. Частота миалгии на фоне назначения розувастатина может составлять от 2,4% до 16% в разных исследованиях [16, 17]. В рандомизированном исследовании «Влияние статинов на показатели работы мышц» (Effect of Statin Medications on Muscle Performance, STOMP) было показано увеличение частоты повышения уровня креатинфосфокиназы и миалгий на фоне высоких доз аторвастатина: миалгии отмечались у 19 пациентов, получавших этот статин, и у 10 человек в контрольной группе [18]. В то же время прерывание лечения питавастатином зафиксировано лишь у 8,1% пациентов при приеме дозы 4 мг и у 9,8% у пациентов при приеме дозы 1–2 мг (р<0,001) [19].

В связи с перечисленным выше абсолютно обоснованным является выбор именно питавастатина у пациентов с высоким риском побочных эффектов статинотерапии (коморбидных, пожилых, «хрупких», при полипрагмазии) [2, 3].

Помимо высокой безопасности питавастатина в исследовании S. Warita et al. [20] было показано замедление прогрессирования гипертрофии миокарда левого желудочка у пациентов с дислипидемией, коморбидных по артериальной гипертонии. В другой работе продемонстрирован эффект питавастатина по профилактике патологического ремоделирования левых отделов сердца и снижению риска развития фибрилляции предсердий у пациентов с гипертонической болезнью и дислипидемией [21].

По данным D. Thakker et al. [22], питавастатин на фоне других статинов выгодно выделяется в отношении минимизации рисков развития сахарного диабета (СД) 2 типа, в особенности при длительном приеме в дозах 2–4 мг, что подтверждено данными 18 рандомизированных исследований с участием более 163 000 пациентов. Относительный риск развития СД на фоне приема питавастатина составил 0,74 (95% доверительный интервал (95% ДИ) 0,31–0,77). Кроме того, в исследовании LIVES (Livalo Effectiveness and Safety) показан позитивный эффект питавастатина в виде повышения расчетной скорости клубочковой фильтрации и снижения плазменной концентрации гликированного гемоглобина на фоне применения питавастатина у пациентов с хронической почечной недостаточностью различного генеза (в том числе диабетического) в течение 2 лет [23, 24]. В исследовании J-PREDICT (Japan Prevention Trial of Diabetes by Pitavastatin in Patients with Impaired Glucose Tolerance) был показан более выраженный эффект профилактики СД с помощью питавастатина у пациентов с нарушенной толерантностью к глюкозе по сравнению с мероприятиями по изменению образа жизни (относительный риск 0,82, 95% ДИ 0,68–0,99, р=0,041) [19]. Минимальный продиабетогенный эффект дозы питавастатина 4 мг/сут также был показан у больных с метаболическим синдромом и дислипидемией в исследовательских программах CAPITAIN (Chronic and Acute effects of PITAvastatIN on monocyte phenotype, endothelial dysfunction and HDL atheroprotective function in patients with metabolic syndrome) и PREVAIL-US (Pitavastatin compaREd with praVAstatin In Lowering LDL-C in the USA) [25, 26].

В другом исследовании по сравнению диабетогенного эффекта средних доз разных статинов (питавастатин, аторвастатин и розувастатин) в течение 3 лет наблюдения было определено, что кумулятивная частота новых случаев СД была значимо ниже в группе пациентов, принимающих питавастатин (3,0%), чем у пациентов на фоне приема аторвастатина (8,4%) и розувастатина (10,4%), р=0,001 [27].

А.Y. Wang et al. на примере больных с острым коронарным синдромом (ОКС) и коронарной реваскуляризацией показали на фоне приема питавастатина достоверное снижение уровня глюкозы и показателя инсулинорезистентности — HOMA-IR, что подтверждает возможность использования питавастатина и у пациентов с очень высоким сердечно-сосудистым риском в виде монотерапии (если мощности его антиатерогенного действия достаточно для снижения уровня ЛПНП менее 1,4 ммоль/л) либо в сочетании с другими холестеринснижающими препаратами (эзетимиб 10 мг/сут) [28]. В других работах отмечено, что у пациентов с СД 2 типа питавастатин на 3-м и 6-м месяце лечения повысил уровень протективного биомаркера жировой ткани адипонектина, одновременно снизив уровни протромбогенных медиаторов — sE- и sL-селектинов [29].

