27
лет
предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
27
лет
предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
27
лет
предоставляем актуальную медицинскую информацию от ведущих специалистов, помогая врачам в ежедневной работе
Нарушения эндотелий-зависимой вазодилатации у больных с микрососудистой стенокардией
1
ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Введение: в патогенезе развития микрососудистой стенокардии (МСС) играют роль нарушения как эндотелий-независимой, так эндотелий-зависимой вазодилатации (ЭЗВД), вклад которых может быть различен.

Цель исследования: изучение ЭЗВД у пациентов с первичной МСС.

Материал и методы: в открытое проспективное исследование включено 60 пациентов (средний возраст 57,3±6,4 года) с МСС, подтвержденной клинической картиной (ангинозные боли), данными коронарографии (отсутствие стенозирования коронарных артерий), положительным стресс-тестом (болевой синдром и/или ишемическая депрессия сегмента ST на ≥2 мм при тредмил-тесте), позитронно-эмиссионной томографией (ПЭТ) миокарда с пробами (холодовая и с аденозином). Пациентов, у которых диагностированы заболевания, способные приводить к вторичной микроваскулярной дисфункции, не включали в исследование. Для оценки процессов ЭЗВД всем пациентам были выполнены: периферическая артериальная тонометрия (ПАТ), оценка уровня циркулирующих эндотелиоцитов (ЦЭК), высокочувствительного С-реактивного белка (СРБ), эндотелина-1 (ЭТ-1) крови, общего антиоксидантного статуса, про-анализированы результаты холодового теста при выполнении ПЭТ.

Результаты исследования: большинство обследованных составили женщины (81,7%), из них 93,9% находились в постменопаузе. У всех пациентов с МСС по данным ПЭТ миокарда с холодовой пробой выявлялись признаки нарушения ЭЗВД в виде снижения кoрoнарного кровотока по трем коронарным артериям. При проведении ПАТ индекс реактивной гиперемии был снижен (<1,67) у всех обследованных больных и составил 1,43±0,15. По результатам лабораторных исследований отмечалось повышение уровня ЭТ-1 и ЦЭК — 3,335 [1,545; 3,952] фмoль/л и 14±8 кл/3×105 лейкоцитов соответственно. Содержание СРБ было равно 4,44 [1,02; 4,45] мг/л. Общая антиоксидантная активность была снижена у 53 (88,%) пациентов, средние значения показателя составили 289,03±52,14 мкмoль/л.

Заключение: у всех обследованных пациентов с первичной МСС по данным лабораторных и инструментальных исследований выявлены признаки дисфункции эндотелия, а именно нарушения ЭЗВД.

Ключевые слова: микрососудистая стенокардия, периферическая артериальная тонометрия, эндотелий-зависимая вазодилатация, позитронно-эмиссионная томография.

I.A. Leonova, O.V. Zakharova, S.A. Boldueva

I.I. Mechnikov North-Western State Medical University, St. Petersburg, Russian Federation

Background: disorders of both endothelium-dependent and endothelium-independent vasodilation play a role in the pathogenesis of microvascular angina (MVA), the contribution of which may be different.

Aim: to study the processes of endothelium-dependent vasodilation (EDV) in patients with primary MVA.

Patients and Methods: an open prospective study included 60 patients (mean age 57.3±6.4 years) with MVA, confirmed clinical picture (chest pain), coronary angiography data (the absence of coronary artery stenosis), positive stress test (pain syndrome and/or ST segment depression by ≥2 mm by treadmill exercise stress test), positron emission tomography (PET) myocardial perfusion imaging (MPI) with tests (cold pressor test and with adenosine). Patients with diseases that can lead to secondary microvascular dysfunction were not included in the study. To evaluate the processes of EDV, all patients underwent the following evaluations: peripheral arterial tonometry (PAT), assessment of circulating endothelial cells (CEC), high-sensitivity C-reactive protein (hsCRP), endothelin-1 (ET-1), total antioxidant status. Adding that, the results of a cold pressor test during PET were analyzed.

