Оптимальная медикаментозная терапия хронической сердечной недостаточности: роль антагонистов минералокортикоидных рецепторов

Импакт фактор - 0,628*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Регулярные выпуски «РМЖ» №11(I) от 25.10.2018 стр. 71-75
Рубрика: Кардиология
Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) остается существенной проблемой здравоохранения, т. к. сопряжена с высокой частотой госпитализаций, большим уровнем смертности и высокими затратами, несмотря на достигнутые успехи в лечении ХСН и управлении факторами риска, с ней связанными. В исследовании INTER-CHF были выявлены заметные различия в смертности больных ХСН в странах с разным уровнем доходов. То есть возможность получить современную медицинскую помощь играет существенную роль в результатах лечения ХСН. Исследования последних лет показали, что оптимальную медикаментозную терапию ХСН получает небольшое число пациентов, и чаще всего за счет неназначения таким больным антагонистов минералокортикоидных рецепторов (АМКР). В обзоре разбираются причины возникновения данной ситуации и обсуждаются вопросы ее преодоления, а именно необходимость использования селективного АМКР, эплеренона, вместо неселективного, спиронолактона, с целью уменьшения числа возможных побочных эффектов. Рассматривается применение эплеренона при ранних стадиях развития заболевания, у больных, перенесших инфаркт миокарда, а также обсуждаются возможные механизмы действия этого препарата. Отмечено положительное влияние дженериков эплеренона на повышение приверженности пациентов лечению.

Ключевые слова: хроническая сердечная недостаточность, ХСН, оптимальная медикаментозная терапия ХСН, антагонисты минералокортикоидных рецепторов, эплеренон.


Для цитирования: Сумин А.Н. Оптимальная медикаментозная терапия хронической сердечной недостаточности: роль антагонистов минералокортикоидных рецепторов. РМЖ. 2018;26(11(I)):71-75.
Optimal medical therapy for chronic heart failure: a role of mineralocorticoid receptor antagonists
A.N. Sumin

Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Disease, Kemerovo

Chronic heart failure (CHF) remains a significant health problem associated with high hospitalization rates, mortality and treatment costs, despite the advances in therapy for CHF and the management of risk factors associated with it. In the INTER-CHF study, there were significant differences in the mortality of patients with CHF in countries with different levels of income. That is, an opportunity to receive modern medical care plays a significant role in outcome of CHF treatment. Studies of recent years have shown that the optimal drug therapy for CHF is a small number of patients, and most often due to non-prescription of mineralocorticoid receptor antagonists (MCRA) when it is necessary. This review deals with causes of this situation, and also discusses how to overcome it. In particular, necessity to use selective MCRA (eplerenone) instead of non-selective (spironolactone) in order to reduce the number of possible side effects. Also, use of eplerenone in early stages of development of the disease, in particular, in patients who underwent myocardial infarction, possible mechanisms of action, as well as possibility of using eplerenone generics to increase compliance of patients to this therapy are handled.

Key words: chronic heart failure, optimal medical therapy for chronic heart failure, mineralocorticoid receptor antagonists, eplerenone.
For citation: Sumin A.N. Optimal medical therapy for chronic heart failure: a role of mineralocorticoid receptor antagonists // RMJ. 2018. № 11(I). P. 71–75.

В обзоре рассматривается применение эплеренона при ранних стадиях развития ХСН, у больных, перенесших инфаркт миокарда, а также обсуждаются возможные механизмы действия этого препарата. Отмечено положительное влияние дженериков эплеренона на повышение приверженности пациентов лечению.

Оптимальная медикаментозная терапия хронической сердечной недостаточности: роль антагонистов минералокортикоидных рецепторов