Использование питавастатина, несомненно, является обоснованным и у пациентов с инфарктом миокарда. По результатам внутрисосудистой ультразвуковой оценки в исследовании JAPAN-ACS (Japan Assessment of Pitavastatin and Atorvastatin in Acute Coronary Syndrome) выявлено достоверное (на 16,9%) уменьшение объема атеросклеротических бляшек в коронарных артериях таких пациентов на фоне приема питавастатина [30]. Кроме того, в исследовании Extended JAPAN-ACS установлено, что независимыми предикторами снижения частоты неблагоприятных исходов (смерти, инсультов, инфарктов миокарда, нестабильной стенокардии) в течение 3 лет являлась не сама степень регрессии внутрисосудистых бляшек непосредственно, а процессы ремоделирования стенки коронарных артерий и степень повышения уровня ЛПВП [31]. В клиническом исследовании ESCORT, по данным оптической когерентной томографии, было показано, что у пациентов с ОКС на фоне приема питавастатина в течение 3 нед. происходит стабилизация липидной бляшки посредством утолщения фиброзной покрышки [32]. В корейском клиническом исследовании LAMIS (Livalo in Acute Myocardial Infarction Study) (n=1039) у пациентов с инфарктом миокарда выявлено, что прием питавастатина 2 мг/сут в течение 12 мес. у 70,5% больных способствовал снижению уровня ЛПНП до целевого показателя [33]. В многоцентровом проспективном исследовании EPOCH-CAS Study (Effect of Pitavastatin On preventing isCHemic complications with CAS) также была показана высокая эффективность питавастатина в отношении профилактики сердечно-сосудистых событий у пациентов после планового стентирования сонных артерий, а в исследовании T. Maruyama et al. были выявлены аналогичные эффекты в течение 5 лет после экстренного коронарного вмешательства [34, 35]. Результаты японского регистра KICS продемонстрировали дополнительный эффект питавастатина по профилактике контраст-индуцированной нефропатии у пациентов с начальной и умеренной почечной недостаточностью при выполнении процедур стентирования коронарных артерий [36].

Примечательны результаты рандомизированного исследования PEARL (Pitavastatin Heart Failure Study), оценивающего эффекты питавастатина у пациентов с сердечной недостаточностью и фракцией выброса левого желудочка ≤45% (n=288) в сравнении с группой контроля (n=286) без приема питавастатина. У пациентов на фоне терапии питавастатином наблюдалось достоверное снижение относительного риска развития сердечно-сосудистой смерти и экстренных госпитализаций на 42,5% (95% ДИ 0,308–0,896, р=0,018), а также госпитализаций из-за декомпенсации сердечной недостаточности на 40,8% (95% ДИ 0,282–0,915, р=0,024) и смерти от всех причин на 38,5% (95% ДИ 0,238–0,989, р=0,046) [37].

Следует отметить, что у питавастатина также были выявлены собственные плейотропные эффекты. Так, японские исследователи в программе REAL–CAD (Randomized Evaluation of Aggressive or moderate Lipid lowering therapy with pitavastatin in Coronary Artery Disease) в течение 3,9 года на когорте 14 774 больных стабильной ИБС из 733 медицинских центров помимо липидснижающего действия наблюдали у пациентов снижение уровня высокочувствительного С-реактивного белка с 0,59 мг/дл до 0,49 мг/дл (р<0,0001). Также было показано, что терапия питавастатином в суточной дозировке 4 мг приводила к снижению риска сердечно-сосудистой смерти, нефатального инфаркта миокарда, нефатального ишемического инсульта или нестабильной стенокардии на 19%, относительного риска инфаркта миокарда на 43% и смерти от всех причин на 19% [38].

Описан антитромботический эффект питавастатина: его назначение сопровождается снижением агрегации тромбоцитов, повышает экспрессию тромбомодулина на сосудистом эндотелии, снижает экспрессию тканевого фактора коагуляции и ингибитора тканевого активатора плазминогена 1-го типа, стимулирует экспрессию тканевого активатора плазминогена [39].

В исследовании PORTO на фоне стандартной антитромбоцитарной терапии ОКС (клопидогрел 75 мг + ацетилсалициловая кислота 100 мг) пациентам на 1 мес. назначался аторвастатин или питавастатин с целью последующей оценки агрегационной способности тромбоцитов. Было показано, что реактивность тромбоцитов значимо ниже на фоне приема питавастатина, чем на фоне приема атор­вастатина [40].

В исследованях [41, 42] показано, что на фоне приема питавастатина фиксировалось восстановление эндотелиальной функции и подавление системного оксидативного стресса.

В работе H. Ohbayashi et al. [43] продемонстрирован позитивный эффект питавастатина в отношении ингибирования воспалительного процесса в сосудистой стенке на основании мониторинга пентраксина-3, более чувствительного при атерогенезе, чем С-реактивный белок. Согласно данным K. Umemoto et al. [43] питавастатин предотвращает пролиферацию и последующую гипертрофию стенки аорты. В эксперименте на крысах питавастатин успешно снизил прогрессирование аневризмы мозговых артерий путем ингибирования нуклеарного фактора NF-κB, а также активность хемотаксического протеина-1, адгезивной молекулы-1 сосудистой клетки, интерлейкина-1β и металлопротеиназы-9 [45].