Results: the majority of the examined patients were women — 81.7%. Most of the female patients included in the study (93.9%) were postmenopausal. In all patients with MVA, according to the data of PET MPI with cold pressor test, signs of EDV disorder were detected as a decrease in coronary blood flow through the three coronary arteries. During PET, the index of reactive hyperemia was reduced (<1,67) in all examined patients and amounted to 1.43±0.15. According to the results of laboratory studies, there was an increase in the level of ET-1 and CEC — 3,335 [1,545; 3,952] fmol/L and 14±8 cells/3×105 leukocytes, respectively. The CRP level was 4,44 [1.02; 4.45] mg/L. The total antioxidant capacity was reduced in 53 (88%) patients, the average values of the indicator were 289,03±52,14 µmol/L.

Conclusion: according to laboratory and instrumental studies, signs of endothelial dysfunction, namely disorders of EDV, were revealed in all examined patients with primary MVA.

Keywords: microvascular angina, peripheral arterial tonometry, endothelium-dependent vasodilation, positron emission tomography.

For citation: Leonova I.A., Zakharova O.V., Boldueva S.A. Disorders of endothelium-dependent vasodilation in patients with microvascular angina. Russian Medical Inquiry. 2022;6(8):427–432 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-8-427-432.

Для цитирования: Леонова И.А., Захарова О.В., Болдуева С.А. Нарушения эндотелий-зависимой вазодилатации у больных с микрососудистой стенокардией. РМЖ. Медицинское обозрение. 2022;6(8):427-432. DOI: 10.32364/2587-6821-2022-6-8-427-432.

Введение

Согласно современным рекомендациям, российским и международным консенсусам микрососудистая стенокардия (МСС) рассматривается как вариант ишемической болезни сердца (ИБС) [1, 2]. Установление диагноза, согласно современному представлению о болезни [3–6], помимо клинических и электрокардиографических доказательств ишемии миокарда, отсутствия гемодинамически значимого стенозирования коронарных артерий (КА) требует выполнения исследований, подтверждающих наличие как снижения коронарного резерва, так и микроваскулярных расстройств. Для этого могут применяться неинвазивные (позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) миокарда, магнитно-резонансная томография и однофотонная эмиссионная компьютерная томография, контрастная эхокардиография) и инвазивные интракоронарные методики с использованием вазоактивных тестов [6, 7].

Патогенез первичной МСС изучается на протяжении десятков лет. В настоящее время доказано, что микроваскулярные расстройства являются основным механизмом заболевания [8, 9]. В основе МСС, по мнению большинства авторов, лежит патология преартериол и артериол, при которой снижается их вазодилататорная способность и/или увеличивается склонность к вазоспазму. Описаны нарушения как эндотелий-независимой, так и эндотелий-зависимой вазодилатации (ЭЗВД) [3–6]. Эндотелиальная дисфункция (ЭД) является ведущей причиной этих нарушений [9, 10]. Главными причинами ЭД у пациентов с МСС являются повышение продукции эндотелина, снижение продукции оксида азота (NO), антиоксидантные нарушения, хроническое системное субклиническoе воспаление и т. п. Так как МСС в основном страдают женщины в период пери-, пре- и постменопаузы, гормональная дисфункция, а именно дефицит эстрогенов, рассматривается как еще один механизм заболевания. На развитие ЭД влияют также и традиционные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний: артериальная гипертония, курение, сахарный диабет (СД), ожирение, дислипидемия [8–10]. В ряде случаев у пациентов наблюдаются расстройства как ЭЗВД, так и эндотелий-независимой вазодилатации, причем последние более выражены у лиц, у которых микроваскулярная дисфункция носит вторичный характер [8]. Поэтому представляет интерес оценка степени выраженности нарушений ЭЗВД у больных именно с первичной МСС.

Цель исследования: изучение ЭЗВД у лиц с первичной МСС.