    Введение

    Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) остается существенной проблемой здравоохранения, т. к. сопряжена с высокой частотой госпитализаций, смертностью и высокими затратами, несмотря на достигнутые успехи в лечении ХСН и управлении факторами риска, с ней связанными. Пример таких успехов приводил профессор A.P. Maggioni в докладе на Европейском конгрессе кардиологов в Барселоне (2017): если за период 1995–2000 гг. годовая смертность при ХСН составляла 10,7%, то за период 
2009–2012 гг. — уже 4,8%. При этом снижение риска летального исхода за данный промежуток времени составило 0,44 (95% доверительный интервал (ДИ) 0,34–0,55) [1]. Подобная тенденция наблюдалась в эти годы и в США — смертность, связанная с ХСН, снизилась с 103,1 смертельного случая на 100 000 населения в 2000 г. до 89,5 на 100 000 в 2009 г. [2]. Однако на самом деле проблема далека от разрешения. Во-первых, данная тенденция в США оказалась неустойчивой: отмечен рост смертности от ХСН-связанных заболеваний с 89,5 смертельного случая на 100 000 населения в 2009 г. до 96,9 на 100 000 в 2014 г. [2], кроме того, отмечается существенная вариабельность в смертности от ХСН в зависимости от пола, возраста и расы [3]. Во-вторых, в исследовании INTER-CHF [4] были выявлены заметные различия в частоте смертности больных ХСН в странах со средним и низким уровнем доходов и в высокоразвитых странах. Общая годичная смертность составила 16,5%, однако наивысшей она была в Африке (34%) и Индии (23%), промежуточной — в Юго-Восточной Азии (15%) и наименьшей — в Китае (7%), Южной Америке (9%) и на Ближнем Востоке (9%). Понятно, что возможность получить современную медицинскую помощь играет существенную роль в качестве лечения ХСН.

    Значимость оптимальной медикаментозной терапии ХСН

    Насколько важно получение оптимальной медикаментозной терапии ХСН? На этот вопрос было призвано ответить исследование QUALIFY [5], в которое было включено 6669 амбулаторных больных с ХСН и низкой фракцией выброса левого желудочка (СНнФВ), проходивших лечение в 547 центрах в 36 странах. В этой работе оценивали результаты лечения в течение 6 мес. в зависимости от следования лечащих врачей рекомендациям по назначению основных групп препаратов (ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (иАПФ)/антагонисты рецепторов альдостерона (АРА), бета-блокаторы, антагонисты минералокортикоидных рецепторов (АМКР) и ивабрадин). Индекс следования рекомендациям рассчитывали для каждого пациента по следующей схеме: 0 баллов за неназначение препарата при отсутствии противопоказаний, 0,5 балла за использование <50% целевой дозы (<100% целевой дозы для АМКР) и 1 балл за использование ≥50% целевой дозы (для АМКР ≥ целевой дозы). Неназначение рекомендованных препаратов ввиду специфических противопоказаний или непереносимости расценивалось как следование рекомендациям. Соответственно индекс следования рекомендациям мог варьировать от 0 (очень плохое) до 1 (отличное). Авторы выделили три уровня приверженности рекомендациям: хорошая (индекс 1), умеренная (индекс >0,5 и <1) и плохая (индекс ≤0,5). В целом хорошая приверженность рекомендациям отмечена у 23% больных, умеренная — у 55% и плохая — у 22%. При 6-месячном наблюдении плохое следование рекомендациям было ассоциировано с большим риском общей смертности (относительный риск (ОР) 2,21; 95% ДИ 1,42–3,44; р=0,001), кардиоваскулярной смертности (ОР 2,27; 95% ДИ 1,36–3,77; р=0,003), смертность от ХСН (ОР 2,26; 95% ДИ 1,21–4,2; р=0,032), госпитализаций и смертности от ХСН (ОР 1,26; 95% ДИ 1,08–1,71; p=0,024) и кардиоваскулярной госпитализации и смертности (ОР 1,35; 95% ДИ 1,08–1,69; p=0,013). Также отмечена ассоциация между плохой приверженностью и частотой госпитализации вследствие ХСН (ОР 1,32; 95% ДИ 1,04–1,68; p=0,069) [5].
    На Европейском конгрессе в Барселоне профессором M. Komajda были доложены результаты уже 18-месячного наблюдения за данной когортой пациентов [6]: отмечено, что полученные ранее закономерности были подтверждены и при более длительном наблюдении. Вполне согласуются с этими результатами приведенные в отечественных рекомендациях данные о том, что тройная нейрогормональная блокада: иАПФ (при непереносимости иАПФ применяются АРА) в сочетании с бета-блокаторами и АМКР — является основой терапии и суммарно на 45% снижает смертность пациентов с ХСН I–IV функционального класса (ФК) [7].