Перспективными являются исследования, показавшие возможность противовирусного эффекта питавастатина у пациентов, инфицированных вирусом гепатита С, а также его ингибирующее действие на рост и метастазирование опухолевых клеток печени [46, 47]. Благодаря питавастатину в значительной степени разрешена проблема приема ингибиторов вирусных протеаз без коррекции доз у больных с ВИЧ и потребностью в приеме статинотерапии [48].

Наш специализированный липидный центр, функционирующий на базе кардиологической поликлиники ГБУЗ «КККД» г. Кемерово, имеет собственный опыт успешного применения питавастатина в практике. Нам хотелось бы представить клиническое наблюдение применения питавастатина у пациентки 65 лет с выраженной коморбидностью и дислипидемией.

Клиническое наблюдение

Пациентка М., 65 лет, индекс массы тела — 37 кг/м2, обратилась с направлением от терапевта в специализированный липидный центр на базе кардиологической поликлиники ГБУЗ «КККД» г. Кемерово в октябре 2020 г. для подбора липидснижающей терапии. На момент осмотра жалоб не предъявляла. Соблюдала гиполипидемическую диету с низким содержанием животного жира и «быстрых» углеводов, физически активна (регулярная скандинавская ходьба). Пациентка страдала статинофобией с момента возникновения изжоги и тошноты, которую она связывала с предшествующей терапией розувастатином 20 мг/сут, при развитии указанных «побочных» эффектов самостоятельно прекратила прием ЛП. Пациентка проходила дообследование у терапевта по месту жительства, четких данных за непереносимость статинов выявлено не было, выявлен неэрозивный гастрит, по поводу чего была назначена терапия ингибиторами протонной помпы (омепразол). По данным липидограммы: общий ХС — 7,4 ммоль/л, ЛПНП — 4,9 ммоль/л, триглицериды (ТГ) — 2,2 ммоль/л, ЛПВП — 0,9 ммоль/л. При беседе с врачом указывала на большой объем ежедневно принимаемых ЛП в связи с имеющейся коморбидностью, побочных эффектов от которых до назначения розувастатина 20 мг у нее не было.

В анамнезе длительное время прослеживалась артериальная гипертензия. Максимальное АД — 160/100 мм рт. ст., адаптирована к АД 120/80 мм рт. ст. Выставлен диагноз гипертонической болезни, в течение 1 года показатели АД стабильно нормальные на фоне лечения периндоприлом 2 мг, торасемидом 5 мг, бисопрололом 2,5 мг. Острых сосудистых событий не отмечала. Клиники стенокардии, нарушений ритма и проводимости сердца не прослеживалось. По данным УЗИ брахицефальных артерий от июня 2020 г. выявлены признаки нестенозирующего церебрального атеросклероза (бляшка в проекции левой внутренней сонной артерии до 20%).

Таблица 1. Биохимические показатели крови пациентки М. Table 1. Biochemical blood parameters of patient M.


Пациентка не курила. Гемотрансфузии, травмы, операции отрицала. Аллергоанамнез не отягощен. Сопутствующие заболевания — ожирение 2-й степени, нарушение толерантности к глюкозе, хронический гиперацидный гастрит, микролиты почек, подагра (хронический гонартрит).

Помимо антигипертензивной терапии регулярно принимает: метформин 2000 мг/сут по поводу предиабета, аллопуринол 300 мг/сут по поводу подагры, омепразол 20 мг/сут по поводу гастрита.

Данные физикального осмотра: ксантом и липоидной дуги роговицы не выявлено. Имеются ксантелазмы с давностью возникновения 9 лет. Затруднено движение в левом коленном суставе. Гемодинамические показатели не изменены, болей в мышцах при пальпации не было. В легких дыхание без хрипов, тоны сердца ритмичные, живот мягкий и безболезненный, отеков нет. Физиологические отправления не нарушены.

Установлен клинический диагноз. Основной: Гипертоническая болезнь II стадии, высокий риск. Нестенозирующий церебральный атеросклероз. Дислипидемия (семейная гиперхолестеринемия?). Фоновые заболевания: ожирение 2-й степени. Нарушение толерантности к глюкозе. Подагра. Хронический гонартрит. Мочекаменная болезнь. Хроническая болезнь почек С2. Сопутствующие заболевания: хронический гиперацидный гастрит, ремиссия.

С учетом того, что пациентка относится к группе высокого сердечно-сосудистого риска, ей необходимо достигнуть снижения уровня ЛПНП менее 1,8 ммоль/л и не менее чем на 50% от исходно высокого уровня. Поскольку у пациентки была боязнь приема статинов, для инициации липидснижающей терапии кардиологом-липидологом был выбран питавастатин (Ливазо) 4 мг/сут, доказавший безопасность в отношении побочных эффектов и лекарственных взаимодействий, а также эффективность у пациентов с различным риском.