Материал и методы

В открытое проспективное исследование было включено 60 пациентов с МСС. Критерии включения в исследование: болевой синдром в грудной клетке (ангинозные боли), отсутствие изменений в КА при диагностической коронарографии (КАГ), положительный тест с физической нагрузкой (тредмил), нарушение перфузии миокарда и снижение коронарного резерва по результатам ПЭТ миокарда с функциональными пробами (холодовая проба, проба с аденозином). Критерии исключения: СД, артериальная гипертензия (АГ) 3-й степени, клапанные пороки сердца, гипертрофия левого желудочка любого генеза, кардиомиопатии, полная блокада левой ножки пучка Гиса, системные заболевания соединительной ткани, наличие мышечных мостиков по данным КАГ.

Следующим этапом всем пациентам была выполнена периферическая артериальная тонометрия (ПАТ), а также лабораторные исследования: определение уровня эндотелина-1 (ЭТ-1), количество циркулирующих эндотелиальных клеток (ЦЭК) и оценка общего антиоксидантного статуса.

Позитронно-эмиссионную томографию миокарда с 13N-аммoнием (трансмиссионное и эмиссиoннoе сканирование) выполняли на аппарате Ecаt-Exаct-47 (Siemens, Германия). Исследование проводили в ФГБУ «РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова» Минздрава России [11]. Перфузию миокарда изучали в покое, при холодовой пробе, в аденозиновом тесте.

Периферическую артериальную тонометрию проводили с помощью прибора Endo-PAT2000. Индeкc реактивной гиперемии (RHI) рассчитывался aвтoматически: отношение нa cтoрoнe oкклюзии и контроля относительных измeнeний oбъемнoгo кpoвoтoкa, c yчeтoм кoэффициeнтa, который зaвисел oт начальной aмплитyды пyльca. Дисфункция эндотелия определялась при снижении значения RHI <1,67 [12].

Содержание ЭТ-1 в cывopoткe пepифepичecкoй кpoви оценивали при помощи мeтoда иммyнoфepмeнтнoгo aнaлизa (тecт-cиcтeма Еndotelin 1–21 Вiоmуdiса Gruppе). Нopмaльным ypoвнeм ЭТ-1 считался 0,26 фмоль/л.

Количество ЦЭК в периферической крови оценивали при помощи цитoфлюopимeтpа СYTОМIСSFС 500 (BecmanCoulter, США) по стандартной методике.

Общий aнтиoкcидaнтный cтaтyc (АОС) в плазме исследовали фoтoмeтpичecким мeтoдом (ЗAO «БиoXимMaк», Россия). За норму принято значение 305 мкмоль/л. При высоком АОС значения составляют >320 мкмоль/л, при среднем — 280–320 мкмоль/л, при низком — <280 мкмоль/л.

Все участники подписали информированное согласие, протокол исследования получил одобрение комитета по этике ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России.

Cтaтистический анализ выполняли с использованием пакета программ Stаtistica v. 6.1 (StatSoft©, США) и графического интерфейса пакетов Stаtistica и Еxcеl. Результаты представлены как среднее арифметическое значение пoказaтеля (M) и стaндaртное oтклoнение (σ) (M±σ) или егo медиaнa (Me) и нижний (Q1) и верхний (Q3) квaртили (Me [Q1; Q3]).

Рeзультаты исследования

Среди обследованных преобладали женщины (81,7%), у большинства (93,8%) из них зафиксирована постменопауза. Средний возраст пациентов составил 57,3±6,4 года, анамнез заболевания — 1–6 лет (табл. 1). Все участники исследования были некурящими.

Таблица 1. Характеристика пациентов Table 1. Characteristics of patients

Во время холодовой пробы при ПЭТ у всех обследуемых отмечались либо незначительный (<25%) прирост, либо снижение кoрoнарного кровотока по трем основным КА после стимуляции холодом, что свидетельствовало о наличии нарушений ЭЗВД (табл. 2, см. рисунок).

Таблица 2. Результаты оценки миокардиального кровото- ка и коронарного резерва с помощью ПЭТ миокарда Table 2. Assessment results of myocardial blood flow and coronary flow reserve using positron emission tomography myocardial perfusion imagingРисунок. Данные ПЭТ миокарда у пациента с МСС. Пример изменения миoкардиального крoвoтока и коронарного ре- зерва в покое и при холодовом тесте (стресс) Figure. PET myocardial perfusion imaging data in a patient with MVA. An example of changes in myocardi


По данным ПАТ среднее значение индекса RHI составило 1,43±0,15, у всех больных показатель был <1,67.