    Причины недостаточного использования АМКР

   

Возникает вопрос: какая группа препаратов чаще всего остается без внимания у клиницистов в реальной практике? В настоящее время признается, что в лечении больных ХСН три ключевые составляющие лечения недостаточно используются: 1) АМКР, 2) кардиоресинхронизирующая терапия у пожилых и 3) титрование иАПФ и бета-блокаторов до максимально переносимых дозировок [8]. Действительно, по данным A.P. Maggioni et al. [1], если частота использования ИАПФ/АРА с 1995 по 2012 г. сохранялась на высоком уровне — в пределах 91,4–89,3% (т. е. снижение было незначительным, р=0,09), частота приема бета-блокаторов возросла с 25,2% до 84,7% (р<0,0001), то для группы АМКР динамика была не столь однозначной — в первый период (1995–2004) произошел рост их использования (с 24,1% до 37,0%), затем частота приема снижалась и к 2012 г. составила всего 30,9%.
    Несмотря на доказанную эффективность и наличие показаний класса IA в рекомендациях, только 32,2% из тех, у кого есть показания к его приему, действительно получали АМКР. Кроме того, препараты этой группы чаще всего прекращали принимать после назначения (в 13,2% случаев) и чаще всего никогда не назначались, несмотря на отсутствие документированных противопоказаний [8, 9]. Похожие данные о различиях в назначении основных трех групп препаратов при лечении ХСН отмечены в исследовании A.P. Maggioni et al. [10], в котором было показано, что если неназначение иАПФ/АРА или бета-блокаторов в Heart Failure Long-Term Registry носило единичный характер (7,8% и 7,3% соответственно), то для АМКР эта цифра составила 33%. Может показаться, что данные работы выполнены уже достаточно давно (5 и более лет назад) и не отражают нынешнего состояния дел в данном вопросе. Однако в текущем году опубликованы результаты регистра CHAMP-HF, в котором оценивалось качество лекарственной терапии больных СНнФВ в условиях амбулаторной практики [11]. В данном проспективном обсервационном исследовании, включавшем 150 учреждений первичного звена здравоохранения и кардиологических практик, оценивали частоту назначения препаратов первого ряда для лечения больных с СНнФВ в условиях амбулаторной практики, а также используемые дозы этих препаратов. В анализ были включены данные о 3518 пациентах (возраст которых составил 66±13 лет) со средней фракцией выброса левого желудочка (ФВЛЖ) 29±8%. В результатах исследования отмечено, что не принимали иАПФ/АРА или сакубитрил/валсартан, бета-блокаторы и АМКР 26, 33 и 66% больных соответственно (причем для АМКР наличие противопоказаний выявлено только у 1,1% пациентов). Кроме того, при назначении препаратов указанных групп, целевые дозы были достигнуты лишь у 17, 28 и 77% больных соответственно. Очень мало пациентов принимали препараты, относящиеся ко всем трем группам (иАПФ/АРА или сакубитрил/валсартан, бета-блокаторы и АМКР), — только 22,1%, а целевую дозу всех указанных препаратов — лишь 1,1%. Дополнительный анализ показал, что кардиологи чаще врачей общей практики назначали АМКР больным с СНнФВ — в 35,2% и 14,4% соответственно. По данным многофакторного регрессионного анализа, пожилой возраст, принадлежность к выходцам из Южной Америки и хроническая почечная недостаточность были связаны с меньшей вероятностью использования АМКР. Среди