Через 2 мес. пациентка посетила липидолога, отметив хорошую переносимость терапии (без каких-либо диспепсических явлений). По данным липидограммы выявлено снижение уровня ЛПНП до 2,4 ммоль/л, общего ХС — до 3,7 ммоль/л, ТГ — до 1,9 ммоль/л, повышение уровня ЛПВП до 1,2 ммоль/л. С пациенткой была проведена беседа о необходимости более строгого следования диете, снижения веса, дополнительно был назначен эзетимиб 10 мг/сут.

Еще через 1 мес. на третьем плановом визите пациентка на фоне регулярной комбинированной липидснижающей терапии побочных эффектов не отмечала. Пациентка следовала рекомендациям по питанию и физической активности, на 2 кг снизила вес. Зафиксированы следующие параметры липидограммы: уровень общего ХС — 2,9 ммоль/л, ЛПНП — 1,7 ммоль/л, ЛПВП — 1,3 ммоль/л, ТГ — 1,6 ммоль/л. Результаты лабораторной оценки безопасности питавастатина представлены в таблице 1: в динамике через 3 мес. не выявлено снижения скорости клубочковой фильтрации почек (ХБП С2), гликемия была в пределах нормы. Далее рекомендовано продолжение терапии в прежних объемах и дозах с динамическим наблюдением за липидами крови, коррекцией сопутствующих заболеваний у профильных специалистов.

Данное клиническое наблюдение продемонстрировало успешное применение питавастатина у коморбидной пациентки, у которой имеется ревматологическое заболевание. Оптимизация лечения для таких пациентов несомненна и требует дальнейшего детального изучения ввиду отсутствия единых стандартов и протоколов терапии, а также за счет единичности исследований, посвященных эффективности, безопасности и возможности развития лекарственных взаимодействий.

Известно, что гиперурикемия, регистрировавшаяся у настоящей пациентки, дополнительно приводит к повышению концентрации провоспалительных медиаторов в плазме крови, снижению уровня ЛПВП и повышению уровня ТГ, в связи с чем применение статинов у таких пациентов является абсолютно необходимым [2]. Согласно исследованию GREACE (GREck Atorvastatin and Coronary-heart-disease Evaluation) гипоурикемический эффект впервые был выявлен у аторвастатина [49]. Затем возможность снижения уровня мочевой кислоты показана у розувастатина и питавастатина [50]. Следует помнить, что при подагре для снижения риска развития миопатии необходимо контролировать дозу статинов (избегать высокоинтенсивных доз, что сложно у пациентов с высоким и очень высоким риском) и аллопуринола, более часто контролировать уровень креатинфосфокиназы в плазме крови, а также обращать внимание на возможное индуцирующее подагрический артрит действие диуретиков и малых доз ацетилсалициловой кислоты в случае их приема.

Таким образом, ключевая задача терапии коморбидных пациентов с дислипидемией — достижение целевых значений липидограммы без повышения риска развития побочных эффектов и снижения безопасности медикаментозной терапии. Питавастатин успешно справляется с такой задачей.

Заключение

Питавастатин в дозах 1 мг, 2 мг, 4 мг/сут (Ливазо, Recordati Ireland, Ирландия) рекомендуется в качестве липидснижающего ЛП у пациентов с дислипидемиями и различным сердечно-сосудистым риском в режиме моно- или комбинированной терапии. В связи с минимальным риском побочных эффектов и лекарственных взаимодействий питавастатин в том числе показан пациентам при наличии дополнительных отягощающих факторов: пожилого возраста, «хрупких», с полипрагмазией и при непереносимости других статинов, с МС и высоким риском СД 2 типа. Кроме того, питавастатин обладает большим спектром плейотропных эффектов в отношении стабилизации атеросклеротических бляшек и снижения параметров системного воспаления, снижения риска сердечно-сосудистых осложнений, а также антитромбогенным и минимальным диабетогенным эффектами.


Благодарность

Авторы и редакция благодарят компанию ООО «Русфик» за предоставление полных текстов иностранных статей, требовавшихся для подготовки данной публикации.

Acknowledgement

The authors and Editorial Board are grateful to LLC "Rusfik" for providing full-text foreign articles required to write the review.

Сведения об авторах:

Седых Дарья Юрьевна — к.м.н., научный сотрудник лаборатории патологии кровообращения отдела клинической кардиологии НИИ КПССЗ; 650002, Россия, г. Кемерово, Сосновый бульв., д. 6; ORCID iD 0000-0001-7058-2008.

Хрячкова Оксана Николаевна — к.б.н., младший научный сотрудник лаборатории фундаментальных аспектов атеросклероза отдела экспериментальной медицины НИИ КПССЗ; 650002, Россия г. Кемерово, Сосновый бульв., д. 6; ORCID iD 0000-0002-6620-5960.