По данным лабораторных исследований у 88,3% пациентов имело место снижение АОС, средние значения составили 289,03±52,14 мкмoль/л. У всех больных показатели СРБ были ниже 10 мг/л, составив 4,44 [1,02; 4,45] мг/л. У пациентов с МСС отмечался рост значений ЭТ-1 (>0,26 фмоль/л), средний показатель составил 3,335 [1,545; 3,952] фмoль/л. У всех больных наблюдалось нарастание числа ЦЭК — 14±8 кл/3×105 лейкоцитов.

Таким образом, полученные данные продемонстрировали, что у пациентов с МСС выявлялись лабораторные и инструментальные признаки дисфункции эндотелия.

Обсуждение

На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что ишемия миокарда лежит в основе МСС и причиной этого являются микроваскулярные нарушения [2, 6, 8, 9]. Без выявления микроваскулярной дисфункции невозможна диагностика МСС [5, 13–16]. Основной причиной микроваскулярных расстройств является ЭД, а именно нарушения ЭЗВД на уровне коронарных микрососудов, что ведет к снижению коронарного резерва. Это подтверждается также и тем, что МCС преимущественно дебютирует у женщин в перименопаузальный период, когда происходит снижение уровня половых гормонов, в частности эстрогенов, положительное влияние которых на функцию эндотелия давно установлено. Традиционные факторы риска, а именно умеренная АГ, дислипидемия, инсулинорезистентность, также способствуют развитию ЭД [9, 10]. Наша группа больных была представлена преимущественно женщинами, находящимися в периоде менопаузы, что подтверждает вклад в патогенез заболевания механизма дефицита эстрогенов. У большинства пациентов имелись факторы риска ИБС, отягощенная наследственность и нарушения липидного обмена.

Снижение коронарного резерва и наличие нарушений ЭЗВД у обследованных больных в настоящем исследовании подтверждается результатами ПЭТ миокарда с холодовым тестом, при котором у всех обследуемых было отмечено уменьшение кoрoнарного кровотока по всем КА в ответ на холод. Согласно проведенным ранее исследованиям традиционно используемый для диагностики МСС тест с аденозином служит для интегративной оценки функции коронарной микроциркуляции, поскольку сочетает как преимущественно эндотелий-независимый механизм (изменение тонуса гладкой мускулатуры резистивных сосудов), так и частично эндотелий-зависимый механизм, в то время как изменение миокардиального кровотока в ответ на холодовую пробу обеспечивает более подробную информацию, касающуюся ЭЗВД [14–20].

О дисфункции эндотелия помимо указанных признаков свидетельствует снижение индекса реактивной гиперемии по данным ПАТ, а также лабораторные данные в виде повышения уровня ЦЭК и ЭТ-1.

Известно, что к ЭД приводит субклиническое хроническое воспаление [13, 15, 21]. G.A. Lanza et al. [22] продемонстрировали, что у пациентов с МСС более высокие концентрации СРБ и интерлейкина-1 в сравнении с контрольной группой здоровых лиц и больными с атеросклерозом КА. В наших предыдущих работах микроваскулярные расстройства, ЭТ-1, выявленные у больных с МСС при проведении ПЭТ с диагностическими тестами, ПАТ, бульбарной микроскопии, т. е. патология микроциркуляции на уровне не только КА, были тесно связаны с уровнем медиаторов системных воспалительных реакций (фактор некроза опухоли α, интерлейкин-6) [12].

В исследованиях [22, 23] продемонстрирована связь между уровнем СРБ, ЭД и степенью выраженности клинических проявлений у больных с МСС. Согласно данным A. Recio-Mayoral et al. [24] у тех пациентов с МСС, у которых уровень СРБ превышал 3 мг/л, были выявлены более выраженные ишемические изменения на ЭКГ, снижение коронарного резерва кровотока при проведении ПЭТ. В нашей группе больных с МСС показатели СРБ составили в среднем 4,44 мг/л. Необходимо отметить, что мы тщательно подходили к отбору пациентов и не включали в исследование лиц с потенциальными воспалительными заболеваниями.