пациентов, применявших АМКР, женский пол и артериальная гипертензия были связаны с назначением более высоких доз препарата, более низкие дозы назначали при фибрилляции предсердий [11]. После получения таких результатов амбулаторного лечения больных в США уже не приходится удивляться приведенным выше данным о повышении смертности от ХСН в последние годы в этой стране. В целом становится понятно, что проблема оптимальной медикаментозной терапии ХСН далека от разрешения даже в развитых странах Запада.
    Одной из возможных причин нечастого назначения больным с СНнФВ препаратов АМКР могут служить существующие рекомендации Европейского общества кардиологов по лечению больных острой и хронической СН от 2016 г. [8]. Дело в том, что в них предлагается назначение АМКР (спиронолактон или эплеренон) «всем пациентам с симптоматикой (несмотря на лечение иАПФ и бета-блокаторами) СНнФВ и ФВЛЖ ≤35%, с целью снижения смертности и госпитализации по поводу СН» [12]. Другими словами, АМКР являются, по мнению европейских экспертов, препаратами второй линии, которые надо использовать только при сохранении симптомов у больных, получающих первые две группы препаратов. Насколько это мнение оправданно? Эти рекомендации основываются прежде всего на исследованиях RALES trial [13] (для спиролонактона) и EMPHASIS-HF [14] (для эплеренона). Действительно, дизайн этих исследований подразумевал назначение АМКР на фоне оптимальной медикаментозной терапии, которая на тот момент заключалась в применении иАПФ/АРА и бета-блокаторов. Собственно, такая схема назначения АМКР без изменений перекочевала и в европейские рекомендации.
    Тем не менее анализ исследования RALES, проведенный W.A. Heggermont et al. [8], показал, что хотя почти все пациенты группы плацебо и группы спиронолактона (94% и 95% соответственно) получали иАПФ, только меньшинство из них (10% и 11% соответственно) получали бета-блокаторы. В исследовании EMPHASIS-HF trial и в группе плацебо, и в группе эплеренона использование бета-блокаторов составило около 86% (86,6% и 86,9% соответственно) [14]. Кроме того, в исследование RALES были включены преимущественно пациенты с III–V ФК по NYHA, а в исследование EMPHASIS-HF — только со II ФК по NYHA. Несмотря на то что данные исследования были проведены с интервалом в 10 лет и с разными препаратами АМКР, можно заключить, что независимо от приема бета-блокаторов и ФК ХСН АМКР оказывают существенный благоприятный эффект на симптомы СН, прогрессирование ХСН, число госпитализаций по поводу ХСН и кардиоваскулярную смертность. Оба этих исследования были прекращены досрочно ввиду выраженного благоприятного эффекта АМКР на фоне оптимальной на тот момент медикаментозной терапии ХСН [8].
    Соответственно выглядит вполне разумным назначение АМКР в лечении СНнФВ раньше, чем указано в европейских рекомендациях [12], а именно до или одновременно с титрацией иАПФ и бета-блокаторов. Если в 2016 г. W.A. Heggermont et al. [8] пришли к такому выводу в результате экспериментальных работ, анализа подгрупп в исследованиях и практических соображений, то за последние годы ситуация поменялась. В частности, проведены рандомизированные исследования лечения больных с острым инфарктом миокарда (ОИМ), где оценивали эффективность назначения АМКР без наличия симптомов ХСН.