Кашталап Василий Васильевич — д.м.н., доцент, заведующий отделом клинической кардиологии НИИ КПССЗ; 650002, Россия, г. Кемерово, Сосновый бульв., д. 6; профессор кафедры кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А; ORCID iD 0000-0003-3729-616X.

Барбараш Ольга Леонидовна — д.м.н., профессор, член-корреспондент Российской академии наук, директор НИИ КПССЗ; 650002, Россия г. Кемерово, Сосновый бульв., д. 6; заведующая кафедрой кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии ФГБОУ ВО КемГМУ Минздрава России; 650056, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, д. 22А; ORCID iD 0000-0002-4642-3610.

Контактная информация: Седых Дарья Юрьевна, e-mail: md-sedih@mail.ru

Прозрачность финансовой деятельности: клиническое наблюдение взято из базы данных наблюдательного регистрового исследования ведения пациентов с тяжелыми нарушениями липидного обмена
в рамках выполнения поискового научного исследования НИИ КПССЗ 2020_419_23 «Комплексное лечение пациентов с наследственными формами нарушений липидного
 обмена с применением ЛНП-афереза и медикаментозной терапии», финансируемого по программе Министерством науки и высшего образования Российской Федерации. 

Конфликт интересов отсутствует. 

Статья поступила 19.02.2021.

Поступила после рецензирования 14.03.2021.

Принята в печать 28.03.2021.

About the authors:

Daria Yu. Sedykh — C. Sc. (Med.), researcher of the Laboratory of Blood Circulation Disorders of the Division of Clinical Cardiology, Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases; 6, Sosnoviy blvd, Kemerovo, 650002, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-7058-2008.

Oksana N. Khryachkova — C. Sc. (Biol.), junior researcher of the Laboratory of the Fundamental Aspects of Atherosclerosis of the Division of Experimental Medicine, Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases; 6, Sosnoviy blvd, Kemerovo, 650002, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-6620-5960.

Vasiliy V. Kashtalap — Dr. Sc. (Med.), Associate Professor, Head of the Division of Clinical Cardiology, Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases; 6, Sosnoviy blvd, Kemerovo, 650002, Russian Federation; professor of the Department of Cardiology & Cardiovascular Surgery, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilov str., Kemerovo, 650029, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-3729-616X.

Olga L. Barbarash — Dr. Sc. (Med.), Professor, Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences, Director of the Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases; 6, Sosnoviy blvd, Kemerovo, 650002, Russian Federation; Head of the Department of Cardiology & Cardiovascular Surgery, Kemerovo State Medical University; 22A, Voroshilov str., Kemerovo, 650029, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-4642-3610.

Contact information: Daria Yu. Sedykh, e-mail: md-sedih@mail.ru

Financial Disclosure: case report was taken from the database of the observational register study on the management of patients with severe lipid metabolism disorders, searching study of the Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases 2020–419–23 “Complex treatment for inherited lipid metabolism disorders using LDL-apheresis and drug therapy” financed from the Program of the Ministry of Sciences and Higher Education. 

There is no conflict of interests. 

Received 19.02.2021.

Revised 14.03.2021.

Accepted 28.03.2021.