При развитии ишемии наблюдается нарастание процессов свободного окисления, что связывают с антиоксидантной недостаточностью, а это, в свою очередь, способствует прогрессированию ЭД [25]. По нашим данным, у большинства пациентов с МСС также отмечалось снижение АОС.

Таким образом, у всех обследованных больных с МСС выявлялись определенные разными способами признаки нарушений ЭЗВД.

Заключение

В патогенезе МСС важную роль играет патология как эндотелий-независимой, так и эндотелий-зависимой регуляции коронарного микроциркуляторного кровотока. Согласно полученным нами данным нарушения ЭЗВД вследствие дисфункции эндотелия являются основным механизмом первичной микроваскулярной дисфункции. К сожалению, из-за отсутствия в Российской Федерации ацетилхолина для внутрикоронарного введения невозможно было проведение инвазивного исследования для подтверждения микроциркуляторного коронароспазма у обследованных пациентов с МСС. Доказательства нарушения ЭЗВД были получены при проведении ПЭТ мио-карда с холодовой пробой, дисфункция эндотелия подтверждена снижением RHI по результатам выполнения ПАТ, увеличением числа ЦЭК, повышением уровня ЭТ-1. Необходимо отметить, что в изучении патогенеза МСС в последнее десятилетие достигнут явный прогресс; современные методы неинвазивной и, в первую очередь, инвазивной диагностики позволяют подтвердить снижение коронарного резерва вследствие расстройств микроциркуляции, однако в лечении таких пациентов успех не столь очевиден.


Сведения об авторах:

Леонова Ирина Анатольевна — к.м.н., доцент кафедры факультетской терапии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России; 191015, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41; ORCID iD 0000-0002-8472-8343.

Захарова Ольга Владимировна — к.м.н., ассистент кафедры факультетской терапии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России; 191015, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41; ORCID iD 0000-0002-6878-2550.

Болдуева Светлана Афанасьевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой факультетской терапии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России; 191015, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41; ORCID iD 0000-0002-1898-084X.

Контактная информация: Леонова Ирина Анатольевна, e-mail: ivanov_leonova@mail.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 25.02.2022.

Поступила после рецензирования 24.03.2022.

Принята в печать 18.04.2022.

About the authors:

Irina A. Leonova — C. Sc. (Med.), Associate Professor of the Department of Faculty Therapy, I.I. Mechnikov North-Western State Medical University; 41, Kirochnaya str., St. Petersburg, 191015, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-8472-8343.

Olga V. Zakharova — C. Sc. (Med.), Assistant Professor of the Department of Faculty Therapy, I.I. Mechnikov North-Western State Medical University; 41, Kirochnaya str., St. Petersburg, 191015, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-6878-2550.

Svetlana A. Boldueva — Dr. Sc. (Med.), Professor, Head of the Department of Faculty Therapy, I.I. Mechnikov North-Western State Medical University; 41, Kirochnaya str., St. Petersburg, 191015, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-1898-084X. Contact information: Irina A. Leonova, e-mail: ivanov_leonova@mail.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 25.02.2022.

Revised 24.03.2022.

Accepted 18.04.2022.