    Роль АМКР при инфаркте миокарда

    В исследовании REMINDER [15] участвовали 65 центров из 11 стран, объединивших 1012 больных с ОИМ с подъемом сегмента ST, без признаков СН. Критериями исключения были: зафиксированная ранее ФВЛЖ <40%, имплантация кардиовертера-дефибриллятора, гемодинамически значимые стенозы аортального или митрального клапанов, наличие почечной недостаточности. Пациенты получали эплеренон 25 мг/сут в первые 24 часа от развития заболевания или плацебо на фоне стандартной терапии. Повышение дозы эплеренона до 50 мг осуществлялось начиная со вторых суток в соответствии с уровнем калия в сыворотке и функцией почек. К концу исследования 88,6% пациентов в группе эплеренона получали 50 мг/сут. В качестве первичной конечной точки рассматривали как минимум одно из следующих событий: смерть от сердечно-сосудистой причины, повторная госпитализация, увеличение длительности данной госпитализации в связи с развитием СН, устойчивая желудочковая тахикардия или фибрилляция желудочков, а также ФВЛЖ ≤40% или повышение уровня натрийуретических пептидов через месяц после развития заболевания.
    При наблюдении в среднем в течение 10,5 мес. первичная конечная точка отмечена у 92 больных (18,2%) в группе эплеренона и у 149 больных (29,4%) в группе плацебо (ОР 0,58; 95% ДИ 0,45–0,76; p<0,0001). Различия в развитии первичной конечной точки между группами были обусловлены за счет более выраженного повышения через месяц уровня натрийуретических пептидов (BNP) в группе плацебо (в 25,9% случаев) по сравнению с получавшими эплеренон (в 16% случаев; p<0,0002), это различие сохранялось и в последующем (через 6, 12 и 18 мес.). По другим компонентам первичной конечной точки различий между группами не выявлено [15]. Таким образом, поскольку BNP обладает высокой отрицательной прогностической ценностью (>90%) в диагностике СН и используется в качестве суррогатного маркера дисфункции левого желудочка, то благоприятное изменение профиля натрийуретических пептидов может свидетельствовать об эффективности назначения эплеренона для предотвращения появления признаков СН у пациентов после ОИМ, и это является важным результатом исследования REMINDER. Однако хотелось бы иметь сведения о благоприятном влиянии этого препарата и на более жесткие конечные точки у данной категории больных.
    Для этого недавно был проведен метаанализ [16] двух исследований (REMINDER [15] и ALBATROSS [17]), которые по отдельности были недостаточно масштабными для оценки твердых клинических конечных точек. В этих исследованиях использовали два режима назначения АМКР у больных в первые 72 часа после развития ОИМ: 1) внутривенное введение канреноата калия (potassium canrenoate, 200 мг) с последующим назначением спиронолактона (25 мг 1 р./сут) против стандартной терапии; 2) пероральный прием эплеренона (25–50 мг) против плацебо. Первичной конечной точкой данного анализа была смертность от всех причин, вторичной — смертность от всех причин + внезапная смерть с успешными реанимационными мероприятиями. В группе АМКР было 1118 больных, в группе контроля — 1123. После наблюдения в течение полугода первичная конечная точка зафиксирована у 5 (0,4%) больных в группе АМКР и у 17 (1,5%) больных в контроле соответственно (ОР 0,31; 95% ДИ 0,11–0,86; p=0,03), вторичная — у 6 (0,5%) и 22 (2%) больных соответственно (ОР 0,26; 95% ДИ 0,10–0,65; p=0,004). То есть данный анализ убедительно показал, что назначение АМКР у больных с ОИМ на фоне стандартной терапии приводит к улучшению прогноза [16].
    Возможный механизм благоприятного действия АМКР следующий: в остром периоде ИМ отмечается повышение уровня альдостерона, что ведет к неблагоприятным последствиям, в частности к развитию фиброза миокарда, и в конечном счете ремоделированию сердца и развитию СН [18]. У части пациентов в исследовании REMINDER оценивали уровень биомаркеров, ассоциированных с фиброзом миокарда [19]. В данной работе удалось показать, что у больных с ИМ и повышенным уровнем N-концевого пропептида проколлагена III типа (PIIINP) — маркера внеклеточного матрикса — его снижению способствовал эплеренон. Эти данные свидетельствуют о том, что АМКР могут ограничивать «профибротические» отложения во внеклеточном матриксе и неблагоприятное ремоделирование сердца независимо от возраста, пола и функции почек [19]. Антифибротическое действие АМКР заставляет исследователей изучать и другие возможные механизмы их благоприятного действия у больных ишемической болезнью сердца. В обзоре J. Dutzmann et al. [20] обсуждалось влияние АМКР на процессы сосудистого ремоделирования. Авторы указывают, что формирование атеросклеротической бляшки проходит через ряд событий (повреждение сосуда, инфильтрация макрофагов, воспаление и пролиферация гладкомышечных клеток), приводящих в итоге к сужению артерии. Убедительные доказательства указывают на опосредованную альдостероном активацию минералокортикоидных рецепторов в качестве одного из триггерных факторов атеросклероза, и в нескольких экспериментальных исследованиях было показано четкое защитное действие АМКР на ремоделирование сосудов. Кроме того, показано, что в отличие от спиронолактона эплеренон смог снизить образование сосудистого коллагена при развитии неоинтимальных поражений после стентирования сосудов [20].