Литература
1. Сайгитов Р.Т., Чулок А.А. Сердечно-сосудистые заболевания в контексте социально-экономических приоритетов долгосрочного развития России. Вестник Российской академии медицинских наук. 2015;70(3):286–299. [Saygitov R.T., Chulok A.A. Long-term development of Russia in the context of socio-economic priorities. Vestnik Rossiyskoy akademii meditsinskikh nauk. 2015;70(3):286–299 (in Russ.)]. DOI: 10.15690/vramn.v70i3.1324.
2. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза. Российские рекомендации, VII пересмотр. Атеросклероз и дислипидемии. 2020;1(38):7–42. [Diagnostics and correction of lipid metabolism disorders in order to prevent and treat atherosclerosis. Russian recommendations, VII revision. Ateroskleroz i dislipidemii. 2020;1(38):7–42 (in Russ.)]. DOI: 10.34687 / 2219-8202.JAD.2020.01.0002.
3. Stone N.J., Robinson J.G., Lichtenstein A.H. et al. 2013 ACC/AHA guideline on the treatment of blood cholesterol to reduce atherosclerotic cardiovascular risks in adults: a report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. Circulation. 2014;129(25):1–45. DOI: 10.1161/01.cir.0000437738.63853.7a.
4. Вегнер Е.А., Кривошапова К.Е., Барбараш О.Л. Сложности диагностики синдрома старческой астении среди пожилого населения различных стран. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2020;9(4):95–104. [Wegner E.A., Krivoshapova K.E., Barbarash O.L. Difficulties in diagnosing senile asthenia syndrome among the elderly population of different countries. Kompleksnyye problemy serdechno-sosudistykh zabolevaniy. 2020;9(4):95–104 (in Russ.)]. DOI: 10.17802/2306-1278-2020-9-4-95-104.
5. Катапано А., Кухарчук В.В., Сергиенко И.В. и др. Питавастатин — современный статин для коррекции дислипидемии и риска сердечно-сосудистых осложнений. Резолюция экспертного совета. Атеросклероз и дислипидемии. 2017;2:104–106. [Katapano A., Kukharchuk V.V., Sergienko I.V. et al. Pitavastatin is a modern statin for the correction of dyslipidemia and the risk of cardiovascular complications. Expert Council Resolution. Ateroskleroz i dislipidemii. 2017;2:104–106 (in Russ.)].
6. Hoy S.M. Pitavastatin: a review in hypercholesterolemia. Am J Cardiovasc Drugs. 2017;17(2):157–168. DOI: 10.1007/s40256-017-0213-8.
7. Saito Y., Yamada N., Teramoto T. et al. Clinical efficacy of pitavastatin, a new 3-hydroxy-3-methylglutaryl coenzyme A reductase inhibitor, in patients with hyperlipidemia. Dose-finding study using the double-blind, three-group parallel comparison. Arzneimittelforschung. 2002;52(4):251–255. DOI: 10.1055/s-0031-1299888.
8. Weng T.C., Yang Y.H., Lin S.J. et al. A systematic review and meta-analysis on the therapeutic equivalence of statins. J Clin Pharm Ther. 2010;35(2):139–151. DOI: 10.1111/j.1365-2710.2009.01085.x.
9. Mukhtar R.Y., Reid J., Reckless J.P. Pitavastatin. Int J Clin Pract. 2005;59(2):239–252. DOI: 10.1111/j.1742-1241.2005.00461.x.
10. Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Ливазо. (Электронный ресурс.) URL: http://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=534925f9–49c6–4627–96ac-276f2933cce8andt=. (дата обращения: 23.01.2021). [Instructions for the medical use of the drug Livazo. (Electronic resource.) URL: http://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=534925f9–49c6–4627–96ac-276f2933cce8andt=. (access date: 23.01.2021) (in Russ.)].
11. Linton A., Garber M., Fagan N.K. et al. Examination of multiple medication use among TRICARE beneficiaries aged 65 years and older. J Manag Care Pharm. 2007;13(2):155–162. DOI: 10.18553/jmcp.2007.13.2.155.
12. Strandberg T.E., Kolehmainen L., Vuorio A. Evaluation and treatment of older patients with hypercholesterolemia: a clinical review. JAMA. 2014;312:1136–1144. DOI: 10.1001/jama.2014.10924.
13. Bruckert E., Hayem G., Dejager S. et al. Mild to moderate muscular symptoms with high-dosage statin therapy in hyperlipidemic patients — the PRIMO study. Cardiovascular Drugs Ther. 2005;19(6):403–414. DOI: 10.1007/s10557-005-5686-z.
14. De Lemos J.A., Blazing M.A., Wiviott S.D. et al. Early intensive vs a delayed conservative simvastatin strategy in patients with acute coronary syndromes: phase Z of the A to Z trial. JAMA. 2004;292(11):1307–1316. DOI: 10.1001/jama.292.11.1307.
15. Wolffenbuttel B.H., Franken A.A., Vincent H.H. et al. Cholesterol-lowering effects of rosuvastatin compared with atorvastatin in patients with type 2 diabetes — CORALL study. J Intern Med. 2005;257(6):531–539. DOI: 10.1111/j.1365-2796.2005.01499.x.