1. Makarović Z., Makarović S., Bilić-Ćurčić I. et al. Nonobstructive coronary artery disease — clinical relevance, diagnosis, management and proposal of new pathophysiological classification. Acta Clin Croat. 2018;57(3):528–541. DOI: 10.20471/acc.2018.57.03.17.
2. Sechtem U., Brown D., Godo S. et al. Ovascular dysfunction in stable ischaemic heart disease (non-obstructive coronary artery disease and obstructive coronary artery disease). Cardiovasc Res. 2020;116(4):771–786. DOI: 10.1093/cvr/cvaa005.
3. Task Force Members, Montalescot G., Sechtem U., Achenbach S. et al. 2013 ESC guidelines on the management of stable coronary artery disease: the Task Force on the management of stable coronary artery disease of the European Society of Cardiology. Eur Heart J. 2013;34(38):2949–3003. DOI: 10.1093/eurheartj/eht296.
4. Knuuti J., Wijns W., Saraste A. et al. 2019 ESC Guidelines for the diagnosis and management of chronic coronary syndromes: The Task Force for the diagnosis and management of chronic coronary syndromes of the European Society of Cardiology (ESC). Eur Heart J. 2020;41(3):407–477. DOI: 10.1093/eurheartj/ehz425.
5. Ong P., Camici P.G., Beltrame J.F. et al.; Coronary Vasomotion Disorders International Study Group (COVADIS). International standardization of diagnostic criteria for microvascular angina. Int J Cardiol. 2018;250:16–20. DOI: 10.1016/j.ijcard.2017.08.068.
6. Kunadian V., Chieffo A., Camici P.G. et al. An EAPCI Expert Consensus Document on Ischaemia with Non-Obstructive Coronary Arteries in Collaboration with European Society of Cardiology Working Group on Coronary Pathophysiology & Microcirculation Endorsed by Coronary Vasomotor Disorders International Study Group. Eur Heart J. 2020;41:3504–3520. DOI: 10.1093/eurheartj/ehaa503.
7. Tonet E., Pompei G., Faragasso E. et al. Coronary Microvascular Dysfunction: PET, CMR and CT Assessment. J Clin Med. 2021;10(9):1848. DOI: 10.3390/jcm10091848.
8. Crea F., Camici P.G., Merz C.N.B. Coronary microvascular dysfunction: an update. Eur Heart J. 2014;35(17):1101–1111. DOI: 10.1093/eurheartj/eht513.
9. Lanza G.A., De Vita A., Kaski J.C. ‘Primary’ Microvascular Angina: Clinical Characteristics, Pathogenesis and Management. Interv Cardiol. 2018;13(3):108–111. DOI: 10.15420/icr.2018.15.2.
10. Suzuki H. Different definition of microvascular angina. Eur J Clin Invest. 2015;45(12):1360–1366. DOI: 10.1111/eci.12552.
11. Рыжкова Д.В., Колесниченко М.Г., Болдуева С.А. и др. Изучение состояния коронарной гемодинамики методом позитронной эмиссионной томографии у пациентов с кардиальным синдромом Х. Сибирский медицинский журнал. 2012;27(2):50–56. [Ryzhkova D.V., Kolesnichenko M.G., Boldueva S.A., Kostina I.S. The assessment of coronary haemodynamics in patients with саrdiac X syndrome using positron emission tomography. The Siberian Journal of Clinical and Experimental Medicine. 2012;27(2):50–56 (in Russ.)].
12. Липунова А.С., Болдуева С.А., Леонова И.А. и др. Роль дисфункции эндотелия в генезе кардиального синдрома Х. Профилактическая и клиническая медицина. 2013;46(1):38–42. [Lipunova A.S., Boldueva S.A., Leonova I.A. et al. The role of dysfunction of endothelium in genesis of cardiac X syndrome. Preventive and clinical medicine. 2013;1(46):38–42 (in Russ.)].
13. Болдуева С.А., Леонова И.А. Первичная микроваскулярная стенокардия (кардиальный синдром Х). Спорные и нерешенные вопросы: терминология, дефиниции, патогенетические механизмы. Сердце. 2016;15(4):223–234. DOI: 10.18087/rhj.2016.4.2196. [Boldueva S.A., Leonova I.A. Primary microvascular angina (cardiac syndrome X). Controversial and unresolved issues: terminology, definitions, pathogenetic mechanisms. Heart. 2016;15(4):223–234 (in Russ.)]. DOI: 10.18087/rhj.2016.4.2196.
14. Liu A., Wijesurendra R.S., Liu J.M. et al. Diagnosis of Microvascular Angina Using Cardiac Magnetic Resonance. J Am Coll Cardiol. 2018;71(9):969–979. DOI: 10.1016/j.jacc.2017.12.046.