    Преимущества эплеренона при ХСН

    В исследовании REMINDER также был продемонстрирован высокий профиль безопасности эплеренона, уровень гиперкалиемии был сравним в группе эплеренона и группе плацебо, не было отмечено существенных различий в изменении артериального давления (АД) или лабораторных маркеров почечной недостаточности, не было неблагоприятных событий, ведущих к прекращению приема препарата, смерти или гинекомастии [15]. Поскольку АМКР применяются в отдельных случаях для лечения артериальной гипертензии (АГ) (например, при резистентной АГ), то закономерно возникают опасения, не обладают ли они избыточным гипотензивным действием на пациентов с СНнФВ? Для ответа на данный вопрос G. Bazoukis et al. [21] провели метаанализ с включением 7 исследований (13 354 пациентов). В целом АМКР незначительно снижали уровень как систолического (-1,8; 95% ДИ — 8,0; 4,4 мм рт.ст.), так и диастолического (-0,3; 95% ДИ — 3,4; 2,7 мм рт. ст.) АД. Авторы метаанализа пришли к заключению, что АМКР следует назначать больным при наличии показаний независимо от уровня АД [21].
    Следует отметить, что в отечественных рекомендациях нет упоминания о назначении АМКР только после титрования дозы иАПФ/АРА и бета-блокаторов, все три группы препаратов относятся к основным препаратам в лечении ХСН [7]. В наших условиях на первый план выходят другие факторы, в частности социально-экономические. В уже упоминавшемся исследовании INTER-CHF были выявлены существенные различия в частоте смертности больных ХСН в странах с разным уровнем доходов [4]. Понятно, что невозможность приобрести эффективные препараты по доступной цене является одним из факторов, определяющих такие различия. Например, при рассмотрении соотношения цены и эффективности для эплеренона убедительно показано, что по этому параметру он превосходит другие препараты или плацебо [22]. Однако все исследования, включенные в данный анализ, были проведены в странах с высоким экономическим развитием (США, Западная Европа, Австралия). Авторы обзора признают, что в менее богатых странах население не может покупать данный препарат по причине высокой цены [22]. Использование более дешевого АМКР, спиронолактона, не является оптимальным выбором, поскольку при длительном применении этот препарат оказывает ряд побочных эффектов, обусловленных взаимодействием с андрогеновыми и прогестероновыми рецепторами (к ним относятся гинекомастия, мастодиния, импотенция и нарушения менструального цикла). Аффинность к этим рецепторам у эплеренона в 100–1000 раз ниже, чем у спиронолактона, поэтому частота развития подобных побочных эффектов не выше, чем в группе плацебо. Период полувыведения эплеренона составляет 4–6 часов, у спиронолактона — 1,4 часа. Однако эплеренон не имеет активных метаболитов в отличие от спиронолактона, у которого они действуют более 10 часов [23]. Экскреция эплеренона происходит через почки (около 67%) и через желудочно-кишечный тракт (около 33%) [24]. Это позволяет более безопасно использовать эплеренон при декомпенсации ХСН. Именно у данной категории больных при интенсивной мочегонной терапии петлевыми диуретиками в сочетании со спиронолактоном (даже при тщательном мониторировании диуреза и веса больного) часто происходит нарастание уровня креатинина и калия даже спустя несколько дней после отмены спиронолактона из-за наличия активных метаболитов препарата и длительного периода их полувыведения (от 12 до 96 часов). В такой ситуации период выведения спиронолактона из организма может значительно возрастать, т. к. пациенты с декомпенсированной ХСН, как правило, имеют нарушение функции не только почек, но и печени, чего не отмечается у эплеренона [25]. Несомненными преимуществами эплеренона по сравнению со спиронолактоном являются меньший риск развития гиперкалиемии, меньший риск снижения скорости клубочковой фильтрации, отсутствие влияния на уровень кортизола и гликированного гемоглобина (предикторов ухудшения прогноза при ХСН).
    Возможным решением проблемы высокой стоимости эплеренона может являться включение его в различные программы добровольного медицинского страхования, однако приобретение такой страховки также может быть затруднительно для пациента [22].