16. Ridker P.M., Danielson E., Fonseca F.A. et al. Rosuvastatin to prevent vascular events in men and women with elevated C-reactive protein. N Engl J Med. 2008;359(21):2195–2207. DOI: 10.1056/NEJMoa0807646.
17. Betteridge D.J., Gibson J.M. Effects of rosuvastatin on lipids, lipoproteins and apolipoproteins in the dyslipidemia of diabetes. Diabet Med. 2007;24(5):541–549. DOI: 10.1111/j.1464-5491.2007.02095.x.
18. Parker B.A., Capizzi J.A., Grimaldi A.S. et al. Effect of statins on skeletal muscle function. Circulation. 2013;127(1):96–103. DOI: 10.1161/CIRCULATIONAHA.112.136101.
19. Аронов Д.М., Бубнова М.Г. Клиническая эффективность питавастатина. CardioСоматика. 2018;9(1):17–25. [Aronov D.M., Bubnova M.G. Clinical efficacy of pitavastatin. CardioSomatika. 2018;9(1):17–25 (in Russ.)].
20. Warita S., Kawasaki M., Tanaka R. et al. Effects of pitavastatin on cardiac structure and function and on prevention of atrial fibrillation in elderly hypertensive patients: a prospective study of 2-years follow-up. Circ J. 2012;76(12):2755–2762. DOI: 10.1253/circj.cj-12-0722.
21. Ford I., Murray H., McCowan C. et al. Long-Term Safety and Efficacy of Lowering LDL Cholesterol With Statin Therapy: 20-Year Follow-Up of West of Scotland Coronary Prevention Study. Circulation. 2016;133:1073–1080. DOI: 10.1161/CIRCULATIONAHA.115.019014.
22. Thakker D., Nair S., Pagada A. et al. Statin use and the risk of developing diabetes: a network meta-analysis. Pharmacoepidemiol Drug Saf. 2016;25(10):1131–1149. DOI: 10.1002/pds.4020.
23. Kimura K., Shimano H., Yokote K. et al. Effects of pitavastatin (LIVALO tablet) on the estimated glomerularfiltration rate (eGFR) in hypercholesterolemic patients with chronic kidney disease. Sub-analysis of the LIVALO Effectiveness and Safety (LIVES) Study. J Atheroscler Thromb. 2010;17(6):601–609. DOI: 10.5551/jat.3764.
24. Teramoto T. Pitavastatin: clinical effects from the LIVES Study. Atheroscler. 2011;12:285–288. DOI: 10.1016/S1567-5688 (11) 70888-1.
25. J-PREDICT Study Group: Japan Prevention Trial of Diabetes by Pitavastatin in Patients with Impaired Glucose Tolerance (J-PREDICT). (Electronic resource.) URL: http://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT00301392.Х (access date: 23.01.2021).
26. Chapman M.J., Orsoni A., Robillard P. et al. Effect of high-dose pitavastatin on glucose homeostasis in patients at elevated risk new-onset diabetes: insights from the CAPITAIN and PREVAIL-US studies. Curr Med Res Opin. 2014;30(5):775–784. DOI: 10.1185/03007995.2013.874989.
27. Choi J.Y., Choi C.U., Hwang S.Y. et al. Effect of Pitavastatin Compared with Atorvastatin and Rosuvastatin on New-Onset Diabetes Mellitus in Patients with Acute Myocardial Infarction. Am J Cardiol. 2018;122(6):922–928. DOI: 10.1016/j.amjcard.2018.06.017.
28. Wang Y., Fu X., Gu X. et al. Effects of intensive pitavastatin therapy on glucose control in patients with non-ST elevation acute coronary syndrome. Am J Cardiovasc Dis. 2017;7(4):89–96.
29. Arai H., Hiro T., Kimura T. et al. More intensive lipid lowering is associated with regression of coronary atherosclerosis in diabetic patients with acute coronary syndrome — sub-analysis of JAPAN-ACS study. J Atheroscler Thromb. 2010;17(10):1096–1107. DOI: 10.5551/jat.5660.
30. Nomura S., Shouzu A., Omoto S. et al. Correlation between adiponectin and reduction of cell adhesion molecules after pitavastatin treatment in hyperlipidemic patients with type 2 diabetes mellitus. Thromb Res. 2008;122(1):39–45. DOI: 10.1016/j.thromres.2007.08.013.
31. Miyauchi K., Daida H., Morimoto T. et al. Reverse vessel remodeling but not coronary plaque regression could predict future cardiovascular events in ACS patients with intensive statin therapy — the extended JAPAN-ACS study. Circ J. 2012;76(4):825–832. DOI: 10.1253/circj.cj-12-0135.
32. Hattori K., Ozaki Y., Ismail T.F. et al. Impact of statin therapy on plaque characteristics as assessed by serial OCT, grayscale and integrated backscatter-IVUS. JACC Cardiovasc Imaging. 2012;5(2):169–177. DOI: 10.1016/j.jcmg.2011.11.012.
33. Suh S.Y., Rha S.W., Ahn T.H. et al. Long-term safety and efficacy of pitavastatin in patients with acute myocardial infarction (from the Livalo Acute Myocardial Infarction Study [LAMIS]). Am J Cardiol. 2011;108(11):1530–1535. DOI: 10.1016/j.amjcard.2011.07.009.