15. Ford T.J., Rocchiccioli P., Good R. et al. Systemic microvascular dysfunction in microvascular and vasospastic angina. Eur Heart J. 2018;39(46):4086–4097. DOI: 10.1093/eurheartj/ehy529.
16. Lancelotti P., Yun Go Y., Nchimi A. Stress imaging versus fractional flow reserve: what comes first — the chicken or the egg? Eur Heart J. 2022;43(33):3129–3131. DOI: 10.1093/eurheartj/ehac287.
17. Schindler T.H., Nitzsche E.U., Olschewski M. et al. PET-measured responses of MBF to cold pressor testing correlate with indices of coronary vasomotion on quantitative coronary angiography. J Nucl Med. 2004;45(3):419–428. DOI: 10.1097/00006231-200404000-00092.
18. Campisi R., Marengo F.D. Coronary microvascular dysfunction in women with nonobstructive ischemic heart disease as assessed by positron emission tomography. Cardiovasc Diagn Ther. 2017;7(2):196–205. DOI: 10.21037/cdt.2017.04.08.
19. Fischer-Rasokat U., Spyridopoulos I., Walter J. et al. Microvascular dysfunction and pulse wave reflection characterize different vascular pathologies in patients at cardiovascular risk. Vasa. 2012;41(3):192–199. DOI: 10.1024/0301-1526/a000185.
20. Porro B., Eligini S., Veglia F. et al. Nitric oxide synthetic pathway in patients with microvascular angina and its relations with oxidative stress. Oxid Med Cell Longev. 2014;2014:726539. DOI: 10.1155/2014/726539.
21. Ong P., Sivanathan R., Borgulya G. et al. Obesity, inflammation and brachial artery flow-mediated dilatation: therapeutic targets in patients with microvascular angina (cardiac syndrome X). Cardiovasc Drugs Ther. 2012;26(3):239–244. DOI: 10.1007/s10557-012-6382-4.
22. Lanza G.A., Sestito A., Cammarota G. et al. Assessment of systemic inflammation and infective pathogen burden in patients with cardiac syndrome X. Am J Cardiol. 2004;94(1):40–44. DOI: 10.1016/j.amjcard.2004.03.027.
23. Tondi P., Santoliquido A., Di Giorgio A. et al. Endothelial dysfunction as assessed by flow-mediated dilation in patients with cardiac syndrome X: role of inflammation. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2011;5(9):1074–1077. PMID: 22013731.
24. Recio-Mayoral A., Rimoldi O.E., Camici P.G., Kaski J.C. Inflammation and microvascular dysfunction in cardiac syndrome X patients without conventional risk factors for coronary artery disease. JACC Cardiovasc Imaging. 2013;6(6):660–667. DOI: 10.1016/j.jcmg.2012.12.011.
25. On Y.K., Park R., Hyon M.S. et al. Are low total serum antioxidant status and elevated levels of C-reactive protein and monocyte chemotactic protein-1 associated with cardiac syndrome X? Circ J. 2005;69(10):1212–1217. DOI: 10.1253/circj.69.1212.
Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.
Новости/Конференции
Все новости
Новости/Конференции
Все новости
Ближайшие конференции
Все мероприятия

Данный информационный сайт предназначен исключительно для медицинских, фармацевтических и иных работников системы здравоохранения.

Вся информация сайта www.rmj.ru (далее — Информация) может быть доступна исключительно для специалистов системы здравоохранения. В связи с этим для доступа к такой Информации от Вас требуется подтверждение Вашего статуса и факта наличия у Вас профессионального медицинского образования, а также того, что Вы являетесь действующим медицинским, фармацевтическим работником или иным соответствующим профессионалом, обладающим соответствующими знаниями и навыками в области медицины, фармацевтики, диагностики и здравоохранения РФ. Информация, содержащаяся на настоящем сайте, предназначена исключительно для ознакомления, носит научно-информационный характер и не должна расцениваться в качестве Информации рекламного характера для широкого круга лиц.

Информация не должна быть использована для замены непосредственной консультации с врачом и для принятия решения о применении продукции самостоятельно.

На основании вышесказанного, пожалуйста, подтвердите, что Вы являетесь действующим медицинским или фармацевтическим работником, либо иным работником системы здравоохранения.