    Заключение

    Таким образом, эплеренон является эффективным препаратом, входящим в оптимальную медикаментозную терапию ХСН. Наиболее приемлемым может быть использование эффективных дженериков эплеренона, которые дешевле оригинального препарата и внедрены в последнее время в лечебную практику, что позволяет расширить его использование в клинике. Одним из таких препаратов является Эспиро («ПОЛЬФАРМА» АО, Польша), который биоэквивалентен оригинальному эплеренону, что в сочетании с экономической доступностью, несомненно, позволит использовать его по тем же показаниям, что и оригинальный эплеренон, что способно повысить приверженность пациентов лечению [25]. Соответственно применение данного дженерика способно оптимизировать терапию больных с СНнФВ с достижением полноценной тройной нейрогормональной блокады.
Литература
1. https://esc365.escardio.org/vgn-ext-templating/Congress/ESC-CONGRESS-2017/Evolving-clinical-practice-for-optimized-treatment-of-patients-with-heart-f/153725-heart-failure-today-current-practice-and-implications [Электронный ресурс] (дата обращения: 20.08.2018).
2. Ni H, Xu J. Recent Trends in Heart Failure-related Mortality: United States, 2000–2014. NCHS Data Brief. 2015. Vol. 231. P.18.
3. Sidney S., Quesenberry C.P. Jr, Jaffe M.G. et al. Heterogeneity in national U.S. mortality trends within heart disease subgroups, 2000–2015 // BMC Cardiovasc Disord. 2017. Vol. 17(1). P.192. DOI: 10.1186/s12872-017-0630-2
4. Dokainish H., Teo K., Zhu J. et al. INTER-CHF Investigators. Global mortality variations in patients with heart failure: results from the International Congestive Heart Failure (INTER-CHF) prospective cohort study // Lancet Glob Health. 2017. Vol. 5. P.665–672.
5. Komajda M., Cowie M.R., Tavazzi L. et al. QUALIFY Investigators. Physicians’ guideline adherence is associated with better prognosis in outpatients with heart failure with reduced ejection fraction: the QUALIFY international registry // Eur J Heart Fail. 2017. Vol. 19(11). P.1414–1423. DOI: 10.1002/ejhf.887
6. https://esc365.escardio.org/Congress/ESC-CONGRESS-2017/Late-Breaking-ESC-Registry-Results/162256-physicians-guideline-adherence-is-associated-with-better-long-term-prognosis-in-outpatients-with-heart-failure-with-reduced-ejection-fraction-hfref-the-prospective-international-qualify-registry [Электронный ресурс] (дата обращения: 20.08.2018).
7. Мареев В.Ю., Фомин И.В., Агеев Ф.Т. и др. Клинические рекомендации. Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) // Сердечная недостаточность. 2017. №1. С.3–40. DOI: 10.18087/rhfj.2017.1.2346 [Mareev V.Yu., Fomin I.V., Ageev F.T. i dr. Klinicheskie rekomendacii. Xronicheskaya serdechnaya nedostatochnost` (XSN) // Serdechnaya nedostatochnost`. 2017. №1. S.3–40 (in Russian)].
8. Heggermont W.A., Goethals M., Dierckx R. et al. Should MRAs be at the front row in heart failure? A plea for the early use of mineralocorticoid receptor antagonists in medical therapy for heart failure based on clinical experience // Heart Fail Rev. 2016. Vol. 21(6). P.699–701. DOI: 10.1007/s10741-016-9583-2
9. Krantz M.J., Ambardekar A.V., Kaltenbach L. et al. Get With the Guidelines Steering Committee and Hospitals. Patterns and predictors of evidence-based medication continuation among hospitalized heart failure patients (from Get With the Guidelines-Heart Failure) // Am J Cardiol. 2011. Vol. 107(12). P.1818–1823. DOI: 10.1016/j.amjcard.2011.02.322
10. Maggioni A.P., Anker S.D., Dahlström U. et al. Heart Failure Association of the ESC. Are hospitalized or ambulatory patients with heart failure treated in accordance with European Society of Cardiology guidelines? Evidence from 12,440 patients of the ESC Heart Failure Long-Term Registry // Eur J Heart Fail. 2013. Vol. 15(10). P.1173–1184. DOI: 10.1093/eurjhf/hft134
11. Greene S.J., Butler J., Albert N.M. et al. Medical Therapy for Heart Failure With Reduced Ejection Fraction: The CHAMP-HF Registry // J Am Coll Cardiol. 2018. Vol. 72(4). P.351–366. DOI: 10.1016/j.jacc.2018.04.070
12. Ponikowski P., Voors A.A., Anker S.D. et al. 2016 ESC Guidelines for the diagnosis and treatment of acute and chronic heart failure // Eur J Heart Fail. 2016. Vol. 18(8). P.891–975. DOI: 10.1002/ejhf.592
13. Pitt B., Zannad F., Remme W.J. et al. The effect of spironolactone on morbidity and mortality in patients with severe heart failure. Randomized Aldactone Evaluation Study Investigators // N Engl J Med. 1999. Vol. 341(10). P.709–717.
14. Zannad F., McMurray J.J., Krum H. et al. Eplerenone in patients with systolic heart failure and mild symptoms // N Engl J Med. 2011. Vol. 364(1). P.11–21.
15. Montalescot G., Pitt B., Lopez de Sa E. et al. Early eplerenone treatment in patients with acute ST-elevation myocardial infarction without heart failure: the Randomized Double-Blind Reminder Study // Eur Heart J. 2014. Vol. 35. P.2295–2302.
16. Beygui F., Van Belle E., Ecollan P. et al. Individual participant data analysis of two trials on aldosterone blockade in myocardial infarction // Heart. 2018 Apr 25. pii: heartjnl-2018-312950. DOI: 10.1136/heartjnl-2018-312950
17. Beygui F., Cayla G., Roule V. et al; ALBATROSS Investigators. Early Aldosterone Blockade in Acute Myocardial Infarction: The ALBATROSS Randomized Clinical Trial // J Am Coll Cardiol. 2016. Vol. 67(16). P.1917–1927. DOI: 10.1016/j.jacc.2016.02.033
18. Gyongyosi M., Winkler J., Ramos I. et al. Myocardial fibrosis: biomedical research from bench to bedside // Eur J Heart Fail. 2017. Vol. 19(2). P.177–191.
19. Ferreira J.P., Duarte K., Montalescot G. et al. Effect of eplerenone on extracellular cardiac matrix biomarkers in patients with acute ST-elevation myocardial infarction without heart failure: insights from the randomized double-blind REMINDER Study // Clin Res Cardiol. 2018. Vol. 107(1). P.49–59. DOI: 10.1007/s00392-017-1157-3
20. Dutzmann J., Bauersachs J., Sedding D.G. Evidence for the use of mineralocorticoid receptor antagonists in the treatment of coronary artery disease and post-angioplasty restenosis // Vascul Pharmacol. 2017 Dec 21. pii: S1537–1891(17)30281-1. DOI: 10.1016/j.vph.2017.12.065
21. Bazoukis G., Thomopoulos C., Tse G., Tsioufis C. Is there a blood pressure lowering effect of MRAs in heart failure? An overview and metaanalysis // Heart Fail Rev. 2018. Vol. 23(4). P.547–553. DOI: 10.1007/s10741-018-9689-9
22. Mobaraki H., Azami-Aghdash S., Sarabi Asiabar A. et al. Cost-effectiveness of Eplerenone in treatment of cardiovascular diseases: a systematic review // Med J Islam Repub Iran. 2017. Vol. 31. P.4. DOI: 10.18869/mjiri.31.4
23. Deinum J., Riksen N.P., Lenders J.W. Pharmacological treatment of aldosterone excess // Pharmacol Ther. 2015. Vol. 154. P.120–133. DOI: 10.1016/j.pharmthera.2015.07.006
24. Yang J., Young M.J. Mineralocorticoid receptor antagonists-pharmacodynamics and pharmacokinetic differences // Curr Opin Pharmacol. 2016. Vol. 27. P.78–85. DOI: 10.1016/j.coph.2016.02.005
25. Задионченко В.С., Ялымов А.А., Шехян Г.Г. и др. Антагонисты минералокортикоидных рецепторов: место в практике кардиолога // РМЖ. 2018. № 1(II). С.120–125 [Zadionchenko V.S., Yalymov A.A., Shekhyan G.G. I dr. Antagonisty` mineralokortikoidny`x receptorov: mesto v praktike kardiologa // RMJ. 2018. № 1(II). S.120–125 (in Russian)].

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?