34. Takayama K., Taki W., Toma N. et al. Effect of pitavastatin on preventing ischemic complications with carotid artery stenting: a multicenter prospective study — EPOCH-CAS Study. Cardiovasc Intervent Radiol. 2014;37(6):1436–1443. DOI: 10.1007/s00270-013-0813-x.
35. Maruyama T., Takada M., Nishibori Y. et al. Comparison of preventive effect on cardiovascular events with different statins. The CIRCLE study. Circ J. 2011;75(8):1951–1959. DOI: 10.1253/circj.CJ-10-1163.
36. Ishii M., Hokimoto S., Akasaka T. et al. Differential effects of strong and regular statins on the clinical outcome of patients with chronic kidney disease following coronary stent implantation — the Kumamoto Intervention Conference Study (KICS) registry. Circ J. 2015;79(5):1115–1124. DOI: 10.1253/circj.CJ-14-0789.
37. Takano H., Mizuma H., Kuwabara Y. et al. Effects of Pitavastatin in Japanese Patients With Chronic Heart Failure. The Pitavastatin Heart Failure Study (PEARL Study). Circ J. 2013;77:917–925. DOI: 10.1253/circj.cj-12-1062.
38. Randomized Evaluation of Aggressive or Moderate Lipid Lowering Therapy With Pitavastatin in Coronary Artery Disease (REAL–CAD). (Electronic resource.) URL: https://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT01042730 (access date: 23.01.2021).
39. Markle R.A., Han J., Summers B.D. et al. Pitavastatin alters the expression of thrombotic and fibrinolytic proteins in human vascular cells. J Cell Biochem. 2003;90:23–32. DOI: 10.1002/jcb.10602.
40. Pelliccia F., Rosano G., Marazzi G. et al. Pharmacodynamic comparison of pitavastatin versus atorvastatin on platelet reactivite in patients with coronary artery disease treated with dual antiplatelet therapy. Circ J. 2014;78(3):679–684. DOI: 10.1253/circj.cj-13-1216.
41. Sakabe K., Fukuda N., Fukuda Y. et al. Comparisons of short-and intermediate-term effects of pitavastatin versus atorvastatin on lipid profiles, fibrinolytic parameter, and endothelial function. Int J Cardiol. 2008;125(1):136–138. DOI: 10.1016/j.ijcard.2007.01.040.
42. Wang J., Tokoro T., Matsui K. et al. Pitavastatin at low dose activates endothelial nitric oxide synthase through PI3K-AKT pathway in endothelial cells. Life Sci. 2005;76(19):2257–2268. DOI: 10.1016/j.lfs.2004.12.003.
43. Ohbayashi H., Miyazawa C., Miyamoto K. Pitavastatin improves plasma pentraxin 3 and arterial stiffness in atherosclerotic patients with hypercholesterolemia. J Atheroscler Thromb. 2009;16(4):490–500. DOI: 10.5551/jat.no613.
44. Umemoto K., Itoh S., Tanaka M. et al. Comparative effects of pitavastatin and probucol on oxidative stress, Cu/Zn superoxide dismutase, PPAR-gamma, and aortic stiffness in hypercholesterolemia. Am J Physiol Heart Circ Physiol. 2006;291(5): H2522–H2532. DOI: 10.1152/ajpheart.01198.2005.
45. Aoki T., Kataoka H., Ishibashi R. et al. Pitavastatin suppresses formation and progression of cerebral aneurysms through inhibition of the nuclear factor kappa B pathway. Neurosurgery. 2009;64(2):357–365. DOI: 10.1227/01.NEU.0000336764.92606.1D.
46. Kishta S.S., Kishta S.A., El-Shenawy R. Statin (3-hydroxy-3-methylglutarylcoenzyme A reductase inhibitor)-based therapy for hepatitis C virus (HCV) infection-related diseases in the era of direct-acting antiviral agents. F1000Res. 2016;5:223. DOI: 10.12688/f1000research.7970.3.
47. You H.Y., Zhang W.J., Xie X.M. et al. Pitavastatin suppressed liver cancer cells in vitro and in vivo. OncoTargets Ther. 2016;9:5383–5388. DOI: 10.2147/OTT.S106906.
48. Aberg J.A, Gallant J.E., Ghanem K.G. et al. Primary care guidelines for the management of persons infected with HIV: 2013 update by the HIV medicine association of the Infectious Diseases Society of America. Clin Infect Dis. 2014;58(1):e1–34. DOI: 10.1093/cid/cit665.
49. Athyros V.G., Tziomalos K., Gossios T.D. et al. Safety and efficacy of long-term statin treatment for cardiovascular events in patients with coronary heart disease and abnormal liver tests in the Greek Atorvastatin and Coronary Heart Disease Evaluation (GREACE) Study: a post-hoc analysis. Lancet. 2010;376(9756):1916–1922. DOI: 10.1016/S0140-6736 (10) 61272-X.
50. Ogata N., Fujimori S., Oka Y., Kaneko K. Effects of three strong statins (atorvastatin, pitavastatin, and rosuvastatin) on serum uric acid levels in dyslipidemic patients. Nucleosides Nucleotides Nucleic Acids. 2010;29(4–6):321–324. DOI: 10.1080/15257771003741323.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Pierre Fabre
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен